Чехов. Попрыгунья. Две ошибки Дымова

ПРЕДИСЛОВИЕ.
Рассказ А.П. Чехова "Попрыгунья"  изучается в 10 классе школы, вернее "проходится". Как шутят школьники - прошёл и забыл. И мало кто перечитывает Чехова, да и остальных классиков,  в зрелом возрасте. Поэтому мнение  о классических произведениях у многих остаётся на уровне школьных учебников. Я - не исключение. Со школьных лет я запомнила, что нехорошая попрыгунья Ольга Ивановна стала причиной несчастий и гибели своего мужа, очень хорошего человека Дымова.

Повзрослев, я сознательно вернулась к чтению классических произведений. Чехов стал моим любимым писателем. И, прочитав, как заново, "Попрыгунью", я удивилась, до чего моё старое мнение не совпадает с новым! С высоты жизненного опыта я увидела эту историю "другими глазами", и этот новый взгляд на рассказ предлагаю читательскому вниманию.

ДВЕ ОШИБКИ ДЫМОВА.

Рассказ А.П.Чехова "Попрыгунья" состоит из восьми небольших глав и читается  минут за сорок. Для сравнения -  чтение романа "Война и мир" Л.Н. Толстого, если читать "с чувством, с толком, с расстановкой",  занимает  недели две, иногда даже с хвостиком. Это я к тому, что прочитать ещё раз "Попрыгунью" не составит труда и не займёт много времени.

Гениальный Чехов вложил в рассказ "Попрыгунья" такие масштаб, объёмность и глубину темы, что он "тянет" на полновесный роман, тем самым  Антон Павлович  подтверждает своё же изумительное изречение "краткость сестра таланта"!

Суть рассказа можно изложить в нескольких словах.
Врач Осип Степаныч Дымов (31 год) женился на Ольге Ивановне (22 года), дочери своего умершего коллеги.  Ольга Ивановна изменила мужу с художником Рябовским. Дымов заразился от больного ребёнка и умер.

А если ещё короче, то рассказ "Попрыгунья" о том, как один любит, а другой позволяет себя любить.

Особенностью Чехова, как писателя, является его отстранённость от героев своих произведений. Он объективно и бесстрастно рисует их образы, не давая никому собственной оценки и  предоставляя это право читателям. 
Каков Дымов, какова Ольга Ивановна, каковы представители местной богемы мы узнаём из их диалогов, поступков, описаний внешности, разбросанных по всему тексту рассказа. Автор словом к слову, как художник мазок к мазку, прорисовывает на страницах рассказа детали портрета каждого действующего лица. Но окончательный портрет  читатели изображают сами.

Коротко обо всех.
Дымов – титулярный советник, врач, молодой учёный, будущий профессор, ради заработка (чтобы обеспечить молодой жене достойную жизнь) служит в двух больницах и вдобавок занимается  частной практикой. Внешне - большой, широкоплечий, нескладный ("казалось, что на нем чужой фрак и что у него приказчицкая бородка"), чуткий, скромный, кроткий, исполнительный,  трудолюбивый, с  добродушной улыбкой, со способностью к самопожертвованию, любящий жену. 
Одним словом, хороший!

Ольга Ивановна - молоденькая, экзальтированная, бойкая, красивая ("своими льняными волосами и в венчальном наряде она очень похожа на стройное вишневое деревцо"),  хорошо образованная девушка. "Она пела, играла на рояли, писала красками, лепила, участвовала в любительских спектаклях, но все это не как-нибудь, а с талантом; делала ли она фонарики для иллюминации, рядилась ли, завязывала ли кому галстук – все у нее выходило необыкновенно художественно, грациозно и мило".
В промежутках между чтением, музыкой и пением Ольга Ивановна умела поговорить о литературе, театре и живописи. Обожала вращаться в местных артистических кругах.
Одним словом, хорошая!

