Поэт Сергей Таратута

«… И неверие в Господа — прочь!
Как продумано всё, как вcё мудро…
Даже самую темную ночь
Побеждает неясное утро!»
С.  Таратута.  «Эпизоды. Лирика»


                Предисловие

Этот очерк предлагает новую форму общения читателей с любимым поэтом, нашим современником Сергееем Таратутой.  Форма живительной беседы  дает возможность ближе узнать поэта, и позволяет вдумчивому читателю почувствовать себя соавтором,  начать общение с его уникальным талантом. Она дает возможность читателю глубже проникнуть в  содержание стихотворных произведений и понять чувства автора, вызвавшие  появление стихов. Именно таких читателей и ждет мир поэзии, именно таких читателей ждет и приветствует на страницах своих книг Сергей Таратута… Это начало пути в мир его поэтических откровений...

Автор этих заметок не критик, а человек, пытающийся понять, обращенное к нему  слово, проникнуться магией и смыслом человеческого общения… С опытом и возрастом приходишь к пониманию, что  живым и здравствующим больше всего нужно наше доброе слово, и не мимоходом из вежливости сказанное, а из глубины сердца. И это слово нужно каждой из сторон этого акта. Произносящему может быть даже больше… Это жест любви к близкому человеку, ждущему поддержки и утешения.

И мне  очень захотелось сказать такие слова нашему современнику, поэту  Сергею Таратуте… Благо, что не  так давно вышел его очередной сборник стихов «Эпизоды. Лирика. - М.: Издательский Дом «Городец», 2016». Захотелось ответить на обращенное к нам-читателям слово поэта.  И, когда после многих прочтений  избранных  стихотворных откровений, желание стало непреодолимым, появился этот очерк, как начало большого разговора с поэтом.

Автор выражает свою признательность  Сергею Таратуте за его ставшие одним из смыслов его жизни усилия по сохранению памяти о своих родителях и благодарные  воспоминания о своем детстве в российской глубинке, в селе Ступино Ефремовского района Тульской области, где сформировался, наполнился жизненной силой и духовно окреп его талант. Избежать многих неточностей в этой работе помогла   Ольга Давыдова - спутница жизни поэта; автор благодарен жене поэта за теплую и постоянную моральную поддержку инициативы этого исследования тайн его творчества.
Отдельные слова  благодарности хочется сказать администрации города Ефремова и ее главе С.Г. Балтабаеву за отношение к истории культуры нашей Родины и сохранение памяти о её духовном наследии, оставленном великими русскими деятелями — уроженцами этого благодатного края. Хочется поблагодарить также жителя города А.М. Мотлоха за его инициативы и усилия по установке мемориальной доски заслуженной артистки РСФСР Людмилы Фетисовой  на доме в селе Ступино, где родилась ведущая актриса Центрального театра советской армии.

      Чтобы разобраться с географией и определить значимость этих удивительных мест, прямо в предисловии скажу, что Ефремов — знаменитый город… Прославил его А.П. Чехов, побывавший там однажды, и назвавший его самым захолустным из всех уездных городов  России. Таким был Ефремов…  К. Паустовский отметил его в своем творчестве: жил в деревушке Богово и рыбачил там недалеко на Красивой Мече. В своем рассказе «Старик в потертой шинели» он пишет: «Пожив в Богове, я узнал, что невдалеке от Ефремова сохранилась усадьба отца Лермонтова, где в рассохшемся доме висит на стене пыльный походный сюртук поэта. Говорили, что Лермонтов останавливался у отца, когда проезжал на Кавказ, в ссылку. Узнал, что на берегах Красивой Мечи охотился Иван Сергеевич Тургенев, а в Ефремове бывали Чехов и Бунин». Могилы там сохранились бунинских родных  - матери и брата с женой. Сохранили их жители города для потомков… С этими местами в средней России очень многое в нашей культуре связано...

                Явление природы

Сережа- Поводырь. Очень легко  изувериться в круговерти быстротечной жизни, легко потерять жизненные ориентиры… Некоторые пытаются пробиться к ее смыслу, но... некогда. А душа просит, рвется в свое божественное лоно, напоминает о себе тоской, страданиями, болезнями… И поэтому забегают в храмы, крестят лоб, ставят свечки за упокой и за здравие, со страхом и мольбой поднимают глаза к небу и молят и молят Всевышнего: «Хлеб наш насущный дай нам днесь… и прости нам долги наши...»
Но в суете и быстротечности часто забывают, что рядом жили и живут Повыдыри - поэты-утешители, поэты от Бога, у лучших из которых постоянная связь с Небом и, которые всегда готовы протянуть нам руку помощи… Но для установления контакта с поэтами надо потрудиться душой и постараться понять с чем такие Поэты пришли на  Землю. Здесь перед глазами возникает известный образ мальчика-поводыря, ведущего слепых по дороге... У Н. Ярошенко такая картина есть с потрясающим русским ландшафтом, открывающимся с обрыва над рекой, и у А. Шишкина есть такой отрок с непорочным лицом святого…
Один из них наш современник - поэт Сергей Львович Таратута. Думаю, что именно из-за этой близости к небожителям и постоянного стремления  рассказать людям о своих откровениях, поэтов не величают  полными  именами, а называют их по имени, а некоторых особенно душевно близких даже называют ласково-уменьшительными именами. Таким образом мы насколько можно приближаем их к себе…  Сережа Есенин, Сережа Таратута. Я не зря поставил их рядом: они и родились в один день золотой осени - Есенин 3 октября 1895 года в центре Древней Руси на Рязаньщине, а Сережа Таратута в 1957 году в самом центре главного города России - Москвы, на улице Качалова…  Да и внешне они схожи.   
Буду еще не раз возвращаться к этой параллели, только Есенину не так повезло, как его тезке Таратуте: он родился в убийственные предреволюционные годы, и не пережил становление большевизма в России… Сережа Таратута жил в разрушительные 90-е, когда большевизм уходил со сцены, вызвав страшную разруху в стране и в умах людей.  Вы потом поймете почему мне хочется  называть Таратуту  Сережей...  Ему повезло и с фамилией Та-ра-ту-та - веселая фамилия,  звучит как призыв, как барабанная дробь - и псевдонима не нужно придумывать: раз услышишь и никогда не забудешь. И всем его женщинам она, похоже, очень нравилась...
Но фамилия - это не его заслуга. Хотя духовно продвинутые люди пишут, что наши души сами выбирают себе родителей, находясь там высоко, на небесах… Он сделал хороший выбор: оба его родителя - Заслуженные… Мамой его стала   талантливая русская актриса, Заслуженная артистка РСФСР Людмила Михайловна Фетисова, а папой - известный на Москве адвокат, Заслуженный юрист России Лев Соломонович Таратута. Сами рассудите, неплохой выбор сделал  талантливый ребенок, хотя на фоне таких родителей бывает очень трудно найти свое место в жизни…

В этом эссе-очерке по необходимости и из-за ограниченности наших чувств, и нашего языка будет использоваться слово «магия», как какое-то священнодействие, обусловленное присутствием сверхъестественных или сверхчувственных сил, сил, необъяснимых с точки зрения материалистического взгляда на мир. Необходимость использования этого термина вызвана тем, что другим образом определить возникновение стихов  С. Таратуты и их воздействия на нас невозможно.
Поэтические произведения поэта возникают совершенно спонтанно без каких-либо творческих потуг и усилий, независимо от настроения поэта. Как будто кто- то диктует ему эти слова и строфы, а он только берет на себя труд их записывать. И произойти это может где угодно, в метро, на корабле, в лесу, дома, на улице, иногда стихи приходят во сне. Поэт их записывает на том, что попадет под руку и передает преданному секретарю, своей жене Ольге. И после этого стихи начинают жить своей жизнью. Поэтическим трудоголиком его назвать нельзя. Он никогда не сидит за рабочим столом с ручкой в ожидании вдохновения и никогда не правит и не вымарывает свои стихи. В этом и заключается магия его поэзии… И  птицы так  поют, только мы не понимаем о чем…

Ускоритель сознания. Моя привязанность к Таратуте вдруг определилась и стала лейтмотивом этого очерка после стихотворения, открывающего его последний сборник «Эпизоды. Лирика» (М.: Издательский Дом «Городец», 2016). Таратута мне его не подарил, а после долгих звонков отправил в самый дальний книжный магазин. Ему хотелось прочувствовать мое отношение к его поэзии, и мне пришлось ехать за ним в другой конец Москвы… Но теперь у меня в библиотеке все книги его стихов среди других русских гениев и мэтров, они стоят там рядом с томиками моего любимого  Игоря  Северянина - Короля русских поэтов Серебряного века..
Вот это простое стихотворение, которое заставило завибрировать мою душу (не могу заниматься вивисекцией живых стихов, и все их за редкими исключениями буду приводить полностью):

Тридцать градусов выше нуля,
Два-три облака на небосклоне.
И большак, уходящий в поля,
Где под вечер светило утонет.
А пока солнце сходит с ума,
До корней урожай выжигая.
Но однажды случится зима,
И возникнет проблема другая:
Тридцать градусов ниже нуля.
И под снегом большак незаметен.
Как была бы печальна земля,
Коль не смены погодные эти!
И неверие в Господа — прочь!
Как продумано всё, как всё мудро…
Даже самую темную ночь
Побеждает неясное утро!

Мне очень близок этот мудрый пафос поэта. Только я его, кроме явлений природы,  распространяю  также на все, что творят люди в этом прекраснейшем из миров. Иногда, когда наши взгляды на происходящее будут не совпадать, мне придется в диалоге с Таратутой возражать и высказывать свое мнение. О печали земли, лишенной разнообразия и контрастов здесь по-философски точно сказано. В русской природе такого разнообразия достаточно. Как одно из испытаний преданности русской земле послано оно ее жителям. Испытание бесконечными просторами и контрастами. Иноземцам поэтому трудно у нас приходится. Если у нас это вызывает печаль, у русских поэтов - приливы вдохновения, то они начинают испытывать сильную тревогу… Как и нам трудно находиться и жить в тесноте городов, в однообразии пустынь, раскаленных каменных равнин и пыльных серовато-палевых ландшафтов.
В этом простом    стихотворении один из духоподъемных образов нашей Родины - «большак, уходящий в поля». Большаки, полевые дороги, тропинки: «Эх, дороги... Пыль да туман… Холода, тревоги, Да степной бурьян.»  Все русские поэты этим великим магическим образом проникнуты. И бредили им. Многие, многие … и художники тоже. И Иван Бунин: «И цветы, и шмели, и трава и колосья, И лазурь и полуденный зной… Срок настанет - Господь  сына блудного спросит: «Был ли счастлив ты в жизни земной?» И забуду я все - вспомню только вот эти Полевые пути меж колосьев и трав -  И от сладостных слез не успею ответить, К милосердным коленам припав». И Инна ГофФ со своим Русским полем - неофициальным гимном России: «Не сравнятся с тобой ни леса, ни моря. Ты со мной мое поле, студит ветер висок. Здесь Отчизна моя, и скажу не тая; «Здравствуй, русское поле, Я твой тонкий колосок!» У Шишкина сколько таких дорог во ржи… Для меня хождение по жарким полевым дорогам — одно из главных удовольствий лета…
Вот так возникают и работают символы. Так и символизм в поэзии возник, сделав ее необычайно емкой по смыслу и очень выразительной. Только такая выразительность поэзии не от ума приходит, а от каких-то таинственных связей поэтов с духами природы. У Даниила Андреева автора «Розы мира» такого рода духовные переживания были, он их воочию переживал.  Вся красота мира  при этом человеку открывается, и Земли и Космоса…  Стихиалиями он называл этих открывшихся ему духов природы… У этого слова общий корень со стихами. Для описания таких явлений-видений прозаической речи недостаточно, и тут появляется речь поэтическая...
Оказывается и Сережа тоже…  Не случайно  этот стих стал заглавным в его сборнике. Вот написал это и понял-успокоился: наш, русский поэт Сергей Таратута, как и многие его гениальные предшественники.  Не случайно он в один день с Есениным на нашей земле появился… И корни у него через маму и бабушек  глубоко в нашу землю уходят, в чернозем средней России… В средней России не только плодородные земли. Рассказывая о своих предках,  И. Бунин говорил: «Все предки мои были связаны с народом и с землей, были помещиками. Помещиками были и деды и отцы мои, владевшие имениями в средней России, в том плодородном подстепье, где древние московские цари в целях защиты государства от набегов южных татар, создавали заслоны из поселенцев различных русских областей, где, благодаря этому образовался богатейший русский язык и откуда вышли чуть не все величайшие русские писатели во главе с Тургеневым и Толстым».

