Дорога в Дивеево

  Однажды, ещё в школьные годы, мне довелось познакомиться с православным человеком, от которого впервые услышала о святом Серафиме: он рассказывал что летом 1991 года состоялся большой и праздничный крестный ход - перенесение мощей преподобного Серафима Саровского из Москвы в Дивеево. Очень сожалел что не смог участвовать, но к этому событию написал первую в своей жизни икону - в честь святого.

  Я ничего не знала ни о чудесном батюшке, ни о тех местах, в которых он жил и прославился. Удивило и то, сколько людей его почитают и любят, если был такой большой крестный ход!

  Для просвещения нашла двухтомник "Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря", напечатанный дореволюционным шрифтом, и с удовольствием углубилась в чтение, открывая удивительные страницы прошлого. Книгу брала с собой везде, однажды в автобусе сосед обратился с просьбой: "Можно посмотреть обложку?" В то время такой шрифт был в диковинку, а сколько времени он читал через плечо - я не знаю...

  Впоследствии ко мне попал журнал "Православная беседа", на обложке которого была фотография матушки Фроси, последней насельницы Дивеево, пережившей советскую власть, и снимок монастыря на берегу небольшой реки. Удручающее впечатление он на меня произвёл: мрачные стены обители, сбитые кресты с куполов, грязь и запустение. После той славы, о которой я читала в книге, это казалось обидной несправедливостью. Хранился у меня журнал долго, и каждый раз, глядя на те снимки, было горько и грустно.

  Пришло время и монастырь вернули церкви, жизнь в нём продолжилась. Каждый год 1 августа в обители праздник - день памяти преподобного Серафима. К лику святых батюшка был причислен в 1903 году, государь Николай II лично с семьёй присутствовал на торжествах в Сарове, нёс раку с мощами преподобного. И теперь ежегодно в этот день съезжаются паломники и гости. В один из таких праздников довелось мне посетить святое Дивеево, о котором знала давно и занимало оно укромное местечко в моей душе, ожидая своего времени.

                * * *

  Поезд следовал из столицы до Йошкар-Олы, нам выходить на станции Муром. Смешанные чувства сопровождали меня: предожидание встречи с обителью, а тем временем - старинный город, родина святых князей Петра и Февронии, приглашал погостить. Река-красавица в жемчужных бусах монастырей и церковок, древний дух земли, трепетно ощущаемый каждым шагом. Крепкий и солнечный аромат цветов, тёплый ветер, радостное и неугомонное щебетание птиц. Конец июля...

  На выходных праздновали День города, набережная полна народа возле памятника Илье Муромцу. В городском парке - дискотека. Молодёжь весёлая, немного пьяная, но атмосфера прекрасная и дружелюбная. Широкая душа любит праздники, сорит не только семечками и бутылками, но главное - щедрым радушием, а это дороже любой чистоты. В иных городах мира - и глянец есть, и блеск, и шампунем асфальт моют, но душевного комфорта там нет. А здесь есть, и за деньги его не купишь.

  К концу вечера находим женщину, спешащую по своим делам, спрашиваем дорогу. Первое, на что обратила внимание, она говорит: "Я - муромская!" И только потом упомянула - сейчас живёт на Севере, и указала нам путь. Заметно, что ценит она своё происхождение. Тогда подумала: вынужден человек уезжать за счастьем, даже если родина у него такая прекрасная - Муром...

  Наутро нашли такси, с которым путь наш - в Дивеево. Водитель средних лет, отвёз молодую жену на работу, мы с ней мило попрощались и поехали. Золотые шары на цветочных клумбах сияли в лучах восходящего солнышка, мост через Оку переправил нас с владимирского на нижегородский нижний берег, вода бликами словно подмигивала: "В добрый путь!"

                * * *

  Добрый местный водитель решил показать нам славное Свято озеро красоты необыкновенной. Стоит оно посреди леса, овеянное легендой, сосновые лапы охраняют тишину, место отдыха для души. Недалеко от берега - островок, поросший зеленью и берёзками. Через несколько лет, говорят, на его песке проявился образ Божией Матери.

  Едем - природа такая ласковая, переливается теплом и ароматами, дышать вольно, радостно. Указатель "Навашино" - и вспоминается шмелёвская рыбка-наважка, его "Рождество в Москве". Как там написано: "...она самая предрождественская рыбка, точно-сезонная: до Масленой ещё играет, ежели мясоед короткий, а в Великом посту - пропала. ...У ней в головке парочка перламутровых костянок, с виду - зёрнышки огуречные, девочки на ожерелья набирали. С детства радостно замирал, как увижу, бывало, далёкую, с Севера, наважку, - зима пришла! - в кулёчке мочальном-духовитом, снежком чуть запорошенную, в сверканьях... - вкуса неописуемого!.."