В компании Ольги Ивановны состояли "знаменитые и великие" люди местной богемы  - артист  драматического театра; певец из оперы; несколько художников, из которых выделялся Рябовский; музыкант-виолончелист; литератор;  помещик-барин Василий Васильич;

Читатели осуждают хорошую Ольгу Ивановну и жалеют хорошего Дымова. Почему? Потому что  "легкомысленная попрыгунья-стрекоза" Ольга Ивановна  не ценила своего замечательного во всех отношениях мужа и прельстилась другим, красивым, но поверхностным.

Но замечательный человек – это не идеальный человек. Дымов при всех своих положительных качествах совершил две непоправимые ошибки, которые принесли несчастье ему и  жене.

ОШИБКА ПЕРВАЯ.
Она в том, что Дымов женился на девушке, которая его не любила. 

Лев Николаевич Толстой, знаток семейной жизни, говорил: "Жениться надо всегда так же, как мы умираем, – то есть только тогда, когда невозможно иначе".

Дымов женился, потому что не мог иначе. Он сильно и глубоко полюбил дочь своего умершего коллеги и сделал ей предложение. По словам Ольги Ивановны она "всю ночь проплакала и сама влюбилась адски. И вот, как видите, стала супругой".

В поступке Ольги Ивановны лежит неприкрытый  рационализм и практицизм. Оставшись без отцовской поддержки, она сделала верный шаг, приняв предложение Дымова. Хоть Ольга Ивановна и  говорила, что "влюбилась адски", ей нельзя верить. Она не любила Дымова ни перед свадьбой, ни в браке. 

Ведь какие мы странные люди! Любя сами, мы верим в то, что объект нашей любви обязательно ответит нам тем же. Ольга Ивановна согласилась выйти замуж за Дымова, и он поверил, что она делает это из любви к нему.   

Ольга Ивановна чувствовала  за собой вину за то, что не может полюбить этого хорошего человека и старалась убедить себя и своих артистических друзей в том, что муж ровня ей, что в нём есть то величественное и достойное, из-за чего она и вышла за него замуж. 

Ольга Ивановна вслух восхищалась мужем, хвалила его перед гостями ("Какой добрый, великодушный человек!",  "Ты, Дымов, умный, благородный человек", "Не правда ли, в нем есть что-то сильное, могучее, медвежье?", "Ты просто очарователен! Господа, посмотрите на его лоб!",  "Господа, посмотрите: лицо бенгальского тигра, а выражение доброе и милое, как у оленя".)

"Гости ели и, глядя на Дымова, думали: "В самом деле, славный малый", но скоро забывали о нем и продолжали говорить о театре, музыке и живописи".  А Дымов неуклюже топтался посреди гостиной и  кротко улыбался.

Но Дымов не рохля и не недотёпа, каким его видят гости и каким его выставляет автор. Дымов  человек умный и чуткий,  он тонко чувствовал наигранность поведения Ольги Ивановны по отношению к нему, фальшь её пафосных слов,  бесцеремонность и равнодушие к себе  её поклонников и ощущал себя "среди этой артистической, свободной и избалованной судьбою компании <…> чужим, лишним и маленьким".

Видимо, уже тогда в него закралась беспокойная мысль, что Ольга Ивановна его не любит, а лишь притворяется. Это беспокойство терзало благородную душу Дымова и унижало его чувство любви.
Хотя внешне поводов к беспокойству не было. 

"Зажили они после свадьбы превосходно", но, "по-видимому, с середины зимы Дымов стал догадываться, что его обманывают".
Автор не говорит точно, когда его герой стал догадываться,  но слова  "по-видимому" отсылают  читателя  к началу рассказа, когда Дымов заболел "рожей".

"Молодые супруги были счастливы, и жизнь их текла как по маслу. Впрочем, третья неделя их медового месяца была проведена не совсем счастливо, даже печально. Дымов заразился в больнице рожей, пролежал в постели шесть дней и должен был остричь догола свои красивые черные волосы".

