Листы и корни. История первая Склеп

                Глава 1.
Миссис Пинкс внешне очень смахивала на свинью. Толстое тело, обтянутое темно-коричневым платьем, смешные ножки, затянутые в черные кальсоны, торчащий ноздрями кверху лоснящийся нос, желтые крупные зубы и маленькие неопределенного цвета глазки, вечно презрительно прищуренные и с ненавистью глядящие на мир. Даже ее хрюкающий смех напоминал об этих благородных животных.
 Но миссис Пинкс отнюдь не была благородной. Скорее наоборот. Она представляла тот сорт людей, что вечно всем и всеми недовольны, при этом вознося самих себя в ранг богов, но заискивающих перед теми, кто побогаче и влиятельнее.

Миссис Пинкс была владелицей и хозяйкой сиротского приюта. Сюда отправляли детей, которых постигнул злой рок – смерть, болезнь или алкоголизм родителей. Но не думайте, что это место было открыто из честных побуждений – через приют миссис Пинкс промывались огромные суммы денег влиятельных людишек под прикрытием «доброй благотворительности». Но, однако на выделенные в долю доллары хозяйка не удосуживалась даже купить новых носков своим воспитанникам.

Так они и жили – несколько десятков озлобленных зайчат и жирная свинья Пинкс.

Но, однако хорошее все же было – по достижению воспитанником одинадцати лет его отправляли в подмастерья к кому-нибудь в городе – девочек к швеям, пекарям, повитухам, а мальчиков – к сапожникам, мясникам и прочему рабочему люду.

Наш герой попал сюда пару лет назад. Родителей он помнил смутно – кажется отец был врачом, ведь повсюду в их маленькой душной квартирке качались, засыхая пучки каких-то трав…

Лицо его торчало заостренными саблями скул, острый прямой нос смешно подергивался, когда его хозяин принюхивался к чему-то вкусненькому, что, впрочем, появлялось очень редко в приюте. Чуть сутулая спина, выдавала в нем человечка стеснительного и неуверенного. На кистях рук просвечивали сине-зеленые вены под почти прозрачной белой кожей.

-Джетор – вонючка! – пронзительно завопила, проносясь мимо кудрявая смуглая девочка. В конце коридора она обернулась, показала язык и расхохотавшись скрылась за углом.

Джетор уныло опустил плечи и поплелся во дворик. Там за большим старым дубом находилось его убежище – сухонький уголок, в котором он стоял, ковыряясь в коре.
Пересекая общий дворик, по которому носились дети и куры его щуплая фигура попала под обстрел пустыми желудями. Два брата-близнеца Уолтеры с жадной ненавистью целились в него и плевались сквозь одинаковые дырки в полусгнивших передних зубах.

Как же он ненавидел это место…Яблоко от яблоньки недалеко падает – это было совершенно точно сказано про местных обитателей. Самые ужасные качества родителей передались их детям. Здесь маленькая девочка могла забить цыпленка палкой забавы ради, всюду процветало воровство и всевозможные жестокие проделки друг над другом.

Джетор почти приблизился к своему уголку, где он был бы незаметен для остальных, но услышал сзади шипение – Пс-с-с-и-хх…. И тут же еще один желудь больно ударил его прямо в висок. В голове зазвенело, но он все равно сделал последний рывок и прижался к теплой успокаивающей коре дуба.

Сверху покачивались ярко-зеленые причудливые листья. Сквозь них проглядывалась красивая бело-голубая мозаика неба. Джетор прижал свои вечно ледяные ладони к стволу и замер, закрыв глаза – там внутри ощущалось едва уловимое сердцебиение живого дерева.

Скоро осень, а значит ему исполнится одиннадцать и его отдадут кому-то в подмастерья. Обычно дети знали намного заранее к кому попадут, но не Джетор. Его почему-то все избегали и отказывались брать. Миссис Пинкс уже готова была сама заплатить денег лишь бы сбагрить его из приюта.

Джетор сжал челюсти в немом горестном рыдании – он был совершенно никому не нужен в этом чужом незнакомом городе, в этом жестоком мире.
Но это было не так.


