Виконт Жирар де ла Пьер самозванец. 1499 год

Фото: Париж апрель 2017 год. Анси (Франция) октябрь 2018. Париж, Лувр, декабрь 2019
Для смеха ради, пока иллюстраций к книге нет и для того чтобы ВЫ не говорили "Как можно писать о стране в которой никогда не был"

ТРИЛОГИЯ, это КНИГА ВТОРАЯ. Одна глава

Книга первая: Виконт Жирар де ла Пьер самозванец. Лето 1498
Книга третья: Виконт Жирар де ла Пьер самозванец. Ужасный 1500 год

Краткое описание:

Год начинается спокойно. Но потом ранение, плен, побег. Он спасает из плена англичанку, которая лечит рану Героя. Но за ней и за героем, охотиться английский  шпион, у которого, год назад Герой отобрал деньги. Несколько раз женщину похищают и Герою приходиться ее выручать. Убегая от преследования, они садятся на корабль. Но это корабль пиратов. Уничтожив пиратов Герой и спутница попадают в Испанию. Она остается, а Герой возвращается в свой замок. Но тут Героя призывают на службу (Французская армия идет завоевывать Герцогство Миланское). Герой становиться разведчиком и отправляется в Италию. Здесь ему нужно выручить из плена детей своей возлюбленной. Они венчаются в Милане. Вскоре она забеременела и Герой, обманув командующего французской армией, увозит жену в свой замок.

Глава Первая.
Замок Лапьер.

 – Ну, так, значат, дело было. Приезжает блондинка на постоялый двор. Говорит: «Напоите лошадей и дайте им овса»...
– А кто такая эта блондинка?
– Ну… Просто женщина у которой светлые волосы.
– Как это просто женщина? У нас здесь только одна женщина со светлыми волосами, это Регина.
– Не Регина тихоня, она на такое не способна.
– А кто же тогда? Я знаю эту женщину со светлыми волосами? И на что такое не способна Регина?
– Если ты меня все время перебивать будешь, я никогда не расскажу до конца.
– Ну ладно, не буду перебивать, рассказывай.
– Приезжает блондинка на постоялый двор. Говорит: «Напоите лошадей и дайте им овса. А конюх ей отвечает: «Хорошо, напою коней и дам им овса, только ответьте на один вопрос. Почему лошади остановились, а карета продолжает трястись?» Тогда блондинка говорит: «Там внутри мужчина сидит, который меня учил управлять каретой. А когда я научилась, то сама поехала. А он почему–то спрятался внутри и с тех пор дрожит» — Фредерик рассмеялся, но не убедительным, наигранным смехом.
– А почему мужчина в карете дрожит? – спросил Паскаль, – и что здесь смешного?
– Как же ты не понимаешь. Мужчина учил блондинку управлять каретой, она научилась и поехала очень быстро и, наверное, по очень опасной горной дороге. А он испугался, поэтому со страху начал дрожать.
– Ну, если мужчина начал дрожать со страха, то эта блондинка ехала по очень опасной дороге и она просто дура, если ехала быстро.
Я чуть приоткрыл один левый глаз и осмотрелся. Фредерик и Паскаль сидели у камина. Фредерик начал разводить огонь, а Паскаль, нужно думать, помог принести дрова. В комнате было сыро и холодно. Пахло плесенью и самогоном. А еще очень болела моя голова.
– Что же я вчера делал? Про какую такую блондинку Фредерик рассказывает и почему? – я пытался вспомнить, но голова отказывалась работать.
– Конечно блондинка дура и вообще, все блондинки дуры, в той стране, где служил наш Виконт. Он, вчера, еще рассказывал про этих блондинок. Как это он назвал, анекидоки,  кажется… – сказал Фредерик.
– Что это такое анекидоки? – удивился Паскаль.
– Это короткие смешные истории, как Виконт объяснил.
– Тогда расскажи еще.
– Да, не запомнил я, потому, что не все понял. Виконт так напился, что очень много своих восточных слов говорил, а объяснять их не объяснял, только сам ржал, над своими анекидоками.
– Виконт напился? – удивился Паскаль, – да я его никогда пьяным не видел.
– Я тоже никогда не видел его пьяным, но вчера… Ты сам попробуй эту гадость и тоже сразу напьешься. Я только чуток попробовал,  может пару мино глотнул (мино – 0,029 литра), и сразу захмелел. А Виконт, пожалуй, четверть литрона (литрон 1,203 литра) выпил и сначала ничего, веселым стал. Анекидоки говорил, а потом сразу свалился и заснул.  Эта гадость даже горит.
– Как это горит?
– А вот смотри.
Фредерик налил жидкость, из глиняной бутылки в металлическую кружку и с явным намерением медленно вылить ее в камин поднес кружку над огнем. Мне захотелось сказать, что бы он этого не делал, но я не успел открыть рот. Струя полилась на огонь, вспыхнула, тут же вспыхнула кружка и рука Фредерика, который, естественно дернулся и пролил самогон на руку.
Крика, как ни странно, Фредерик не поднял. Только пробурчал, что–то под нос, видимо выругался, бросил кружку и сразу сообразив, как потушить огонь, засунул руку в котелок с водой, который висел в камине. Сидевший на корточках Паскаль, испугавшись, отпрянул назад и плюхнулся на задницу, на пол, у самой стены, в метре от меня. Я закрыл глаз и притворился, что продолжаю спать.
– Вот это да! – обрадовался Паскаль, – это же можно как оружие использовать.
– Как это? – удивился Фредерик.
– Нужно налить в бурдюк, для вина, привязать горящий фитиль и бросить в противника…
– Ну да… Только, что бы получить литрон этой гадости нужно не меньше десяти литронов вина.
– Да ну? Вы столько хорошего вина перевели?
– Ну, вино, было не хорошим, а кислым, даже хуже, чем то, что, нам в лесу Медведь приносил. Но все–таки это было вино, которое можно пить. А у этой гадости такой противный запах, что пить ее невозможно…