Обычно читатели оставляют без внимания болезнь Дымова. И это понятно, ведь Дымов  работал в больнице, и не мудрено, что подцепил заразу … Писатель  ведь так и пишет – "заразился" …
Но почему Чехов "заставил"  Дымова заболеть именно рожей, а не ветрянкой, например,  пневмонией, гриппом или (тьфу-тьфу) чахоткой?

Что такое заболевание "рожа"?
С медицинской точки зрения "рожа (рожистое воспаление)"  –  острое инфекционное заболевание мягких тканей, сопровождающееся сильной болью, покраснением, температурой и отёком. 

С эзотерической точки зрения это заболевание возникает, когда человек находится в кризисном состоянии, при котором его унижение доходит до верхней планки. 

Боль при "роже" - означает поиск виновного. Дымов мучительно ищет виновного в ситуации "любит-не любит".
Покраснение кожи – выявление виновника. Дымов анализирует и понимает, что жена его не любит.
Температура – виновник найден и злобно  осуждён. Дымов считает виновником себя  и осуждает  себя за это.
Отёк – отчаяние от осознанной печали. Дымов в глубокой печали оттого, что его любовь, нежность, забота не приносят результата и от этого отчаивается.

У всех вышеперечисленных проявлений  причина одна – воспаление. А любое воспаление в организме вызывается унижением. Унизительное положение, в которое Дымова ставила Ольга Ивановна и её компания,  нашло выход в остром рожистом воспалении.

Кстати, почему Чехов написал, что при "роже" Дымову остригли "его красивые чёрные волосы"?
Потому что волосы мешали лечению, значит, заболевание случилось на коже головы, а голова видна всем. То есть помимо всего прочего "рожа"на голове  (она же воспаление-унижение)  хотела броситься в глаза, словно говоря: "Посмотрите, этот человек страдает, примите меры. Он сам себе помочь не может!"

На тяжесть кризисного положения говорил и срок заболевания. "Рожа" обычно утихает на 3-4 день, а Дымов лежал в больнице шесть, да ещё дома долечивался.
Бедный, бедный Дымов!

Антон Павлович Чехов в письме к литератору Александру Лазареву-Грузинскому (от 1 ноября 1889г) заметил: "Если в начале пьесы на стене висит ружье, то (к концу пьесы) оно должно выстрелить".
Спустя несколько месяцев после свадьбы Ольга изменила Дымову с художником Рябовским.
Говоря образно, нелюбовь Ольги Ивановны к мужу была тем самым ружьём, которое должно выстрелить. И выстрел (измена)  прозвучал.

Дымов всецело доверял жене и спокойно отпускал её одну на дачу (две недели она жила там без него, но с друзьями), в поездку по Волге с друзьями-художниками …

И случился момент, когда попрыгунья Ольга Ивановна уступила соблазну. Поддавшись искушению (стоя с Рябовским на палубе волжского парохода), Ольга Ивановна для очистки совести пробовала было вспомнить о муже (девиз верных жён "я другому отдана и буду век ему верна"), но подавила робкие укоры совести и разрешила себе принять страстные уговоры Рябовского.
Ведь для Дымова, " …простого и обыкновенного человека, достаточно и того счастья, которое он уже получил".
А  красавец Рябовский, о-ооо, это  "нacтoящий вeликий чeлoвeк, гeний, бoжий избpaнник…", именно такой человек достоин её!

Ольга Ивановна считала себя образцовой женой и  решила признаться мужу в содеянном, потому что "скрывать от него измену подло и отвратительно".  Но увидев, как по-детски радостно встретил её Дымов, она смолчала. 
" Сядем, – сказал он, поднимая ее и усаживая за стол. – Вот так… Кушай рябчика. Ты проголодалась, бедняжка. Она жадно вдыхала в себя родной воздух и ела рябчика, а он с умилением глядел на нее и радостно смеялся".

