Дом с красной крышей

     Выхожу с работы, когда часы показывают 20.00. Завтра суббота, последний день месяца – задержалась, составляя отчёт. Моросит дождь. Зонта нет – приходится накрыть голову полиэтиленовым пакетом и придерживать его свободной рукой. Струйки воды попадают в рукав пальто, и вместе с ними туда же проникает холод. Дождь. Опять дождь… Уже четвёртый день подряд. Зонт сломался, а купить новый не хватает времени. Надо было утром надеть куртку с капюшоном, но проснулась поздно, собиралась на работу второпях – теперь терплю.
     Перепрыгивая через бегущие ручьи, наконец-то, добираюсь до дома. Возле подъезда девочка лет пяти крепко прижимает к груди куклу. Так поздно, а девочка одна. Почему? Я подхожу к ней и вижу тревожные карие глаза. Девочка спрашивает:
- Тётенька, не ты моя сестра?
     Этот вопрос застаёт меня врасплох, и я мгновенно отвечаю:
-Нет, лапочка, не я.
     Девочка ещё крепче прижимает куклу к груди и беззвучно плачет, как взрослая. Слёзы медленно сползают по щекам, губы дрожат, и мне кажется, что ещё чуть-чуть - и она разрыдается.
- Не плачь, девочка, - успокаиваю я. – Мы обязательно найдём твою сестру. Обязательно!.. Только не плачь.
- Найдём? Правда, найдём? – большие голубые глаза смотрят на меня с надеждой и доверием.
     Я открываю дверь в подъезд, протягиваю ребёнку руку и чувствую холодную ладошку. Мы идём по тёмному длинному коридору - ругаю себя за то, что вчера не поменяла перегоревшую лампочку. Потом долго ищу ключ в сумке (каждый день одно и то же!), и, наконец, понимаю: дома… Девочка молчит, но не сопротивляется, когда  помогаю ей снять куртку и резиновые сапожки. Мой взгляд останавливается на весёлом зайце, занявшем почти всю площадь грязно-жёлтой майки. Интересно, откуда явилось это существо с худенькими ручками, взъерошенными волосами и такими по-взрослому серьёзными глазами? Боже мой! Откуда? Эти вопросы, обращённые к самой себе, повисают в воздухе. Что делать? Что же делать?
     На часах 22.00. Поздно.
     Я протягиваю девочке руку.
– Меня зовут Оля. Тётя Оля. А тебя?
     Девочка кладёт свою маленькую ладошку на мою ладонь.
- Даша...Смирнова. А у мамы другая фамилия. Длинная-предлинная... Я всё время забываю её.
- А где же твоя мама? – интересуюсь я.
- Она заболела. К нам приходила соседка тётя Нина… А потом маму увезли в больницу. Давно уже… Её увезли, а я с тётей Ниной. Без мамы плохо, страшно… Она говорила, что моя сестра живёт в двухэтажном доме с красной крышей. Вот я и пришла…
- Дашенька, таких домов в городе очень много… - Я начинаю говорить и запинаюсь, взглянув на девочку. Что же я… мучаю ребёнка. А она мокрая, голодная…
- Пойдём на кухню, - предлагаю я, - попьём чаю, что-нибудь съедим. Ты же хочешь есть?
- Да, очень, - она берёт куклу и идёт за мной.
     Только теперь  замечаю, какая эта кукла. Таких я не видела с детства: тряпичная, с фарфоровой головой, в вязаном платье (видимо, мама постаралась).
Сейчас девочки играют с куклами, похожими на голливудских звёзд, а эта…
- Как зовут твою дочку? - задаю я вопрос.
- Это Даша, как и я.
     Этот ответ  удивляет, но я не подаю вида. Вспоминаю, как в детстве называла своих многочисленных кукол редкими именами: такими, как Каролина, Снежана, Матильда, - и никогда - моим собственным именем…
     Вскоре закипает чайник. Я достаю батон, сыр, варенье. Даша ест медленно, тщательно облизывая ложку.  Варенье вишнёвое, с косточками. Моё любимое.
     Молчим. Проходит пять минут, десять, и я слышу:
- Тётенька, у вас прохладно. В нашем доме всегда тепло. А душ у вас есть? Мы с мамой всегда горячей водичкой грелись.
- Конечно, есть. Пойдём в ванную комнату.
     Девочка с радостью соглашается:
- Люблю купаться. А дочку можно взять с собой? Она под дождём промокла, замёрзла. Пусть тоже погреется.
- Конечно, можно.
     Потом я мою Дашу, а Даша – куклу. Мне вспоминаются стишки из «Азбуки»:   «Мама мыла Машу. Маша ела кашу», -  улыбаюсь. Завернув девочку в махровое полотенце, несу её на кровать.  Даша не сопротивляется, прижимается ко мне, молчит.  Потом неожиданно спрашивает:
- Ты ляжешь со мной? – и добавляет - Мама всегда ложилась со мной и рассказывала  мне  сказки. Она их мно-о-о-го знала.
     Я понимаю, что надо выполнить её просьбу.
- Конечно, Дашенька, будем спать вместе. Только давай куклу положим на батарею – там ей будет теплее. Пусть сохнет.
     Долго не могу заснуть, думая о том, что будет завтра. Даша, свернувшись клубочком, спит.
     …Будильник сообщает, что уже утро и пора вставать. Вчера забыла отключить сигнал, но это и к лучшему: предстоит много дел.  Девочка смотрит на меня с волнением.
- Ты сейчас уйдёшь? – тревожится она. – А я?
- Дашенька, всё будет хорошо. Я никуда не уйду, не оставлю тебя одну. Сегодня выходной, и на работу не надо.
     Боюсь спрашивать девочку о чём-либо, а она молчит. Молча есть творог, молча пьёт молоко. «Что же делать?» - задаю себе вопрос. Но ответа пока нет. И тут я вспоминаю, что моя бывшая одноклассница работает в школе социальным педагогом. Надо позвонить ей. Она уж точно подскажет, что делать. Набираю номер телефона одноклассницы и рассказываю ей о случившемся, а потом слушаю рекомендации и понимаю, что девочку придётся отдать в органы опеки. Что дальше… Приют? Детский дом?  А Даша так надеялась на мою помощь! Нет, сначала надо попытаться найти её сестру! Быстро подхожу к девочке, чтобы не передумать, и прошу:
