Снимите меня с креста. Мини-роман

Снимите меня с креста


Пролог

И был в глазах моих испуг,
Когда глядела, как распятый
В стенаньях человечьих мук
Смотрел в лицо мне, бородатый.

Взор опустила – слышен хрип.
Смотри. Смотри же! – разрешила.
Лишь подавила в горле всхлип.
Гляди. Гляди же! – так решила:

Пусть я умру в твоих глазах,
В зрачках, расширенных от боли.
И буду я на образах,
В окладах, на крестах, в неволе.

Хоть сверху Бог или Аллах,
Доколь терпеть тебе…доколе?
Перед тобою я в слезах,
Как отраженье твоей доли.

Внизу колышется толпа
Людской рекою вожделённой
Вокруг креста, вокруг столпа
Людской рекою невлюблённой.

Твои я раны залечу
Нерукотворной плащаницей.
А палачей предам мечу,
Мечу любви в моей деснице.

Прошёл в глазах моих испуг.
Смотри. Смотри же, как с улыбкой
Тебя сниму с креста, мой друг,
Признаю пытку не ошибкой.

Признаю злом. Злом, злом,
Тем, что жестокости обучит,
Чтоб  неугодных всех потом
Вот так же мучать, мучать, мучать.

К нам опускаясь на луче
В лучах рассветных не распятый,
Ты не скупись для нас речей,
О, мой учитель бородатый.

Хоть не затмишь собой поток,
Идущий из глубин вселенной,
Ты в образах, мой друг, пророк,
А я – оклад второстепенный.

Ты мне однажды приказал,
А я ослушаться не смела,
Когда глазами всё сказал.
Вперёд же, приступай за дело.



Глава 1


В приходе, куда после окончания Тамбовской духовной семинарии прибыл нести православное служение, чтобы прививать христианские ценности местному населению, молодой отец Павел с супругой Ириной, происходили странные события. За последние пятнадцать лет сменилось пять батюшек. Двое с семьями, оставив всё имущество, отбыли внезапно в неизвестном направлении, двое – повесились, один – утопился.
Получив напутствия и укрепившись в вере, готовый сражаться с самим дьяволом, молодой человек рьяно приступил к исполнению нелёгких обязанностей…

Селение, где предстояло нести православный крест семье новоиспечённого священника – проживать и трудиться во славу Господу Богу, – являло собой старинную, коими изобилует русская земля, забытую властными структурами всех уровней глубинку, радующую взоры поселян резным ажуром наличников и расписными, в петушках, ставнями.
Все заборы были выкрашены одинаковой ярко-зелёной краской, завезённой однажды в местный сельмаг, правая половина которого предназначалась для промышленных изделий, а левая – для продовольственных товаров.
Не менее старинная деревянная церковь, сверстница села, гордо возвышалась на высоком берегу извилистой речки, в положенные часы оглашая округу на многие километры малиновым звоном надраенного до нестерпимого блеска колокола; по неведомо чьей прихоти построен был храм  не в центре поселения, как обычно принято, а на отшибе.
Приход был невелик. Молодёжь активно уезжала в город и не баловала родные пенаты своим присутствием даже летними погожими днями.
 Живописное место привлекало, разве что, редких любителей уединиться: заядлых грибников и рыболовов.
Старики, умирая, покидали покосившиеся бревенчатые хибарки и переезжали поближе к церкви, за увитую хмелем и жимолостью кладбищенскую ограду, чтобы наслаждаться под светлыми кронами деревьев вечным покоем и трелями лесных пичуг.
Кладбище располагалось шагах в пятистах от церкви, в полутенях белоствольной берёзовой рощи, а на полпути от церкви до дощатого сарайчика, притулившегося на самой окраине села и служившего одновременно молодёжным клубом, домом культуры и кинотеатром, находился небольшой уютный домик, где и поселились Павел с Ириной.
После года несения службы батюшка Павел стал отцом прелестной крошечной дочурки, в отличие от светлоглазых и русоволосых родителей рыжеволосой и кареглазой. Супруги списали данный факт на дальнего родственника по материнской линии. Назвали девочку Еленой, Леночкой, Ленусей.
Семья молодого отца почти ничем не отличалась от большинства других молодых семей: скромный быт, бессонные ночи у постели малышки, шквал ежедневных забот.
До рождения ребёнка Ирина пела в церковном хоре, состоящим из двух голосистых певуний, которым сама и руководила. После родов жена попа всецело посвятила себя дочери. В редкие свободные часы занималась разведением цветов и небольшим подворьем.
Священник же пристрастился ловить рыбу и раков, которые в изобилии водились в чистой речной воде, питаемой в пяти километрах выше по течению родниковыми источниками, освящёнными, признанными целебными и посещаемые паломниками.
Раз в неделю, нагрузив рюкзак пластиковыми бутылками, отправлялся Павел за святой водицей. Иногда его подвозили на лодке, но чаще он шёл пешком вдоль берега, цепляя на одежду колючки и репьи.
Службы велись им с превеликим удовольствием и усердием. Они  – его любимая работа, любимое занятие и неотъемлемая часть жизни. В Бога верил искренне. Но было одно, что Павел исполнял из рук вон плохо.
Когда приходилось ему исповедовать, он краснел до корней волос, отводил глаза и разглядывал облупившуюся на стенах краску. Румянец настолько ярко окрашивал нежные щёки батюшки, что исповедующиеся, особенно те, что помоложе, сами начинали смущаться. В итоге Павел перестал задавать вопросы, исповедь превращалась в короткий или длинный монолог в зависимости от желания выговориться и красноречия его автора, и когда последний выдыхался, заканчивалось таинство. Павел машинально отпускал грехи.

Так в круговерти житейских хлопот и круговороте Библейских страниц пролетело четыре года. И, казалось, закончилось повисшее над приходом проклятие…


Произведение входит в сборник с одноимённым названием.
Приобрести его в печатном или электронном виде можно по адресу
https://ridero.ru/books/snimite_menya_s_kresta/
 - ISBN 978-5-4485-9808-1
145x205 мм, 206 страниц



В сборник также входят произведения:
•  Крылья орла. Новелла
• Лань и стая шакалов. Сказка-притча.
• Сказ о том, как мужик с места на место переезжал. Сказка-притча.
• Палач. Мини-роман

Начинается сборник с поэзии, которая, являясь конспектом мировоззрения,настраивает читателя на волну восприятия неординарных произведений.
Сюжеты оригинальны. Завязки интригующие. Развязки - логические и непредсказуемые.

Все права на произведения защищены.
Произведения предназначены для личного прочтения. Иные действия с текстами произведений – только с личного разрешения и по согласованию с Автором или законными наследниками.
Цитирование частей произведения, в том числе в вольном пересказе и иной интерпретации, допускается только с указанием ФИО Автора.

С уважением к моим читателям.
Ольга Валентиновна Крюкова


Рецензии