Не перестаю с некоторых пор удивляться трудновыразимой  литературным языком пронзительной точности и библейской глубине поэтической речи… «И неверие в Господа — прочь! Как продумано все, как все мудро...» Наверное, и сами поэты не до конца сознают, что они творят... Да и в храм поэт, наверное, не часто заглядывает,  А вот Господа поминает в этом месте не всуе… И это не фигура поэтической речи. В его стихах часто используются эти два имени существительных: Господь и Всевышний…
Много всегда было споров между славянофилами и западниками о  судьбе русского народа, о его предназначении, о загадке русской души. Р. Штайнер наш народ «народом Христа» называл и не раз в своих лекциях, посвященных России, объяснял суть феномена нашего народа.... В этом действительно есть глубоко скрытая тайна. Многие к ней пытаются прикоснуться, я я пытался это сделать в своем очерке с таким названием.
В литературном интернет-журнале Юрия Кувалдина «Наша улица” №211 (6) июнь 2017 помещено знаменательное стихотворение Таратуты, показывающее, что и его эта тема, как и всех нас, очень сильно волнует. После этих строчек я уверовал в него окончательно, принял его в свою душу, осознав, что и он хочет помочь нам в великом деле осознания своей национальной идентичности, без которой народы долго продержаться на поверхности планеты не могут,  перегорают и сходят с арены истории:

Мы, конечно, народ великий,
Но никак не осядет муть.
Различимы святые лики,
В тупике или на пике.
Слева стоны, а справа крики,
И под ноги ложатся блики,
Освещая великий путь.

Великий и тернистый путь у нашего народа… Погружаясь в мир поэзии, сочиняя и  читая хорошие, очень хорошие и гениальные стихи можно научиться всему: понять свой народ и почувствовать себя его частью,  верить, любить, творить, глубоко чувствовать природу и быть способным выразить эти чувства единственным и неповторимым образом, понимать людей и окружающий мир. Поэзия ускоряет развитие сознания и пишущего и читающего… Оптимизму можно научиться («Даже самую темную ночь Побеждает неясное утро!»).
Правда с оптимизмом сложнее: в жизни сам поэт оптимистом не выглядит, а  похож скорее на печального, но пышущего силой и здоровьем Пьеро, тоскующего о своей потерянной возлюбленной…  В этом странном впечатлении какая-то загадка скрывается…

Давайте почитаем вместе стихи-откровения Сергея Таратуты, может и нам откроются глубины его поэзии, его мировоззрения. Может быть и у нас после этого откроются способности такого миросозерцания… Иосиф Бродский называл поэзию мощным ускорителем сознания, так что - есть надежда.
Иосиф Бродский не так давно поразил меня глубиной своего понимания миссии поэтов и поэзии, возвышенностью поэтической речи: «Поэзия не развлечение и даже не форма искусства, но, скорее, наша видовая цель. Если то, что отличает нас от остального животного царства, - речь, то поэзия - высшая форма речи, наше, так сказать, генетическое отличие от зверей. Отказываясь от нее, мы обрекаем себя на низшие формы общения, будь то политика, торговля и т. п. В общем, единственный способ застраховаться от чужой - если не от своей собственной - пошлости. К тому же поэзия - это колоссальный ускоритель сознания, и для пишущего, и для читающего. Вы обнаруживаете связи или зависимости, о существовании которых вы и не подозревали: данные в языке, речи. Это уникальный инструмент познания». Впервые мне стало понятным, как этот инструмент работает, когда я пытался проникнуть в глубины поэтического мира Игоря Северянина (очерк «Мир Игоря Северянина») ...
Перечитывая «Повесть о жизни» я нашел такое открытие и у К. Паустовского, когда он пишет о своем юношеском увлечении поэзией: «Ни тогда, ни сейчас я не жалею о своей юношеской одержимости поэзией. Потому что знаю, что поэзия - это жизнь, доведенная до полного выражения, раскрытие мира во всей его глубине, трудно охватываемой ленивым взглядом». В этом признании  -  суть и критерий для определения поэтического таланта.
А разве эти первые взятые поэтические строчки Таратуты ие подтверждают мысли И. Бродского и К. Паустовского? Читая вместе со мной его стихи дальше вы тоже сможете  прочувствовать и понять, как работает этот «колоссальный ускоритель сознания». Мне это очень напоминает живой разговор с поэтом. В очерке о Северянине я назвал такое общение живительной беседой с гением.  Бродский прав: поэзия может работать как ускоритель сознания и уникальный инструмент познания сущего!

Миролюбие. Но  надо, наконец, оторваться от первого стихотворения сборника лирических стихов Сережи, хотя многие его стихи, как колодцы, которые невозможно вычерпать, впереди их еще очень много… Но в этом стихотворном море к счастью есть острова, темы-пристани к которым сам поэт постоянно обращается, возвращаясь из своих путешествий. Как и свойственно человеку с обостренным чувственным восприятием мира,  поэт  очень часто  складывает стихи о матери-природе. Похоже — это главная тема его поэзии, где он — прекрасный пловец — чувствует себя, как рыба в воде.
К счастью, у Сережи было деревенское детство  и деревенская бабушка -   школьная учительница Ольга Дмитриевна Фетисова. И прабабушка _Алена  - певунья, умевшая говорить стихами... Низкий им поклон! Именно там определилась его судьба, и им, их генам и свету поэт, в первую очередь, обязан природной чистоте его стиха и их связи с травой, водой, землей  и населяющими ее существами: людьми, зверями, птицами, рыбами, зверушками и насекомыми. О родителях Сережи мы еще поговорим особо...
И эта связь очень органична, и благодаря ей сам Сергей Таратута со своими  стихами, также, как и солнце и ветер и дожди, становится явлением природы. Природа дает поэту чувство свободы, и  возможность  самовыражения. Поэт погружается в нее, растворяется там, и черпает из нее, не нарушая при этом ни божьих, ни человеческих законов, как это делали и делают многие талантливые и гениальные поэты.
Переступал их и его тезка Есенин, привлекая к себе демонов, которые раздвоили его личность, а потом и самого поэта погубили… И. Северянин каннибальски жесток с любимыми женщинами: «К чему же вечно уверенья?  Но грустно мне, что, может быть, Чтоб жизнь вдохнуть в стихотворенье, Я должен что-то умертвить.» Искренность его признания нисколько не смягчает этой дьявольщины… Иван Бунин своей необузданной чувственностью доводит до чахотки и смерти свою первую любовь Лику.
Моим кумиром в юности был К.Г. Паустовский. Со временем пришло осознание этой глубочайшей симпатии и уважения. Это - цельность его личности: герои его книг красивые, нравственные и поэтому привлекательные люди, и сам писатель таков в моем представлении. Он не мог отделить писателя от всего им написанного и писал, что долго не мог принять пушкинское откровение, что временами и писатели и поэты бывают ничтожней всех «меж людей ничтожных мира». Эта шокирующая метаморфоза гениальных и талантливых людей и меня до сих пор травмирует. Думаю неспроста Марлен Дитрих во время своих гастролей в СССР на сцене одного из театров встала на колени перед Константином Георгиевичем… Жест — потрясающей силы! Это  случилось  незадолго до смерти писателя — он тогда уже был болен,  - и, я думаю, эта великая женщина своим преклонением успокоила душу великого писателя-романтика...
Но вернемся к герою нашего повествования. Сергей Таратута — другой… Его миролюбие и цельность натуры, пожалуй, главные и драгоценные отличительные черты поэзии и личности Сергея Таратуты, которые выделяют его из ряда российских поэтов, и заставляют более пристально посмотреть на его творчество ...       

                Сцепление с травой…

Сверхчувствительность. Все любимые мною русские поэты и писатели, затрагивающие душу, достающие своим творчеством до ее глубин,  взросли на благодатной и скудной почве русской природы с ее тайным светом, непостижимым для гордых взоров иноплеменных народов. Это Федор Тютчев — один из корифеев нашей культуры -  так писал о нашем  крае, о крае русского народа: «Эти бедные селенья, Эта скудная природа - Край родной долготерпенья, Край ты русского народа!» Эта тонкая духовная связь с природой и особенность земли, на которой мы живем, отличительная черта русских художников, писателей и поэтов и вообще нашей культуры...
Читая стихи С. Таратуты, складывается впечатление, что у него эта связь не только духовная, но и физическая, что он ее часть и  продолжение. Об этой особенности психики гениальных поэтов я уже писал в очерке об Игоре Северянине. Он тоже признавался  в своей способности растворяться в природе… У человека, выросшего на природе или тесно связанного с деревенской жизнью, Родина во всех его клеточках и закоулках души.    И это не пустые слова. Только после такой близости она становится матерью для поэта и начинает питать его талант. 
И этой теснейшей связи Таратуты с окружающим растительным и животным миром он  мы обязаны его сверхчувствительности. Это на первый взгляд кажется прекрасным, а на самом деле это очень трудный и мучительный дар... Чувства человека - это ворота в окружающий мир. У талантливых поэтов это  широко распахнутые ворота, у других - калитка, у кого-то - щель или дырка в доске от выпавшего сучка...  Потом еще попробуем поговорить об этом. В школе нам говорили, что у нас пять чувств, потом добавили еще одно, чувство равновесия, а на самом деле их двенадцать, их все перебирает и рассматривает их сущность в своей книге один из последователей Р. Штайнера Альберт Соесман «Двенадцать чувств»...
Соесман сообщает нам очень важное для понимания сущности поэтического восприятия мира посредством слуха. Пишет, что орган слуха «построен из небесного, и в нем до сих пор действуют ангелы, существа небесной иерархии, которые стоят непосредственно над человеком.» Вот поэтому поэты, у которых слух обострен чрезвычайно, так любят слушать шорохи земли и тишину: за ними они уже различают голоса ангелов, и могут слышать ангельское пение.
Сергей Таратута тоже любит шорохи, как главные звуки земли, слышит рост травы и движение соков от корней к ветвям деревьев, чувствует холодок от крыльев бабочек и насекомых… По его стихам можно изучать физиологию поэтического восприятия мира.  И он всеми этими ощущениями и чувствами щедро делится с читателями. Он приобщает нас к этой музыке тишины, помогает оживить наши чувства, огрубевшие от криков политиков, грохота рока и воплей попсы. Ответ наших чувств на призывные голоса природы многократно слабее, чем у поэтов.  Вот послушайте:

Не видно неба из-за звёзд.
Прохладный луг под головой.
Его травы мне слышен рост.
Моё сцепление с травой
Сорваться в небо не даёт.
И хорошо, как никогда.
Июль. В разгаре новый год.
И дозревает первый плод,
И гаснет первая звезда…   

И еще про тоже:

  В траве
Лежать в траве и слушать шорох,
Как самый главный звук земли.
Послав подальше мыслей ворох,
Которые к тебе пришли.
О всех победах и о бедах,
О всех житейских мелочах
Забыть, укутавшись, как пледом,
Травой и дух твой не зачах.
Коль ты так сблизился с травою,
И с мушкой породниться смог,
И ощущаешь головою
От чьих-то крыльев холодок!

