Первый блин комом

 Мы с друзьями решили искупаться после одного из выпускных экзаменов. До речки было не так далеко, только спуститься с горки. Пришли на пляж, только зашли в воду и тут над нами появился небольшой самолёт. И начал на нас пикировать, да так, что нам со страха пришлось нырять в воду. А когда вынырнули, то увидели, что самолёт выходит из пике и что-то выбросил из кабины. Мы побежали посмотреть, это был трубчатый пенал, а в нём записка: «Привет отдыхающим и загорающим от не знающих отдыха». Самолёт улетел по руслу реки, а мы ещё долго стояли как завороженные. 

   Наш выпускной вечер несколько отличался от традиционных выпускных, которые описывались в художественной литературе. Аттестаты нам вручат позже, хотя они уже готовы. И торжественная часть была и, конечно, был последний звонок, это перед экзаменами. А сегодня этакое первое и последнее официальное школьное застолье с разрешенным всем, что мы себе сегодня сами позволим. Это уровень нашей самостоятельности после завоевания «Аттестата зрелости». Бал наш, а проще, прощальный вечер состоялся в доме у Коли Мухина, так как там была самая большая площадь. Вначале были речи, затем тосты, плавно перешедшие в танцы и грустное веселье. Нас впервые не опекали взрослые, мы были самостоятельными и старались вести себя соответственно.

   После окончания танцев (они закончились произвольно, когда все подустали) мы по традиции пошли мимо вишневого сада, через лес к реке в районе второй плотины. Долго еще шумели и дурачились на берегу, приводя в ярость рыбаков, пришедших на ночную рыбалку. Но постепенно наши силы иссякли и мы небольшими группами начали расходиться по домам.

   И только по дороге домой я вспомнил, что это же сегодня у меня медицинская комиссия, вчера ведь записался в поликлиннике и состояние эйфории как ветром сдуло, я всегда немножко побаивался за свое давление.

  Дома быстро умылся, переоделся, позавтракал (мама и бабушка особенно с распросами не приставали) и побежал, чтобы успеть на рейсовый автобус. Через тридцать минут я уже входил в здание районной поликлинники около которого заметил нескольких человек с параллельных классов. У них выпускной вечер был вчера и они смотрели на меня с таким удивлением, как это я сразу после выпускного приехал на медкомиссию. Но мне было не до их взглядов. Я быстро прошел в регистратуру, взял бланк формы 386 и пошел по врачам. Через полтора часа с готовой, заполненой, формой 386 я уже выходил из здания поликлинники.

  Уже в начале выпускного года я принял решение поступать в Харьковский авиационный институт. Накупил разных справочников, программ для подготовки, книг с примерами и задачами для ВУЗов и начал все это усиленно штудировать. Да и в библиотеке брал очень много книг.

   В ХАИ учится выпускник нашей школы, Колесников Володя, с которым мы были знакомы еще в школе и он мне при встречах рассказал, на что надо обратить внимание. Для него особенно трудной оказалась математика и в частности, модули.

  Я уже сдал документы в институт и мне сказали приехать к ним в первой половине июля и узнать о порядке сдачи экзаменов. Когда сдавал документы, то как-то неудобно было приложить выписку из Трудовой книжки. Официально, по Трудовой книжке, два года и шесть месяцев. С таким Аттестатом зрелости и таким стажем работы было не так уж и много поступающих. Все свободное время готовился к экзаменам.

Когда в очередной раз был в Харькове, заехал в приемную комиссию института. Там мне выдали Форму № 05. В этой форме было написано следующее. «Уважаемый товарищ! Решением приемной комиссии от 11-VII-1958 г. №  б/н Вы допущены к конкурсным экзаменам, которые будут проводиться с 1  до  20  августа 1958 года. Вы должны прибыть в институт в период с  25 июля по 31 июля.
Ваш экзаменационный лист № б/н______
Вы должны явиться по адресу г. Харьков, Померки, 27.
В случае неявки в установленный срок Вы не будете допущены к экзаменам.
15.VII – начало консультаций.
И подпись Ответственный секретарь приемной комиссии.
Все это заверено печатью. На печати: Министерство высшего образования СССР. Харьковский авиационный институт (на русском и украинском. В центре печати: Приемная комиссия, ул. Артема.»

