Смерт длинною в жизнь. 8

*8*
Встречи с  Бобом, так звали американца, участились. Они встречались практически каждый день. Боб рассказывал Мишке про жизнь в западных странах, про то, что он Мишка со своей специальностью, будет востребован в любой западной стране, входившей в антигитлеровскую коалицию, к тому времени в их состав входило пятьдесят восемь государств. Последними странами, уже в самом конце войны, к коалиции присоединились Болгария, Венгрия, Румыния и Италия.
-Поживешь, посмотришь,- уверенно говорил Боб - в конце концов, если даже не понравится, ты всегда можешь вернуться на Родину. Просто надо подождать пока улягутся страсти.
И Мишка все больше и больше склонялся к тому, что Боб прав.
« Поживу с годочек другой, осмотрюсь. А там глядишь, и правда, все уляжется».
-Правильно - подбадривал Боб – время лечит, как говорил классик.
Прошло еще несколько дней и американцы начали формировать группу, для отправки в Италию. Мишка был один из претендентов. Италия,… какая она?

***
Поезд шёл на Юг.
В вагоне было чисто и светло. Небыло на окнах решеток, лая собак, вонючей баланды, и окриков надзирателей, все это было в прошлом, как сон.  Мишка в новом костюме, чисто выбритый сидел у окна и любовался пейзажем.   Его глаза настолько отвыкли от подобных картинок, что он жмурился время от времени и тряс головой.  Вместе с ним в вагоне находилось еще десять человек таких же, как он отказников.

***      
Неаполь встретил Мишку летним теплом и шумом прибоя. Дорога серпантином спускалась к морю, маня своей пенной волной. Удержаться было невозможно. С берега город был красивым и чем-то отдаленно напоминал Ялту, в которой Мишка отдыхал пару раз до войны. Искупавшись, группа стала подниматься в город, по пути встречались люди, по их одежде можно было понять, что город не жирует. Это позже Мишка узнал, что в городе нет работы, и нечего есть. И что раз в день итальянцы, жители города, спускаются к морю, где у причала стоят Американские корабли. И что с этих кораблей они получают продукты, которые Американцы раздают в качестве гуманитарной помощи. Продуктов этих ничтожно мало, но их хоть как-то хватает, чтобы дожить до следующего дня.

Биржу разыскали без труда, по огромному хвосту безработных. С трудом объяснили охраннику, что они хотят и охранник проводил их вовнутрь здания под недовольные возгласы толпы. Мужчины разбрелись по залу к разным клеркам и больше никогда не встречались. Их отправили в разные районы на разную работу. Мишку расспросили на очень плохом русском, что он умеет делать. И очень обрадовались, узнав, что он соображает в технике. После заполнения определенных форм, ему предложили поставить кучу подписей. Объяснили, правила поведения, права и обязанности. Выдали направление на работу и справку на заселение на квартиру.

 Довольный Мишка вышел на улицу и, спросив у первого попавшегося прохожего название улицы, направился в сторону моря. Дом оказался не далеко от моря. Чем Мишка был кране доволен. Хозяйка была средних лет довольно - таки приятная стройная женщина с черными глазами и пышной черной копной прекрасных густых  волос, по имени Филомена. Узнав, что Мишка русский очень обрадовалась, долго что-то говорила. Из всего сказанного Мишка разобрал несколько слов, война, немцы, смерть и то, наверное, больше, благодаря эмоциональной жестикуляции. Потом начала что-то  спрашивать и Мишка с трудом догадался, что она интересуется, хочет ли он есть. Конечно, да…

Филомена принесла тарелку непонятной массы зеленовато-желтого цвета с добавлением макарон.
- Фаджоли - объявила хозяйка,- заметив, что Мишка не понимает, добавила – паста.
Мишка тупо покачал головой, будто бы все понял. Взял ложку и начал есть. На вкус эта штука оказалась весьма не дурна. Напоминала гороховую жидко сваренную кашу с макаронами и с добавлением каких-то неизвестных трав. Вместо обычного для русского чая, или компота, Филомена принесла кувшин с вином и стакан. Мишка налил полный стакан вина и маханул его залпом, чем вызвал дикое удивление хозяйки. Позже Мишка узнал, что итальянцы не  пьют вино стаканами, как русские, а просто запивают пищу небольшими глотками  вина, чему Мишка так и не научился, прожив не один год в Италии.
День подходил к концу, и Филомена засуетилась, Мишка понял, что она кого-то  ждет. И каково же было удивление,  когда на крыльце появилась прекрасное создание лет двадцати. Черноглазая, с роскошными волосами как у матери сомнений небыло, что это дочь Филомены. Прекрасно сложенная, высокая девушка. С красивой грудью в глубоком декольте, узкая талия плавно переходила в высокие бедра. Длинные загорелые ноги,  из под короткой юбки сводили с ума.. Мишка стоял, не живой не мертвый. Филомена, что-то объясняла дочери, а девушка бесстыдно смотрела на Мишку, лукаво улыбаясь кончиками губ. Мишке казалось, что такой красоты он не видел никогда. Между тем мать видимо закончила свое повествование и представила свою дочь.
-Джильда. Моя дочь. – Сказала она по итальянский.
Девушка протянула руку. Мишка стоял, как заговоренный не в силах поднять руки. Джильда что-то быстро говорила и смеялась. Наконец-то Мишка понял, что от него хотят, и кинулся неуклюже трясти руку девушки, чем вызвал смех и у матери. 


Рецензии