Баня

   Размеренная суета международного аэропорта Шереметьево. Середина 80-х годов, поток пассажиров не так уж и велик. Туристы, приезжающие посмотреть на русскую экзотику, немногочисленные бизнесмены, журналисты и возвращающиеся из командировок советские граждане. Это сюда. Те же лица, но теперь уже обратно. Все ровно, обыденно. Все как всегда.
    Но есть рейсы отличающиеся от других. Как правило это Африка или юго-восточная Азия. В нашем случае  Ангола. Сейчас там война, а значит и контингент особый. В основном военные советники и немногочисленные гражданские специалисты. Первых видно по выправке и одинаковым костюмам, а вторых по озабоченным лицам, с явной тревогой на лице.
     Однако есть нечто, что   объединяет и тех и других - наличие в багаже банок с компотами всех мастей. Да да, именно компотов, с малиной, клубникой и прочими вкусными ягодами. Все эти напитки, как   бережно стояли в сумках ручной клади.
     Непосвященный человек скажет и что тут такого, где же в далекой Африке можно попить такого вкусного бабушкиного компота. Вот и везут с собой, кто сколько может себе позволить, и конечно же будет неправ.
     И таможне, и выезжающим прекрасно известны нормы разрешенной к вывозу водки. Слезы, а не нормы. Как жить нашему человеку с такими нормами, да еще так долго и далеко от Родины. Да никак! Живи  и мучайся.
     Кто такой умный придумал  это первым, наверное уже и не скажешь, но залитый в банки, подкрашенный вареньем и закатанный на глухо спирт везли все - и идейные трезвенники, и даже ответственные партийные работники. Спирт в тех далеких и неспокойных краях становился  валютой В буквальном смысле этого слова.
     Таможенники конечно же знали об этих уловках отъезжающих, но они тоже были русскими людьми и все прекрасно понимали. Короче, и одни, и другие делали вид что все нормально, как говориться чинно и благородно, главное не перегнуть палку в объемах.
    На рейс в Луанду очередь постепенно редела. Таможенники расслабленно болтали между собой.
    К стойке контроля подошел невысокого  роста мужчина, с живым улыбающимся лицом. На первый взгляд лет сорока - сорокапяти. По лбу его текли струйки пота. Было видно, что большая зеленая сумка была тяжела. Поздоровавшись он поставил ее и вместительный, светлой кожи, чемодан на проверку, а сам достал документы.
    - Запрещенные к вывозу предметы есть?
     Автоматически, даже не взглянув толком на подошедшего, спросил таможенник.
   - Нет, ребята все как обычно.
   - Компота сколько банок?
   - Ни одной.
     Чиновник с удивлением и интересом взглянул на мужчину.
   - Водки сколько бутылок?
   - Нет у меня водки. - спокойно ответил тот.
   - Совсем?
   - Совсем.
   - На долго едите?
   - На год, если раньше не вернут.
   - И без водки?
   - И без водки.
     Но такого персонажа стоило посмотреть, и таможенник позвал почти весь состав бригады.
    - А что у вас в сумке вот это? - на экране монитора системы безопасности высветилось нечто такое, что сразу классифицировать было не возможно.
   -  ТЭНы. - спокойно ответил пассажир.
   - ТЭНы? - не понимая происходящего переспросил его сотрудник.
   - Ну да, обыкновенные ТЭНы. Для бани. Нагревающие такие элементы. Ставишь их в бане, обкладываешь кирпичами, и парься пожалуйста!
   - Вы ТЭНы в Анголу, с собой везете?
     - Ну да, а куда же еще.
     Логика таможенников отказывалась воспринимать действительность.
     Посудите сами. Водку не везет, хоть и едет на год! Зато тащит с собой в Африку тяжеленные ТЭНы, за которые сейчас еще и заплатит прилично, так как перевес ему гарантировано обеспечен.
   Что то тут не так.
    Такого просто не может быть! Может что то в самих ТЭНах?
     - Будте добры, откройте багаж.
   - Пожалуйста! - мужчина уже отдышался, и сейчас вел себя абсолютно спокойно.
     Он деловито раскрыл сумку, и вытащил лежащие в ней и обернутые чистой простынью железяки.
     Как выглядят ТЭНы никто из таможенной бригады не знал. Они стояли и смотрели на изогнутые железки, с керамическими вставками на концах. Вертели их в руках, и даже попытались поскрести ножом. Внешне ничего странного.
     Старший, отойдя в сторонку, вытащил брошюру с перечнем запрещенных к вывозу предметов, а так же того что требует специального разрешения. ТЭНов в нем не оказалось.
     Процесс затягивался, а тем временем регистрация на рейс шла к завершению.
     Ничего не оставалось, как отпустить с Богом этого сумасшедшего. И  мужчина снова потея и напрягаясь потащил свой груз к стойке оформления.
     В самолете среди пассажиров только и было разговоров, что о странном соседе по рейсу. Мужики переглядывались, обсуждая произошедшее. У основной массы это была первая командировка в Анголу. Похоже, что шли они по одному ведомству, и странный попутчик был явно не из их компании.
    Весь полет строились версии и догадки, но подойти в незнакомцу никто так и не решился.
    По прибытию в Анголу, в организационной суете, о произошедшем в Шереметьево думать забыли.
