Коля слово говорил

Общественность России сегодня находится в состоянии groggy. Так называют в боксе самочувствие еще находящегося на ногах бойца после получения им удара в подбородок. Ничего страшного, но боксёр на короткое время теряет ориентацию. Проблема в том, что в нашем случае некому остановить схватку и «открыть счет», чтобы не допустить превращение боя в «избиение младенца».
- А что произошло?
Школьник из России выступил в бундестаге ФРГ (перед парламентариями). И его речь вызвала неоднозначную реакцию. Почему? Объяснить сложно, так как слова самого школьника не несут какой-то негативной окраски. А вот общий фон оказался для многих жителей России негативным. Так бывает. Отвечает парень на вопросы судьи:
- Какую личную неприязнь вы, гражданин, испытываете к потерпевшему?
- Такую… личную испытываю, что даже кушать не могу!

Начинаешь воспроизводить сказанное на бумаге - вроде и нет ничего вызывающего. Включишь видео - неприятно становится. А все потому, что в печатном тексте отсутствует эмоциональный фон. Впрочем, глупо мальчишку рассматривать отдельно от самой ситуации. Он ведь, не зашел на заседание? Он был отобран, научен и доставлен к месту спича. У кого из вас, в очередную годовщину начала разгрома группировки гитлеровских войск (их союзников) под Сталинградом есть насущная потребность выступить перед потомками солдат вермахта и эсэс? Может такая тяга есть у моего приятеля, дед которого в Сталинграде получил боевое крещение, первое ранение и орден?

- Старшина Иванов дошел из Сталинграда до Берлина, у таких солдат даже есть литературный термин "оплавленные", - вспоминает его внук и говорит, что в детстве было желание и самому расписаться на рейхстаге. Желание юности притупилось, но потребность брататься не возникла.

У меня, внука солдата 126-й сибирской стрелковой дивизии, которая на месяц остановила немцев у станции Котельниково (почти полностью полегла в степи) - нет потребности, что-то в этой истории переписывать. 
- Британское правило "мой дом - моя крепость", вполне характеризует право народа уничтожать оккупанта.
Я смотрел на оплывшие окопы, перебирал труху сгнивших винтовочных гильз. И знаю точный адрес лагеря военнопленных, откуда дед бежал в первый раз. Он не писал о европейском сочельнике (письмо советского военнопленного на этом заседании зачитывал немецкий юноша). Он хотел есть и жить. Деревянная колодка (обувь такая) набила ему вечную мозоль на щиколотке, а выходящие из мяса осколки Сергей Трофимович почти полвека в бане бритвой вырезал. Такие…темные комочки, с рыбью чешуйку или семечку подсолнечную...

У нашего народа нет жестоких чувств к современным немцам.  Но было сложно представить, что мы поедем в Берлин, чтобы перед ветеранами вермахта (их потомками) рассказывать о нацистах, которые хотели жить мирно и не хотели воевать. И чтобы мальчишка оказался в назначенный день в столице Германии, очень много и кропотливо работали взрослые люди. Не шпионы, а обычные отечественные педагоги и их коллеги из ФРГ. Причем привезли не абы кого, а победителя олимпиад по истории. Годами готовили парня, отбирали среди школьников ребят увлеченных историей. Коля не единственный, он среди них лучший. Самый достойный на взгляд тех, кто дал деньги, установил правила отбора и обрисовал «верные позиции». Мэр Нового Уренгоя совершенно правильно защищает парня, поясняя всю опасность возможной травли. В эти дни мальчишка получил такой удар, что прежним уже никогда не станет. Сложно даже представить, какую растерянность, страх он может испытывать. Все прошедшие годы ему рассказывали о «правильных ответах», учили ориентироваться в какой-то системе координат, «прогнали» через олимпиады и конференции, назвали лучшим из лучших, привезли в «логово спонсоров». Он сделал все как привык, как научили, а реакцию на Родине вызвал… впору прятаться. Более того, Коля теперь очень быстро поймет, что в любимом предмете его совершенно не научили разбираться. Что методика получения грантов к науке изучения прошлого не имеет отношения. Порочность преподавания истории видна уже из этого короткого выступления парня. И речь идет не об эмоциях.
- Вот как у него получилось, что немец, плененный в ходе разгрома Сталинградского котла умер именно «от тяжелых лагерных условий»?

Вернемся к этому вопросу позже, а пока расскажу зачем собрались в зале внуки немецких солдат. 19 ноября в Германии отмечают Всенародный день скорби. И он ассоциируется именно с потерями немцев под Сталинградом. Мне сложно сказать, почему этот памятный день у жителей ФРГ связан не с финалом истории, разгромом группировки и капитуляцией, а именно с началом советского наступления. В эти дни больше всех в донской степи досталось, скорее, румынам. А немецкий солдат в разгром не верил и демонстрировал стойкое презрение к «иванам». Может быть, в современной Германии не хотят, чтобы день поминовения как-то ассоциировался с трауром 1943 года (объявленный Геббельсом 4 февраля)? Скорбь их понятна. Ведь наши дедушки закопали в донскую степь всю довоенную элиту вермахта. Кстати, немцы в такой скорби среди европейцев не одиноки. Венгры, к примеру, аналогом Сталинграда считают Воронеж, а французы - Березину. Поляки поминают Прагу (умели наши предки оставлять своеобразные «памятки»). Не то удивительно, что помнят. Удивляет форма нашего присутствия на таких поминках. Разве правнуку советского солдата Коле должно быть жалко, тех кто «не хотел воевать», но дошел по изнасилованной, расстрелянной нашей стране до Волги? Почему прилежный ученик российской школы (обратившись к привычным для него источникам) сделал вывод, что пленённый Юлиус умер в лагере не от последствий его упорного сопротивления Советской армии? Нацисты ведь до последнего сидели в обороне. Еще 3 февраля в «котле» шли бои, гибли люди. Голодные, обмороженные, израненные, они упорно убивали наших дедов. И что сделали наши предки, когда принудили армию Паулюса к капитуляции? Начали выхаживать побежденных врагов. Разработали систему эвакуационных пунктов и госпиталей для оказания помощи пленным. Боролись с тифом, вшами, провели огромное количество ампутаций отмороженных конечностей. Да, шоколадом не кормили. Цветов не вручали. Так как не было в зимнем Сталинграде цветов, а шоколада советский солдат и сам не получал. Огромное количество пленных не смогли спасти. У многих сталинградских сидельцев, по воспоминаниям очевидцев, просто закончились все жизненные силы. Так умирали наши люди, которых эвакуировали из голодающего Ленинграда...