В ночном саду
Стоять в ночном саду и слышать,
Как лето всем, что есть шуршит,
Как паучок бежит по крыше,
И муравьев подземный быт.

И как роса стекает с листьев,
Накрыть пытаясь комара.
Никто не вскрикнет и не свистнет,
Одно шуршанье до утра.

Да безответный лай собаки,
Да сонное ку-ка-ре-ку.
Во мраке облетают маки,
И вдохновенье шлет строку!

«И вдохновенье шлет строку!» - здесь начинается магия творчества, ангелы начинают нашептывать поэту строки стихов... И А.С. Пушкин об этом влиянии на него природы, времен года, роскоши осеннего увядания в своей хрестоматийной «Осени» писал; «...И руки тянутся к перу, перо к бумаге. Минута -  и стихи свободно потекут.»
А вот это детям дома и в школе надо читать на Уроках счастья. Как мало надо нам, детям и взрослым для радости и счастья! А Поэты такие хорошие учителя для страждущих душ.  Какие простые пути к постижению  азов счастья для людей сумевших сохранить в себе непосредственность и остаться детьми:

У счастья тоже есть азы.
Постичь их никогда не поздно,
Дожив до первой стрекозы,
До первых трав и до грозы,
Грохочущей еще не грозно.
К тому же проще нет азов.
Что может быть на свете проще:
Зимой весны услышать зов,
Увидеть таянье снегов
И первый лист ожившей рощи!

Поэт пытается приблизить нас к истокам поэзии, которая начинается с обостренного внимания к происходящему в природе, с шорохов в тишине, с игры воображения и попыток выразить свои чувства или высказать свое мнение. Пытается научить читателей поэтическому восприятию мира. Говорит, как просто человеку стать счастливым… Протягивает руку и приглашает за собой в божий мир. 
Сейчас выясняется, что эта простота, о которой говорит Таратута, для современных людей, увлеченных компьютерными  технологиями общения, обманчива. Мир поэзии сужается, с грустью Таратута называет малую процентную долю его жителей: полпроцента от населения страны. Если верить данным Росстата,   на 1  января 2017 года численность интересующихся поэзией людей в РФ составляла 734 022.  Немного... и где они?   Поэты уже не могут собирать такие залы и толпы поклонников, как во времена И. Северянина. Мизерные тиражи поэтических сборников стоят на полках годами. Мир сводится к  «узкому кругу».  Поэтические вечера тщательно готовятся и становятся похожими на «междусобойчики»… 
Правда, существует еще и виртуальный загадочный мир интернета: там много поэтов, огромное количество стихов, густо перемешанных с рекламой банков и разного рода торговцев. На запрос «Поэт Сергей Таратута» поисковая система Яндекса выдает фантастические 50 млн. результатов. Ежедневно 2,5 человека задают интернету этот волнующий вопрос… Что это такое надо разбираться в отдельном исследовании…
 
   
Не сноб и не эстет. Из Советского Союза…  Но, говоря о природе, своем отношении к ней, о мире поэзии, Таратута не замыкается в этом мире, он раздвигает его для себя и для нас любовью к ближним, которая становится неотъемлемой составляющей его мировоззрения. Включает в  него  простых  и чутких к красоте тружеников, которые честно и спокойно не покладая рук  трудятся на своих местах, Он - не сноб и эстет, спокойно презирающий всех рядовых людей. Такое спокойно позволял себе Северянин…
К счастью, отношение к Шопену или Рахманинову не является для него главным критерием ценности человека. Это важная для окружающих черта подтверждает миролюбие Сергея  и его способность жить и творить, не смущая души людей. И это вызывает ответный многократно усиленный поток любви, который приносит поэту удачу, делает его «везунчиком».
Признаков этого много : он — дитя природы, счастливое детство, счастливая жизнь сделали его обезоруживающе доверчивым, его никогда никто не обижал, и сам он обижаться не умеет, это скрытое уважение окружающих выражается в отсутствии каких-либо ошибок и искажений в печатаемых стихах в книгах и в интернете. Такое внутренне благородство - редкая вещь в современной жизни, основанной на меркантильности, хорошо выраженной в латинском изречении «Даю, чтоб и ты мне дал!».
О своей везучести-толерантности Таратута, не боясь сглазить, постоянно и с удовольствием говорит. Универсальность этого качества подтверждает и то, что его одинаково приветливо принимало и советское и постсоветское время… Он, не боясь укоров воинствующих либералов, даже сожалеет о тех прошедших временах, там он тоже был, как рыба в воде: «Взлет прошел без перегрузок, Кроме главной той потери… Быт Советского Союза Подходил мне в полной мере.»
«Не суди и не судим будешь» - как все просто, когда живешь по правде и идешь к людям с любовью и чистым сердцем...

Я тех люблю
Я тех люблю, кто небо видит в лужах,
Кто видит незаметное сперва,
Кому великой радостью послужат
Ромашки на зеленых склонах рва.

Я тех люблю, кто от народной песни,
Своих стесняясь слез, заплачет вдруг,
Кто не уходит от недоброй вести,
Небезразличный ко всему вокруг.

Я тех люблю, кто трудится до пота,
О сделанном повсюду не трубя.
И кто готов однажды за кого-то
Не пожалеть и самого себя.

Сам поэт, определяя в одном из интервью составляющие своего успеха после таланта (70%) на второе место (10%) поставил деревню и деревенское детство... Хотя проценты в творчестве как-то не очень… но все-таки объективно его оценка правильная. И со мной такое было: глоток деревенской жизни изменил мое восприятие окружающего мира. Хотя поэтом я не стал; Бог со мной был не так щедр... Потребность в таком самовыражении в простой и поэтических формах есть у многих, но сделать это из-за душевной заскорузлости людям зажатым стенами городских домов и избалованных комфортом хорошо обустроенной жизни оказывается чрезвычайно трудно. Особенно - городским людям. Но, к счастью, города поглотили  еще не все население нашей страны!...
На этих психологических особенностях современных людей построена привлекательность социальных сетей: на потребности общения и потребности самовыражения. Но при этом они имитируют и то и другое… Ловкие люди на всем умеют зарабатывать деньги… Предлагая участникам подобные суррогаты и подсаживая их на такого рода душевные наркотики, и попутно торгуя рекламой, сети (именно «сети») могут быть мощным инструментом манипулирования сознанием людей. Проверил на себе: затягивают сети иллюзией общения и единения с незнакомыми и далекими «друзьями» и недругами, и не так легко бывает вырваться из  щупалец этих сетей… Хотя, конечно, здесь есть и свои плюсы: на полноценное общение у многих людей сегодня нет времени…  А когда время появляется, оказывается что общаться уже нечем: все внутри высохло… Хотелось бы ошибиться в этих оценках…
Но, наверное,  здесь не все так драматично: сейчас  есть блогеры, которые собирают миллионные аудитории в интернете. Правда к такому общению часто примешивается и коммерция...

Фолиант. Глядя на все это, трудно и временами скучно жить на этом свете, господа… Но возвращаюсь снова к уникальному ощущению Сергеем Таратутой природы всеми известными нам органами чувств (есть еще и неизвестные, о которых нам тоже поможет узнать поэт). Еще одно его короткое проникновенное   стихотворение, которое ставит его в один ряд с поэтами-импрессионистами, и которое прекрасно иллюстрирует возможности стихотворной речи, о представляемых ею возможностях постижения реального мира (не путать с видимым миром) и духовного общения людей:

Пахнет тело рекой,
Это вам не не духами.
Это запах такой,
Что   невольно стихами
Ты о нем говоришь
в центре жаркого лета.
Да еще эта тишь
И безоблачность эта.

В одной строчке «пахнет тело рекой» многоплановый и чрезвычайно емкий образ жаркого лета, образ жаркого июля. На основе  сборников стихов С. Таратуты вполне можно было бы создать для детей и взрослых Школу развития чувственного восприятия мира. И использовать там его стихи  как учебно-методические и иллюстративные материалы. Желающие попробовать и участвовать в этом проекте  могут это воспринимать как бизнес-идею…
При таком прочтение стихов  небольшой по формату сборник «Эпизоды»  превращается в бесконечный фолиант и может  стать настольной книгой. Но это только один писатель, один поэт, наш современник, живой и теплый. Настоящий поэт-художник становится спутником на всю жизнь… С таким спутниками-друзьями становится интересно жить, жизнь становится наполненной бесконечно интересными людьми и событиями. При этом человек-читатель может стать соучастником творчества и может обрести свой Путь или идти следом за гениальным другом, который свой Путь нашел с помощью своей Музы. А почему бы за таким Поводырем и не пойти, чтобы не заблудиться в темноте суеты и обыденности? «Притчу о слепых» Брейгеля здесь могут некоторые вспомнить, но некстати...

Путь
Ты идешь спотыкаясь,
Засмотревшись на звезды.
Ночь сегодня такая,
Будто мир и не создан!
Ты один во Вселенной,
Ни потомка, ни предка,
 Все моря по колено
И луна, как монетка
Без орла и без решки
Среди звезд что-то чертит…
И все мысли о смерти
Вызывают усмешку!

Негоже, конечно, поэтов и вообще людей сравнивать-уничтожать, но здесь  поэт поднимается до высочайших вершин. Это - уровень Михаила Юрьевича Лермонтова, папа Сережи его «гусариком» называл: «Выхожу один я на дорогу, Сквозь туман кремнистый путь блестит. Ночь тиха, пустыня внемлет Богу, И звезда с звездою говорит.»  Опять - Дорога, опять - Путь… Люди не могут не идти и не искать. Чаще всего в одиночку… У кого — блуждания в темноте, у кого -путь к Богу… Без этого - смерть! Это тоже о природе, только в масштабе Вселенной… И поэт не теряется в этой бесконечности.  Даже на фоне таких декораций Сергей Таратута чувствует себя   первозданным, самодостаточным  и Бессмертным.
Можно, конечно, усмехнуться и попытаться одернуть: как это обычно делают рядовые по отношению к талантливым. Но поостережемся… Вспомним: поэзия может защитить нас не только  от чужой, но и собственной пошлости…

Все чаще чувствую, Что кто-то указывает путь вперед…  Органичность, единение с природой и попытки постижения ее тайн неизбежно приводят к ее Создателю, к Творцу всего сущего, .к чувству руки Всевышнего, управляющей всем происходящим в подлунном мире  Интересные факты, подтверждающие существование этой руки приводятся в книге М. Метерлинка «Разум цветов». Метерлинк автор всем нам с детства известной пьесы-притчи «Синяя птица», посвящённой вечному поиску человеком непреходящего символа счастья и познания бытия — Синей птицы. Метерлинк в своей книге пишет, что по результатам его исследований и по данным ботаников в стремлении заполонить Землю цветы используют такие сложные и хитроумные механизмы размножения-опыления, что поневоле возникает вопрос об участии в создании цветочного царства воли Создателя…
Даже у ярых атеистов в подсознании живет Бог, и когда человеку трудно, страшно, в минуты безысходности человек протягивает руки к Небу за помощью и молится. В стихах Таратуты эти образы и обращение к Всевышнему постоянно присутствуют...
Поэты же к небесам гораздо  ближе обычных смертных. Многие из них пишут об этой связи. Есть даже такая затасканная, но правильная классификация поэтических талантов: «поэты от Бога» и все прочие... Многие  талантливые чувствуют их поддержку и руководство, и пишут об этом....  И Сергей Таратута стоит не  последним в этом ряду небожителей, доверяя свою судьбу Провидению:

Пусть все идет так, как идет,
Все чаще чувствую, как кто-то
Указывает путь вперед.
И чем солидней жизни год,
Нужнее эта мне забота!

