Старый потертый чемодан

В прохладное рождественское утро в 1994 году он сошел на платформу железнодорожного вокзала Сен – Лазар, оставив позади себя душное пространство вагона. Он был в Париже, в городе, который он так страстно желал посетить, прежде чем ...
Франция была последней остановкой в его путешествии обратно домой, в Англию. Он так хотел увидеть ее столицу с тех пор, как  он впервые о ней услышал, когда он был ещё маленьким мальчиком. Это его отец зародил в нем страсть попасть сюда. Прозябающий в нищете, рождённый под несчастливой звездой художник, его отец всю жизнь лелеял мечту стать лучшим художником своего поколения. Он постоянно нападал на современную живописи, одновременно пытаясь создать свой собственный, новый, невероятный вид искусства. Его картины, однако, не часто покупали. Изредка владелец паба откуда-нибудь с окраины или из провинции покупал одну из них, только для того, чтобы прикрыть оставшиеся после последней драки следы на стенах.
Им больше ничего не оставалось, как пытаться выжить на заработки матери, которые вряд ли можно было назвать зарплатой. Каждый раз, когда деньги заканчивались только через два дня после того, как были получены, между его родителями вспыхивала обычная ссора, уничтожившая пару дней абсолютного затишья, когда все они были абсолютно счастливы. В эти моменты он пытался найти безопасный уголок в маленькой комнате, где они жили все вместе. Он хорошо помнил тот день, всё закончилось. Он прятался под столом, испуганно ожидая конца ссоры с двумя наполовину сгнившими яблоками подмышкой, последними остатками недавнего пиршества, когда внезапно хлопнула дверь, и наступила тишина. Его отец оставил его, растерянным и одиноким, с медленно угасающей матерью, которая редко его целовала, даже когда он был малышом.
Закончив школу, он провел несколько лет, путешествуя по всей Европе. Ему не много осталось после смерти матери, поэтому он приходилось много работать, и он брался за любую работу, которую ему предлагали, чтобы раздобыть деньги на жизнь и для путешествий. Таким образом, он посетил почти каждый крупный город в Европе, работая сантехником, сапожником, мойщиком посуды, грузчиком, официантом. Выучив несколько языков и приобретя несколько очень полезных навыков, он взял курс на город, где его заветная мечта наконец могла осуществиться.
Единственным его багажом был старый потертый чемодан, который он никогда не открывал, и небольшой рюкзак со всей его поклажей. Он шел по многолюдным улицам, пытаясь полностью выпасть из потока людей, несущихся куда – то. Он почти не обращал внимания на прохожих, которые тоже редко обращали на него внимание. Только полицейские время от времени бросали на него подозрительные взгляды, принимая за бомжа, но, не найдя никаких признаков угрозы, позволяли идти дальше, не чиня никаких препятствий.
Весь день он пытался найти место, где мог остановиться, но это оказалось довольно трудно сделать в городе, переполненном по случаю рождества. Полностью измотанный к концу дня он решил купить какой – нибудь еды и съесть скудный ужин в тихом месте, в атмосфере, окутанной таинственным флером противостояния человека и большого города. Идя сквозь парк с двумя пирожными, он заметил одинокую скамейку, стоящий далеко от дороги. Предвкушая приятный ужин после долгого дня, полного разочарований, он с недовольством заметил старого человека, подходящего к той же скамейке. Он поспешил к ней, но все-таки старый джентльмен пришел первым и с удивлением посмотрел на запыхавшимся молодого человека в потертом пальто со старым чемоданом в руке.
– Путешествуете, молодой человек? – вежливо спросил старик, садясь на скамью с тяжелым выдохом. Только теперь стало очевидно, что старик прихрамывал и опирался на трость, и сев на скамейку, он скрестил руки на ее набалдашнике. Он ждал, что ему ответят. Но молодой человек просто бросил свой чемодан перед скамейкой между ними, сел так далеко, как только мог, вытащил один из пирожных, отвернулся и начал есть, всем своим видом показывая, что у него не было ни малейшего намерения говорить. Он продолжал жевать пирожное, чувствуя на затылке испытывающий взгляд старика, когда он вдруг подавился. Старик протянул ему фляжку.
–Возьмите! – любезно предложил он своему молодому соседу, но в ответ получил только озлобленный взгляд. Тем не менее, его это не смутило. Дружелюбно улыбаясь, он сказал: – Это бурбон. Это вас согреет и поможет прочистить горло.
После минутного колебания молодой человек схватил фляжку, сделал большой глоток и снова поперхнулся.
– Вы всегда предлагаете бурбон тем, кого встречаете в парке? - спросил он,  борясь с тяжелым кашлем. Он изо всех сил старался не показаться сердитым, но не преуспел в этом. Он был едва ли отдавал себе отчёт, как грубо его "спасибо" прозвучало.