Не надо признаваться, ведь этот простой и заурядный человек не поймёт её возвышенных чувств!

Ольга Ивановна  не испытывала угрызений совести от измены, продолжала жить, как жила,  думала о милых и привычных домашних пустяках.
Антон Павлович Чехов ничего не пишет о душевных страданиях Дымова, о них можно только догадываться.
После измены Ольги Ивановны её семейная жизнь с Дымовым протекала по-прежнему:  она – привычно развлекалась, он - притворялся, что счастлив.

В силу своей интеллигентности,  любви,  уважения и преданности  к супруге Дымов  не был сторонником семейного насилия и давал Ольге Ивановне полную свободу времяпровождения. Он  не  знал, как поступали мужья в крепких крестьянских семьях. После свадьбы они вбивали в стену гвоздь и вешали на него кнут, как знак семейного благочиния и  средство для пресечения любого женского легкомыслия.

У деликатного и кроткого Дымова на стене не висел кнут устрашения,  у него не было даже ружья.

Как человек образованный, Дымов, возможно, читал Плутарха, который говорил: "В браке большее благо любить, чем быть любимым".
Дымов любил "безмолвно, безнадежно, то робостью, то ревностью томим". И страдал, надеясь,  на искреннюю взаимность.  Больше того, он старался выслужить любовь жены послушанием, кротостью, терпением, пониманием,  старался заработать побольше денег. Ольга Ивановна, неглупая женщина,  была ему благодарна  -  за то, что он не оставил её одну после смерти отца, что женился на ней, окружил заботой, ни в чём не отказывал, не перечил, соглашался с её желаниями и прихотями.   
Но!
Нельзя любить в благодарность.

Стендаль говорил: "В браке без любви менее чем через два месяца вода источника становится горькой".
Чехов пишет: "…С середины зимы Дымов стал догадываться, что его обманывают".  Но между строк можно понять, что догадываться Дымов стал раньше, а "с середины зимы" он уже понял, что нет смысла обманываться и притворяться незнающим, что у жены есть любовник.

Вот ведь какой редкостный человек  Осип Степаныч Дымов! Он не стал обличать жену в измене, не стал призывать её к покаянию, не вызвал Рябовского на дуэль … он просто "как будто у него была совесть нечиста, перестал смотреть жене прямо в глаза" и "не улыбался радостно при встрече с нею".  В общем, ещё раз проглотил своё унижение.

Утешая Ольгу Ивановну, когда та плакала от ревности к Рябовскому, Дымов говорил: "Не плачь громко, <…> Зачем? Надо молчать об этом… Надо не подавать вида… Знаешь, что случилось, того уже не поправишь".
Он знал, что говорил, потому что сам жил "молча" и "не подавая вида".

Ольга Ивановна  сознавала, что муж догадывается о её внебрачной жизни, и  жаловалась любовнику: "Этот человек гнетет меня своим великодушием!"
Красавец Рябовский занимал все её  мысли. Встречаясь с ним, "она начинала умолять его, чтобы он любил ее, не бросал, чтобы пожалел ее, бедную и несчастную. Она плакала, целовала ему руки, требовала, чтобы он клялся ей в любви, доказывала ему, что без ее хорошего влияния он собьется с пути и погибнет".
А рядом мучился и страдал  единственный любящий её человек – муж Дымов.

А ведь он мог выправить положение вещей, если бы захотел.
Автор "Попрыгуньи" Антон Павлович Чехов говорил: "Тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть". 

Дымову нужно было вызвать супругу на откровенный разговор, сказать всё, что  думает, что его беспокоит, чего ждёт от неё, как от жены, потребовать уважения к таинству брака, приказать "ни шагу из дома", пригрозить лишением материальной поддержки, разводом, тем же кнутом, наконец! "Жена да убоится мужа своего!"
Ведь Ольге Ивановне было всего 22 года, и никто её не научил простой истине, что муж и жена – это семья, единое целое, прочный союз, "одна сатана". 


