Бедный Йорик или скольких людей погубил Гамлет

Полагаю, всем хорошо знакома история принца Гамлета, поведанная в своё время широкому кругу общественности английским драматургом Вильямом Шекспиром, а потому, вероятно, нет особой нужды напоминать всех хитросплетений той страшной трагедии, однако мне хотелось бы прояснить лишь некоторые детали. А именно, озвучить число жертв, числящихся за каждым из действующих лиц пьесы. Может кому-то покажется странным такой труд, ведь и так ясно, что Клавдий, король Датский, вот кто главный злодей, но давайте всё-таки посчитаем. И начнём, конечно, с него.

Первым, кого убил или вернее отравил Клавдий, был его родной брат, тогдашний король и отец Гамлета. В пьесе он значится, как Призрак отца Гамлета. Из его уст сыну давалось такое объяснение:

«Ужален был змеёй; так ухо Дании
Поддельной басней о моей кончине
Обмануто; но знай, мой сын достойный:
Змей, поразивший твоего отца,
Надел его венец»

Далее следовала первая, неудачная, попытка убийства Гамлета. По личному и тайному указанию Клавдия принца в сопровождении двух придворных вельмож Розенкранца и Гильденстерна отправили на корабле в Англию, где по прибытию местные власти должны были отрубить Гамлету голову.

«Наш царственный приказ, тот, что содержит,
Как это возвещается в письме,
Смерть Гамлета. Британец, сделай это» - пишет Клавдий заморскому королю.

Однако благодаря пиратам, напавшим на корабль в море, принцу удалось благополучно вернуться живым в Данию. При этом Розенкранц и Гильденстерн продолжали следовать в Англию.

Второй жертвой Клавдия стала Гертруда, королева Датская, мать Гамлета. Во время специально подстроенного фехтовального поединка между Лаэртом и Гамлетом в кубок с вином, предназначенный для принца, Клавдий опустил жемчужину с ядом.

«И он попросит пить, то будет кубок
Готов заранее; чуть он пригубит,
Хотя б он избежал отравной раны, -
Всё будет кончено…»

Однако королева, опередив Гамлета, по незнанию сама выпила отравленное вино.

«За твой успех пьёт королева, Гамлет» - сказала она сыну на турнире.

На лицо непреднамеренное убийство. Клавдий хотел лишить жизни совершенно другого.

«Не пей, Гертруда! ...Слишком поздно!» - пытался предостеречь король королеву.

Третьей и последней жертвой Клавдия стал его племянник Гамлет. В этот раз попытка удалась. Король подговорил Лаэрта отомстить принцу за смерть отца. Для чего в замке устроили фехтовальный турнир. При этом одна из шпаг в нарушение правил была остро заточена. Она, что естественно, оказалась в руке Лаэрта.

«Великодушный, чуждый всяким козням,
Смотреть не станет шпаг, и ты легко
Иль с небольшой уловкой можешь выбрать
Наточенный клинок и, метко выпав,
Ему отплатишь за отца» - обращался Клавдий к Лаэрту. На что тот заметил:

«Согласен;
И я при этом смажу мой клинок.
У знахаря купил я как-то мазь…
Я этим ядом трону лезвие,
И если я хоть чуть задену принца,
То это смерть»

Подводим итог по Клавдию: за ним числится три убийства, одно явно умышленное, другое – непреднамеренное, а последнее совершенно в сговоре.

Теперь перейдём к благородному принцу Датскому. Конечно, мстить за вероломное убийство отца он имел полное право, тем более что к этому настойчиво призывала сама жертва, Призрак отца.

«Не потерпи, коль есть в тебе природа;
Не дай постели датских королей
Стать ложем блуда и кровосмешенья.
Но, как бы это дело ни повёл ты,
Не запятнай себя, не умышляй
На мать свою; с ней довольно неба»

И первым, кого убил Гамлет, оказался Полоний. Принц случайно принял того за короля Клавдия. Придворный вельможа таился за ковром в покоях королевы и подслушивал очень важный разговор принца с его матерью, так было принято в обществе и ничего плохого в том не находили. Королева, напуганная чересчур эмоциональным поведением Гамлета, начала звать на помощь:

«Что хочешь ты? Меня убить ты хочешь?
О, помогите!»

Спрятавшийся Полоний был вынужден её призыв продублировать:

«Эй, люди! Помогите, помогите!»

Чем выдал себя и навлёк смерть со стороны принца. Отдёрнув ковер, Гамлет с разочарованием обнаружил, что тело, которое он ожидал увидеть, принадлежало вовсе не королю. При этом особой печали по поводу убийства он не испытывал:

«Ты, жалкий суетливый шут, прощай!
Я метил в высшего; прими свой жребий»

А далее принц пустился в длинный монолог, обличая поведение своей матери и её новое замужество:

«Взгляните, вот портрет и вот другой,
Искусные подобия двух братьев…
… О стыд! Где твой румянец? Ад мятежный,
Раз ты бесчинствуешь в костях матроны...»

Убив Полония, Гамлет вскоре взялся за Розенкранца и Гильденстерна, когда-то бывших своих друзей.

«Милейшие друзья мои! Как поживаешь, Гильденстерн? – А, Розенкранц? Ребята, как вы живёте оба?» - когда-то искренне он обращался к ним.

Как известно, Розенкранцу и Гильденстерну по указанию Клавдия надлежало сопроводить Гамлета в Англию.