– Если у меня есть и им нужно, то почему бы и нет? -  пожал плечами старик и спросил в свою очередь: – Когда вы приехали?
– Этим утром,– ответил молодой человек и замолчал, но пауза была настолько давящей, что он нехотя добавил: – Я надеялся найти место для проживания.
– В Париже? - воскликнул старик, -  Накануне Рождества? Вы были бы счастливчиком, если б вам это удалось. Если только у вас не было брони. – И хотя в словах старика не было и проблеска насмешки, молодой человек все еще чувствовал разочарование из-за внезапного осознания своего промаха. Поэтому он ничего не ответил, лишь искоса глядя на своего спутника. Тот определенно ждал другого развития разговора.
– Как долго вы путешествуете? – спросил старый джентльмен, сдерживая порыв громко рассмеяться. Он выглядел так, будто он точно знал, что молодой человек думал и чувствовал.
На пару секунд, наступила тишина, в течение которых молодой человек пытался решить, стоит ли ему отвечать.
 – Как вы узнали? – спросил он наконец. – Может быть ... Я только ... приехал сюда.
 – Это не совсем так, мой дорогой юный друг, – сказал старик и пожал плечами, как будто это было само собой разумеющееся. – Годы!
– Долго, – спокойно ответил молодой человек. – Я путешествовал по всей Европе. Я был в Италии, Испании, Португалии и многих других странах.
– Что вы там делали?
– Я жил, и работал, – он сделал паузу и закончил свою мысль: – Я жил во многих известных местах.
– От чего вы пытаетесь убежать? – спокойно спросил старый джентльмен.
– Я не от чего не убегаю, – молодой человек взвился от этих слов. – Я не спасаюсь от чего бы то ни было ... Я ищу ... на лучшее место, чтобы жить. Лучшую страну! Где я могу быть свободен ... делать все, что захочу.
– Ну, это невозможно! Видите ли, молодой человек, согласно Библии, даже на Небесах был мятеж. Что вы можете ожидать от человеческой цивилизации?
Молодой человек не в состоянии игнорировать его слова. Он скомкал пакет из – под пирожных и бросил его в ближайшую урну.
– Итак, откуда именно вы приехали в Париж?
– Из Милана. Я провел там некоторое время. Работал сапожником.
– Не очень успешно, я полагаю, – захихикал старик.
– Простите? – нахмурился молодой человек.
– Ваши собственные сапоги остро нуждается в небольшом ремонте. Я думаю, что они насквозь промокли, – объяснил старый джентльмен. – Почему вы не хотите потратить на себя деньги, которые вы заработали?
Молодой человек сдержал резкий ответ.
– Видите ли, в самом начале той тропы, по которой вы пришли сюда, есть очень хороший ресторан. – Невольно молодой человек повернул голову в том направлении, куда указывал старик, и увидел неяркий свет под красным тентом. – Я полагаю, у вас есть достаточно денег, чтобы  поужинать там, не так ли?
– Я приберегаю свои деньги для других целей, – отрезал молодой человек.
– Вы знаете, когда я был студентом, мой врач дал мне не больше, чем на пару лет. Сейчас мне шестьдесят - два. Может быть, это благословение знать день, когда ты умрешь. Это становиться похоже конец рабочего дня, я полагаю. И если вы знаете это, то вы точно знаете, что вы хотите сделать, и что можете сделать, и вы делаете это, и радуетесь этому. Нет сожаления по поводу альтернатив, нет зависти ... Вот так я живу. Я не смотрю назад и я не жду особого момента, чтобы начать жить… Вы правы: это не мое дело спрашивать вас о планах и деньгах, но вы сами должны понимать, для чего вам нужны все эти деньги?
– Я упорно трудился, чтобы заработать эти деньги ... Я хотел ... Я хочу, чтобы получить высшее образование.
Старик слегка улыбнулся.
– На прошлой неделе вы были в Италии. Что вы помните об этом городе, кроме огромного количества обуви, отремонтированного вами?
Ответа не последовало. Молодой человек просто опустил голову, так как у него не было ответа. Он работал, переезжал из одного города в другой, снова работал, переезжал в следующий город. И это все. Ни друзей, ни воспоминаний, ни семьи.
Старик поднялся, оперся на трость и, указывая на чемодан, сказал:
– Нет необходимости тащить с собой все, вы получили в прошлом, всю жизнь. Что-то должно быть оставлено там, где вы его нашли. Особенно, если это на самом деле не ваше. – И старик медленно пошел прочь.
... Перед отъездом из Парижа он выбросил чемодан, заполненный картинами своего отца в Сену, и пошёл вдоль по набережной, любуясь достопримечательностями.


Рецензии