Значит, напился я вчера и анекдоты рассказывал. А какие у меня могут быть анекдоты? Только те, из прошлой моей жизни. Про блондинок? А что я помню о блондинках? Помню, что бледнокожие женщины со светлыми волосами, более всех подвержены риску заболеть рассеянным склерозом. А лечить эту болезнь, научились только в начале двадцать первого века. То есть, не просто так, придуманы все эти анекдоты... Голова болит и не хочет ничего вспоминать. Однако, в туалет все равно нужно. Не возможно вечно притворяться спящим. Придется вставать. Но, так мерзко и холодно. Уже январь месяц и дожди идут целую неделю.
Я встал, поежился от холода. Накинул на плечи, свой любимый, черный шерстяной плащ и ничего не говоря Фредерику и Паскалю, вышел из самой большой в замке комнаты, которую, наверное, правильнее называть залом.
Ох уж этот пятнадцатый век. Не придумали они еще даже нормальных туалетов. Я приказал выкопать две ямы и построить, над ними, два сарайчика, что бы народ не гадил, где попало. Но, кажется, народ не ходит в эти мои сооружения, из цивилизованного мира. Хотя, как мне помниться, поначалу они, вроде бы ходили. А куда они ходят теперь?
На улице было светло, но определить который теперь час, не представляло возможности. Низкие тяжелые тучи нависли над замком, и моросил дождик. Туалеты мы построили в дальнем углу, около конюшни. Пока я добрался до туалета, мой плащ изрядно намок и волосы на голове, тоже. Нужно было капюшон одеть… Хотя, может и нет. Возвращаясь назад, я остановился на полдороги, подняв голову вверх, закрыл глаза и подставил лицо дождю. Минут через пять лбу стало холодно, головная боль несколько отступила и я уже начал что–то соображать. Пожалуй, нужно подвести итоги.
Сейчас январь 1499 года. Франция. Я нахожусь здесь уже пол года. А переместили меня в прошлое из двадцать первого века. Задачка у меня очень сложная, не много не мало, мне нужно спасти человечество от глобального вымирания из–за события, которое произойдет в шестнадцатом веке. Лет через двадцать пять, от настоящего времени. За это время мне удалось получить статус человека, который есть в этом мире, с титулом виконта. У меня есть собственный замок и около пятидесяти наемных работников, которым, кстати, уже нечем платить. Нужно срочно раздобыть денег, потому, что заработать деньги, так просто, как мне хотелось, не получается.
В средневековье соль стоит не намного дешевле, чем золото. Поэтому я решил получать соль из морской воды. Для этого есть все условия. Замок стоит у моря и работники у меня есть. Даже цветного металла, в подвале замка оказалось ни как не меньше двух тонн. Это, в основном, доспехи воинов, а еще пушка, развороченная взрывом, видимо пороха положили несколько больше, чем нужно.
 Что бы добыть соль из морской воды нужно испарить большое количество воды. Это очень длительный процесс, если воду просто нагревать. Но если поместить воду в закрытую емкость и создать в этой емкости даже небольшое давление, то процесс испарения можно значительно ускорить. Я решил сделать большого размера агрегат, наподобие самогонного аппарата. Но мои работники никак не могли понять, что это за штука такая и как она работает. Поэтому пришлось делать, для начала, маленький образец, что бы продемонстрировать работу. Самой большой проблемой, как оказалось, это сделать трубку. Но мои мастеровые оказались смышлеными ребятами. Они выковали трубу из куска цветного металла. Сначала ковали стальной штырь, длинной, метра два. Потом сделали форму и залили штырь расплавленным цветным металлом. Ну а потом, нагревая, ковали трубу. Вполне прилично получилось. Правда, таких труб потребовалось целых пять штук, что бы получить длинный змеевик.
Именно этот аппарат, мне захотелось испытать для получения крепкого алкоголя из слабоалкогольного вина. Все получилось, но с технологией я не знаком и что–то, как–то, не правильно сделал. Очень уж запах противный получился. Может, нужно было первую полученную жидкость не использовать, а просто вылить?
Однако, в общем, и в целом, опыт удался. Алкоголь крепкий получился и его вполне можно использовать в медицинских целях. Нужно будет отдать его нашему врачу и объяснить, что и к чему.
Мастеровые обещали сделать такой аппарат большого размера. Только сделают они его не раньше, чем через месяц, и это в лучшем случае. Нужно разместить, его в подвале, как можно ниже к уровню моря, что бы легче качать воду из моря. Если придется делать трубы из металла, то у нас точно его не хватит. А из чего еще можно сделать трубы?
 