Мудреет большинство людей с возрастом, и поэты-долгожители, перешедшие роковой рубеж, кажется, не составляют здесь исключения…Некоторые на Небо начинают поглядывать... И здесь они становятся ближе к нам - простым людям, страждущим живого слова,  живой поэтической речи и мудрых откровений.
Меня эти мудрых пять строф и такие признания Таратуты бесконечно радуют еще потому, что это чувство нетипично для современной и прошлой дореволюционной российской интеллигенции, которая остервенело винила и винит во всем происходящем царей, императоров, президентов и правительство...  Особенно для прошлой, которая своей интеллигентской правдой и безбожием  привела Россию к революциям, гражданской войне и большевизму. Современная либеральная интеллигенция тоже сильно удивляет, пытаясь все время раскачивать корабль российского государства. Болезнь не прошла! Очень хочется верить, что интеллектуальная элита нашего общества чему-то научилась на тех страшных и кровавых — во времена Есенина, и последних уроках нашей истории …
И эта особенность думающих людей - черта нашего русского менталитета. И П.Я. Чаадаев ее в свое время отмечал: во всех бедах у нас правительство виновато.  И Игорь Северянин: «Я наблюдал - давно, давно! За страстным тяготеньем к хамству, Как те, кому судьбой дано Уменье мыслить, льнут к бедламству.» В воспоминаниях же немца - секретаря Гёте Й.П. Эккермана  меня поразил постоянный благодарственный тон, которым он говорит о своих родителях,  начальниках, и всех, помогавших в его  жизни  и карьере…
Переживая за наш национальный менталитет в связи со сделанными мною открытиями  в  отношении наших либеральных интеллигентов, с удивлением  и, не скрою, радостью прочитал недавно статью известнейшего американского философа, экономиста и публициста Нассима Талеба «Патология нашего времени - потеря контакта с реальностью». Он пишет о том, что все события, которые имеют значительные последствия для рынков, глобальной политики и жизни людей, несмотря на все усилия аналитиков-интеллектуалов, являются совершенно непредсказуемыми, и о возникновении влиятельного класса «интеллектуальных идиотов», как о страшной угрозе человечеству. Значит Россия не одинока, и на Западе есть больные этой болезнью. Или это уже эпидемия? Интересно, она излечима? И кто скорее сможет ее преодолеть? 
Слава Богу, что мощная иммунная система, заложенная родителями и бабушкой сработала, и  наш герой поэт С. Таратута этой болезнью не страдает! НЕ всю интеллигенцию у нас это заболевание поразило...
Не элиты и вожди указывают путь русскому народу путь вперед, а кто-то, который там наверху… Снова мистические образы. Очень трудно читать такое материалистам… Они все время в сомнении: «То ли - гений он, то ли - придурок...» Я склоняюсь к первому...
Вот, кстати подоспевшие цитаты по этому поводу: «Русское государство обладает тем преимуществом перед другими, что оно управляется самим Богом, иначе непонятно как оно существует» (Берхард Кристоф фон Мюних, 1683- 1767) Мюних (Миних) - российский генерал-фельдмаршал из немцев, громивший во времена Анны Иоановны орды крымских татар и турок-османов. И еще - высказывание Александра II: “Управлять Россией несложно, но совершенно бесполезно».
С. Таратута здесь опять  прав: «Пусть все идет так, как идет.»  Подумайте, это только пять поэтических строк из многих поэтических сборников, подаренных нам С. Таратутой! Элиты только сбивают нас с праведного пути, загромождая его камнями, терниями и баррикадами. Мозги у этих искателей интеллигентской правды кипят, а к чему их приспособить - не знают... К слову, советский интеллигент, папа нашего героя знал, что ему делать, находясь в труднейшей жизненной ситуации, глядя на сына, упорно не хотевшего учиться в школе: занимался юридической практикой, чтобы заработать на хлеб насущный, молить Бога, чтобы дал сыну душу и талант, и  питать его тело самыми лучшими и здоровыми продуктами. Лев Соломонович следовал простейшему и труднейшему из божественных жизненных правил, которое и меня не раз в жизни выручало: «Когда тяжело, крепче держитесь за ношу, которую несете». И вывел-вынес  он сына на простор…  Что здесь еще можно добавить?  Не знаю... Не так много сыновей считают своих отцов великими и пишут об стихи...
В глубинных причинах этой духовной проблемы нашего народа можете  попытаться разобраться вместе со мной, читая исторический очерк «Народ Христа»…
Но теперь, после первых попыток проникнуть в мир поэта, и первых открытий, надо вернуться назад  в  детские и отроческие годы Сережи Таратуты. Это нужно, чтобы увидеть истоки и понять особенности его таланта, понять, какие родники питали и питают его поэзию. Детство и отрочество поэта не были легкими и безоблачными. Только в 21 год прорезался  и начал признаваться его талант. Маргарита Алигер - его наставница и литературный мэтр первой начала говорить об огромном и интересном  мире Сергея Таратуты. Она не только лестно отзывалась о начинающем поэте, но и рекомендовала Андрею Дементьеву его стихи к изданию в «Юности». В этом журнале начинался творческий путь Сережи.

                Детство, отрочество и немного юности

Балбес. Это не биографический очерк о жизни поэта, но без некоторых фактов его биографии обойтись трудно. Хотя сами по себе они известны и широко представлены на сайтах интернета и в некоторых его книгах. Стихи его тоже трудно выстраивать в хронологическом порядке и связывать с какими-то датами и событиями, так как место и время их написания в выпущенных им сборниках указывается очень редко…
И все же нам уже известна дата и место рождения Сережи - 3 октября 1957 года, город Москва. Известны его талантливые родители: Людмила Михайловна Фетисова, советская драматическая  актриса ЦТСА и Лев Соломонович Таратута, известный на Москве адвокат. На фотографиях красивые лица сияют счастьем: счастливый брак, счастливая семья. Мы уже кое-что знаем об их деяниях…
Но профессия актрисы очень непростая. У  маленького Сережи отпечаталось, что мама перестала улыбаться, когда ему было около трех лет, а 21 апреля 1962 года умерла от тяжелой болезни. Маме было тогда 37 лет, а Сереже - 4 года. В дальнейшем воспитанием и поддержкой сына до самой своей смерти в 2010 году занимается отец и его бабушка, жившая в селе Ступино (сейчас Ефремовский район Тульской области). Правда, потом и мачеха у него появилась Дина Анатольевна Солдатова, актриса Московского областного театра драмы, и сводная сестра - Люба… Любовь Руденко, сейчас она актриса театра им. Маяковского, заслуженная артистка России, Сестра  часто бывает-выступает на его вечерах.  Об этом — в следующий раз: очерк -  не биографический…
Но мама навсегда останется в жизни Сережи. Это он пишет через 17 лет после ее смерти, в 1979 году;

На могиле матери, актрисы, прожившей 37 лет
Ни конца б, ни края мечте…
Но написано
На гранитной серой плите
«Л. Фетисова».

Умереть! К тому же весной!
Дождь, процессия…
Возраст выдался роковой
И профессия…

Понедельник. Вторник. Среда.
Четверг. Пятница.
И обратно жизнь никогда
Не попятится.

Новодевичье. Мокрый снег.
Непогодица.
И молчит средь крестов-калек
Богородица.

Маму и ее трагический уход маленький Сережа не запомнил… Ему сказали, что она уехала на гастроли. Сразу после смерти мамы бабушка забирает внука к себе, Сережа был  очень рад жизни с бабушкой в деревне, но не понимал, почему она все время плачет или старается сдерживать слезы… Иногда он тоже плакал, но только по своим детским поводам, особенно сильно, когда соседи зарезали на мясо его дружка теленка Борьку…
Деревня, деревня. деревня… Умные друзья Льва Соломоновича, видя как от страдает от бесконечных унижений после посещения школы и не лицеприятных бесед с учителями, утешали его, говорили что сын обладает необычными чертами, выделяющими его из ряда успевающих учеников школы. Говорили, что правильное питание (это они с юмором конечно…) и русская деревня, где Сережа проводил очень много времени, в конце концов  поспособствуют ему, и что сильно беспокоится не нужно … Спасибо этим  друзьям. Лев Соломонович был творческой, ищущей натурой: среди его друзей были — Георгий  Свиридов, Кирилл Молчанов, Владимир Рубин, Мира Мендельсон-Прокофьева и другие известные деятели  искусства. Было у кого мальчику Сереже набраться-нахвататься и компенсировать недостатки школьного образования...
Думаю, что образованность папиных друзей и русская историко-биографическая литература здесь сделали свое дело. Я  недавно, с запозданием прочитав книгу для детей «Русский чудо-вождь»,  узнал о детстве А.В. Суворова, и рано проявившихся в условиях деревенской жизни в поместье отца-генерала способностях к военному искусству… Отец упорно не хотел видеть в тщедушном теле сына воина и прочил его на гражданскую службу. Если бы не крестник Петра Великого Ганнибал, бывший другом отца маленького гения, то была еще одна жизненная драма и великая потеря для России. Но Ганнибал разглядел способности мальчика, успокоил отца и помог маленькому Саше прославить себя и свою Родину. В потрясении остался от этой истории. На всю жизнь теперь запомнил суворовское: «Вперед! Мы русские! С нами Бог!» Понял, что не без Божьей помощи  наш русский гений воевал и побеждал...
Когда узнал об этих друзьях-утешителях, опять сильно порадовался за Сережу, его папу, бабушку, и за себя тоже. Всю жизнь мечтал о деревне и деревенской бабушке, и дело дошло до того, что я их для себя придумал… Помогла мне сильно в жизни эта придуманная деревня Новиково с Анной Яковлевной, которая мне деревенскую бабушку заменила... Нет, такая есть на самом деле и я бывал там в детстве, но не буду здесь об этом.
 
Особая мета. Нам трудно представить состояние души респектабельного Льва Соломоновича, когда он вечерами перебирал гречку для бестолкового сына. «Я тебя так хорошо кормлю. Ты никогда не болеешь… У меня и у Люси - такой сын?!»  Однажды он не выдержал, смахнул чистую гречку вместе с очистками в кастрюлю и сгоряча сказал: «А, и так сожрет!»
И это продолжалось не один и не два года, а более 15 лет. Вот как вспоминает о тех временах Таратута:

Строй
Я не умел ходить в строю,
И жаловались педагоги.
Отца просили о подмоге,
И в школу он шагал мою.

Там узнавал он каждый раз,
Что сын подобие изгоя,
Что, если строем ходит класс,
Сын выбивается из строя!

И двойкам не было конца,
И без конца десятилетка…
И жалко было мне отца,
Так мощный ствол жалеет ветка.

