Революция без дураков

У каждого события есть свои характерные черты и любой достойный упоминания факт обрастает шаблонами, банальностями. Случается, что за таким «наростом» уже не видно и самой описываемой истории. Причем это бывает весьма удобно - стоит назвать цифру 33, как многие, услышав ее, тут же глубокомысленно изрекут: «Возраст Христа». По тем же причинам, уж если начинать пугаться числа 13, так обязательно это делать в пятницу. И, совершенно неважно, как вы относитесь к религии и кем вы приходитесь Жаку де Моле. Названные шаблоны безобидны и порождены не чьей-то волей. Часто в обществе, где грамотность была редкостью, история передавалась изустно, и событие (имевшее огромную эмоциональную силу) оставляло именно такие следы. Но не все примеры шаблонного мышления безобидны. Часть нам навязывается вполне сознательно. К примеру, при упоминании термина «тоталитаризм» жители России вспомнят теперь не Корею или Ирак, а Советский Союз (государство, в котором родились, да и живут). А скажи «демократические ценности», и люди будут рассказывать отнюдь не про Древнюю Грецию. А вот это уже совсем не безобидно, так как является порождением пропаганды, объектом которой мы становимся.

Кстати, само существование противоборства сторон не отменяет ни жестокого периода в истории нашей страны, ни ценностей, присущих тем или иным обществам. Проблема в том, что потребность разбираться в своей истории для многих заменили готовым шаблоном. И с его «высоты» дела наших предков выглядят уже не героически, а… сложно выглядят. Когда вы становитесь объектом воздействия, то, «меняя полюс», вам обязательно предложат иную систему ценностей. И она не будет базироваться на фактах. Аппеляция к фактам - плохой пример работы пропагандиста, так как факты подлежат анализу. Всегда обращаются к эмоциям. Поэтому наследие будут не просто отбирать, а высмеивать, представлять абсурдным. К примеру, в конце 80-х попытка говорить, что, мол, «в США существует очень жесткая система подавления личности», наталкивалась на простую фразу: "Ага, а еще они там негров бьют" (произносилось с сарказмом).
Прошло десятилетие, и многие неофиты, повзрослев, неожиданно узнали, что… да, бьют. Но проблема не в том, что в США или Испании могут подвергать жесткому прессингу национальные меньшинства. В конце концов нам там власть не выбирать. Проблема в том, что, дезавуировав уважение граждан к своей стране, чужие пропагандисты начинают управлять уже нами и менять уже нашу действительность (потом и власть). И это не случай, а правило. Некое отрезвление общества к концу 90-х годов позволило ситуацию переломить. Но есть ощущение, что сегодня с нами опять начали серьезно работать. И вновь сухая статистика исчезает из эфира, меняясь на громкоголосость и анекдоты…

Я совершенно не собирался писать эту статью, пока не обратил внимание на странную дискуссию, развернувшуюся вокруг посредственного сериала «Спящие». И тут же мне вручили приглашение на "круглый стол", посвященный Дню памяти жертв политических репрессий, приуроченный… к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции. В фильме рассказывают о том, как иностранные спецслужбы пытаются решать экономические задачи с помощью профессиональных террористов. А обеспечивают операцию вполне добропорядочные граждане, когда-то завербованные в шпионы и некоторое время к работе не привлекавшиеся. Обычный боевик. Сценарий добротный, наверняка с консультантами из спецслужб. Нет в этом кино ничего, что бы нам уже не показал Голливуд. Но режиссера этого фильма «демократическая общественность» за пару суток довела до необходимости извиняться. Причем извиняться сложно, так как «троллинг» не предполагает наличия аргументов, которым можно возражать и с чем можно согласиться. Режиссера «затюкали», его не слышат, и ему плохо. Само публичное предположение, что «ценители свободы» могут совершать подлости, оказалось достаточно для атаки. Подобные сюжеты реализовывались на ТВ неоднократно. Но реакция была иной. Почему? Такая реакция пропагандистами востребована именно сейчас, в преддверии начинающихся выборов главы нашего государства. Но и сам сериал, скорее всего, был инициирован такими же агитаторами. Это и называется «гибридной войной», когда столкновение идей может происходить в любой плоскости.

