В ночь перед Рождеством или эффект бабочки 3

  Начало истории  http://www.proza.ru/2017/06/22/796

   Замечено, что с возрастом время летит быстрее, а день наполняется огромным количеством сделанных дел. То ли мозг становится мощнее и время на обработку информации нужно все меньше и меньше, поэтому и кажется, что промежутки между событиями сокращаются. То ли возрастает способность человека быстрее крутиться по жизни между временными промежутками, что он уже не зависит от самого течения времени. Вот и лето проскочило так быстро, что уже сомневаешься, а было ли оно. Да и осень, капризная и переменчивая,  вот-вот закончится и наступит зима. Но не хочется осени уступать дорогу своей соседке. «А исчезающая осень швыряла ноты против ветра, она сердилась, что не спета её прощальная гастроль…», - невольно вспомнились строки одного стихотворения.  Видимо, поэтому  осень пока балует нас сухими денечками и от созерцания благостной погоды и на душе становится легко и радостно, а ощущение приближающихся  новогодних праздников (да, да, уже подумываем и о них), и нас настраивает на праздничное настроение. А какой же праздник без праздничного представления? Вот поэтому, быстро пробежав по сайтам театров, выбрали спектакль «Ночь перед Рождеством» в уютном театре с красивым поэтическим названием «Вишневый сад».
   Спектакль нас ждет впереди, а пока мне захотелось перечитать Гоголя, насладиться его колоритным и емким языком, да и сюжет заодно освежить в памяти. Классика у нас стоит на верхних полках, потому что перечитывать классику времени становится все меньше и меньше. Вон, вижу наверху стоит сборник повестей Гоголя в голубой обложке, а на корешке так и написано «Ночь перед Рождеством». Но, когда я потянулся за книгой, задел что-то стоящее на средней полке, и оно с шумом полетело вниз, раскрывая страницы, будто махая крыльями, и плюхнулось на пол. Мимоходом я увидел чистые от текста раскрытые листы и удивился, почему так. Досадуя, я все же взялся за томик Гоголя, но когда вытягивал его из плотно стоящих книг, рука неожиданно соскользнула, и книга тут же шлепнулась на пол как раз на валяющуюся книгу. Дальше я с удивлением увидел, как буквы с обложки томика Гоголя выпадали  и падали на чистые страницы валяющейся книги, а там они чудесным образом трансформировались в славянскую вязь и ложились вроде бы в старое название, но уже с трудом читаемое  «Ночь перед Рождеством». От досады на свою неуклюжесть, я взмахнул руками и опять что-то задел и на пол полетел уже альбом с иллюстрациями русских художников на тему Нового завета. Картины Поленова, Крамского, Репина, Шагала,  Александра Иванова и прочих промелькнули перед моими глазами и благополучно плашмя легли рядом с остальными книгами, даже уголки альбома не помялись.
   - Ай, ай, как неаккуратно, разве можно так обращаться с книгами, - раздался тихий насмешливый голос. Подняв взор от книг, я в недоумении уставился на человека с тонкими усами, над которыми внушительно выдвигался нос,  а длинная челка черных волос наискосок пересекала лоб и пол-лица , - позвольте представиться, Николай Васильевич.
   - Кккак вы здесь оказались, - даже чуть заикаясь, смог выдавить я.
   - Ну как же, вы сами меня пригласили, когда мои повести бросили на эту волшебную книгу.
   - Я не бросал, так получилось, а с чего вы взяли что эта книга волшебная. Я даже не помню, как она у меня оказалась.
   - Как, вы никогда не пользовались ей? А мне приходилось, иначе как бы я смог увидеть все чудеса Рождественской ночи. А раз у вас высветилась в этой книге название моей повести, то автор и перед вами.
   - И не только автор, - раздался смешок из завязанного мешка, в котором складывали ненужные тряпки. Мешок затрясся, узел развязался и из него показалась хитрая мордочка странного существа. Торчащие острые ушки, маленькие рожки, как у козленка, и хитрые глазки делали его совсем не страшным, а скорее похожим на персонаж из современных мультиков. – Вы хотели увидеть события давно прошедших дней? Я могу это вам устроить.