Забыв, что дерево едино,
Когда его клюет топор…
И я не знаю в чем причина,
Что не в строю я до сих пор?!

Но школьные годы не были, конечно, наполнены только мраком. Детский мир необъятен… В городскую жизнь мальчика и сурок из московского зоопарка каким-то образом затесался. Но не надолго: выгнали мальчика из юннатов за хроническую неуспеваемость:

Сурок
Я в зоопарке был юннатом,
И мне доверили сурка.
Он спал с рассвета до заката
И ночью спал наверняка.
И, приходя к нему, я тискал
Его горячие бока…
Все это кажется так близко,
И, кажется, прошли века.
Век детства, как и век сурковый,
Не отличаются длиной.
И грустной старости оковы
Нависли где-то надо мной..

Такое же происходило в детстве и с Игорем Северяниным: не хотят талантливые люди ходить строем. Они всеми силами защищают свою индивидуальность, и чем ярче их талант тем яростнее они это делают...  Северянин в своем стремлении к свободе продвинулся очень далеко: из-за сложных отношений между родителями провел отрочество в Сойволе близ г. Череповца Новгородской губернии, где находилась усадьба дяди, в детстве не позволил родителям выучить себя ненужным ему алгебре и геометрии, но рыбаком стал заядлым. Однажды с братом жеребенка за три накопленных рубля купили, и затащили его на второй этаж дядиного дома…  Окончил всего четыре класса реального училища,  принадлежал только искусству и даже в самые трудные времена не помышлял ни о какой службе («Я лучше в нищете умру, чем пожертвую свободой...»), и обладал достаточно редкой способностью свойственной многим гениальным  русским,   полностью растворяться в природе… Оказывается, такой же способностью обладает и  С. Таратута…
В школе Сережа учился мучительно плохо: двойки, тройки и колы - все приятели мои. Но, что интересно: он был иунктуален. Школьные занятия не прогуливал, на все уроки приходил во время и высиживал их от и до. Нес этот крест не жалуясь до окончания школы. Оригинальный двоечник с чертами королевского характера… И он остался таким на всю жизнь, и сейчас он такой. 
Однажды, подходя к школе, он увидел дым, валивший из здания школы. Испытал тогда невероятную радость: «Школа горит!» - заорал он радостно в телефонную трубку папе. Но все обошлось, пожар быстро потушили, мучения продолжились. Каким-то чудом он, постоянно опекаемый отцом, добрался до последних ступенек школьной лестницы и получил аттестат… Сейчас он - гордость этой школы. Не так давно выступал там… Учителя постарались и задним числом, чтобы не смущать современных школьников, и не объяснять им необъяснимое,  исправили его отметки в школьных документах на достойные такого славного выпускника...
Исследованием влияния на детскую душу русской природы и сельской жизни надо отдельно заниматься. Очень много нам русские писатели и поэты оставили информации для размышления. И дореволюционные и советские.  Даже перечислять не буду - это все знают. Раз друзья тогда такое Льву Соломоновичу говорили, значит это факт общепризнанный… Главное, что на Сережу это деревенское волшебство и бабушка-учительница именно так и подействовали.

Детство
Лето. Детство. Жизнь нова,
Часты радости приливы,
Да бабушка жива.
Да и все как будто живы!

Сверхзеленая трава
И вода в реке теплее.
И коровья голова
С колокольчиком на шее

Грустно смотрит на меня,
Я лежу на свежем сене,
И счастливей нету дня,
И стрекозы страх гоня,
Мне садятся на колени!

Не промчится старость мимо,
Дни секундами летят…
С жизнью смерть не совместима
Только лишь на первый взгляд.

Ветер, веток пантомима,
Что они сказать хотят?
Ну а жизнь неумолима,
Ни на миг не сдаст назад...

В России, на нашей земле вырос еще один талант, который не загубили и не закопали в землю! Именно в таких местах нужно ставить памятники таким писателям, поэтам, художникам, музыкантам, героям и другим детям нашей земли, прославившим ее и себя в веках.. И теперь выросший Сережа говорит нам в своих стихах, утешает: Живите спокойно, все идет правильно, с нами Бог!, Но не забывайте своего детства, своего дома, который грел и защищал вас, своих родителей , бабушек и дедушек, и всех встретившихся на вашем пути добрых людей. Сам он так и делает:

Старый дом
Уперся лбом, как в стену плача,
В свой рассыпающийся дом.
Быть может, главная удача,
Что с детства летом жил я в нем.

Мерцали яблоки и груши,
Все созревало не спеша.
Шмели в цветах, как чьи-то души,
А с ними и моя душа.

И не боялся я их жала,
Их спины гладя без конца…
И бабушка во сне шептала:
«Сережа, береги отца!»

А утром рухнут тьмы препоны,
Опять река и лес опять…
На нас садились махаоны,
И не хотели улетать!

Страдания отца Таратуты закончились, когда сын решил пойти по стопам мамы и поступил в театральное училище им. Б.В. Щукина, где проявился его не актерский, а поэтический талант. Поэтому юноша начал параллельно заниматься и в Литературном институте им. Максима Горького на семинаре известного поэта Евгения Винокурова… Но я сомневаюсь, что в институте могут подготовить поэта…. Тем не менее Сергей получил диплом театрального училища, вступил во взрослую жизнь и начал самостоятельно искать свой путь...
Детство у Сергея Таратуты закончилось поздно со смертью отца. Я тоже после смерти мамы — она у меня умерла последней - почувствовал свое сиротство и бесконечное одиночество. Будем надеяться, что окончание детства не отразится на чистоте, оригинальности и свежести  поэтического восприятия жизни поэтом.

За вторником следом приходит среда.
За их очередностью впредь не следите.
И детство кончается только тогда,
Когда умирает последний родитель.
 
А эти доверчивые и любимые поэтом стрекозы и махаоны - это особая мета, которой помечаются природные таланты. И Сергей Есенин о своей мете писал. У Северянина с рыбами были особые отношения… И вот Таратута нам признался… Это действительно знак!  Его не раз еще будут этим знаком - светлой метой помечать в жизни. Однажды на корабле в Босфорском проливе ему на плечо сел живой  перепел… Это документальный факт закрепленный одной из фотографий, помещенных среди его стихов… Они эти насекомые и птицы говорят нам: можете доверится этому человеку, он не обманет вас!… Этот перепел, эти махаоны и стрекозы от имени природы дают  и характеристику, и оценку Сергею Таратуте — своему собрату, человеку и поэту, заменяющую многие тысячи хвалебных слов и десятки статей.

                Несколько картин маслом

Маргарита Алигер. Здесь хотелось бы начать с отрывка из предисловия Маргариты Алигер к первой опубликованной книге Сергея Таратуты. Она пишет: «Человек, заговоривший стихами, неизбежно создает в этих стихах некий свой мир, скрытый и доступный только ему одному, куда лишь он один может открыть доступ другим людям. Но поэтом его можно назвать только в том случае, если этот им созданный мир оказывается интересен и тем другим людям, если они эти другие люди с помощью новых стихов, нового взгляда на вещи, нового поэта, начинают видеть нечто новое, нечто такое, что было им доныне недоступно.
Сергей Таратута смотрит на мир вокруг себя широко открытыми глазами, и мир открывается ему широко и многообразно….»
Давайте и мы попробуем посмотреть на мир глазами поэта. Это вечная загадка. Увидеть мир глазами стрекозы, птицы, змеи, собаки хотелось бы, но вряд ли нам представится когда-нибудь возможным. Да и если ученые нам предоставят когда-нибудь такую возможность, вряд ли увиденное сможет принять наше сознание. Скорее всего эти картинки будут очень однобокими… Но видение мира глазами другого рядом живущего талантливого человека может очень многое открыть и прояснить нам и может в чем уточнить или коренным образом изменить наше собственное мировоззрение… Тем более, что многие поэты - открытые души жаждут такого общения, и приглашают нас туда с собой на прогулку-путешествие. Надо только, воспользовавшись этой открытостью,  постараться ничего не затоптать там…

  В отличие от других художников творчество поэтов и создаваемая ими картина мира фрагментарна. Может быть это одно из сложных для восприятия видов искусств. Стихи не льются из поэтов непрерывным потоком. И преподносят нам их или по одному сразу после появления (интернет сейчас позволяет это делать) или потом в книжках составленных по каким-то своим известным только автору правилам. И из этих мазков-фрагментов нам нужно составить картину внутреннего мира поэта и окружающего его мира.  Довольно сложная задача… Маргарита Алигер в своем предисловии пишет о том, как сложно и опасно заниматься искусством, сравнивает его с работой мангуст (этот образ она заимствовала из стихов Таратуты), наше занятие не менее опасно, потому что мы пишем о живом поэте…
Наверное, чтобы усложнить восприятие его произведений, поэт редко указывает даты и место написания стихов в своих сборниках пренебрегает хронологической последовательностью описываемых событий, а переставляет  их во времени. Может быть он этим хочет нам сказать, что каждое из его стихотворений самоценно, и что нам не нужно пытаться склеивать из них кинофильм. Но какую-то мозаику составить все таки  нужно попробовать. Если не будет складываться что-то вразумительное  , прекратим это занятие и будем следовать за его игрой со словами и образами …
Картина, конечно, получится не одна, а несколько. Трудно даже сейчас сказать сколько мы их нарисуем. Но некоторые можно назвать уже сейчас: мировоззрение, переживание  природы. воспоминания, размышления о жизни, поэтические зарисовки и эскизы, и какие-то другие, которые проявятся впоследствии по пути нашего следования...В этом очерке нам эту картинную галерею полностью сформировать будет трудно, только крупными мазками… Поэт-то живой... Придется еще не раз возвращаться к творчеству Таратуты и перечитывать его книги… Может быть какой-то литературовед, занимающийся поэтикой, потом напишет с использованием этих материалов диссертацию о творчестве поэта. Если мы, конечно, окажемся добросовестными читателями и исследователями.

Мировоззрение. Это самое главное во внутреннем мире человеке. Это то, что выделяет его из массы... И кому удается самостоятельно сформировать свое мировоззрение можно считать человеком не зря прожившим свою жизнь. Неважно, кто этот человек по профессии… У многих на эту работу нет времени, и они заимствуют его из каких-либо источников. Государство, религия, СМИ стараются помочь сильно занятым людям в этом вопросе.
Можно просто не задумываться над этим в силу какой-то внутренней изначальной ясности смысла своей жизни, как это случилось с деревенской тетей Тоней, близкой  родственницы Таратуты, без Шопена легко справлявшейся со своими жизненными проблемами...
Но у Сергея Таратуты собственное видение мира есть. И он доверительно  рассказывает о нем в своих произведениях, используя образную поэтическую речь. И эти образы очень емкие: мы уже говорили об этом. Читателю интересны его откровения. И у этого интереса две важных стороны: образы индивидуальны, оригинальны  по форме и вызывают созвучный отклик в нашей душе. Мы чувствуем-понимаем: корабль его жизни очень уверенно рассекает волны и преодолевает морские просторы, руки крепко держат штурвал, у капитана крепкие нервы, здоровая психика и вера в свою счастливую судьбу...  И нам хотелось  бы поплавать с таким капитаном по его морям и океанам.

Капитан
Я капитан себя самого,
Нет экипажа и нет старпома.
Я не устал от тяжелых волн,
Море вокруг - замена дома.

Чайки одни лишь желают мне,
Громко крича, семь футов под килем.
В рубке порядок, ничто извне,
Нас не пугает, мы все осилим.

