Коммерсанты с Казанской горы

      Сергей с Вовкой сидели под веткой и ели вишню из эмалированной миски. Вовка по-хозяйски расположился на детском стульчике и с удивительной скоростью поглощал вишенки. Сочные ягоды залетали в рот, а косточки, падая в маленькое ведёрко, монотонно вели подсчёт съеденному. Сергей же был нетороплив, да и чего торопиться, у него и дома вишни навалом, четыре дерева. Вовкин дом стоял на краю города и упирался прямо в гору, которая называлась Казанской. Наверху по трассе проносились машины, оттуда едко несло автомобильной гарью.
      Куры прятались от жары под навесом, сидели с раскрытыми клювами, распластав крылья. Из летней кухни вышла Вовкина мать, тётя Рая, и, улыбнувшись, сказала:
- А что, ребятишки, чем бездельничать, может, пойдёте на заработки?
      Мальчишки переглянулись.
- А чо делать, мам, - Вовка удивлённо вытянул губы, измазанные вишнёвым соком.
- На автостанции закрыли кафешку… с водой там что-то у них… людям попить воды в жару негде… а у нас колодец рядом… Иринка воды принесёт, а вы с Серёжкой до пятачка донесёте и в тенёчке встанете… в тени, но на виду… ну, а там уж как бог положит… сколько дадут, все ваши… будет вам и мороженое, и пирожное… ну, что, согласны… с Иринкой я уже говорила… она девка справная, ведро донесёт.
      Сергей на некоторое время замешкался с ответом. Он недавно познакомился с этой семьёй. Тётя Рая одна воспитывала двоих детей и лишних денег у них тоже, по-видимому, не водилось. Вовкиной сестре Ирине шёл тринадцатый год. Рослая, чуть полноватая, она свободно управлялась с колодезным воротом.
- Что, Серёжка, идёшь? – толкнул его в бок Вовка.
- Пойдём, попробуем, - не совсем уверенно ответил Сергей.
      Ребят разделяли два года. Серёжка перешёл в пятый класс, а Вовка закончил второй. Вовка, несмотря на малолетство, не уступал Сергею ни в чём. Брал, как говорится, характером. Сергей, будучи старше, не признавал силовых приёмов, частенько соглашался с товарищем. Видимо на этом паритете и держалась их недолгая и зыбкая дружба.
      За калиткой показалась Ирина с ведром.
- С Богом, ребята, идите, - позвала тётя Рая мальчишек.
      Пацаны вдвоём понесли ведро до автостанции. Встали в тени с северной стороны, прямо за автокассой.
- Мамка здесь велела, - важно выдал Вовка. Он по праву чувствовал себя старшим, ведь это его мама всё придумала. Вовка держал в руках алюминиевую кружку и пристально смотрел на дорогу.
      Первый автобус подошёл через минут, пожалуй, двадцать, Вовка уже изнемог от нетерпения. Пассажиры вышли на раскалённый асфальт и, разминая ноги от долгого сидения, недоумённо оглядывались. Некоторые подходили к поилке на краю площадки, которая раньше била фонтанчиком, но и в той не наблюдалось никакой жизни.
      В тени градусник показывал +38.
      Вдруг кто-то заметил двух голопузых мальчишек за углом с ведром.
- Вон, что-то ребятишки продают…
      Немолодая парочка подошла к ним поближе, и мужчина спросил:
- Что у вас, ребята, в ведёрке?
- Вода с колодца, - гордо ответил Вовка.
- Что, и холодная, небось?
- Попробуйте, - весело сверкнул чёрными глазёнками Серёжка, поднимая крышку на ведре.
      Мужчина взял у Вовки кружку, зачерпнул, и, как-бы проверяя, пригубил. Выпил, потом протянул кружку жене со словами:
- Попробуй, Оленька, вода – прелесть…
- И сколько с нас за такое удовольствие? – спросил пассажир с добрыми глазами, вытирая тыльной стороной ладони влагу с брыластых губ.
- Сколько дадите, - не сговариваясь, хором ответили ребята.
- Ну, раз хором, тогда понятно, - он засмеялся, полез в карман, выудил десять копеек и положил в подставленную ладонь Сергея.
- С почином вас, спасибо, ребята.
      За ним потянулись другие пассажиры. Вскоре карман у Серёжки заметно потяжелел и старенькие штанишки стали предательски сползать вниз. Пришлось часть монеток отдать Вовке, чтобы окончательно не оконфузиться.
      Когда ушёл второй автобус, вода в ведре закончилась. И ребята, позвякивая мелочью в карманах, помчались через дорогу за новой порцией колодезной водицы. Ступать босиком по нагретому асфальту было очень горячо. Когда они спустились вниз, Вовка, прямо от калитки начал громко говорить матери:
- Мам, нам с Серёжкой на ноги что-то надо, там асфальт от жары мягкий.
- Щас придумаем что-нибудь… ну, что, хлопцы, как успехи?
      Вовка с Серёгой  выгрузили мелочь на столик в саду.
- Для первого раза неплохо, гляди, Иришка…
      Иринка выглянула из-за спины матери, улыбнулась и, схватив ведро, помчалась за новой порцией к колодцу. У неё имелись свои планы на заработанное.