   Здесь же меня спросили, нуждаюсь ли я в общежитии и я ответил, что нуждаюсь. Я еще ни разу не жил самостоятельно в студенческом общежитии, даже в роли абитурьента. Да и ездить каждый день домой, за тридцать километров утомительно.

   Когда между консультациями ехал домой на пригородном поезде встретил одноклассницу. Договорились с ней, что в воскресенье встретимся около университета, она сдала документы в Харьковский государственный университет, и побродим по городу. Встретились, бродили по Сумской, зашли в зоопарк, ели мороженное и как бы совсем забыли, что надо готовиться к экзаменам. В этот день решили вместе ехать домой, я обещал родителям, что сегодня приеду.

Когда вышли на станции «Дачи» уже вовсю разразился ливень с грозой. Мы прошли от станции чуть больше пол-километра и дальше идти было невозможно, дождь лил «как из ведра». У меня был маленький чемоданчик из пресс-картона и этот чемоданчик я держал у неё над головой, защищая от прямых струй, стекающих с дерева под которым мы стояли. Уже стемнело, а дождь все лил и лил. Вначале мы разговаривали и беспричинно смеялись, но затем устали от борьбы со стихией и стояли тихо, слушая дыхание друг друга. У меня начали затекать руки, поднятые вверх и было очень неудобно стоять в промокшей одежде.

   И тут меня окликнули. Это был мой отчим. Они с мамой решили, что меня надо встречать и не ошиблись. У него был плащ и для меня, под которым мы укрылись с моей попутчицей и так под накинутым плащем, но абсолютно промокшие добежали домой, подскальзываясь в грязи и шлепая по лужам. Такой длинный для нас день закончился в общем-то удачно. И я, уже засыпая дома, еще продолжал ощущать дыхание одноклассницы и чувствовать струи воды, которые лились мне на руки, поднятые над её головой. Заканчивался этот дивный мираж и меня уже проглатывал настоящий сон.

   На следующий день у меня были консультации. И с этого дня я уже не буду ездить домой, а буду жить в студенческом общежитии ХАИ, на Павловом Поле.

... По дороге в общежитие я решил зайти пообедать в столовую. До этого я никогда сам не кушал в столовой самообслуживания, да и в других столовых тоже, и ринулся в неё, как на амбразуру. Посмотрел в меню (на стене) и решил заказать блюдо с интересными названиями: харчо, шницель и компот из сухофруктов. С харчо я расправился шутя (это блюдо мне очень понравилось). Принялся за шницель. Он был огромный, я его наколол на вилку и начал жевать. Не поддаётся. Народу было немного, хотя и сидели плотно, точнее тесно. Я попытался ложкой придержать  шницель, а вилкой потянуть его за другую сторону и разорвать, хотя бы пополам.  И вдруг он вырвался, как живой и улетел в сторону по какому-то замысловатому кругу. Я сначала перепугался, но сразу же понял, что этого никто не заметил или сделали вид, что не заметили. От греха подальше, я быстро положил вилку и принялся за компот из сухофруктов. Допив компот, я быстро встал и пошел к выходу, заметив боковым зрением, что мой шницель лежит посреди пустого стола у вазочки с цветами и ребята с соседнего стола периодически, как бы с опаской, на него поглядывают. Значит, заметили, что прилетел, но откуда – вероятно нет. Так закончился мой первый полуобед в столовой самообслуживания.

... В общежитии я тоже рассказал про случай на пляже. Парень из Воронежа авторитетно заявил, что это Як-12, лёгкий самолет. Он также рассказал, что делают их в Арсеньеве на авиационном заводе. Он также рассказал, что его начальник был там в командировке и еще какие-то подробности, но я уже не слушал, надо было заниматься.

   Экзамены сдал, как мне казалось, легко. Пришёл на мандатную комиссию, а мне говорят, что с одинаковыми баллами нас оказалось двое. Комиссии надо выбирать и оказывается у того, другого, дедушка участник штурма Зимнего дворца, старый коммунист. И меня же председатель мандатной комиссии спрашивает: - Вот вы, молодой человек, кого бы выбрали? Что я мог сказать? Стою молчу. Председатель продолжает: -Мы обязательно Вас примем, у нас всегда отчисляются на протяжении первого семестра. Мы известим письмом.

   Первая попытка поступления в ВУЗ была первым блином. Так начиналась настоящая жизнь.

 


Рецензии