Старшеклассники

     Заканчивая восьмой класс, мы очень волновались. Поводов для волнения было два. Во первых после окончания этого класса нужно было сдавать экзамены, а это было для нас впервые. Во вторых нужно было решить куда идти после восьмого класса. Большая часть моих одноклассников считала, что восьмилетнего образования им хватит. Эти ребята собирались или сразу идти на завод учениками или учиться в ПТУ. Двое собирались поступать в техникумы. Остальные и я, в том числе, собирались окончить среднюю школу.   А так как наша школа №15 была восьмилетней, всем кто хотел перейти в девятый класс, нужно было переводиться в другую школу. Ближайшая средняя школа была школа №1.
     Перед экзаменами мы разбились на небольшие группы, чтобы вместе готовиться к этим испытаниям. В каждой из них был кто-то один из тех, что собирался в девятый класс. Я готовилась к экзаменам вместе с тремя девочками: моей приятельницей Алей, Наташей и Олей. Занимались у Али. Ей не давались буквально все школьные науки, ну может за исключение домоводства. Наконец наступил день первого экзамена. Это был письменный экзамен по математике. У каждого в билете было три задачи: геометрическая, алгебраическая и алгебраический пример. Мне задачи сложными не показались, и я довольно быстро их решила. Наша учительница математики, Надежда Петровна, это заметила, подошла ко мне, быстро просмотрела все мои задачи, ошибок не нашла и сунула мне листочек с еще одной алгебраической задачей, прошептав, что это Алина задача. Я заметила, что Алин алгебраический пример, она дала решать второму члену экзаменационной комиссии Альберту Михайловичу, а сама взялась решать ее геометрическую задачу. Так как Аля была не единственной очень слабой ученицей в классе, то я уверена, что многие мои одноклассники получили по дополнительной задаче. Как бы то ни было, выпускные экзамены сдали все ученики восьмого класса. Разумеется, те ребята, что собирались поступать в техникумы или переходить в девятый класс, экзамены сдавали всерьез.
     Экзамены позади, начались каникулы. Я, как и прошлым летом, работала в Перемиловском совхозе. Из знакомых ребят там были только Ваня и Валя.
     Вот, наконец, первое сентября. Мы отправились в новую школу. Раньше, когда учились в школе №15, я шла мимо  Камешковских улиц, и около одной из них или меня ждала моя одноклассница Таня или я ждала, пока она подойдет, теперь же надо было идти в противоположную сторону, и уже Таня шла в школу мимо нашего дома.  С остальными одноклассниками встретились уже в школе. Они все жили либо в Яскино, либо в Петропавловском (это два соседних района на окраине города Шуи) и добирались до школы на автобусе.
     В школе №1 все было непривычно. Классы тут в одной параллели обозначались не буквами, как мы привыкли, а цифрами. Наш класс был девятый второй. В этой школе была кабинетная система, к которой мы не привыкли, да еще надо было привыкать к новым одноклассникам.  А их было много. Кроме нас были ребята из нашей школы №15, но из 8-б, были из школ №10 и №17, да еще из сельских школ: несколько человек из Перемиловской школы и две девочки из Красноармейской.  Кроме того ребята из девятого первого класса (они все с самого начала учились в школе №1) пугали нас учительницей математики, что она, Людмила Гавриловна, просто зверь.  Людмилу Гавриловну мы увидели в первый же день: вскоре после звонка в класс вошла женщина, похожая на  колобок и неожиданно для нас заговорила почти мужским басом. Что и сказать, дама она была строгая и ученики послабее ее сразу невзлюбили, как впрочем, и многих других учителей. Остальным же Людмила Гавриловна понравилась, она хоть и была очень строгой, но всегда справедливой и объясняла материал так, чтобы это было понятно всем. Вообще в школе №1 почти все учителя были лучше чем в прежней школе.
     В девятом классе у нас начались факультативы по математике, русскому языку и литературе, физике и химии. Многие записались на все четыре факультатива. Я сама стала ходить только на три из них, кроме русского и литературы. Кроме того мы с Таней и Ниной ходили раз в неделю в ЮМШ (юношеская математическая школа) при пединституте. Так что свободного времени было немного.
     Кроме того появилось новые для нас предметы: швейное дело (для девочек), автодело (для мальчиков) и начальная военная подготовка для всех.