Так почему у Коли получились другие выводы? Он продукт той образовательной системы, что была создана в современной России. Где государственные чиновники с высоких трибун говорят:
- Человеческая жизнь - высшая ценность!
- Выше чести? Ценнее защиты женщины, семьи и страны? Важнее долга перед своими детьми?
Впрочем, в этой системе ценностей (называемых европейскими) - все логично. На гранты, присланные наследниками побежденного врага, победителей не воспитывают. Парнишка ведь честно нам рассказывает, что злополучное выступление является творчеством коллектива единомышленников. И если государство потворствовало рождению научно-образовательного сословия «грантополучателей», то на какое зеркало нам пенять? Думаете, его учитель истории обязательно сможет какие-то собственные выводы на основе каких-то фактов создавать? Не уверен. История - предмет максимально эмоциональный и представить, что преподаватель учит школьника тому, во что сам не верит, сложно. Тем более, преподаватель способный вывести парня в финал многочисленных олимпиад и довести до Берлина. Скорее, это уже учитель новой формации, культурная элита современной России, для которой общеевропейские ценности куда ближе, чем нищая российская деревня. Это победа идей, воспринятых политической и культурной элитой страны, начиная с 80-х годов прошлого века. Лет 20 назад один из крупных руководителей упрекнул молодых специалистов в излишней меркантильности.
- А разве это мы начали капитализм возрождать? Нет, мы в этот момент на пионерские собрания ходили, - последовал тогда очень честный ответ.
Так в нашем случае мог бы сказать и школьник Николай, который искренне считает, что проблема появилась лишь в результате редактуры текста его выступления. Я тоже думаю, что фраза «так называемый «Сталинградский «котел» в его монологе появилась не от желания принизить его значение. Скорее всего, у него так литературу и русский язык преподают. Колю таким сделали. Сначала подготовили его преподавателей. Написали им методики и учебники. Позволили учителям проявить творческий подход в создании собственной системы преподавания, в рамках новаторской (общемировой) модели. Создали систему поощрений для участников процесса. Оговорили источниковедческую базу. Парень так и говорит, мол, все нашел в интернете. И когда вы находите в том же интернете совсем иные источники (и делаете иные выводы), это говорит лишь о несовпадении систем обучения (или ценностей), примененных к вам и Николаю. Он - «продукт», и от такого вывода становится совсем невесело. Ведь общество не может жалеть кого-то (чьи деяния обществу не нравятся) лишь на основании тяжелых условий жизни или наличия сложных семейных обстоятельств. И потому у нас огромная проблема. Так как если от предков этому парню (и всем остальным ребятам, кто искренне любил «такую» историю) достались настойчивый характер, цельность натуры и умение брать себя в руки, то он не сможет пойти на переоценку ценностей. Возраст не тот. Чуть раньше выплакал бы обиду. Лет через пять-семь мог бы отмахнуться от проблемы. А сейчас ему либо ломаться, либо идти до конца. И вот с кого за это нам спросить? С министра образования? Педагогическую общественность упрекнуть? Целое поколение наших детей так воспитывали и учили…

Мне кажется, что на такие «поминки» нам стоило бы отправлять курсантов военных училищ, которые заняты поиском и перезахоронением солдат той войны. Чтобы разговаривая с правящей элитой потенциального противника, ребята имели опыт личного участия в сложной истории наших партнерских отношений. Потому стали вспоминать выступление Даниила Гранина, писателя-фронтовика, стоявшего три года назад на этой же трибуне. Он в доброжелательной форме рассказывал современным немцам о том, что их предки морили голодом людей в Питере:
- Солдаты должны воевать с солдатами, война - это чисто солдатское дело, - говорил ветеран, - А здесь голод воевал вместо солдат. Поэтому я долго не мог простить немцам этого ожидания гибели города.
И в зале опустили головы, так как говорил он это внукам солдат вермахта в день памяти жертв национал-социализма. В день, когда наши войска освободили Освенцим. О примирении говорил солдат, который заставил противника принять этот мир из рук победителей. Понятно, в чем отличие двух выступлений? А теперь подумайте о том, что ветеранов на этой трибуне уже не будет. Но подросло поколение, которое можно научить читать редактированный кем-то текст и толерантно улыбаться. Они не виноваты в том, что их не водят по старым оплывшим окопам. Да и что там делать? Под дерном нет «грантов», там лишь труха миллионов винтовочных гильз. Мусор забытой войны.


Рецензии
Растят предателей. Там говорят уже 65 процентов таких, не совсем русских. Потомков сосланных и не дострелянных по амнистии. Теперь они сами начнут расстреливать. Прощенный враг всегда остается врагом.

Анатолий.

Анатолий Шишкин   23.11.2017 12:39     Заявить о нарушении