О временах года

Времена года сменяют друг друга, как в эстафете; передают из рук в руки волшебную палочку власти. Зима- самый капризный, коварный и несговорчивый участник эстафеты. То нагрянет без предупреждения и отнимет палочку у плаксы Осени, то не торопится, а сидит в своем замке и корчит гримасы перед огромным ледяным зеркалом. Как актриса, репетирует роли. Только одна роль ей не дается- роль нежной, любящей и покладистой героини. Вот и хмурит брови, сверкает холодным блеском огненный взор и летят во все стороны ее озорные помощники. Да-да: озорные, шумные, проказливые. Они, в отличии от хозяйки, любят шалости, розыгрыши и забавы.
Обычно Осень, болезненная и плаксивая, так скоро устает от своих обязанностей, что с радостью добровольно передала бы палочку Зиме, лишь бы не сориться, не плакать. При своей яркой, бесспорной красоте Осень ведет себя как серая мышка. Неуверенная в себе, вечно плачет, хандрит и только изредка дарит солнечные, теплые дни.
Но Зима, своевольная и недоверчивая, не верит Осени. Свою обжигающе холодную красоту она сравнивает с сочными теплыми красками Осени и ревнует, бесится, пытается вывести последнюю из равновесия, что совсем не сложно. Да, прекрасна! Великолепна, но так холодна, что все улепетывают от нее со всех ног и прячутся по домам, норам, укрытиям, а некоторые даже впадают в спячку. Ни к чему им ее ледяные дары, которые она целыми коробами ввозит на санях на захваченные территории.
Сидит Зима на своем троне, тонким острым ноготком царапает по резным узорам подлокотников и обдумывает разные каверзы и интриги. А потом шлет своих помощников, эту шкодливую придворную шпану, сделать вылазку и совершить диверсию во владениях Осени. И спешат и летят и стелются по земле эти шальные призраки-Заморозки. Касаются воды в лужах и та покрывается тонкой коркой. Холодным морозным дыханием умерщвляют зеленые побеги и цветы. Иногда затевают борьбу за перьевую подушку, прихваченную с собой из покоев ледяной хозяйки. И летят во все стороны мягкие холодные хлопья снега, стелются пухом по земле, застревают в сухих побегах трав. Как початки несобранного хлопка, торчат вдоль примерзших тропинок высохшие стебли сорняков.
Проснется Осень ранним утром, зевнет, потянется спросонок и зябко вздрогнет. Вот и последний сон смахнули удивленные ресницы и нежная улыбка скривилась, дрогнули обиженные губы: "Как? Иней, снег? А я? Я уже не нужна? А сады, которые не успели не то что скинуть листву, но даже кое-где еще сохранили в своих поредевших кронах осенние яблочки? И овощные грядки. И мои цветы... Ох! Мои бедные прелестные цветы! Они поникли и почернели. Ах, я этого не выдержу." И катятся слезы. Туман застилает улицы, лезет за шиворот, липко касается кожи рук и лица. Изморось, сырость и мутная вода в грязных лужах. Зима глядит в свои огромные зеркала, видит кругом следы тоскующей Осени. Вот, самое время нанести сокрушительный удар, выхватить палочку власти из ослабевших рук. Но грязь! Эта распутица на дорогах! "Мое дорогое ослепительное платье! Белоснежным подолом я, пожалуй, вымету все улицы. Нет, пока подожду, полюбуюсь на свою вечно ноющую сестрицу. Еще есть время." И Зима вновь усаживается на свой трон, довольная и спокойная выбивает четкую дробь на узорчатом подлокотнике. Сидит день и неделю и уже начинает скучать. В зеркалах все также сыро и туманно, а на душе неспокойно. "Все, не могу больше ждать. И что это за изображение, помехи? Ничего же не видно! Пора собираться в путь. Эй, шалопаи-разбойники! Где вас нелегкая носит? Собирайтесь, неситесь вперед, сообщите всем, что Я иду!"
На берегу теплого лазурного моря бегает босоногая девушка, собирает диковинные ракушки и тащит их в своем подоле в тростниковое бунгало крытое соломой. Она рассыпает свои находки на шезлонг и усаживается рядом с сестренкой. "Что нового? Как они там порешили?" Весна поворачивает к Лету маленькое зеркальце со вставленным в него кусочком тонкого льда: "Смотри, я опять выиграла пари! Зима не удержалась на месте. Уже спешит в санях к нашим общим владениям." Над зеркальцем стлался легкий парок от испаряющегося льда, похожий на шлейф белой искристой пыли от стремительно летящей повозки санок. "Но ведь есть договор! Еще рано!"- удивилась Лето. "Договор? Милая, это же Зима! Она еще та торопыга и эгоистка!"- рассмеялась Весна и сунула зеркальце в ведерко со льдом. Лето со вздохом наблюдала за ее движением. Ей одной нельзя было касаться ничего ледяного или замерзшего. В прохладных руках Весны зеркальце не таяло, а только медленно испарялось. Даже Весна постоянно держала его во льду. А горячие руки Лета вмиг бы растопили тоненький осколок. К тому же придется отдать Весне две недели своего драгоценного времени, которое она проиграла по результатам пари.


Рецензии