     Швейное дело преподавала довольно серьезная дама, она, кроме как в нашей школе, преподавала еще и в швейном ПТУ. Начальную военную подготовку преподавал подполковник в отставке Владимир Сергеевич Бойчук. Он требовал, что бы в начале каждого урока один из мальчиков рапортовал о готовности класса к уроку и крайне редко бывал доволен качеством этого рапорта. Мальчики боялись его и как-то перед очередным уроком НВП,  оказалось, что ни один из них не хочет идти рапортовать, всем страшно. Тогда Танюшка, самая бойкая девочка класса с презрением заявила: «Что струсили? Ну что же, тогда я буду рапортовать» и пошла на то место, где обычно стояли рапортующие мальчики. Бойчук вошел в класс, очень удивился, увидев Танюшку вместо кого-нибудь из мальчиков, но она не растерялась и очень четко доложила о готовности класса к уроку. Владимир Сергеевич был этим докладом очень доволен и после часто ставил Танюшку мальчикам в пример.
     Как-то в первой же четверти в перемену перед уроком математики, мальчики, как в младших классах,  бегали и прыгали по всему классу. Было тепло и окна было открыто. Расстояние между рамами было большим, маленький и худенький Коля запрыгнул на подоконник одного из окон, встав как раз между рамами. Мальчики посчитали остроумным закрыть окно. Коля оказался за стеклом. Прозвенел звонок, вот-вот в класс должна была войти Людмила Гавриловна, а он так и стоял за стеклом. Девочки заволновались, закричали парням, чтобы те открыли окно, но за дверью уже слышались шаги учительницы, Коля испугался ее гнева и спрыгнул вниз. Все ахнули: класс находился на втором этаже, а внизу под окнами лежала куча металлолома. Мы испугались, что упав на нее, Коля покалечится. Урок начался без него, но минут через пятнадцать раздался осторожный стук в дверь, в класс заглянул Коля и робко попросился войти, Людмила Гавриловна разрешила и он сел на свое место. И так смуглый, он казался еще смуглее. Девочки смотрели на него с уважением, как на героя. В следующую перемену Коля рассказал, что ему повезло и он упал не на металлолом, а на кучу угля, лежащую рядом. Весь измазался, поэтому пришлось долго отмываться и отчищаться.   
     Заканчивалась первая четверть и вдруг, неожиданно для нас, классная руководительница Юлия Сергеевна сообщила нам, что наш класс оказался самым лучшим в городе и поэтому  мы поедем на экскурсию в Иваново на десять дней. Чем таким наш класс оказался лучше других мы не знали, да и теперь я этого не знаю. По крайней мере, мы сами считали, что девятый первый лучше нашего класса, возражать же против обещанной экскурсии, разумеется, не стали.
     С нами, в качестве руководителей, отправили двоих учителей и лаборантку Лену из химического кабинета. Одного учителя, Альберта Михайловича, мы выпускники школы №15 знали, он преподавал там физику, другим учителем была его жена Ирина Александровна, она преподавала историю, но в младших классах и мы были с ней до этого времени незнакомы.
     В Иваново приехали на поезде, с  вокзала пешком пошли в одно из общежитий Ивановского университета. По дороге попалась большая лужа. Мы все были в сапогах и лужа была не страшна, но лаборантка Лена была в туфельках, а обойти лужу было негде, Лена растерялась. Тогда Альберт Михайлович взял ее на руки и перенес через лужу. Мы были поражены, такого от него не ожидали. Танюшка, изумленно тараща на него глаза, пробормотала: «Альберт Михайлович, я валяюсь!»
Наконец добрались до общежития. Там нас встретил молодой человек, назвавшийся Валерием Николаевичем, о себе он сказал, что является аспирантом кафедры истории КПСС и будет при нас экскурсоводом. Валерий Николаевич показал, выделенные нам три комнаты. Девочки заняли две комнаты, и одну мальчики.
     Валерий Николаевич постарался, чтобы мы не скучали. За неделю, где только не побывали. Смотрели какой-то фильм в кинотеатре «Современник», ходили в музкомедию на спектакль «Летучая мышь» и в местный театр на спектакль «Без вины виноватые». Побывали и в местном цирке. Везде нам очень нравилось. Как-то раз нас свозили посмотреть на деревянную старообрядческую часовню, очень красивую.
     Однажды среди ночи учителя переполошили всех школьников: двое из наших одноклассников Валя и Толик пропали. Правда, они вскоре нашлись, им просто захотелось погулять по ночному общежитию.  За это им здорово попало.
     Через шесть дней учителя уехали, нужно было готовиться к занятиям в школе, каникулы заканчивались. А на седьмой день Валерий Николаевич объявил, что и наш отдых в Иванове тоже заканчивается и что на следующий день нужно идти в школу. Мы возмутились, нам обещали, что в Иванове мы пробудем десять дней.   Валерий Николаевич засмеялся: «Что, в школу неохота? Ну, я сообщу в школу, что вы тут десять дней пробудете».