Ночью луна — спасательный круг,
Солнце с утра подсобить готово…
Если появится айсберг вдруг,
Я подойду и отдам швартовы.

Основные составляющие его взглядов на мир мы уже назвали и рассматривали в выделенных разделах очерка. Здесь и отношение его к высшим силам, направляющих верующих и не верующих людей, и отношение к природе, и отношение к людям, выпустившим его на свет Божий, отношение к ветеранам войны... Тут у него все в порядке… Не ущербная это личность.
Но роскошь своего индивидуального взгляда на мир, своего мировоззрения могут позволить себе немногие. За этим большая работа чувств,  сердца, интеллекта и воли человека. Очень емкая это вещь. И очень притягивают такие люди к себе исследователей глубин человеческой души, да и просто любопытных...   О мировоззрении И. Северянина  литературовед Евгения Бороновская в советское время написала целую диссертацию написала «Жизнь и мировоззрение Игоря Северянина в его поэтических произведениях». Правда, никак найти ее не могу… Но  большие знания -  большие печали. А у Сережи много стихов о печали и одиночестве...
.Эта тема очень сложная, объемная и опасная, и в этом кратком очерке не буду больше к ней возвращаться. Потом когда-нибудь, после более глубокого понимания других составляющих личности поэта.

Переживание природы. Таких стихов у Таратуты очень много… Это его любимая тема, это его Дом.  И простых описательных и с глубокими и всегда   неожиданными ассоциациями, сближающими его с поэтами-символистами Серебряного века и нашим русским поэтом-импрессионистом Афанасием Фетом.
Поэт способен и восторгаться явлениями и дарами природы и видеть в них знаки:

После ливня
Ливень окончен, запахло землей,
Небеса после молний остыли.
И вдыхаешь целебный настой
Без жары, духоты и без пыли.

Край Москвы и ни тучи над ней.
Кое-где облака одиночки.
Ливень кончен, листва зеленей,
Словно только лопнули почки.

Ливень кончен. Кончается день.
Ночью будет прохладно и сыро.
Во Вселенной наверно нигде
Нет такого прекрасного мира!

                ***
Бриллианты, рубины, сапфиры
Небосвод украшают ночной…
Я в восторге от этого мира,
Что горит далеко за луной!

Поэтов, конечно, нужно беречь и лелеять… Без них мы пропадем. Какие это изумительные дети! Какие у них ясные и чистые глаза! Мы свои замылили бытом, заботами, здравым смыслом, а они нет - сберегли  себя с Божьей помощью. Здесь все, конечно, и проще и сложнее: мало кто из нас может так смотреть и так чувствовать, их специально кто-то посылает на Землю, чтобы не засохли  души, у тех, которые в поте лица добывают хлеб свой:

В саду в траве синеют сливы,
Как сказочные самоцветы!
И вдруг становишься счастливым,
Как в мае на исходе лета.
От этих яблок желто-красных
В траве и на уставших ветках,
От солнца, что впредь не опасно,
От жизни быстрой и прекрасной
В неописуемых расцветках!
Вчера жару мы проклинали,
Чтоб завтра проклинать морозы
Ночами остывают дали,
А завтра обещают грозы...

Читая его природные сентенции, невозможно остановиться, но все-таки с этой картиной надо заканчивать. Да и сами поэты, если их не останавливать, могут бесконечно плавать в своих стихах... Это он пишет о поре, когда воспоминаний у него еще не было:

Двенадцать лет
Двенадцать лет. Печалиться излишне.
К тому же лето. В школу не идти.
К тому же сад, где поедаешь вишни,
А в клубе фильм, идти туда к пяти.
На фоне неба вишни как планеты,
Зеленая листва, как облака…
Двенадцать лет. Воспоминаний нету.
И грусть с тоской неведомы пока.
Да и жара тогда была теплынью.
Шел реже дождь. Протяжней были дни.
Сбежишь туда — миг радости нахлынет,
А нынче грусть попробуй отгони.
И что грущу прости меня Всевышний,
И потому спешу на острова,
Где мне двенадцать, где планеты - вишни,
Где облака - зеленая листва!

Природный мир Таратуты - это не только флора, но фауна. Он густо заселен различными животными, птицами и насекомыми. Кого тут только нет: ужи, ежи, волки, кабаны, сурки, белки, пингвины, соловьи, дятлы, перепела, кукушки, летучие мыши, стрекозы, махаоны, пчелы, комары,  И это -  не зоопарк, это - дикая природа...  И все эти живые существа дружески расположены и тянутся к поэту, как тот  Босфорский перепел...


Воспоминания. Это законсервированные в мозгу представления о   каких-то ярких  событиях нашей жизни или сильных переживаниях по поводу  и без  повода. Периодически люди обращаются к этим своим запасам, вытаскивая их из памяти. И как бы переживают их заново… Память у поэта прекрасная и цепкая: много из его прошлой жизни отложилось там. Он даже жалуется:

Вспоминать — тяжелая работа,
Если дням сегодняшним не рад.
Я смотрю на собственное фото,
Сделанное тридцать лет назад.
Шевелюра — стог. Начало взлета.
И рассветом кажется закат!
Я смотрю на собственное фото ,
Сделанное тридцать лет назад.
И родни не полк, но все же рота,
Все побьет годов тяжелый град…
Я смотрю на собственное фото,
Сделанное тридцать лет назад.

Но вот это Сереже вспоминать, кажется, не тяжело. И многим из нас это близко:

Первая любовь
Зима шагает по стране,
Еще полгода до загара.
И папа вслух читает мне
Рассказ «Снега Килиманджаро»…
Промчалось детство, как рассказ,
От первой до последней строчки…
Но много времени у нас
Апрель и распустились почки.
В моей руке ее запястье.
Браслета потеплела сталь.
И, Боже мой, какое счастье
Вот так идти куда-то вдаль!
И даль была необозрима,
Казалось, в мире мы одни.
И время не летело мимо,
Как в наши дни, как в наши дни!

Здесь меня опять восхищает незабываемый Лев Соломонович, читающий сыну прекрасные книги  Э. Хемингуэя… Как, помню, нам хотелось в юности быть похожими на его героев! Сколько сын узнал, воспринял со слов своего наставника. Похоже он заменил ему все школьные учебники и еще многое другое, что необходимо образованному человеку…  А с его памятью он ловил все на лету и запоминал на всю жизнь, лучше школы не придумаешь...
А представление о времени, живущем и действующем в молодости внутри нас. Потом время почему-то нас покидает. После таких, мимоходом высказываемых вдруг замечаний все время задаю себе вопрос:  откуда поэтам все это дается и за что? Попытайся в прозе сказать об этом: будет скукотища и тоска…

А вот это воспоминание из личных, последних.

Руки
Какие у тебя, родная, руки!
Отдельно их вытачивал Господь.
И пальцы их воздушнее, чем звуки,
И их едва удерживает плоть.

Они взлететь готовы, как душа,
И возраст их, как видно, не берет…
Но будем жить стараться не спеша,
И побеждать движение вперед!

Эти строки о балетных руках жены поэта — его спутницы жизни, секретаря, часто присутствовавшей при зарождении новых стихов. Она и обеспечивает их дальнейший путь, пока они не попадут в руки читателей. В прошлом  профессиональная танцовщица и балетмейстер.., Ольга появилась в жизни поэта неожиданно в непростое для обоих время.  К Ольге мы потом еще не раз будем возвращаться, но не в этих кратких заметках...

Размышления о жизни.  Поэт не излагает в своих произведениях системы своих взглядов на мир. Там только волнующие душу фрагменты  его картины мира. Тема поэтических размышлений очень обильно представлена в его произведениях. Они есть во всех книгах. Имеются и в последнем сборнике. Иногда они пафосные, иногда тоскливые и даже мрачные. Это не всегда, конечно, истины в последней инстанции. Размышления  перемешаны с сомнениями и печалью. Да и как не печалиться...
Снова Федора Тютчева придется вспомнить:

Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты  роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был —
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!

Говорил раньше об И. Северянине и С. Есенине, что трудное время они родились и жили - время катастрофических перемен. Оказывается не одним им досталось… Тогда - царская Россия, в этот раз - СССР! Таратута тоже хлебнул «перестройки» и развала нерушимого Союза...   Два поколения захватила так называемая «перестройка», инициированная М.С. Горбачевым, с которым  у Таратуты однажды был серьезный разговор, очень серьезный: поэт даже в блокнотик что-то за ним записывал...  Поколение советских людей,  родившихся в Советском Союзе и строивших развитой социализм, и поколение молодежи, родившейся в атмосфере  развала страны  и отсутствия каких-либо духовных ориентиров. Первые были  раздавлены и  до конца жизни деморализованы случившимся, вторые  начали свою жизнь уже в Российской Федерации на обломках былого величия огромной страны, очарованные финансовой обеспеченностью и устроенностью жизни на Западе. Вместо Морального кодекса строителя коммунизма в отношениях людей стал действовать голый расчет, но солнце, луна и звезды остаются на высоте своего положения, есть на кого людишкам равняться:

Что за время досталось, где все по расчету,
Под созвездьем живешь золотого Тельца.
Если вдруг о тебе проявляют заботу,
Будь готов расплатиться и за два конца.
Как всегда безучастна небесная бездна,
Там, где солнце с луною, да звездная рать.
Слава Богу, что светят они безвозмездно,
Научившись с рожденья не брать, а давать.

Оба поколения  жили-выживали в условиях сначала стагнировавшей, а потом рухнувшей экономики. Здесь не место  много говорить об этом мраке, снова опустившемся на нашу Родину, но все мы в той или иной мере жертвы того смутного времени.
И Сергей Таратута тоже… И об афганцах, вернувшихся с войны он писал - много наши ребята узнали там о жизни - и о россиянах переживавших судороги и конвульсии своей Родины. Поэты натуры чувствительные, им оставшимся в России особенно трудно приходилось… Все качалось и готово было рухнуть. И многие знаменитые  таланты тогда с катушек сбились: красавец Е. Евтушенко в Америку в 1991 году преподавать уехал, Рядом с Никсоном он там прекрасно смотрелся: высокий, худощавый, узколицый... Зачем он «Идут белые снеги» в 1965 году написал?.. Такое красивое признание в любви к Родине!? 
А Сергей Таратута с нами остался... Качался, но не упал, Россию не предал! Очень трудное это было время… Но и тогда рядом с ним был Лев Соломонович - его опора… Сергей Львович в то время  Россию с Римом  «времен упадка» сравнивал:

Россия — Рим времен упадка,
Надежд и веры ни шиша…
И для кого теперь загадка
Её размытая душа?!

Поэт предлагал и нам в это время не терять самообладания, как  тонущие англичане-оркестранты с «Титаника»: «Мы  -  россияне, господа!»

«Титаник»
Не сбавил скорость ни на узел,
Не свел тогда ее к нулю.
А океан фарватер сузил,
Подбросив айсберг кораблю…
Уже в ногах была вода
И в небе Петр гремел ключами.
Встал дирижер: «Мы - англичане,
Мы - англичане, господа!»
Тонул под музыку «Титаник»,
Глотал Атлантику разрыв.
Навечно он ко дну пристанет,
До цели так и не доплыв.
А звезды, говорят, сияли
Над ним в ту ночь как никогда…
И мы плывем, мы, россияне,
Мы - россияне, господа!