   
                Глава 2.
Тот день выдался ненастным. С самого утра лил дождь и холодный ветер гонял по дворику желтые опавшие листья дуба. Дети не гуляли. Кто-то опять проказничал, кто-то, прижав носы к липкому стеклу смотрел на разбушевавшуюся непогоду.
Джетору уже минуло одиннадцать – он сидел на кухне такой взрослый и окровавленный – близнецы ударили его по руке палкой с острыми ржавыми гвоздями. Миссис Пинкс собиралась перевязать рану.

Зазвенел колокольчик. Миссис Пинкс в недоумении выглянула в коридор – посетителей она не ждала. Тут прибежала пятилетняя бойкая цыганочка Камилла и пронзительно завизжала:

-Там пришел страшный старик! Страшный старик!

Миссис Пинкс поджала губы и кинула Джетору пропитанный лекарством бинт. Пока он пытался самостоятельно перевязать руку она вышла на улицу с большим зонтом встречать нежданного гостя.

Над приютом раздался раскат грома. Капли крови нетерпеливо прыгали на пол в такт каждой секунде. Джетору они вдруг напомнили слезы. Плакала его рука, пропитанная лекарством и болью.

На кухню стремительно зашла миссис Пинкс. Странно взглянув на него, отрывисто произнесла своим ярко-накрашенным ртом:

-За тобой пришли.


                ***
 
Джетор прижав перевязанную руку к животу нерешительно зашел в кабинет хозяйки приюта. На стенах были развешаны лживые льстивые грамоты от всяческих «благотворителей» и портреты улыбающейся миссис Пинкс в окружении «зайчат».
За большим столом, на котором лежала кипа бумаг, в продавленном бордовом кресле спиной к двери сидел человек.

На звук шагов тот обернулся и Джетор замер – он понял почему Камилла так громко вопила «Страшный старик»!

Вытянутое желтое лицо с фиолетовыми кругами под пронзительным взглядом черных глаз. Тонкие синеватые губы с опущенными уголками. Цвета пергамента лысину обрамлял белый пушок оставшихся волос, а брови напротив были густые и угрожающе низко нависали над веками. Пальцы как старые скрюченные сучки сжимали подлокотники кресла.

Посетитель был одет в пыльный старинный костюм, который явно достали из какого-то сундука, в котором он хранился веками, ради похода в приют.
Голос старика был хриплый как карканье вороны:
-Пусть мальчик завтра приходит.

Миссис Пинкс мелко затряслась. Джетор с удивлением понял – она смертельно боится этого нежданного посетителя. Может и ему стоит боятся? Но приют так осточертел, что было все равно куда бежать - хоть к страшному старику, хоть к самому дьяволу в преисподнюю.

Жестом она показала мальчику уходить и сглотнув повернулась с вытянутой улыбкой к бордовому креслу, чтобы оформить документы.

У входа в спальню его уже ждали – окружили с расспросами и насмешками.
-Тебя забирает колдун, – шипели они – Он съест тебя ночью… обглодает твои косточки… и пришлет миссис Пинкс в коробчонке…



Джетора сожрет старик,
Темной ночью ссадит на пик,
Выпустит кишки наружу,
И отнимет твою душу.

Раскаты грома раздавались все дальше и дальше от приюта. Миссис Пинкс погасила свет и отлупив близнецов приказала всем спать. Джетор тревожно уставился в темноте на полуоткрытую дверь спальни. Несмотря на сонное спокойное сопение детей вокруг ему казалось, что колдун сейчас прискачет верхом на двуглавом псе из книжки и утащит прямиком в ад.



                Глава 3.

Капли воды ласково капнули ему на кончик носа.

- Дуб прощается со мной, – подумал мальчик и вздрогнул от захлопнувшийся сзади двери. Вот и все. Он сделал шаг, второй ощущая на спине колючие взгляды озлобленных зайчат и миссис Пинкс. Пути назад нет.

Джетор быстро зашагал по городу, чувствуя, как между ним и приютом развёрзывается огромная черная пропасть. Теперь он подмастерье колдуна – вероятно они будут выращивать летучих мышей, привораживать наивных девушек-девственниц и раскапывать могилы, чтобы найти подходящий труп для ингредиентов зелья.

Темные тучи угрожающе низко неслись над ним. Поднялся ветер, он бесстыдно проникал под тонкую курточку, морозя ребра.

Джетор побежал, шумно дыша – вот-вот вновь начнется гроза. Еще не хватало попасть под дождь или словить удар молнии.