- Молодцы, ребятки, вечером на три кучки поделите, всё по-честному будет, не волнуйтесь. Вовке к школе туфли вон надо… Иринке форму…
      Вовка обул сандалии, а Серёжке достались чьи-то старые вьетнамки.
      Когда мальчишки уже подходили к месту продажи, Серёжка споткнулся,  и вода растеклась по асфальту.
- Ты чего? – возмутился Вовка. – Ни фига, ты даёшь… счас опять идти…
      Оказалось, что вылетело крепление из отверстия в подошве вьетнамской обувки. Пришлось вернуться.
- Вы чего вернулись, - удивилась мать.
- Да, вот, Серёжка, под ноги не смотрит, - пыхтел с обидой Вовка.
- Ирина, - позвала тётя Рая дочку, - давай, доча, ещё сбегай. Пролили мальчишки ведро.
- Тёть Рай, я лучше босиком, - Серёжка больше не хотел неприятностей по своей вине.
- Погоди, сейчас посмотрю, - ответила Вовкина мама. Порылась в полумраке коридора и достала какие-то «басалапки» с отрезанным задником. Сергей примерил, они оказались почти впору.
- Пойдёт, несите осторожно, за машинами смотрите на переходе, - напутствовала она ребят.
      За воду давали по-разному: кто копеечку, кто пятачок, а кто норовил выпить и просто за так. Один жлоб выпил целую кружку студёной воды, намочил носовой платок, размером с полотенце, обтирая им разгорячённую на солнце лысину, а потом сказал со злостью в голосе:
- Всыпать бы вам…
      И ушёл, не сказав даже спасибо.
      Потом подошёл автобус из Ростова. Диспетчер громко объявляла через динамик все маршруты. Сергей заметил среди пассажиров красивую смуглую девочку. Она стояла рядом со своей мамой и растерянно оглядывалась по сторонам. Два солдата уже напились воды у ребят, и было видно, что они отсылали к ним остальных пассажиров.
      Мама девочки поморщилась недовольно от вида голопузых мальчишек и их ненавязчивого сервиса. Сергей перехватил этот взгляд, набрал в кружку чуток воды, сполоснул её, и, зачерпнув до краёв, подал девочке:
- Пейте, вода с колодца…
      Девочка поглядела на мать, словно спрашивая разрешения, и, помедлив, взяла кружку. Видно, что ей очень хотелось пить.
- Кариночка, дай я сперва попробую, - пропела красивым грудным голосом строгая мамаша.
      Когда она, пересилив свою брезгливость, сделала пару глотков, выражение её лица резко изменилось.
- Вода, как в горном ручье у нас на Кавказе, - уже улыбаясь, сказала молодая женщина.
- Спасибо, ребята, - и положила в руку Сергея целых двадцать копеек.
      А Серёжка, зажав в руке монету, не мог оторвать глаз от пьющей воду девочки. В белом платьице, она смотрелась сказочной Мальвиной, правда, с кавказским уклоном. Сергей перевёл взгляд на своё голое пузо, на ноги, не знавшие обуви всё лето, и тяжело вздохнул.
      За будкой ГАИ остановился «зилок»  с прицепом. Водитель с напарником вышли из машины и направились к закрытому кафе. Подёргали дверь и, гортанно разговаривая на своём языке, пошли назад. Водитель увидел ребят, стоящих на другой стороне, и махнул напарнику.
- Что продаём, ребята? – спросил один из них, с чёрными, как смоль волосами и в фуражке с большими полями.
-Вода с колодца, - выступил вперёд с кружкой Вовка.
- Хорошо, давай вода с колодца…
      Вовка набрал полную кружку и протянул ему. Грузины выпили по полной кружке, и Вовке в руку легло пятнадцать копеек. Мужчины ушли к машине, но водитель вдруг вернулся. В руках у него была фляжка и какой-то свёрток.
- Хочу фляжка ещё набрать, - с заметным акцентом сказал он, - А это инжир, возьмите, - и протянул Сергею бумажный свёрток. Набрал фляжку, дал ещё пятнадцать копеек, и на прощание махнул рукой.
- Точно, грузины это, - сказал Сергей. – Посмотри на номер, видишь буквы ГАФ, и на прицепе – ГР…это из Грузии… а что это за фрукты… я таких ещё не ел..
      Вечером он нёс домой четыре рубля двенадцать копеек. Делила деньги Иринка, а ребята с ревностью наблюдали за процессом. Мать Сергея за день таких денег сроду не получала. Он с гордостью звенел двумя жменями мелочи в карманах, придерживая одной рукой спадающие брюки, и думал о том, куда их потратит.
      На третий день Серёжка с Вовкой вновь стояли на автостанции. Июль прогнозов не менял: стояла всё та же жара, в тени под сорок градусов. Она загоняла всё живое в хаты и дома. После обеда редко кто прошмыгнёт по переулку, разве что очумелый от жары почтальон с огромной сумкой на боку.
      Карманы у ребят звенели вовсю мелочью, когда к ним подошёл мужчина лет сорока, выбритый, хорошо одетый. Возник ровно ниоткуда, как чёртик из табакерки. Вовка начал протягивать ему кружку, как он внезапно и зло процедил сквозь зубы:
- Так, чтобы я вас здесь больше не видел… вон отсюда…
      Сергей подхватил ведро, и они вприпрыжку понеслись к Вовке домой.