   - А, старый знакомый, - крестясь, буркнул Николай Васильевич. – Он это может, соглашайтесь, если не боитесь.
   - Чего бояться то, интересно же, за любопытство, надеюсь, нос, как Варваре,  не оторвут, - сказал я, косясь на нос Гоголя.  Тот хмыкнул, но ничего не сказал.
   - Тогда полезайте в мешок, - не давая нам опомниться, быстро предложило существо, видимо, боясь, что откажемся.
   - А зачем в мешок то, помнится в прошлый раз я на тебе ехал, -  съехидничал Николай Васильевич, - да и тряпок там полно.
   - А сейчас двоем не усядетесь, да и мне спокойней, что не свалитесь по дороге. А на тряпках сидеть не жестко. Ну, давайте же, время уходит.
   Подхватив валяющиеся книги, мы по очереди залезли в мешок и я приготовился к длинной тряской дороге, но не прошло и минуты, как в мешок заглянул чертик, ну, конечно же, это был он, ведь ему перед Рождеством разрешено везде шляться.
   - Все, вылезайте, мы на месте.
   Быстро выскочив, мы начали озираться. Перед нами были небольшие горы и вдоль горы тянулась узкая тропинка. В небе светилось множество незнакомых мне звезд, а одна светила особенно ярко и совершала маленькие круговые движения. «Во, - подумалось мне, - как НЛО, того и гляди к нам спустится. Где мы?» - спросил я уже нашего Сусанина.
   - Сейчас подберем еще тройку спутников и пустимся дальше.
   - А их то куда денем, да и зачем они нам?
   - А без них история не свершится, вернее, свершится, но не так, как предопределено, а изменять события не входит в мои планы.
   Пройдя некоторое расстояние, мы оказались на поляне, на которой разместился небольшой караван с верблюдами и массой людей. Одни отдыхали, другие  кормили или чистили верблюдов, а еще трое в стороне от всех о чем то беседовали. Наш провожатый быстро подошел к ним и заговорил.
   - Я знаю, вы хотите поклонится новорожденному царю, но вы не знаете куда и как долго идти и обязательно опоздаете к событию, если будете держаться все вместе. Я могу вас троих быстро проводить к нужному месту, а остальные с караваном подойдут позже.
   - Кто ты, - спросил пожилой с заметной проседью, похожий на азиата, человек, - и почему мы должны тебе верить?
   - У тебя странная внешность, - добавил среднего возраста человек с европейскими чертами лица, - может быть ты шпион Ирода, который, как мы подозреваем, охотиться за младенцем и явно не с благими намерениями.
   - Ну что вы прицепились к внешности, - стал успокаивать спутников третий, молодой темнолицый человек  с веселыми кудряшками вокруг головы, - у нас в Африке и не таких можно встретить. Давайте послушаем, что он предлагает.
   - Событие, из-за которого вы оказались здесь, вот-вот произойдет, мы тоже идем туда, и у меня есть волшебное средство передвижения, которое быстро доставит всех нас на место. Караван  не поместится, а вас троих я могу взять.
   - Ты колдун, - то ли спросил, то ли утвердил пожилой, - у тебя нет ни лошадей, ни телег.
   - Да и вы не лыком шиты, а маги, колдуны и волхвы, а может кто и еще, - согласился наш чертик, - хотите остаться в истории, то слушайтесь меня. Быстро залезайте в мешок, да подарки не забудьте, - он подал нам знак и мы быстро подтащили мешок поближе к троице, - и благодарите Бога за такую возможность увидеть чудо.
   Прошептав свои молитвы, а может быть и заклинания, вся троица залезла в мешок, а следом за ними и мы. К удивлению, все свободно расселись внутри и пока мы переглядывались, верх мешка откинулся и голова нашего Сусанина приказала нам быстро вылезать. Ошарашенные волхвы не заставили себя долго ждать и, уже оказавшись на твердой земле, быстро крутили головами и удивленно осматривались. Перед нами была пещера, у входа стояла лошадь с телегой, а рядом лежала и молча жевала жвачку корова. Вдруг раздался резкий женский крик и мы услышали плач младенца.
   - Свершилось, - прошептал Николай Васильевич и быстро- быстро закрестился.