Он свернул в нужный переулок. Остановился, сверился по набросанной карандашом миссис Пинкс карте. По бумаге закапало. Джетор поднял голову и увидел перед собой черный дом, с двух сторон зажатый серыми бетонными стенами соседних зданий.
Жилье колдуна мрачно глядело на него двумя узкими окнами,в которых отражались быстро бегущие тучи. Рот чудовища представляла собой массивная дверь с ручкой в виде головы оскалившегося льва.

Джетор толкнул калитку с причудливым железным узором, прошел по поросшей мхом тропинке, среди колючих, голых кустов и постучал.

Его окружила гнетущая тишина. Мальчик постучал еще раз. Потом вновь, да так что заболели костяшки пальцев.

Ему никто не открывал… Джетора накрыла волна отчаяния – ему казалось, что в приюте над ним жестоко подшутили и никто его не взял в подмастерья. Он просто стоит, мерзнет и стучит в эту проклятую дверь.

Нос противно защипало от накативших соленых слез. Джетор занес было руку, чтобы постучать в последний раз как вдруг в глубине дома послышались тяжелые шаги.
Он успел отпрыгнуть как раз перед тем как дверь резко распахнулась, едва не ударив его.

Старик взглянул поверх мальчика, повернулся и пошел обратно. Дверь впрочем оставил открытой. Джетор понял, что его позвали внутрь. Он осторожно закрыл тяжелую дверь и обнаружил с ее другой стороны кучу замков и защелок.
Мальчик смог закрыть лишь несколько из них – остальные тяжело поддавались или не работали.

В коридоре тикали большие часы. Джетора заворожили мелкие фигурки по бокам циферблата – миниатюрные совы на крохотных медных веточках. Можно было даже разглядеть их клювики, глазки и прожилки на листочках.
Он догнал старика на лестнице. Тот тяжело ступал, звеня связкой ключей.
На втором этаже хозяин вероятно редко появлялся. Везде царила пыль и паутина. Они прошли к самой дальней комнате, оставляя за собой цепочку следов на пыльном поскрипывающем паркете.

Старик долго ковырялся в замке пока наконец не открыл дверь.
Джетор шагнул в узкую келью. Окно, покрытое паутиной, выходило на серую стену соседнего дома. В комнате стояла кровать, высокий шкаф, стол с маленькими ящичками и кривоногий стул.

Старик ушел. Джетор сел на матрас – тут же закашлялся от поднявшегося клуба пылинок. Попытался открыть окно – заперто.

В желудке грустно проурчало. Джетор почувствовал, как устал. Перевязанная рука болела и кажется увеличилась в размерах. Мальчик лег и провалился в глубокий сон.
За окном шумел дождь. Стало совсем темно. За дверью проскрипел пол – колдун взобрался на второй этаж с подносом, на котором находилась горящая свеча и тарелка супа.

Подмастерье беспокойно разметался во сне. Лоб блестел от пота. Старик осторожно пощупал мальчика – у того был жар. Рана на руке загноилась, бинт прилип к коже так что приходилось его аккуратно срезать.
Во сне Джетор убегал от желтушно-фиолетовых мертвецов и проваливался в яму, полную пахнущих лекарствами, желудей. Нос его смешно подергивался.
В коридоре спокойно тикали большие часы с миниатюрными совами на крохотных ветках.


                Глава 4.

На противоположной стороне, на серой стене соседнего здания, среди неровностей зеленел пушистый мох. На его мягкой нежной поверхности ласково переливалась на солнце маленькая капля. Она еще не успела испарится – не смотря на ясный день еще было прохладно. В ее гладкой водяной поверхности вдруг отразилось лицо с острыми скулами; обычно белые, сейчас покраснели от недавней лихорадки.

Джетор чувствовал слабость, но надеялся, что тарелка хорошего супа или каши его возвратят в обычное состояние. На душе было легко. Он жаждал новых заданий и ощущений.

На столе лежала стопка чистой одежды. Штаны, рубашка были совершенно новыми и даже пахли магазином. Вероятно, старик купил это специально для него.

Джетор на цыпочках выскользнул из комнаты и замер у лестницы, ведущей вниз. Раздавались непонятные звуки – что-то задорно булькало и шипело.
- Наверное варит зелье, – подумал мальчик и решил спустится.