  Но далеко ещё до Рождества. Красота вокруг: тёмные ельники сменяются хороводами белых берёз, солнце играет в изгибах ручьёв и речушек, лес открывает уютные поляны и нет сил просто ехать мимо, хочется объять всю эту нежность, вдохнуть и запомнить.

  ...Кулебаки, Ардатов. Дорога ведёт к преподобному. Деревни стоят. Живут. А как умеют жить - расскажет та, что смотрит с дальнего лужка пустыми глазницами и маковками сбитых крестов. Хрупкая красавица в прошлом, поросла мхом и одинокое деревце на крыше машет зелёной веточкой проезжему путнику.

  Поля, луга, дорога поднимается на пригорок и... бусинки сверкнули на солнце... купола... Дивеево!
  Так вот ты какое: в ладонях зелёных лугов лежат твои сокровища.

  Разом вспомнилось всё многолетнее, как хотелось увидеть удел Царицы Небесной, и вот - смотрю, будто с небес птица, издалека - сердцем услышала, слезами.

                * * *

  Подъехали к окраине - тянутся вдоль обочин, в кюветах и под деревьями оставленные машины: места в селе нет для всех. Возле монастыря нашли частную гостиницу для ночлега. Хозяева не успели полностью окончить ремонт, но посетителей радушно принимали. В длинном коридоре комнаты делились на мужские и женские, в которых селили по нескольку человек. В комнатах все места заполнены - очень много гостей.

  Дальше было всё то, чему положено быть в святом месте: Божественная литургия со Святейшим патриархом Алексием на площади монастыря, море народа, праздничное настроение. Молитвы на Канавке Царицы Небесной, просьбы о сокровенном. Очередь к раке с мощами преподобного Серафима с половины шестого вечера до двенадцати ночи. И снова слёзы - благодатные, радостные.

  На следующий день поехали в Цыгановку на источник батюшки Серафима. С автовокзала автобусом - минут двадцать-сорок, не помню точно. На источнике людей много, окунаются в рубашках, водицу набирают ковшами. Я почему-то долго смотрела в лесные заросли, в чащу леса. Думалось...

  За источником образовалось озерцо, плотинка, на ней камешков много, водой омытых. Нашла крохотный на память: три уголка, три стороны, о Святой Троице.

                * * *

  Из огорчений, как иногда бывает, - люди. Встречаются благообразные внешне женщины, которые надев платки и воцерковившись, считают себя вправе судить окружающих. Есть такой тип - "раззудись плечо, размахнись рука". Если православная - значит, власть имею: по книжкам учена, вере вразумлять поставлена. Свои грехи - в угол, чужие - за ворот да на ковёр. И превращаются такие женщины в тяжёлых и мрачных бабок, отпугивающих людей от православия.

  Ужасной была и давка перед любыми дверями и воротами, напрашивалось сравнение: "паломники - поломать всё вокруг". В связи с праздничным многолюдством была особенно необходима аккуратность, так как от Ходынского поля народ недалеко ушёл, несмотря на 100 лет и приобретённую "цивилизованность".

                * * *

  Вспоминая то путешествие, я думаю о качелях, на которые похожи мои впечатления. Вверх - вниз, вверх - вниз...
Яркие, красочные, радостные моменты, и - разочарования, досада, грусть. Всего в достатке.

  Где Бог и Его творение - природа - там блаженство душевное, мир и покой.
  Где человек и его властитель - грех - там горечь.

              Невозмутимый строй во всём,
              Созвучье полное в природе, -
              Лишь в нашей призрачной свободе
              Разлад мы с нею сознаём.

  И над всем этим - венец творения, Серафим, по-отечески мягко указывает нам на то, что мы призваны быть святыми.
  Есть над чем задуматься, и есть за что благодарить.







____________________________________________

В рассказе использованы строки из стихотворения Ф.И.Тютчева "Певучесть есть в морских волнах..."

На снимке:
1) Свято озеро в Муроме.
2) Источник прп. Серафима Саровского.
3) Свято-Троицкий храм в Дивеево, в котором почивают мощи прп. Серафима.
Фотографии автора.


Рецензии
Спасибо за рассказ, милая Виталина! Очень искренне и информативно написано! Такие свидетельства очень ценны для меня - живой рассказ...

Рада за Вас, что, все-таки, искушения остались лишь в памяти, а Благодать поселилась в сердце...

С уважением и пожелание всяческих благ,

Марина Куфина   29.10.2017 16:47     Заявить о нарушении
Марина, спасибо, Ваш отзыв такой утешительный :)
С поклоном и искренней благодарностью!

Виталина Добронравова   29.10.2017 19:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.