- Дашенька, собирайся. Мы идём искать твою сестру.
     Она радостно натягивает сапожки, надевает курточку, и мы выходим. Не знаю, куда идти, но говорю:
- Давай начнём наши поиски с твоего дома. Ты помнишь, где он?
     Девочка оглядывается по сторонам и ведёт меня вверх по Уральской улице. Молчим. Я думаю о том, что, вероятнее всего, мы никого не найдём и придётся расставаться. А Даша… О чём думает она? Её ладошка спокойно лежит в моей руке.  Тёплая, доверчивая ладошка… Вдруг я слышу:
- Вот ты где! Мы тебя ищем, ищем…
     И грузная женщина в ярко-красном пальто и чёрной шали появляется перед нами.
- Вы кто? – спрашивает она и недоверчиво оглядывает меня с ног до головы.
- А вы кто? – задаю ей тот же вопрос.
- Я соседка этой девочки. Вчера весь день искала её. Даже в милицию обратилась, заявление написала. Пока отводила своих детей в школу, она ушла из дома. Мы так переживали! Ирина, её мама, просила присмотреть за дочкой, пока будет лежать в больнице. Но вчера её… И женщина замолкает.
     Я сразу же всё понимаю и выдавливаю из себя:
- Дашенька случайно оказалась у меня. Она искала свою сестру.
- Да, у неё есть сестра. На целых 22 года старше.
     Я вопрошающе смотрю на женщину, а та, видимо, почувствовав, что мне можно доверять, предлагает:
- Пойдём ко мне – я всё расскажу.
     Через десять минут мы уже сидим на маленькой кухне, и женщина рассказывает:
- Ирина со старшей дочкой, Катюшей, жили в нашем доме 10 лет. Ирина работала в магазине уборщицей, а по выходным шила, вязала и себе, и дочке. И даже брала заказы. Зарабатывала мало, но всё необходимое у них было. А потом и Катюша устроилась на работу. И тут появился Степан. Ирина вся светилась от счастья - Катюша злилась и всё чаще и чаще не приходила домой. Счастье Ирины оказалось недолгим: Степан как неожиданно появился, так неожиданно и исчез. А Катюша,  узнав, что у неё будет сестра,  ушла из дома, не оставив адреса. Ира очень переживала, искала её. И однажды нашла. По утрам, спрятавшись за дерево, она наблюдала, как старшая дочка выходила из подъезда под руку с мужчиной, провожала их взглядом до трамвайной остановки. После таких «встреч» всегда возвращалась домой в слезах. Но что делать? Проходили годы, а Катя так и не появилась.
     Дашенька росла, требовала заботы и внимания. Ирина не могла отдать девочку в детский сад, часто брала её на работу, иногда оставляла у меня или у другой соседки. Мы не отказывались присмотреть за ребёнком. Всё шло своим чередом. И вдруг… Ирина заболела. Как-то неожиданно, резко… Она никогда не жаловалась на сердце, а тут инфаркт… - Женщина оглянулась и, увидев, что Даша, сидя на полу в соседней комнате, рисует, не обращая на нас внимания, продолжила, – Ирина умерла, вчера похоронили… Не знаю, что делать? Вроде бы есть у девочки сестра – и в то же время и нет её.
     Выслушав эту историю, предлагаю:
- Давайте я попробую найти Катю и поговорить с ней.
     Женщина не сразу, но соглашается и приносит Катину фотографию. Потом берёт мой адрес, телефон, и я начинаю собираться.
- Тётя Оля, а я? Ты же обещала! – слышу я Дашин голос. – Я с тобой!
     В глазах девочки испуг, надежда, отчаяние – всё сразу. Я протягиваю к ней руки -  она врывается в мои объятия, и мы стоим. Молча… Я смотрю на соседку Нину, а та, махнув рукой, соглашается:
- Да что уж тут! Идите! Только больше не теряйтесь!
     Мы с Дашей уходим. Уходим в ту сторону, в которую несколько лет по утрам уходила Дашина мама. Я ищу двухэтажный дом с красной крышей… Один, второй, третий… Всё это время Даша рядом со мной. Не хнычет, идёт молча. У каждого подъезда останавливаюсь, обращаюсь за помощью к жителям, показывая фотографию девушки. Наконец, когда надежды уже покидают меня, старичок, отдыхающий на лавочке возле подъезда, советует нам подняться на второй этаж.  Видимо, это рука провидения. Мы поднимаемся, звоним в дверь и перед нами... Катя. Несколько секунд проходит в молчании. Потом Даша тихо, боясь отрицательного ответа, тихо спрашивает:
- Ты моя сестра? Катя?
     Девушка мгновенно приходит в себя и, чувствуя тревогу, суетливо приглашает нас войти. Мы идём в комнату, садимся на диван. Ребёнок доверчиво прижимается ко мне, а я рассказываю то, что услышала несколько часов назад, и добавляю историю нашей с Дашей вчерашней встречи. Девушка слушает, опустив голову, и вдруг начинает плакать. Сначала тихо, а потом всё громче и громче, навзрыд.
- Какая же я дура! – наконец выкрикивает она. - Что я наделала? Дашенька, сестрёнка моя милая, иди ко мне!
     Девочка тихонько подходит к Кате, а та обнимает её, целует и шепчет:
- Прости меня, солнышко! Прости!
     Потом Катя рассказывает о своей жизни, вспоминает детство. Я слушаю. Ухожу, когда наступает темнота, оставив свой адрес. Так, на всякий случай…
На часах 22.00. Да, длинный день. Тяжёлый день.