      Когда вам на двоих всего двадцать лет, то всё у вас ещё впереди.


                Ноябрь 2017г.


Рецензии
А у меня есть рассказ "Бизнесмены". Похожая ситуация. А в деревне на сенокосе были вот такие поильщики. Они носили воду косцам. Глоток воды холодной - ценность. А уменя дочь на остановке купила детские картинки. Мальчики продавали на мороженое.Трогательные какие-то. Вот именно детские. Все о космосе. А у дочери доброе сердце. А у меня в памяти эпизод из детства. Когда мы плакали с братом и хотели мороженого. В жару. Но жили мы бедно. За углом был рынок городской. Дедушка накопал нам картошечки и намыл и в корзинку сложил и сказал, что можем с корзинкой продать. А нам было пять и шесть лет. Мы с братом - погодки. Пошли и встали с корзинкой у входа. И какая-то тетенька купила всего за рубль. На одну порцию мороженого. Сколько дадите. Вот она и дала за картошку и за корзинку. Мы так плакали. На две порции не хватало. И тогда я разорвала строго пополам рубль, сложила половинку, дала брату. А продавщица не разворачивала. И так мы за рваный рубль купили две порции. Съели, а потом я заплакала от мук совести. А тетя Тася - соседка, когда узнала, почему я плачу, сказала, что продавщица не в убытке. Она каждую порцию не докладывает.
Вот такой грустноватый опыт. С удовольствием прочитала. Спасибо за труды.
Будьте здоровы.

Валентина Телухова   02.08.2019 05:47     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.