Старик деревянной ложкой с длинной ручкой неторопливо помешивал какую-то неопределенного цвета субстанцию. Джетор нерешительно остановился в дверях. Пока колдун занимался своим делом мальчик оглядел кухню.

Это была вытянутая комната с несколькими узкими окнами и низким потолком под которым проходила натянутая проволока на которой сушились всевозможные пучки трав и льняные мешочки, потемневшие от времени.

Стоял большой стол, на котором громоздились грязные тарелки, сковородки и кастрюли. По стенам были приколочены широкие полки – но они были совершенно пусты – лишь пыль и сухие былинки лежали там. В углу, в опасной близости от огня коптился веник для уборки. Так же был вделанный в стену шкаф с прозрачными дверцами. За запотевшим стеклом просматривались бутылки различной формы и бокальчики с рюмками.

- Можешь заварить себе чай, – колдун мотнул головой в сторону мешочков – С бутербродами.

Джетор увидел, что за стариком находился еще один маленький шкафчик где лежала нехитрая снедь – головка желтого сыра, каравай, листья зеленого лука и маленький кусочек сала в блюдце.

Пока наполненный водой чайник покачивался над огнем, мальчик сделал бутерброд, жадно глотая голодные слюни. Потом нашел стул, залез на него чтобы достать сухой завар.

Мешочки весело шуршали, когда Джетор ощупывал их чтобы понять, что внутри. Какие-то плоды, колючие листья,трава с шишечка,мипорезанные кружочками ножки грибов и …

-Странно, – подумал Джетор. Он помнил этот мешочек из когда-то белой ткани с маленькими синими горошинами.

В его памяти возник образ худой женщины, торопливо отрезающей большими ножницами кусок от мотка. Рядом он – отец. Темные волосы, лихорадочно блестящие глаза и аккуратные движения рук разрубающие собранные растения для засушки. Следующая сцена – угрюмые полицейские и доброжелательная при чужих миссис Пинкс.

Наконец он нашел долгожданные чаинки. Заварив он обнаружил что чай отдает прогорклым вкусом. Старик тоже налил себе, отпил пару глотков и выплеснул содержимое чашки в огонь. Угли недовольно зашипели, на них забегала серая пена.
Колдун подошел к котлу с неизвестным варевом и стащил его на пол. Кухню окутал горячий пар. В его клубьях Джетор пытался рассмотреть, что делает старик. Тот взяв большой половник начал разливать субстанцию в маленькие невесть откуда взявшиеся флакончики.

Заметив, что за ним наблюдают старик, пожевал губами, раздумывая сказать что-то или нет. Наконец закончив свою работу, он повернулся и оглядел подмастерье пристальным взглядом словно оценивая.

Тут вдруг раздались три громких удара в дверь. Джетор вздрогнул от неожиданности, чуть не опрокинув на себя чай. Старик махнул ему:

-Открывай.

Джетор с замиранием сердца легонько подбежал к двери. Ему предстояло разобраться с кучей заедающих замков и защелок.

Они издавали скрипы, стоны и с трудом поддавались. Тонкая кожа на его ладонях покраснела - вот вот появятся мозоли. Снаружи слышались нетерпеливые пошаркивания.

Наконец Джетор распахнул дверь. Задрав голову, он испуганно уставился на высокое существо в плаще.

-Ну здравствуй, сынок... - процедил некромант.


                Глава 5.

Вот и первое задание. Джетор задрожал, собираясь в дорогу. На ночь глядя его отправляют познавать темное искусство - его первая магическая вылазка.
Некромант оказался довольно веселым типом. Иногда он насвистывал задорные популярные мотивчики.

Звали его Ингеборг. У него было мудрое, но хитрое лицо, а вокруг сверкающих глаз виднелась россыпь мелких морщинок — вероятно он был уже не молод. Светлые легкие волосы доставали до плеч и слегка колыхались при каждом решительном шаге некроманта.

Джетор тащил тяжелую сумку, в которой что-то подозрительно позвякивало и стучало. Ингеборг шел впереди, не оглядываясь на подручного.

Они пересекали небольшой лесок. Здесь к усыпленному звездами небу тянулись тонкие ясени, перешептываясь, в сумраке, черными листьями.

Ингеборг вновь принялся что-то тонко насвистывать. Среди гулких его шагов Джетор вдруг явственно расслышал чей-то злобный шепот.