     А конечной точкой маршрута незнакомца оказалась вовсе не Луанда, а порт Намибе, куда он и добрался спустя несколько дней, все с тем же багажом в руках, и еще больше обливаясь потом, под жарким африканским солнцем.
      Спустя несколько месяцев, нелегкая военная судьба, занесла одного из пассажиров того рейса, майора -    артиллериста  на побережье Атлантического океана в тот самый порт Намибе.
    По сравнению с другими районами страны, там было относительно спокойно, и майор наслаждался суетливой атмосферой приморского города. В гостинице он познакомился с капитаном большого рыболовецкого сейнера стоящего сейчас под погрузкой в порту. Ну, как водится выпили слегка капитанского вискаря, и в довершении знакомства рыбак пригласил майора на следующий день в баню.
     Правда поехали почему-то не в сторону порта на судно, как думалось артиллеристу, а за город. Там,  был небольшой военный аэродром, а на нем учебная база десантников. Всю дорогу капитан сейнера взахлеб рассказывал о прелестях бани, и ее гостеприимном хозяине. После небольшой задержки на КПП, подъехали в небольшому строению накрытому большой маскировочной сетью.
    На встречу им вышел тот самый, улыбчивый пассажир, привлекший в Москве внимание таможни и всего рейса.
   - Майор, это Георгиевич, хозяин, так сказать! Прошу любить и жаловать.
      Успевший изрядно подзагореть на ангольском солнце Георгиевич, был так же улыбчив. Одет в мойку и шорты.
    - Ну что капитан, смотрю гостя привез? А мой заказ?
   - Все как договаривались, у нас обману быть не может! В багажнике коробки, забирай.
    Георгиевич что то негромко сказал вышедшему за ним здоровенному парнишке, тот радостно замотал головой и пошел к машине.
     Гости прошли в нутрь здания. Это была настоящая русская баня! Крепкий деревянный сруб. Большая прихожая, она же раздевалка, зал с огромным столом и длинными лавками. Дальше  были двери помывочной и парилки.
     А какой был запах! Майор закрыл глаза, и сейчас же почувствовал себя там, далеко на севере, в своей родной деревне.  Не хватало еще только криков петухов, да гоготанья гусей у озера.
       Стоящий рядом капитан сейнера заулыбался:
   - Понял, что это такое? Это тебе не дешевая сауна полтора на полтора метра. Это как дома!
     Георгиевич, на правах хозяина пригласил всех в парилку, а сам пошел хлопотать по закуске.
     Сидя на полоке, майор решился спросить, а что такое должен был привезти моряк.
   - Ну ты парень даешь, заулыбался капитан, да за такую баню, что хочешь проси, все привезут. Я вот сегодня выпивки кое-какой подбросил, лангустов и креветки, рыбки свежей. Надо же ребятам тоже как то расслабляться. Замучились они тут ангольский десант обучая.
    И тут до артиллериста дошло - а ведь не зря мужик волок через полмира свой груз! При правильном подходе, как говориться, все издержки окупаются с лихвой.
     Спустя время, распаренные и разомлевшие, они сидели за гостеприимным столом, поедали свежайшие морепродукты,  запивали все это холодным пивом и ароматным джином, и выслушивали откровенный рассказ хозяина:
   - Я когда сюда в первый раз приехал, так сказать осмотреться, определить что к чему, чувствую, что то не хватает. Подумал и понял, что бани то нет! А как мне, спортсмену с детства и без бани? Поэтому когда уже окончательно согласовали мое назначение, я достал новенькие ТЭНы и потащил с собой. Все смеялись. Но я терпел. Сначала баню в фанерном бараке сделал, с деревом нормальным здесь совсем худо. Но, знаете ли все не то. Духа банного нет. Поговорил с моряками нашими, с морпехами что в порту стоят, и они мне привезли из Севастополя сруб. Везли, как бревна на танках и БТэрах. Здесь все собрали, проконопатили, и вот тебе пожалуйста   нормальная баня. В идеале конечно бы еще на дровах, но здесь с  этим свои сложности, топить нечем. Так что хоть вроде как и эрзац, но все же парилка. Ну, а как народ узнал, что у нас тут построено, то отбоя нет. Сначала  всех просто в гости приглашали, так сказать на безвозмездной основе, но со временем поняли, не потянем. Вот и договорились, кто чем богат, тот то и тащит. Суда какие торговые заходят, те спиртное и сигареты, рыбаки дарами моря балуют. Военные моряки, те когда материалами помогут, когда харчами. Вот так и живем. С тебя майор конечно ничего брать не будет. Тебя наш друг привел. Да и взять то с тебя нечего. Так, что парься и помни нашу доброту. Десант всегда гостеприимством славился.
   - Ну, Георгиевич, вы тут смотрю хорошо пристроились.
   - Георгиевич я для тебя пока в бане сидим, а как выйдем - полковник Сафонов. Ну, а пристроились действительно хорошо. Жить то везде можно, да еще и с комфортом. Учись майор.
   И  удивленный таким оборотом дела майор, усиленно замотал головой,вгрызаясь в здоровенного лобстера, так и не найдя для такого случая подходящих слов.
   
   
   


Рецензии
Хороший рассказ, затягивает.

Борис Миловзоров   25.01.2018 23:25     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.