«Готовьтесь, я прошу вас, в скорый путь;
Пора связать страшилище, что бродит
Так, нестреноженно» - напутствовал молодых людей король.

Однако Гамлету стали известны коварные планы дяди, и он незамедлительно отреагировал:

«Готовят письма; два моих собрата,
Которым я, как двум гадюкам верю,
Везут приказ; они должны расчистить
Дорогу к западне. Ну что ж, пускай.
В том и забава, чтобы землекопа
Взорвать его же миной»

На корабле по пути в Англию Гамлет совершил подмену королевского письма, сочинив своё от имени Клавдия:

«Увидев и прочтя сие посланье,
Не размышляя много или мало,
Подателей немедля умертвить,
Не дав и помолиться»

Так своей рукой Гамлет подписал смертный приговор Розенкранцу и Гильденстерну.

«Что ж, им была по сердцу эта должность;
Они мне совесть не гнетут; их гибель
Их собственным вторженьем рождена» - делился Гамлет содеянным со своим другом Горацио при возвращении в Данию.

Следующей жертвой принца Датского можно вправе назвать Офелию. И хотя молодая девушка сама наложила на себя руки, утопившись в реке, но косвенно заслуга Гамлета в том велика. Он отверг её любовь. Офелия, несомненно, питала нежные чувства к принцу, о том говорят её слова, произнесённые отцу:

«Он мне принёс немало уверений
В своих сердечных чувствах…
… Он о своей любви твердил всегда
С отменным вежеством...»

Однако Гамлету с некоторых пор стало не до любви, его сердце сжигала месть.

«Нет, с меня довольно; это свело меня с ума. Я говорю, у нас не будет больше браков; те, кто уже в браке, кроме одного, будут жить; прочие останутся, как они есть. В монастырь!» - однажды в гневе сказал он Офелии.

Офелия в монастырь не последовала, но за принца взмолилась:

«О, помоги ему, всеблагое небо!»

С тех пор в её душе поселилась боль, а с гибелью Полония, её отца, убитого всё тем же принцем, та многократно усилилась. Вскоре Офелия сошла с ума и утонула, сорвавшись с дерева в реку.

«Она меж тем обрывки песен пела,
Как если бы не чуяла беды…
… В стихии вод; так длиться не могло,
И одеянья, тяжело упившись,
Несчастную от звуков увлекли
В трясину смерти» - с прискорбием поведала Гертруда Лаэрту, брату Офелии.

Другая жертва Гамлета – это Лаэрт, сын Полония и брат Офелии. Принц убил его на фехтовальном турнире. Во время поединка соперники случайно поменялись рапирами, так отравленный клинок оказался в руках Гамлета, он ранил Лаэрта и яд попал тому в кровь.

«В свою же сесть кулик попался, Озрик,
Я сам своим наказан вероломством» - обратился Лаэрт к арбитру поединка молодому вельможе Озрику.

Однако и часы самого принца были сочтены, перед этим Лаэрт ранил Гамлета тем же отравленным клинком. Перед лицом неминуемой смерти оба простили друг друга.

«Простим друг другу, благородный Гамлет.
Да будешь ты в моей безвинен смерти
И моего отца, как я в твоей!» - было последнее, что произнёс Лаэрт.

«Будь чист пред небом! За тобой иду я –
Я гибну, друг. – Прощайте, королева…» - проговорил принц Лаэрту, другу Горацио и отравленной королеве-матери.

И наконец, последняя жертва Гамлета – это его дядя, король Клавдий, главный злодей сей трагедии. Умирая, Лаэрт сообщил принцу, кто настоящий виновник смерти его матери, отравленной на турнире:

«Сражён я сам; смотри, вот я лежу,
Чтобы не встать; погибла мать твоя;
Я не могу… Король… король виновен»

Схватив валявшуюся на полу рапиру, Гамлет устремился с ней к королю.

«Клинок отравлен тоже! –
Ну, так за дело, яд!»

После чего король умер и месть свершилась. Однако для этого, прежде, надо было убить несколько человек. А теперь подведём итог.

Гамлет убил шестерых. Из них Полония – можно считать непреднамеренно, Розенкранца и Гильденстерна – отправил на эшафот вполне осознанно и без всякой жалости, Лаэрта – с сожалением и только Клавдия – с чувством исполненной мести. Что до несчастной Офелии, так здесь ему небеса в судьи.

«Её любил я; сорок тысяч братьев
Всем множеством своей любви со мной
Не уровнялись бы. – Что для неё
Ты сделаешь?» - обращался принц к Лаэрту на похоронах Офелии.

За самим же Лаэртом числится лишь одна жертва – это принц Датский Гамлет. Убийство он совершил из чувства мести за своего отца. Правда, в сговоре с королём. Тут ещё и гибель Офелии сыграло свою роль. Такая вот грустная получается арифметика. Вот, пожалуй, и всё.

PS: Здесь приведены выдержки из трагедии "Гамлет" в переводе М. Лозинского (1933 год)

(Фото из личного архива)


Рецензии
Здесь, на Земле, смертей не счесть, а звёзды посчитать нам всё же проще...

Мне нравится Вас читать.

Наталья Костюкова   03.04.2018 08:47     Заявить о нарушении
Спасибо, Наталья!
С уважением,

Сергей Рябцев   04.04.2018 02:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.