Вот мало кто обратил внимание, что по всей стране за несанкционированные пикеты полиция задержала десятки (возможно сотни) людей. Ведь сложно представлять, что одномоментно, случайно на огромной территории -- от Калининграда до Владивостока -- были организованны сотни несанкционированных пикетов? Причем декларируемые там лозунги маловразумительны. Следовательно, стоит предположить, что задачей такого пикета является задержание полицией его участников? Один-два человека. В Твери или Находке. А по стране? Много больше. Зачем? Видимо организация больших шествий в столице страны перестала давать нужную «картинку». Приходило мало людей, полиция вела себя спокойно, большинство участников брезгливо сторонились агрессивных групп. И государство научилось противоборствовать уличной оппозиции.

Не сразу, но у оппозиции выход нашелся: власть обязана пресекать несанкционированные акции. Что она и делает. Но такие задержания властями регионов воспринимаются как разовые. Значит, задержат и несколько часов продержат. И будут несколько часов (как минимум)считать статистику местной. Но мы-то живем в информационном мире. А значит, распространенное в социальных сетях, электронных СМИ утверждение, что произошли «массовые аресты оппозиции» опровергать будет сложно.
Мне приходилось видеть, как в Новосибирске санкционированный пикет из двух участников раздавал прохожим буклеты. Многие граждане недоуменно улыбались и выбрасывали «печать» в ближайшую урну. Рядом стоял наряд полиции из трех человек. На мероприятии присутствовала дама от муниципалитета. И все происходящее снимала съемочная группа. Мелочь? Возможно. Но в вечерних новостях это уже выглядело более значительным действием.

Описывая недавние события, предлагая вашему вниманию варианты используемой агитационной и пропагандистской работы, я не пытаюсь подготовить вас к предстоящим выборам президента РФ. Я говорю, что нашу историю мы уже воспринимаем не как потомки участников, а как сторонние наблюдатели. И личностные мотивы в этой заочной дискуссии используем лишь с позиции критики истории. А это говорит о том, что шаблоны восприятия нашего общего прошлого (модели поведения) нам уже поменяли. И потому "круглый стол" о репрессиях легче всего приурочить лишь к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Не к Кровавому воскресенью, не к Ленскому расстрелу или любым Бакинским событиям. Даже не к февралю 1917 года, после которого началась массовая расправа над офицерским корпусом флота, грабеж усадеб, уничтожение выпущенными из тюрем уголовниками полицейских и жандармов (при попустительстве власти).  Причем под все эти события существовало идеологическое обоснование и в процессе участвовали властные элиты. Это ведь репрессии? Так почему возникла необходимость настоятельно связывать террор и именно социалистическую революцию? В этом случае я свою позицию поясню подробнее.

Революций без репрессий не бывает. Как не бывает революций без военных переворотов. Перевороты без коренных переломов случаются повсеместно, а вот революционными событиями простую смену власти не называют. Октябрьская революция - это такой огромный пласт истории, что несколько поколений профессионалов стран-участниц тех событий не могут и через век определиться даже с персоналиями революции, их значением и ролью. Произошла она на самом гребне Великой войны, на фоне гибели миллионов и разочаровании в буржуазных формах управления государством. Наши с вами предки, увлекаемые великими идеями или жаждой мести, несколько лет убивали друг друга. В это время все «сопределы» помогали бывшим подданным Российской империи стрелять в родню и сами участвовали в грабеже государства. В результате к концу 20-х годов в Советской России и Европе жили десятки миллионов непримиримых противников. Кстати, схожую ситуацию мы можем наблюдать на примере Английской и Французской революций. Смена властной элиты там сопровождалась поголовным физическим уничтожением противников по классовому, религиозному и любому иному рациональному признаку. А вот Гражданская война Севера и Юга в Америке, казалось бы, имевшая все признаки революционных преобразований, революцией не стала. Жесточайшими репрессиями сопровождалась, формы хозяйствования менялись, потери огромные в населении, а… правящая элита осталась прежней. И экономика особо не изменилась, освобожденные рабы продолжали собирать хлопок. И расовая сегрегация в США лишь в 60-е годы ХХ века начала сдавать позиции. С улиц постепенно исчезли скамейки и автобусы «для белых». Кстати, в этот момент в «тоталитарном обществе СССР» сторожа колхозного сада наши предки боялись больше чем партийного чиновника. Да и многонациональное миллиардное мировое движение «за права и свободы», существовало не на деньги КПСС, а базировалось на чувстве зависти к стране, где строится государство социальной справедливости.
- А репрессии?
- А репрессии были, как без них…