Однако, не только лбу, уже всей моей голове стало холодно. Пора идти в тепло. Я вернулся в зал замка и первым делом начал вытирать мокрую голову, куском белой тряпки, которую давно использовал как полотенце.
– На улице опять дождь? – спросил Фредерик.
– Да, дождь. Но, в ближайшие дни, синоптики обещают переменную облачность, без осадков, – решил пошутить я, потому, что ни Фредерик, ни Паскаль, наверняка, не поняли всех сказанный мною слов.
– Что это ты только что сказал? – спросил Паскаль.
– Я сказал, что вчера, наша старушка Клара, объявила об окончании дождей, уже сегодня, после обеда. 
– Ну, если Клара сказала, тогда можно верить, она почти никогда не ошибается, – сказал Фредерик.
 – Мы, господин Виконт, помним, что ты служил на востоке и иногда говоришь незнакомые нам слова. Но перестал бы ты их говорить, а то мы тебя не понимаем – сказал Паскаль.
– Вот и вчера о блондинках, которые живут на востоке, ты рассказывал, – добавил Фредерик, – вроде смешно было, а сегодня попробовал вспомнить и Паскалю рассказать, но не получается, потому что твои восточные слова я вспомнить не могу.
– Ну да, Фредерик мне рассказал, про блондинку с каретой, – вставил Паскаль, – а от чего смеяться нужно, мне не понятно.
– Блондинка и карета? – подумал я, – что же там за анекдот был? А, наверное, я рассказал этот: Влетает на заправку машина, резко останавливается, из нее выскакивает блондинка и говорит «Заправьте полный бак, пожалуйста». Заправщик говорит: «Хорошо, только выключите мотор». «Я его уже выключила» – отвечает блондинка. «А почему машина трясется?» – спрашивает заправщик. «Да, это мой инструктор, по вождению, от страха трясется» – отвечает блондинка.
В интерпретации Фредерика, конечно, получилось не смешно. Надо же мне было так напиться, что бы начать рассказывать анекдоты. Давно я крепкий алкоголь не пил, не рассчитал свои силы, однако.
Я сделал удивленное лицо и сказал вслух:
– Знаете, ребята, я ничего о вчерашнем вечере не помню и про блондинок не помню. Но помню, что нам в дорогу собираться нужно.
– Ну, так завтра и поедим, – сказал Фредерик, – только, мы здесь подумали, что нам все же лучше сначала в город Манд ехать, а потом к Медведю поехать. Иначе будем мы долго плутать по южным дорогам, как ты предложил, потому, что дорог, на юге, мы не знаем.
– Хорошо, – подумав, согласился я, – поедим по знакомой дороге в Манд и, не доезжая города, разделимся. Двое, ты, Фредерик, с Бернаром поедите на постоялый двор, что бы подготовить телеги, а остальные, со мной, поедут на юг, к Медведю. Тогда, самое позднее, через шесть дней, мы сможем вернуться в Манд.
– Вот это дело, – согласился Фредерик.