Он замедлился, пытаясь определить источник. Но вокруг были лишь нескончаемые ряды стройных ясеней и небо, что поблескивало миллиардами точек.

Он остановился. Ингеборг, не заметив его смущения, двигался дальше. Гул его шагов становился все тише и тише, фигура некроманта затерялась среди стволов.
Джетор приложил ладонь к ближайшему ясеню. Среди шелеста черных листьев он расслышал:

-Осторожно, путники, впереди опасность.

Вдали раздался треск.

-Ингеборг? - неуверенно позвал Джетор. Голос его задрожал и потерялся среди бесчисленных рядов деревьев.

И вновь тот злобный голос. Джетор перевесил сумку на другое плечо и побежал вперед, намереваясь догнать некроманта.

Внезапно охладевший воздух ворвался ему в легкие, сумка то и дело ударяла его по ногам. Над головой проносились обрывки звездного неба, обрамленные резной рамкой из веток.

Джетор выбежал на большую поляну и остановился - он совсем запыхался от испуга и непривычно быстрого бега.

Все пространство полыхало небольшими желтыми огоньками- распустившимися в ночи соцветиями энотер.

Словно тысяча маленьких горящих свечей разбросали на этой поляне, а в центре, утопая в них высилось невероятно уродливый ствол, с искривленными как от невыносливой боли ветвями, на которых не было листьев, зато торчали острые длинные шипы.

Джетор сделал было шаг вперед, но желтые цветы под ногами, заколыхались, предостерегая:

- Не подходи.

- Ингеборг! - вновь крикнул Джетор.
Дерево издало противный скрип.
Тут Джетор услышал Его.

Он или оно - было этим деревом. От острых шипов исходила ненависть к всему сущему. У него не было рта - но Джетор явственно слышал его недовольное бормотание:
- Мальчишка... и маг. Нарушают мое и без того мучительное существование. Зачем пришли сюда - неужели хотят попасть в гробницу, под корнями, где ядовитые трупы отравляют землю и воду?...

Джетор стоял, боясь шевельнутся. Он не знал, что делать. Он был совершенно одинок на этой поляне, где среди желтых нежных лепестков обволакивая страхом и одиночеством гулял холодный ветер.

- Мне так холодно, - шептало дерево - У меня не осталось не единого листочка, ни единой капельки росы. Я обречен на вечные муки... Этот мальчик... Он слушает меня... Слышит? Или нет, или это иллюзия от ядовитого разложения в земле.
- Я слышу, - Джетор сделал пару шагов вперед. Энотеры тоненько запищали - он ненароком наступил на них.

Дерево удивленно проскрипело.

- Подойди ближе, - забормотало существо - Я хочу посмотреть на тебя. Прежде мне не встречались люди, умеющие говорить с нами...
-Я здесь был не один, - Джетор сделал еще один шаг вперед. Теперь странное дерево было прямо перед ним - Вы не видели мага? Он свистел... и у него белые волосы.
- Он твой друг? - возмущенно прошептало дерево - Он хотел причинить мне боль и пришлось... пришлось....

- Что вы сделали с ним? - воскликнул Джетор и подался вперед.

-Тоже что сейчас сделаю с тобой! - заскрипело дерево и мальчика обхватили колючие ветки. Шипы вонзились в кожу, словно когти. Энотеры запищали от страха и под их хор Джетора швырнуло куда-то под корни, в влажную землю.

Он почувствовал запах кислой полусгнившей листвы. Вокруг змеились корни, покрытые белыми червями.

Джетор глухо упал на каменное дно этого туннеля.
-Извини, я бы подстелил что-нибудь для более мягкого падения, но увы саван окончательно сгнил.

Некромант, живой и невредимый помог ему подняться.

-Где мы? - спросил Джетор, отряхиваясь от налипшей земли.

— Это прекрасное место называется склеп, - улыбнулся Ингеборг - Пойдем со мной. Нас уже ждут.

Некромант двинулся вперед, освещая путь фосфоресцирующем в темноте камнем, который оказался в сумке.

Джетор глянул наверх - в бесконечную тьму и двинулся за Ингеборгом, стараясь больше не отставать.
               
                Глава 6.

От камня исходило ровное бирюзовое сияние. Вытянутые тени гостей метались по каменным стенам, покрытых сеткой бесчисленных трещин.