Стихотворение про англичан и россиян очень сильное. Благородство и мужество редко так ярко проявляются. А самообладание одна из черт английского характера. Меня многое привлекает у англичан: традиции, высочайшая культура общения... Красивый поэтический образ, а в кают-компании тем англичанам очень страшно было захлебываться ледяной водой, обнимая свои музыкальные инструменты... Но поэты сделали их бессмертными. Не зря эту пафосную вещь так любят и часто заказывают на поэтических вечерах … Сильно эти строки действуют на людей.
Но Россия, Слава Богу, не утонула и это испытание пережила и воспрянула, как и предсказывал в свое время Игорь Северянин… Испытание «перестройкой» и распадом СССР и эти муки нужны были для освобождения русского народа от большевизма... С очень большими  жертвами наш народ идет по своей судьбе…
Поэт размышляет и о великом и о малом. В том числе и быстротечности жизни. Течет-бежит она, милая, без остановки, об уходе люди рано или поздно начинают задумываться:
                …
Проносятся годы, как кадры в кино.
И большая часть их уже пролетела…
Красиво уйти не любому дано,
Из жизни уйти и любимого дела!

Он не лишен здорового тщеславия и думает в стихах о вечности и о славе, и честно и просто говорит о том, что славы он ищет, премий и наград тоже:

Как на земле оставить след,
Чтоб быть бессмертным сотни лет?
Спалить дотла великий храм?
Но это не подходит нам.
Открыть какой-нибудь закон?
Но мы глупее, чем Ньютон.
Открыть Америку? Но нет,
Как на ладони, Белый свет…
Писать стихи осталось лишь,
А в вечности так много ниш!
                ***
Нас всех расставит по местам
Придирчивое время.
И будет ли в почете там
Познавший славы бремя?
Коварен жизненный успех,
Зависящий от премий.
Нас по местам расставит всех
Придирчивое время.
И это для себя открыв,
Ты все же хочешь славы.
Так ветер тратит свой порыв,
Чтоб слышать шум дубравы.

В этом стихотворении не только честное признание, но и великолепный образ ветра, шумящего в дубраве. Ветер тратит свой порыв для того, чтобы отразиться в шуме дубравы. Прекрасный символ, показывающий как поэтическая речь может действовать на  сознание читателей… Но где-то этот шум в мозгах и памяти слышавших его остается… В поле это ветерок, в дубраве - шум, на берегу моря - ураган… Ветер показывает и свою нежность и свою силу, где-то он и в ужас может повергнуть…Это  отражение может доходить до страшных форм и последствий.  Но  сама природа безразлична к  экзерсисам ветра.  Для этого нужны обязательно зрители-читатели... И описывающие их люди постепенно раздувают славу ветра и разносят ее по земле. Без этих людей никто бы об этой славе не догадывался… А так, появляются сказки, легенды, мифы, поэтические образы. И из этих, казалось бы, эфемерных представлений, потом возникает популярность и слава ветра, как одной из великих стихий, вечно действующей на нашей планете...  Много загадок в творчестве ищущих признания поэтов и труден их путь к горячо желаемой Славе!..
Кстати, это хороший пример, показывающий, как поэзия может влиять на наше сознание и насколько выразительной и емкой  может быть поэтическая речь.. По двум стихотворным строчкам можно написать трактат о поэтике… В свое время Аристотель так и сделал, читая Гомера...

Память, воспоминания, размышления, деяния человека — все это сложным и непостижимым образом переплетено в человеке. Но Сережа запоминает то, что ему по сердцу. Сердце, если человек прислушивается к своему внутреннему голосу, никогда не обманет человека… И поэтому мы можем быть спокойны за его судьбу Он вырос и сформировался правильным человеком. Талант его сегодня ни у кого не вызывает сомнений.  И это еще не вечер: Лев Соломонович предсказывал сыну медленное, но долгое развитие. Поэт преподнесет нам ещё много сюрпризов...
Человек по жизни может обрасти шелухой, из-за которой будет трудно увидеть истинный  облик человека. Часто мы эту шелуху только и видим… Но все мироощущение и талант Сергея Таратуты покоятся на трех китах: таланте, тонкости и чувствительности мамы, на практичности, преданности и упорстве отца и на природной силе, доброте и талантливости его деревенской бабушки-прабабушки. Вот этот последний его корень - самый главный для, он делает дерево его жизни несгибаемым, неподвластным никаким ветрам, бурям-ураганам, и сам поэт это понимает:

Спасибо, бабушка Алена,
Что ты была в моем роду.
Я летом по траве зеленой
На кладбище к тебе приду…
Была ловка ты в сборе жита,
Как Богоматерь, хороша…
Нет, бабушка, ты не забыта,
Живет во мне твоя душа.
И хороводы ты водила,
и пела лучше всех подруг…
НЕ всё в себя взяла могила,
Поныне не замкнулся круг.
Мне помнится, как возле клена
Ты коротала вечера…
Совсем забыл приставку «пра»,
Моя прабабушка Алёна.
Да что приставка, в ней ли дело?
Ты многих ближе и родней.
Ты до своих последних дней
Стихами говорить умела!

                Слез благодарности много во мне...

Людмила Фетисова.  Одна из привлекательнейших черт С. Таратуты - это его память, его способность с благодарностью вспоминать … Не вообще память, как основа человеческого интеллекта, а его родовая память, делающая его сразу хрестоматийным поэтом и душевно  близким нам человеком.
Думаю, невозможно найти такого художника, писателя, музыканта, который бы так неистово был предан памяти своих близких и упорно благодарил и кланялся своим родителям и предкам… Став поэтом много стихов Сережа посвятил своим родителям и предкам. Как никто много… Он постоянно к возвращается к их памяти.  И благодарное чувство, постоянно живущее в нем, вызывает ответ его предков и естественным образом держит его на поверхности земли, дает ему здоровье и силы для творчества, пронизывает всю его поэзию. Закостенев в материализме,  мы очень недооцениваем ту энергию и силу, которую имеют и хотели бы нам передать «оттуда» умершие… Надо только поддерживать эту связь. И Сережа и как поэт, и как человек, это делает…
Без мистики и веры в сверхъестественное мало что можно объяснить и  понять в этой жизни. Материализм простая, но однобокая философия. Нахлебались мы в советское время материализма, марксизма, ленинизма , сталинизма, хочется заглянуть и по другую сторону занавеса…  Очень старались большевистские вожди в то время нас обезбожить и сбить с Пути,  чтобы было  легче  пасти человеческое  стадо…

У Сережи очень рано, когда ему было всего четыре года, умерла мама  Людмила Михайловна Фетисова, Заслуженная артистка РСФСР, всю жизнь игравшая на сцене Центрального театра советской армии. Красоты и обаяния  по отзывам знавших ее, была необыкновенного. Дитя российской провинции, Тульская губерния.. Много талантов вышло из тех мест… Ясная поляна там недалеко, и Иван Бунин напитался там живительными соками русской земли и природы. Красавец-генерал, создатель дальних бомбардировщиков, авиаконструктор Владимир Михайлович Мясищев - уроженец города Ефремов. Дивная Земля!
Кто был в ЦТСА знают, какое это помпезное  учреждение. Зал на 1700 мест, даже Москва не может его заполнить, на огромной сцене на лошадях можно было скакать и танковые сражения  разыгрывать...  Но во времена, когда его возглавлял А.Д. Попов,  Людмила Фетисова блистала на сцене ЦТСА и народ туда валил... Алексей Дмитриевич Попов, рассказывают, был не только хорошим худруком, но и человеком, обладавшим редкой способностью помогаь актерам не только играть, но и жить. В его время Л. Фетисова с большим успехом сыграла на сцене ЦТСА полтора десятка ролей.
В 1960 году настали другие времена, Сережа тогда был еще совсем маленьким…  А.Д. Попов, умевший помогать людям жить и при котором раскрылся талант актрисы, покинул театр, мама Сережи тяжело переживала его уход. С новым руководством театра отношения не сложились, и 21 апреля 1962 года в 37 лет умерла от тяжелой болезни. Театр очень жестокая организация и, похоже, что вся эта история ускорила уход тонко чувствовавшей и талантливой актрисы. И, как видите, произошло это довольно быстро…
А четырехлетний мальчик, которому сказали, что мама уехала на гастроли, остался на всю жизнь сиротой - Сережей. Мама при жизни отпечататься в его детской памяти не успела, ее образ и представление о маме формировалось у ребенка потом умозрительно, но любовь к гастролирующей в Вечности маме-актрисе жива в его сердце и поныне.
А когда Сергей вырос и стал поэтом, память о ней стала важной составляющей его жизни и постоянной темой его творчества. Она не только вдохновляла его как поэта — связь между ними неразрывная -  сын поставил одной из целей своей жизни сохранение  памяти о талантливой маме во всех доступных ему формах и видах. Практически в каждом своем выступлении на радио, телевидении, в многочисленных интервью, на поэтических вечерах поэт с благодарностью говорит о своей Маме. В этих выступлениях он и о своей исключительно цепкой памяти говорит… И здесь он прав — у него феноменальная память благодарного сына и талантливого поэта! Может быть это одна из причин появления его на нашей планете… Там на Небесах знают, что делают!...
И здесь в «огимнивании» (неологизм И. Северянина) Мамы он тоже преуспел. Сергей не раз говорил, что во многих его начинаниях ему народ помогает… 31 октября этого года земляки открыли мемориальную доску заслуженной артистки РСФСР Людмилы Фетисовой в селе Ступино на доме, где родилась актриса Центрального театра советской армии.

Лев Соломонович. Но не только о маме постоянно помнил поэт… После смерти матери у него остался еще Заслуженный папа Лев Соломонович Таратута, который  почти пол века, сначала, как кормилец, потом, как друг и советчик, поддерживал сына на его жизненном пути. То, что сделал постоянно сейчас воспеваемый сыном отец Таратуты —  феноменальный результат всей его жизни, похоже, что самый главный….
Сын чувствовал себя за таким папой, как за каменной стеной. Каждый его шаг по жизни направлялся отцом. Ежедневно сын чувствовал и получал поддержку от Льва Соломоновича: до двух десятков телефонных звонков проходило ежедневно по каналу их связи. Да и сам Таратута обожает своего единственного сына Сашу, который вылитый папа. Саша — ребенок от второго брака поэта. Сейчас его сын учится на втором курсе Оксфордского университета...

Главный редактор журнала «Юность», поэт Андрей Дементьев называет его современным во всем, что касается поэзии. Но он современен и по своему финансовому чутью и способности достигать, будучи только поэтом, и хороших финансовых результатов. Что выгодно отличает его от бедствующих коллег по поэтическому цеху. Вот, что дал сыну Лев Соломонович!  И при этом он умудрялся еще ежедневно и в кастрюльки сыну что-то закладывать и записки писать:


Отца записки
Руководили мной записки.
Когда из школы приходил.
Я в холодильнике на миске
Клочок бумаги находил.

Там говорилось, что в кастрюле,
И как мне что разогревать.
Года летели словно пули,
Не собираясь убивать…

Прочтя, выбрасывал всегда я
Записки те, и грел еду,
И ел, ни капли не страдая,
Что никогда их не найду…

Стою на кухне, как в пустыне,
Вскипает что-то на плите,
И превращаются в святыни
Записки те, записки те…

Заслуженный отец России… Жаль, что у нас нет таких званий! Подняло и поддержало бы это российские семьи. Знали бы все таких отцов. И в бюджетах страны и регионов такая статья расходов должна быть. На воспитание детей много времени свободного нужно, а где же его взять, когда надо зарабатывать, зарабатывать и зарабатывать, чтобы семью накормить и детям образование дать...
2010 год стал вторым трагическим рубежом жизни и творчества Сережи: в этом году умирает его отец, после смерти любимой Люси больше полувека отец стоял и жил рядом помогая становлению сына, но все когда-то уходят и в 53 года  поэт осиротел во второй раз:

Жизнь разделилась на этапы,
Кто — колосится, кто — жнивье.
Свидетельство о смерти папы
И о рождении свое
Несу во внутреннем кармане
В еще неведомый собес.
И непонятен мне и странен
Союз собеса и небес.
А год две тысячи десятый
Идет тем временем к концу
Горячий, дымный и проклятый,
Он помереть помог отцу!
И этот клин не выбить клином.
И небо залито свинцом.
Итог: я был надежным сыном,
А он великим был отцом!