К обеду выглянуло солнце. Я нашел Бруно, который был старшим среди мастеровых и специалистом по цветным металлам. Мы вместе, как договорились еще вчера, отправились искать место, где можно проложить трубу, для забора воды из моря.
Замок Лапьер,  достался мне, можно сказать бесплатно, примерно четыре месяца назад, вместе с титулом Виконта. Все постройки замка и стена вокруг, разместились на небольшом холме–полуострове, несколько выступающем в море. Во время прилива, море подбиралось вплотную к полуострову и, можно сказать, что с западной стены замка, в это время, можно было бы ловить удочкой рыбу, если бы рыба водилась на этом мелководье. Но во время отлива, вода отступала, как минимум, на метров пятьдесят. А это значит, что длинна труб, которые нужны для забора воды из моря, должна быть, не менее семидесяти метров. Это очень много, если их изготавливать из металла, которого у нас не так уж и много.
Самой высокой и самой старинной постройкой в замке была квадратная в основании, трехэтажная сторожевая башня, сложенная из неотесанного камня. Она располагалась в северо–западном углу. На крыше башни, раньше стояло двухэтажное деревянное сооружение, со смотровой площадкой для  караульного. Но, это сооружение было настолько ветхим, что его пришлось снести. Вместо него, мы построили нечто подобное, но в три этажа, с таким расчетом, что бы наблюдателю наверху, были бы видны все окружающие замок стены. Хочешь, не хочешь, но замок нужно охранять, даже в невоенное время. Днем, мы решили ограничиться одним наблюдателем, на башне. А ночью мы развешивали фонари, для освещения верха стен внутри замка и караульных было трое. Один на башне и по одному на угловых башенках на стене.
Конечно, на первом этаже, сторожевой башни, каждую ночь, спали или дремали еще шесть человек, готовых тут же выбежать и встретить не званных гостей. Кроме того, вокруг замка была пустошь и караульные только в очень плохую погоду могли не заметить приближающихся к нам врагов. А, еще, войны, в это время, не было и ожидать нападения, наверняка не стоило.
Рядом, как пристройка к башне, с западной стороны располагалось довольно вместительное, двухэтажное здание, сложенное из отесанного камня. Оно, предназначалось для хозяина замка. Примерно такое же, но более узкое здание было пристроено к башне с северной стороны. Это здание было предназначено, надо думать, для солдат гарнизона замка. Еще одно узкое двухэтажное здание было построено рядом, слева от хозяйского, с западной стороны и предназначалось, для прислуги. Дальше, за ним шли одноэтажные постройки, для фуража, дров, конюшни, хлев для коров и другой живности. Клетки для домашней птицы, с огороженной площадкой, располагались вдоль южной стены замка. Все постройки имели каменные стены, но не имели крыш, когда мы пришли в замок.         
Восточная стена замка, отсутствовала. Она была разрушена, как говорил бывший владелец, лет сто назад, при штурме замка. Мне не составило большого труда определить, что причиной быстрого разрушения стены стали неграмотные строители или глупость хозяина. Потому, что стену поставили на мягкой глинистой почве, перед оврагом. Теперь, стену мы построили заново. Но не на том месте, где она стояла раньше, а примерно в пяти метрах от края. Теперь мы поставили ее на правильном месте, потому, что под ней было хорошее скальное основание.
Все деревянные детали, окна, двери, перекрытия, полы и крыша, можно сказать отсутствовали, или находились в таком состоянии, что требовали замены. Предстояло сделать грандиозный объем работ и я, честно сказать, очень сомневался в быстром его завершении. Но моих двадцать пять мастеровых и их жен вовсе не испугала эта работа, уже через день Бруно принес мне подробный список всего, что нужно заменить.
