Вологодский след Марины и Анастасии Цветаевых

Статья из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 29/07/2015

Если бы Марина Цветаева выжила в эвакуации, после войны все семейство могло, воссоединившись, обосноваться в Вологде. Наш корреспондент обратился к Елене Титовой – человеку, который восстанавливает картину пребывания семьи Цветаевых, их родственников

 

- Елена, когда и как вы узнали, что семья Цветаевых связана с Вологодчиной?


- Это было в конце восьмидесятых. В журнале «Юность» в новелле «Родные сени», написанной сестрой Марины Цветаевой Анастасией, речь шла о Леониде Федоровиче Шевелеве, погибшем в Вожеге, упоминались его вологодские родственники.

А затем в книге воспоминаний Анастасии Цветаевой «Моя Сибирь» наткнулась на фразу о вологодском враче Евгении Васильевне Александрович, которой Анастасия Ивановна из Пихтовки Новосибирской области посылала телеграмму с просьбой подтвердить диагноз. И в хронологическом обзоре жизни писательницы  говорится, что в Соколе Вологодской области она находилась с осени 1947 года по 17 марта 1949 года.

Последние три года темой пребывания на вологодской земле Цветаевых-Трухачевых я занимаюсь довольно серьезно: работаю в архивах, выезжаю в Сокол, изучаю районную газету тех лет в надежде найти новые следы, ниточки, свидетельства. Например, 2-3 года назад в Интернете я вышла на письма, отправленные Анастасией Ивановной сыну из лагеря. Там есть фраза о том, что  ей непременно нужно побывать в Вологде у одной баптистки, приведен адрес - улица Большая Кирилловская, 17. Раньше это был двухэтажный деревянный дом, примерно там, где ныне находится городской Дом культуры, сейчас это улица Ленина.

- Расскажите, как Анастасия Цветаева, прозаик, поэт, мемуарист, сестра Марины Цветаевой, дочь основателя Музея изящных искусств в Москве, попала на Вологодчину?

- После 10 лет ГУЛАГа она в 1947 году прибыла в Сокол, где на строительстве завода работал ее сын Андрей Трухачев. Освободившись в начале сентября,  некоторое время не могла выехать - не было денег. В Буе ее встретил сын. Так она попала в Печаткино, микрорайон Сокола. 29 октября того же года у Анастасии Ивановны родилась внучка Маргарита. Литературной работой она, возможно, активно не занималась – печи, огороды, занятия с внуком, заботы о маленькой Рите. Здесь Анастасия прожила до следующего своего ареста.

- Сын Анастасии тоже жил на Вологодчине...

-  Андрей Борисович Трухачев был одаренным человеком, хорошо рисовал. Когда речь зашла о выборе жизненного пути, он решил, что профессия художника не кормит, и стал архитектором. До Печаткино он тоже успел побывать в лагерях. В Соколе работал инженером, строил спиртовой цех Сухонского целлюлозного завода. Находился в Вологодской области с 1943 по 1949 годы. Его женой стала Нина Андреевна Зеленина (Шарыпова), родители которой жили в деревне Чернево, недалеко от  Великого Устюга. После ареста матери Андрей с семьей уехал в Туринск. Но там его вновь арестовали. К счастью, первое дело его было потеряно, и это спасло  от расстрела.

Снова арест

- И Печаткино в Соколе стало, к сожалению, тем местом, где Анастасию арестовали повторно?

- Пришли неожиданно трое, в том числе женщина, говорили в основном про сына, про его работу. Когда спросили: «Где ваша комната?» - Анастасия Ивановна все поняла. Они с  сыном собирались в заводской клуб, в кино на «Музыкальную историю». Он задержался, и когда с порога, не видя гостей, попросил мать поторопиться, услышал ее ответ: «У нас тут своя музыкальная история».

Всего в Соколе сестра Марины Цветаевой пробыла 18 месяцев. Зачистки шли по всей стране, в эти годы арестовывали повторно. В принципе, следователь даже не придумал нового обвинения: ей вменялась антисоветская деятельность.

- Сюда же приезжала дочь Марины Ивановны - Ариадна Эфрон...

- Да, сын жены Андрея Трухачева (мальчику тогда было 10 лет) помнит, что бабушка Анастасия Ивановна и незнакомая женщина с большими серыми глазами разговаривали на иностранном языке. Речь могла, наверное, идти о гибели Марины и судьбе ее архива.

Когда Ариадна приезжала, точно установить пока не удалось. Есть версия, что она приехала той же осенью, что и Анастасия. Потому что крестной Маргариты была записана именно она. Но была ли она в это время в Соколе, приезжала ли еще - пока вопрос открытый. Кстати, в хрониках помечено, что Ариадна привезла в Печаткино машинописные копии рукописей матери.  Скорее всего, именно она привезла и главы лагерного романа Анастасии Цветаевой «Amor».             

Вот эта улица, вот этот дом...

- Через ваши руки проходит множество документов. Какие их них самые ценные?

- Конечно, если найдутся рукописи Марины или Анастасии Цветаевых, дочери Марины Ариадны Эфрон, это будет удача. Но любое свидетельство - фотография, письмо, документ - не менее важны: они помогают восстановить картину жизни, творчества.  Из архивов ФСБ удалось получить оба дела Анастасии Цветаевой:  московское 1937 года и то, которое заведено на Вологодчине. Благодаря последнему установлен тот  факт, что Анастасия около месяца после ареста провела в Вологде, в пересыльной тюрьме. Здание находиось возле Духова монастыря, сейчас рядом установлен памятный знак жертвам репрессий.  Оба  дела читала в Вологде и Ольга Андреевна Трухачева, младшая внучка А.И. Цветаевой.

А еще нам удалось установить улицу, дом, квартиру в котором жили Цветаевы-Трухачевы. Вопреки ожиданиям – дом сохранился!

- Как был найден дом и что с ним сейчас?

- С помощью сокольчанки Людмилы Кузнецовой удалось определить примерный адрес и расспросить старожилов. Это нынешняя улица Фрунзе, дом №8. А в январе 2015 года, когда в вологодское УФСБ пришли уголовные дела,  мы узнали и номер квартиры. Но на доме висит табличка «В декабре 2015 года ваш дом будет расселен», а значит, его могут снести.

Сейчас много говорят о культурном туризме внутри страны, области. Уверена, это может быть прекрасный, востребованный  туристический маршрут. Дом находится всего в 40 км от Вологды. Кроме документов, которые готова передать  Ольга Трухачева, краеведческий музей мог бы разместить там и другие свои  экспозиций.

- Могли ли Цветаевы после войны остаться жить на Вологодчине?

- История не терпит сослагательного наклонения, но… Если бы Анастасия и Ариадна нашли работу в Соколе или в Вологде, если бы Марина не погибла в Елабуге, такое могло бы случиться.


               
Досье
Елена Титова – родилась в 1968 г., живет в Вологде, доцент кафедры литературы Вологодского государственного университета. В 1997 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Жанровая типология поэм М.И.Цветаевой».  Исследователь «вологодских штрихов» в судьбах Цветаевых. Участник международных научных конференций, автор статей, посвященных творчеству Марины Цветаевой.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.