   Волхвы посуровели, достали свои подарки и молча двинулись в сторону пещеры. В небе еще ярче засветила та пылающая звезда. Желтым светом сверкнули пластины золота, серебристые бусины, наполненные, как помнится, ладаном и смирной, в свете Луны мягко заискрили и троица приготовилась дружно войти в пещеру. Но тут полог ограждения откинулся и наружу вышла женщина с ребенком на руках. За ней с любопытством выгдядывал мужчина. От их голов исходил мягкий свет и вокруг все озарилось как днем. Увидев людей, они остановились, удивленно глядя на нежданных гостей.
   -О, Мадонна, - воскликнули волхвы и на коленях подползли к женщине. – В знак величайшего чуда, которого мы удосужились увидеть, прими для будущего царя иудеев, да возможно и всего мира,  наши скромные дары. Вот золото - знак царской власти, ладан – знак создания новорожденным новой Церкви, и смирна – знак того он  хоть и Богочеловек, но смертен как и все мы.
   Они сложили подарки к ногам Богородицы и задом стали отползать. Я понял, что присутствовать при таком мировом событии и не подарить ничего, это верх неблагодарности к происходящему. Но что я могу подарить, ведь у меня нет ни одной драгоценности. Тут я заметил, что Гоголь толкает меня в бок и кивает на альбом. «Подари, будет младенец картинки разглядывать, даже если языка нашего не поймет, а такая книга в те времена подороже золота будет», - шепнул он. «Но ведь эта книга все заранее расскажет о его судьбе, запрограммирует его мысли и поступки. Да и книга-то  с православным уклоном», - запротестовал я. «Вот и хорошо, пусть знает, готовится, мужает и тогда ни от чего не отступится, а русский след, думаю, затеряется в глубине веков», - закруглил разговор  великий психолог. Я взял альбом, подошел к Мадонне, раскрыл на сюжете поклонения Волхвов, и положил к её ногам так, чтобы она видела это. Я заметил, как у неё округлись глаза, но она ничего не сказала, молча улыбнулась и кивнула в знак благодарности. Я отошел назад к стоящему позади всех нашему провожатому, тот стоял со скорбным лицом. «Ты чего такой кислый,  порадуйся со всеми вместе, ведь человек родился, да еще какой». «Вам то радость, а мне только делов прибавится, - скривился он, - да ладно, мир, как и судьбу, не переделаешь, все свершится как в Книге записано. А нам пора назад».
   Как мы залезали в мешок и как вернулись, честно сказать и не помню, но пришел в себя уже на старом месте, волшебная книга все также валялась на полу, но на раскрытых страницах никаких буковок уже не было, только тонким исчезающим силуэтом проглядывал гордый профиль Гоголя, да и он скоро исчез. И было ли наше путешествие или мне все показалось в мерцающем от камина свете, так и останется для меня загадкой. Вот только редкого альбома с иллюстрациями великих художников я так больше никогда и не увидел. И мучает меня одно смутное подозрение, что за альбом хранился в мастерской Леонардо да Винчи, изображение которого неоднократно  появлялось на картинах мастера и особенно его учеников совместно с изображением  Святой Екатерины? И не случайно ли именно Екатерине пришлось построить Эрмитаж, а св. Екатерина стала его небесной покровительницей? Да и сами дары волхвов хранились лишь в православной Византии, а потом и до нашего времени - в православной Греции на горе Афон?

 Продолжение истории http://www.proza.ru/2018/08/06/1196


Рецензии
Здравствуйте, Александр. Прекрасный Рождественский рассказ-сказкм с библейские уклоном. Очень живо и волшебно написано.
Не понравился только женский крик. Матушка Богородица совершенно безболезненно родила,может там сделать, что они услышали пение ангелов, и поняли, что все закончилось, а потом Она вышла.
Всего самого хорошего. Алла.

Алла Гиркая   05.10.2019 18:05     Заявить о нарушении
Благодарю, Алла! Хорошее правильное предложение, надо подумать как исправить.
И Вам всего самого хорошего!

Александр Бутузов   05.10.2019 22:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.