В моем владении, кроме огромной песчаной пустыри, на которой ничего не росло, оказался довольно большой участок леса. Лес, это необходимый нам строительный материал. Но дерево не просто распилить на доски, если нет нормального инструмента, не руками же пилить.
Мастеровые сразу предложили построить лесопилку, на реке. Я помнил, что они построили плотину у себя в деревне и, наверняка, справятся с этой задачей. Но речка не входила в мои владения, кроме того, там была небольшая деревня рыбаков, где жило десяток семей.
Фредерик предложил ехать к соседу, чтобы договориться.
Я, честно говоря, без энтузиазма отправился в дорогу, потому, что не надеялся на успех. Если договариваться об аренде устья реки, то что–то нужно предложить, а предложить мне было, пока, нечего…
Тогда Фредерик, попросил вести переговоры от моего имени. Я согласился и, в основном, молчал. А Фредерик упорно торговался и купил устье реки, вместе с деревней и ее жителями, за двадцать два комплекта кожаных доспехов. Возможность такого обмена, меня крайне удивила, и я чуть не сорвал сделку, ляпнув об этом. Но Фредерик, молодец, и здесь меня выручил.
Рыбаки, которые не приносили бывшему хозяину, никакого дохода и ничего не умели, кроме рыбалки, оказались хорошими ребятами. Сразу начали помогать строить плотину. А потом, когда мы сделали для них приличные лодки, то, не только сами перестали рыбу ловить, но пришлось их рыбу продавать, но об этом я узнал значительно позже.
Плотину построили через месяц и сразу заработала лесопилка. 
Только первые месяцы, все мы жили в палатках, во дворе замка, а к новому году начали перебираться под крышу. Но палатки, мы не успели убрать, потому, что начали прибывать другие мастеровые с женами и детьми, на поиски которых я отправил четырех человек.
Сейчас, к нам пришло еще, около пятидесяти человек, половина из которых мужчины. То есть это треть из тех, что ушли из–под города Манд, на лодках, или половина населения деревни Равин. Была, в прошлом году такая грустная история. Помог я бежать из деревни людям, которых там насильно держали, почти как рабов.
В январе, мы смогли уже всех людей разместить под крышами замка, и, по словам Бруно, сможем принять всех жителей деревни Равин, то есть, еще около ста человек. Поэтому палатки во дворе не нужны и мы их убрали, неделю назад.
Крыши, теперь, имели все строения замка, Но перекрытия, между этажами, полы и деревянные стены внутри, конечно, сделать не успели. Как Бруно утверждал, к весне, все будет готово и мы совсем обживемся в этом замке. Я очень хотел построить баньку, Бруно знал, как это сделать, но я настоял на том, что банька может подождать, поэтому строить ее нужно в последнюю очередь. А пока, я мылся у камина, в довольно большой, не высокой деревянной бочке, которую сделали, специально для меня. Конечно, на время мыться, приходилось выгонять всех из комнаты, что бы они не хихикали. Не понимаю я, как народ, в этом веке, может не мыться совсем. Хотя, некоторые женщины, как я заметил, наверняка обмываются или подмываются, потому, что от них не пахнет…   
Но, в общем, слов нет, повезло мне с мастеровыми и их женами. Хозяйство  в замке, уже сейчас, было хорошо налажено. Кроме наших восьми лошадей, у нас теперь было три коровы и не меньше сотни кур. Пекли они вполне приличный хлеб и научились ловить морскую рыбу. Правда, живность, в ближайших в лесах, наши охотники, уже всю постреляли. Придется мясо покупать.



Всего 16 авторских листов


Рецензии