— Вот оно... - некромант остановился перед небольшим вытянутым сундуком, покрытым причудливым барельефом.

Джетор пригляделся к фигуркам на барельефе и понял — это каменный гроб!
Ингеборг сунул ему в руки камень и начал отодвигать крышку. Поднялся столп пыли. Джетор закашлялся.

Когда все рассеялось он увидел отвратительное зрелище - полусгнивший труп женщины, в обрывках когда-то богатого серебристого платья. В остатках волос поблескивали драгоценные камни - остатки венца или диадемы.

-Зачем мы здесь? - прошептал мальчик. В глазах некроманта сияла любовь. Он наклонился к трупу и ласково провел ладонью по остаткам волос.

-Она призвала меня, - благоговейно произнес Ингеборг - И у мертвых есть свои желания. Когда-то этот склеп ограбили и унесли одну вещь. Вещь, которая принадлежала этой женщине. Вор скитался и в итоге умер мучительной смертью - ну и поделом. Но то, что похищено - было утрачено и боль этой женщины отравила это место и преобразовалась в то колючее существо с корнями, что сейчас бормочет наверху.

Некромант пошарился в сумке и вытащил несколько кожаных листов, соединенных шелковой нитью. На них были вырезаны какие-то слова.

-Её дневник. - он положил предмет на сложенные в вечной мольбе руки - Его похитили, чтобы нагло подделать и заполучить наследство. На что только не идут жалкие живые ради своих гнусных желаний.

Стены в склепе задрожали.

- Нужно спешить. - некромант выхватил у Джетора бирюзовый камень и двинулся вперед — Это место жаждет умереть.

Последний раз бросив взгляд на труп, Джетор поспешил за Ингеборгом. Из трещин в стенах сыпалась земля.

-Как мы поднимемся? - крикнул Джетор в спину.
Некромант обернулся к нему. В его глазах сквозило веселое безумство:
-А это уже на тебе.

Они остановились у место падениях. Склизкие белые черви спешно ползли в стороны, покидая опасное место.

Джетор услышал вой. Он понял, что это вопит испуганное дерево.
-Говори с ним, - приказал некромант - Скорее.

Стены дрожали. Их начало засыпать.

Джетор дрожа, протянул руку и ухватился за миниатюрный отросток корня. Он почувствовал, как по его венам забурлила чужая паника и боль.
-Вытащи нас, - пытался он докричатся. Но все было бессмысленно. Бирюзовый камень начинал тускнеть. На них надвигалась тьма.

- Ради той, кто обрела покой... - прошептал Джетор и закрыв глаза, явственно увидел сцену из прошлого - еще молодое дерево, покрытое свежей листвой и гроб с той, что уже не улыбнется.

-Тебя посадили лишь потому что она здесь, - крикнул Джетор - А так бы спилили на хворост!

Корни поползли вниз и образовали нечто, наподобие веревочной лестницы. Они быстро вылезли наверх.

Некромант схватил его, и они отбежали - дерево, пронзительно вопя, провалилось в пустоту. Лишь верхушки колючих переломанных веток теперь виднелись сквозь строй желтых энотер.

- Она забрала его, - облегченно вздохнул некромант - Туда где Харон плывет в своей лодке по ледяной реке.
       


                ***

Они спешили домой - их ждал приветливый очаг, чай и миниатюрные совушки на часах. Над головой сияли миллиарды точек-звезд, но они уже тускнели - начинался рассвет. Джетор проходя, проводил ладонью по шероховатым стволам и слышал, как ясени ласково шептали:
- Спасибо, спасибо.




P.S: Несколько уточнений:
1. Планируется продолжение.
2.Название этого "всего" может поменятся.
3.Джетор - видоизмененный ник с неправильного английского. Какой - гадайте сами.
4.ЭНОТЕРА (Oenothera) - яркое корневищное травянистое растение семейства Кипрейные, красивоцветущее, высотой от 30 до 120 см. В род входит до 100 видов летних, двулетних и многолетних растений, низкорослых и высокорослых, произрастающих преимущественно в Европе и Центральной Америке.
Садовый цветок энотеры имеет весьма оригинальное название: "ослинник", "онагра" - согласно латинскому названию, "ночная свеча", "примула вечерняя" из-за необычности цветения. Эффект, который она производит, сравним со сказкой и ее невероятное цветение надолго сохраняется в памяти.


Рецензии