ОШИБКА ВТОРАЯ.
Муж не должен называть жену мамой, а жена должна НЕ позволять мужу так себя называть.

Во многих семьях супруги дают друг другу ласковые прозвища, например, зайчик, котик, мусенька, лапочка и так далее в зависимости от степени нежности и фантазии.  Когда в семье рождается ребёнок,  муж начинает называть жену мамой, но в третьем лице: "А вот наша мама пришла", "А что нам мама принесла" и т.п.  То есть в отношении ребёнка муж озвучивается новый статус жены в качестве матери.

Ольге Ивановне в рассказе 22 года, Дымову – 31. Ольга Ивановна была нерожавшей женщиной, но  Дымов звал свою юную супругу мамой. Он никогда не называл её по имени, только мамой.

– Мне не везет, мама!
– Я увлекаюсь, мама, и становлюсь рассеянным.
– Что? Что, мама? – спросил он нежно. – Соскучилась?
– Когда же мне, мама? Я всегда занят, а когда бываю свободен, то все случается так, что расписание поездов не подходит.
– Не плачь громко, мама… Зачем?
– Мама! – позвал из кабинета Дымов, не отворяя двери. – Мама!
– Мама, ты не входи ко мне, а только подойди к двери.

Что хотел сказать Чехов, разрешая Дымову называть жену мамой?
Давайте порассуждаем.

Ольга Ивановна была моложе  Дымова на девять лет и по возрасту никак не годилась ему в матери.  Автор ничего не пишет о жизни Дымова до женитьбы, но можно предположить, что он  нежно любил свою мать (и, может, рано её лишился) поэтому перенёс сыновьи чувства на любимую жену.

Но!
По отношению к жене он – муж, а не сын! 
Получается, что Дымов любил жену не как муж, а  как сын?  Мама, я жду тебя в спальне? Фу!
Вспомним меткую фразу из книги Андрея Некрасова "Приключения капитана Врунгеля":  "Как корабль назовёшь, так он и поплывёт". Там у яхты под названием "Победа" отваливаются две первые буквы, и на экипаж яхты "…Беда" наваливаются  многочисленные проблемы.

Жена–мама  сродни той яхте "Беда". Название (имя) непременно и прямо влияет на характер, психическое и даже физическое здоровье его носителя. Дымов с нежностью звал жену мамой, а она не противилась и откликалась на новое имя, потому что ей, не любящей Дымова,  было выгодно считаться мамой, а не женой. Они и относилась к нему по-матерински: жалела, когда он порезал пальцы при вскрытии, переживала и плакала, когда он лежал с "рожей" ...

Возможно, Дымов читал "Крейцерову сонату" Льва Толстого, в которой писатель призывал отказаться от сексуальных отношений.
Возможно, Дымов,  боготворя жену и почитая её за маму, избегал с ней интимного контакта.
Возможно, сама Ольга Ивановна уклонялась от исполнения супружеского долга, а Дымов не настаивал (мама ведь!).

Лев Николаевич Толстой как-то написал Максиму Горькому: "Мужчина может пережить землетрясение, эпидемию, ужасную болезнь, любое проявление душевных мук; самой же страшной трагедией, которая может с ним произойти, остается и всегда будет оставаться трагедия спальни".

Ощущал ли Дымов трагедию своей спальни? По его поведению – нет.
Чехов не раскрывает тайны супружеских отношений Дымова и Ольги Ивановны, возможно, их не было совсем. Разве может сын  спать с матерью?!  Инцест всегда гадок, низок и аморален.
Судя по лёгкому отношению Ольги Ивановны к мужу и по благоговейному отношению мужа к  ней, их устраивала их сексуальная жизнь.