В 2010 переломном году только на шестом десятке  закончилось детство поэта:

За вторником следом приходит среда.
За их очередностью впредь не следите.
И детство кончается только тогда,
Когда умирает последний родитель...

Попробуйте после этого вступления прочувствовать глубину  родового  чувства  поэта и его одиночество  в опустевшем родительском доме:

Не хватит сил избавится от хлама,
Как и забыть ту жизнь не хватит сил.
Вот зеркало — в него смотрелась мама.
Вот абажур  -  его отец чинил.
И в зеркале, как в древней плащанице,
Мне кажется, ее я вижу лик…
А выбросишь какую-то вещицу,
Свою судьбу ты сократишь на миг….

В этом проклятом 2010 году поэт выпускает очередной сборник лирических стихов и посвящает его памяти своего отца… Горячее и дымное лето этого года было трудным и для нас с мамой: я спасал ее в деревне под Серпуховом, каждый час освежая воздух в доме аэратором… вне дома — сизый дым, свежего воздуха вокруг не было ни днем ни ночью, на улице дышать было нечем. Но мы с ней тогда продержались…
Но сын-поэт потрудился над тем, чтобы отблагодарить в своих стихах отца за его заслуги и ввести его  имя в анналы истории культуры, и не только в стихах: всегда и везде Сережа практически во всех своих интервью и выступлениях старается помнить и говорить об этом… Удивляет и восхищает прагматизм, умная настойчивость и методичность, с которыми он сам идет и ведет своих родителей на встречу с потомками...

На судьбу мне жаловаться грех
И смешное имя - Таратута.
Может быть живу я лучше всех,
Только снова грустно почему-то…
Я отцу поведал бы о многом,
Вот уже три года ка мы врозь,
У него под боком, как под Богом,
Мне прожить полвека  довелось!

               ***
Горе, знаю, не раз еще сгорбит,
Не нарушить событий канву!
Слава Богу, не гибну от скорби,
Как-то все-таки дальше живу.
И крещу я родителей фото,
Непонятно: я с ними иль без?
И душа на правах эхолота
Вымеряет глубины небес!

Мистика. Стихи стихами, но чувство неизбывной благодарности, присущее Сергею Таратуте поднимает его не только как поэта, но и как личность, как человека над многими его собратьями, над всеми нами… Редкое качество! И оно разливается далеко за пределы его семьи, его родных и близких. И оно не только с близкими, но и  с окружающим миром его соединяет и лежит в основе его миролюбия.  Благодарность:  используя данный Богом талант,  нести и дарить людям благо, греть их души в ненастье нашей жизни.  В этом, возможно, миссия Сергея Таратуты.
Раньше говорилось о возможности и даже необходимости нашей связи с ушедшими на тот свет родителями и близкими. У оккультистов даже есть специальные методики для таких контактов, правда, православная церковь таких вещей не поощряет... А теперь почитайте, пожалуйста, как это делает Сергей-Сережа:

Письмо отцу
,Я тебе пишу с Большой Земли,
Мой отец, теперь твой адрес -небо.
Что-то быстро мы свой путь прошли,
Хоть коротким он конечно не был.
Здесь у нас по-прежнему зима,
Ну а ты хотел дожить до лета,
Ну а мне бы не сойти с ума,
Слишком тяжела разлука эта…
У меня быстрей пошли дела;
Вы там с мамой трудитесь на пару,
Надо мной раскрыв свои крыла.
И к любому я готов удару.
Ты скончался в мамин юбилей.
Это — знак, не может быть сомнений…
Сложный путь у этого письма,
Как оно отыщет адресата?
Здесь у нас по-прежнему зима,
На каток спешат, как мы когда-то.

Стараюсь все время отыскивать позитив в нашей жизни и в людях. Так легче и интереснее жить. Езжу даже за этим в провинцию, и повсюду нахожу... Вот и в этом письме, далеко ездить не надо,  я его увидел... В Священном писании сказано: « И даст Господь тебе по сердцу твоему!» На что настроена душа человека, то он и находит в жизни.
Читая последнее стихотворение, можно еще раз порадоваться за Сережу: здоровым человеком его вырастили родители. На каток с мальчиком папа ходил… Как этому не порадоваться?
На фотографиях, которыми он наполняет свои сборники, видно, что это не немощный человек, неутомимый пловец, пешеход с легкой походкой, фехтовальщик - не качок, но очень спортивный… Судя по количеству фотографий, он сам себе нравится везде, где он бывает… Со временем это пройдет, но до этого еще далеко... Ни интеллигентской худосочности, ни чрезмерной упитанности кабинетного работника. Хорошая стать…
С такой статью много чего можно было бы совершить в физическом плане  нашей жизни, соблазнов в ней много, но следов сильно разгульной или нездоровой жизни на его лице и в глазах нет. Сергею Есенину этих соблазнов избежать не удалось. Покатился он,  щедро разбрасывал, все чем наградила его природа. Сумасшедшего обаяния был человек. Правда, и время тогда было другое, страшноватое: гениально одаренному до глубины души русскому поэту из крестьян, наверное, и взять от жизни все и прожить ее скорее хотелось... 
Печать печали  в глазах Таратуты есть, и он умеет держать свое лицо, как прирожденный англичанин, но это особенность его поэтического взгляда на окружающий мир. Не оптимист - он... Да я и не помню поэтов-оптимистов… А потом — такое лицо защищает человека от ненужных объятий и поцелуев. Не каждый бросится на шею человека с таким лицом. Быть знаменитым очень тяжело, нужно что-то делать, чтобы не привлекать к себе слишком много внимания. Не приведи, Господь! А Таратута пользуется общественным транспортом, своего автомобиля у него нет. Пешеход он, только на свои ноги надеется.
По дыбящимся курчавым волосам на руках (он старается не скрывать свою стать и любит майки без рукавов) видно, что иммунная система у него в полном порядке... Очевидно, что папа постарался вырастить Сережу здоровым человеком и записки, о которых сейчас с благодарностью и нежностью вспоминает Таратута, на кастрюльках с правильной едой ему оставлял. За это ему отдельный поклон....
Снова о родителях, и снова мистика:

Родителям
Для чего-живу — чтоб быть поэтом.
Но сейчас поэты не в чести,
Как снега не требуются летом,
И как листопад среди зимы.

И как не востребовано море
В день ненастный и пустынен пляж,
Где собаки ищут счастье в своре,
Лежаки беря на абордаж.

Вот и все, Родителей не стало.
Хорошо был длинным интервал.
И они с небес, как с пьедестала,
За сигналом подают сигнал.

Даже не сигнал, скорее знаки,
Слава Богу, в них нехватки нет.
Помогают мне идти во мраке,
То и дело зажигая свет!

И вот еще восемь строф:


Спасибо, Господи, за то,
Что мой отец прожил так долг.
Тринадцать лет и было б сто.
Но ощущение осколка
Шесть месяцев живет во мне,
И мир обшаривая взглядом,
Я чувствую — он где-то рядом,
На небесах или на дне...

Не знаю, как вы, но я к поэтической речи и высказываниям талантливых поэтов отношусь очень серьезно… Стараюсь понять их, без ерничанья  и критики. Верю искренности интонаций поэта, стараюсь услышать обращенный ко мне голос Сергея Таратуты.  Иначе, зачем жить? Не в пустыне же поэт живет-поет-вопиет… И не Вавилонскую же башню  мы на нашей российской  земле строим?

И другие… Чтобы закончить с темой благодарности, показать, что это чувство у поэта  далеко выходит за рамки родственного клана, и поклониться русскому поэту с обостренной совестью, приведу еще одно его стихотворение-признание, показывающее, что он имеет право называть себя Русским поэтом. И это тоже звание - высокое звание, которое наш народ: читатели и просто люди обязательно присвоят Сергею Таратуте:

Почему кинохронику прошлой войны,
Даже если и вижу ее не впервые,
Через слезы смотрю?.. я ведь сын тишины,
И те люди, заснятые, мне не родные.
Да и было все это когда-то давно.
Нынче делают ярче и четче кино.
Почему так бывает всегда, почему?
Оттого ли, что вижу Россию в дыму,
Или слез благодарности много во мне,
Вот они и текут каждый раз в тишине.
Может быть, это все от бессилья помочь
Тем, кто делал Победу в жару и и в мороз,
Тем, кто бил неприятеля, гнал его проч,
И по ком до сих пор - материнские слезы…
Так смотрю на мерцающий сизый экран,
Словно я той великой войны ветеран.

И вот в завершение этого очерка строчки потрясающей искренности, написанные в 2015 году, подтверждающие достоинство Сергея Таратуты:

Опять душа, как поле под парами,
Чтоб как-то раз проклюнулся стишок…
Мои стихи, я не расстанусь с вами,
Еще не время пить на посошок.

Мои стихи, спасибо вам
За то, что мне пропасть не дали,
Что я, благодаря словам,
Неспешно улетаю в дали!

И не прожить закату без рассвета,
И против оверкиля есть балласт,
Иссохнуть сердцу и душе не даст
Больная совесть русского поэта!


                Заключение

Кто-то может сказать, что все это личное мнение отдельно взятого читателя. Нет! Так сказать нельзя... Автор не одинок в своем отношении к Сергею Таратуте и его поэзии. Он широко признан. У поэта много регалий, он член Союза писателей России, Союза театральных деятелей, Союза журналистов, у него много  наград, в том числе, ордена, среди них Почетная серебряная медаль И.А. Бунина «За вклад в российскую поэзию», Орден М.В. Ломоносова «За большой личный вклад в развитие отечественной культуры и искусства». В книге приводятся отзывы его литературных наставников, других известных людей: писателей, поэтов и музыкантов. Все это и основные  события его биографии приведены на последней странице суперобложки книги «Эпизоды. Лирика».

Название этой книги не случайно: поэт же по образованию актер и долго вращался в актерской среде. А в этой сложной профессии актеры очень зависят от режиссера, от его воли, кто-то получает главную роль, а кому-то достаются роли в эпизодах или бессловесные роли в массовках, а с ними и бесконечные страдания ущемленного самолюбия:

На судьбу и везенье роптать не изволь,
Появляясь на свет по закону природы.
Назначается каждый на главную роль,
А она разбивается на эпизоды.
Ненасытно-бесшумная времени моль
Проедает насквозь быстротечные годы…
Назначается каждый на главную роль,
А она разлетается на эпизоды.
Ни сюда, ни отсюда не нужен пароль,
Правда жизни ломает все шифры и коды…
Назначается каждый на главную роль,
А она разрывается на эпизоды.

Но Сергей Таратута смог освободиться от этой зависимости и сам стал режиссером своей жизни, считая свои стихи эпизодами своей творческой биографии.  Помогли ему в этом поэзия, его талант и глубокое понимание правды жизни…



Рецензии