     Мы поехали домой, но три дня в школе не появлялись. Разумеется, учителя знали, что мы должны были учиться с самого начала четверти и попытались как-то воздействовать на нас в связи с этим. Весь класс упорно твердил, что в Иванове пробыли десять дней. Учителя некоторое время повозмущались, а потом махнули на нас рукой.
     Как-то раз во второй четверти мы увидели афиши Ивановского театра. Мы всем классом рванулись покупать билеты на спектакль. Посмотрели этот спектакль и были очень разочарованны: и сама-то пьеса нам не очень понравилась, а еще больше не понравилось то, что артисты были явно пьяны и очень развязно вели себя на сцене.
     Время шло, ничего особенного до конца учебного года не происходило, а в конце года, как гром среди ясного неба: уходят на выслугу лет две наши самые любимые учительницы Людмила Гавриловна и Елизавета Михайловна. Все в классе жалели, что не будет в школе Елизаветы Михайловны, а из-за Людмилы Гавриловны девчонки плакали и говорили ей: «На кого же вы нас покидаете?»  Людмила Гавриловна была очень растрогана и обещала нам, что на будущий учебный год будет вести математический кружок, для поступающих в ВУЗы.
     В самом конце учебного года директор собрал в актовом зале учеников всех четырех девятых классов. На сцену вышел незнакомый нам мужчина, сказал, что он из отдела кадров Шуйского АТК и что на лето требуются посудомойки в пионерский лагерь им. Лени Голикова. Со всех четырех девятых классов желающих там поработать нашлось всего двое: Галя из девятого первого и я.
     В назначенное время мы с Галей приехали в лагерь, нашли местное начальство: начальника лагеря, врача и завхоза, сообщили им кто мы. Врач одобрительно посмотрела на крепкую Галину фигуру и с большим сомнением на мою хлипкую. Сказала, что Галя подойдет для работы на кухне, а мне лучше туда не надо и определила меня мыть полы в одном из павильонов. Нас с Галей поселили в павильон для обслуживающего персонала. А со следующего дня начали работать. Эта работа мне быстро надоела и я с тоской вспоминала работу в поле, там мне нравилось больше. Так что доработала я до конца лагерной смены и решила уволиться из лагеря. Лагерь, как оказалось, на самом деле принадлежал не Шуйскому, а Кохомскому АТК, так что пришлось ехать в Кохму. Когда устраивались на работу, в Шуе нам обещали, что вычитать из зарплаты за питание не будут, однако когда я получила деньги, то увидела, что все-таки вычли. Я пробовала говорить, что нам обещали, что вычитать не будут, но в Кохме сказали, они, мол, ничего нам не обещали. Сообщила об этом Гале, ей это тоже не понравилось, ведь за питание вычитали 15 рублей из шестидесяти, то есть четверть зарплаты. Поехала я в Шую, зашла в отдел кадров АТК, объяснила проблему. Мне начальник отдела кадров тут же выдал мои 15 рублей, вынув их из своего кармана, насчет Гали кому-то позвонил и проблема, таким образом, была улажена.
     Через два дня после этого, я отправилась знакомой дорогой в Перемиловский совхоз. В конторе, увидев меня, растерялись, сказали, что бригады школьников в этом году нет, не было желающих поработать у них. В конце концов меня отправили работать со взрослой бригадой. Женщины, что там работали, показались мне старушками, хотя там, наверняка, не было ни одной пенсионерки. Какое-то время работали мы на прополке, а потом сортировали только что собранный лук. Мы раскладывали лук по мешкам, помельче в один мешок, покрупнее в другой. Женщины в это время пели длинные русские народные песни. Многие из них я знала, но только наполовину, например, я никогда не догадывалась до этого, что песня «Когда б имел златые горы», не заканчивается тем, что герой выгоняет из своего дома Марию, и там имеется еще несколько куплетов.  Мне очень нравилось слушать эти песни.
     Наконец лето закончилось, снова началась учеба уже в десятом классе. Меня удивило, как изменились за лето мои одноклассники, став много серьезнее чем прежде. Даже оболтус Толик Трефилов, которого учителя прямо в глаза, называли Трепилов и тот взялся за ум и начал учиться всерьез. Правда, кто-то из учителей застукал его за тем, что он, стоя у памятника Ленину, пытался копировать его выражение лица и жесты. Он сам потом рассказывал об этом в классе, при этом был очень сконфужен.