Чехов, как писатель, настолько гениален, что в его читанных-перечитанных произведениях всякий раз между строк всплывают новые подробности, о которых автор  не упоминает, но которые проницательный читатель обнаруживает сам.
Читая Чехова, надо обращать внимание на любое слово в его произведениях. У Чехова просто так ничего не бывает!

"Милый мой метрдотель! – говорила Ольга Ивановна, всплескивая руками от восторга".
Пожалуй, это самое подходящее название для Дымова, потому что для Ольги Ивановны муж  всего лишь "милый метрдотель".
Что такое метрдотель? Лицо (фр. ma;tre d'h;tel),  —  выполняющее много обязанностей:  домоправитель, дворецкий, гофмейстер, оберкельнер, старший официант, распорядитель столового зала.
Дымов исправно исполняет обязанности метрдотеля. Но исполняет ли он супружеские обязанности?

Возможно, молодую, темпераментную Ольгу Ивановну бросило в объятия Рябовского не только отстранённость Дымова от искусства, но и прохладность в интимных отношениях?
А что, Дымов работает, как вол, на двух работах, по ночам пишет диссертацию, обслуживает Ольгу Ивановну и её друзей, мотается туда-сюда по первому её капризу … где взять силы на любовную страсть?

Дымов был способен на ревность, но – внутри себя. Чувство ревности не возбуждало его, а наоборот, давило, как давит человека осознание своего ничтожества при взгляде на совершенство!

Женщины, никогда не позволяйте мужьям называть вас мамой. Вы мужьям жёны, а не матери!

И напоследок:
Антон Павлович отослал рассказ в редакцию, назвав его "Великий человек". Позже он прислал издателю письмо с просьбой изменить старое название на новое – "Попрыгунья".

Ещё раз поражаюсь гениальности любимого писателя.
"Великий человек" -  название безликое, не привлекающее внимания. 
Великий человек – это один Дымов, а как же другие колоритные персонажи? Да и чем велик Дымов? Только тем, что подавал задатки крупного учёного в области медицины, но рассказ-то не об этом, а о его личной трагедии.

Новое название "Попрыгунья" как нельзя полно раскрывает образ не только Ольги Ивановны, но и отношения между всеми героями рассказа.
Попрыгунья – это не только Ольга Ивановна по характеру, но и тот мир, где она прыгает, как стрекоза,  сначала по воле отца (баловавшего дочку), затем по воле бесхарактерного мужа (допустившего вседозволенность). 

Любовь – великое чувство, но оно не должно быть слепым. Слепым его делает разум, а не сердце. Дымова жалко, но в трагедии своей жизни он виноват сам.
При поверхностном чтении рассказа формируется вывод, что не задавшаяся семейная жизнь Дымова,  измена жены, её равнодушие к тому, чем он живёт,  так на него подействовали, что он нарочно заразился дифтеритом, чтобы уйти из жизни.

Это не так.
Святой долг врача не оставлять больного ребёнка без медицинской помощи. Другого способа, как высосать из горла дифтеритные плёнки, в то время не существовало, и Дымов, человек долга и совести, поступил, как настоящий врач.
Ольга Ивановна тут совершенно не причём. Даже если их любовь была бы прочная и взаимная, он всё равно поступил бы так же.

Что было бы, если бы Дымов чудесным образом выздоровел? Да то же самое.
Он продолжал бы притворяться, что всё хорошо, а Ольга Ивановна продолжала бы прыгать по цветущим полянам жизни и водить дружбу с новыми рябовскими.
При таком покладистом муже это легко!



Иллюстрация - кадр из х/ф "Попрыгунья", 1955 г.


Рецензии
Добрый день,
Большое спасибо за интересный разбор одного из моих любимых произведений Чехова.

Буду рада если Вы прочитаете мой рассказ о недавней поездке в Баденвейлер, где Чехов провел свои последние месяцы.

http://www.proza.ru/2018/05/12/1722

С уважением,
Ирина

Ирина Оплер   14.05.2018 16:24     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.