     ...Воскресенье тянется долго, ещё дольше -  понедельник. Даша не выходит у меня из головы. Бедная девочка! Как она будет жить без мамы? Надеюсь, что сестра сумеет заменить её. Хотя… разве может кто-то заменить маму?!
     Возвращаюсь с работы, предварительно обойдя магазины. Подхожу к подъезду. У дверей две фигуры. В темноте не вижу лиц, но чувствую, как ёкнуло моё сердце. Неужели они?! Да, это Катя и Даша!
- Тётя Оля, я забыла у тебя куклу, - слышу Дашин голосок. – А ещё я очень хочу вишнёвое варенье.
     Я радостно улыбаюсь, и мы идём по тёмному коридору (опять не вкрутила новую лампочку!). Потом я долго ищу в сумке ключ, открываю дверь… И вот мы уже втроём сидим на кухне, пьём чай с вишнёвым вареньем и разговариваем. Девочка, усадив куклу на колени, шепчет:
- Вот видишь, Даша, у тебя теперь две сестры.: Катя и Оля.
     На душе легко, хорошо. В памяти всплывает пословица "Не было бы счастья, да несчастье помогло".

ОПУБЛИКОВАНО в сборнике "Человек и его счастье" - Саратов, 2018 г.


Рецензии
Ваш, рассказ,Татьяна, работа для сердца. Спасибо.

Наталья Еремеева   09.12.2018 17:39     Заявить о нарушении
Спасибо, Наташа! Женщина женщину всегда поймёт:))

Татьяна Овчинникова 4   11.11.2018 09:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.