     На факультативы стало ходить больше народу, на кружок к Людмиле Гавриловне тоже ходили многие. Вот тут мы поняли, что она и в самом деле очень нездорова. Бывало, ведет кружок, что-то интересное рассказывает, вдруг замолкает и начинает махать перед собой рукой. Мальчики в таких случаях немедленно вскакивали на подоконники и открывали все форточки. Какое-то время спустя, ей становилось легче и она продолжала вести кружок.
     Чуть ли не с начала учебного года Бойчук объявил нам, что наш класс, вернее только девочки из нашего класса, должны участвовать в городских соревнованиях сандружин. Командиром назначил Танюшку. Нас принялись готовить к этим соревнованиям. Бойчук гонял нас на строевой подготовке, учил разбирать и собирать автомат Калашникова, наша медсестра Нина Сергеевна, учила оказанию первой медицинской помощи. Вот, наконец, и соревнования. Мы старались, как могли, выполнить все полученные задания. Как позже сказал нам Бойчук, заняли мы четвертое место, но, он это подчеркнул, комиссия посчитала, что по строевой подготовке нам нет равных. Этому он, кажется, радовался больше, чем, если бы мы заняли первое место.
     Уже после нового года мы заметили, что чем ближе конец учебного года, тем один из наших одноклассников, Володя становится все грустнее и грустнее. Причина грусти выяснилась уже перед самыми выпускными экзаменами. Оказывается ему и его другу Юре, бывшему нашему однокласснику по школе №15, захотелось путешествовать. Для этого понадобились палатки, стоили они дорого, таких денег у мальчиков не было и они решились на воровство. Украли две палатки из магазина Спорттовары. Как уж им это удалось, я не знаю. Палатки украли еще осенью, закопали в землю до весны, даже не озаботившись во что-нибудь завернуть их. К весне палатки благополучно сгнили. Мальчики страшно боялись наказания за это. Кончилась эта история трагически: не выдержав страха перед милицией, Юра повесился, а Володя запил. Кстати, милиция, разумеется, нашла воришек. Но Юры уже не было в живых. Володя был несовершеннолетним, его даже не судили, школа взяла на поруки, но из этой самой школы его выгнали без аттестата, только со справкой, что он прослушал курс средней школы.
     Что бы с ним было дальше, неизвестно, но он влюбился в соседку моей подруги, Любочку, предложил ей выйти за него замуж. Она гордо ответила, что выйдет за него при одном условии: он должен бросить пить. Володя слишком любил эту девушку и поэтому пить бросил. Вскоре она стала его женой. Так, что, по крайней мере, для Володи эта история кончилась благополучно.
     Выпускные экзамены, в отличие от  школы №15, сдавали всерьез, не было и речи, что бы кто-то решал чужие задачи. Сдали экзамены все выпускники, хотя и с разными результатами.
     И вот, наконец, выпускной! Ребята просили директора школы, что бы он разрешил на выпускной шампанское, он был не против, но возразил родительский комитет и поэтому на столах был только лимонад. Начался вечер танцами. Наш школьный ансамбль играл вальс. Танцевать его вышли наша классная руководительница Юлия Сергеевна и ее муж, наш завуч, Авенир Васильевич. Следом за ними попробовали танцевать вальс ребята из десятого первого, но увидев, что так красиво танцевать, как танцуют учителя у них не получается, сконфузились и быстро спрятались за спины других выпускников.
     Ближе к утру всех нас повели на берег реки встречать рассвет. Полюбовались на рассвет. После этого, предполагалось, что бывшие школьники пойдут по домам. Ну, это так учителя думали, а мы всем классом пошли в лес на осиновую гору. Там оказалось, что мальчики где-то раздобыли бутылку вермута и вот тут на опушке леса ее открыли. Девочкам досталось по глотку вина, мальчикам не намного больше. Потом вернулись в город, забежали домой за купальниками и встретились опять же всем классом на лодочной станции. Взяли по одной лодки на троих, в каждой на весла сел кто-то из мальчиков и с ним две девочки. Покатались, пошли бродить по городу. Мечтали вслух о будущей взрослой жизни, делились планами, кто где собирается работать или учиться после школы. Мы были молоды и все у нас было еще впереди.


Рецензии
"Людмилы Гавриловны" везде есть. Они педагоги от бога. У нас была Мария Васильевна. Она никогда не повышала голоса. Входила в класс, отвечала на приветствие и только произносила "Сели, открыли тетради..." И всё. В классе стояла тишина весь урок.

Владимир Шаповал   11.12.2018 18:44     Заявить о нарушении
Да, это верно! Жаль, что их все-таки все равно мало. Спасибо за отзыв. С уважением, Светлана

Светлана Борисовна Волкова 2   11.12.2018 19:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.