Но сначала одни наши деды под барабанный бой шли в «психическую атаку» на пулеметы. У них просто боеприпасов не было. Шли будущие парижские клошары (герои недавней мировой войны) по заволжской высокой траве, курили остатки самокруток, ждали дистанции для броска в рукопашную схватку. Не могли простить вчерашним однополчанам гибели империи. И не было среди них «князей юсуповых и банкиров рябушинских» (те уже отдыхали в предместьях европейских столиц). Шли по полю унтера, студенты, гимназисты, учителя, крестьянин и рабочий, казаки и абреки. И другие наши предки так же шли в атаку на пулеметы, рубили шашками британскую колючую проволоку и ехали на восток в эшелонах смерти. Те же унтера, крестьяне и рабочие, вчерашние штабс-капитаны и студенты, казаки и абреки. И такой у них градус ненависти был, что в Крыму победители расстреляли тысячи сдавшихся белогвардейцев. И…десятки тысяч влили в Красную Армию. До 26-го года в Беловежской пуще рубили друг друга польские белобандиты и красные партизаны. В это же время «спаситель Крыма» генерал Слащев учил краскомов на курсах «Выстрел». Генерала потом застрелил его слушатель. Но и героя Гражданской войны, комбрига Котовского в это же время застрелил его подчиненный. Эпоха непримиримых противников. Надо ли говорить, что после окончания Гражданской войны психология общества очень меняется? К примеру, в САСШ после окончания гражданской войны от рук янки и освобожденных рабов погибли тысячи южан. Огромное число людей было согнано с мест, чтобы освободить земли для новых переселенцев. В свою очередь, ветераны армии Юга часто вели себя не менее жестоко, чем бандиты Булак-Балаховича в Белоруссии.
- Но репрессии были же!
- Были.

Ведь наши предки решили всё-таки строить государство, за идеалы которого воевали в Гражданскую войну. Это ведь сегодня у всех, кого не спросишь, в предках числятся если не графья, то хотя бы шляхта. Мало кто желает помнить, что прадед современного интеллигента в начале прошлого века с ранней весны кушал первую траву, перетирал на муку древесное лыко и почитал за счастье лебеду и крапиву. Что любой околоточный надзиратель «бил его в морду и драл за вихры». Дробили на лоскуты худые общинные наделы, нарезая из них обязательный пай старшему сыну. В драках на меже мужиков в стране убивали ежегодно сотнями. А кулак держал деревню «в кулаке», ссужая крестьян зерном под будущий урожай. Понятно, что получив наконец землю и создавая колхозы, такого «справного хозяина» общество сразу отправляло на государственные работы. И многих кого еще.
- Жестокий век… жестокие сердца?
Урожай 1990 года (116,7 млн тонн) в современной России сумели повторить только в 2016 году. 50 млн тонн крестьяне России собрали в 1913 году, 32 млн - в год революции, чуть больше -- сразу после Гражданской войны и… 70 млн тонн - в 1937 году (livejournal.com).

А потом была Великая Отечественная война, и мы только к середине 60-х годов вышли на достойные уровни урожаев. Кстати, до сих пор недостижимые. В 1978 году - 127 млн тонн! В два раза, в сравнении с 1913-1937 гг. нарастив собираемость центнеров с гектара. О чем эта статистика нам говорит? О том, что за несколько лет после начала коллективизации оставшиеся в живых герои Гражданской войны (время от времени гоняя друг друга по лесам и тюрьмам), объединив паи и внедрив машинное производство, сумели добиться огромного эффекта в сельском хозяйстве. И как вы понимаете, 1937 год я в этой статистике использовал неслучайно. У меня он и сегодня ассоциируется не только с началом Большого террора, но и с великими свершениями моих предков. Вполне конкретными. На фоне новых вызовов, угроз, стоявших тогда перед ними. Революционное поколение много натворило, причем с обеих сторон. Но они - творили! И потому я с удовлетворением прочел в приглашении к "круглому столу" следующую фразу: «Побуждение к проведению объективного анализа как достижений советского периода, так и его трагических страниц».
Желание молодежи анализировать факты необходимо всячески поддерживать. Ведь желание всегда трансформируется в умение. И тогда "круглый стол", приуроченный к Дню памяти жертв политических репрессий, приуроченный к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции, начнет вызывать недоумение (желание разобраться). Все ли предлагаемые сегодня «жертвы» вызывали у наших прадедов сочувствие? А вашему сердцу кто милее? Вы всерьез думаете, что наши предки были глупее нас?


Рецензии
"Революция без дураков" - это ненаучная фантастика.
Революции без дураков не бывает!
Дурак - это главная движущая сила любой революции, её расходный материал, её топливо, её энергия.....
Дураки обычно очень энергичны, поскольку тратят свою энергию исключительно на энергичные движения, не расходуя её на всякие там умственные потребности.
Дурак отлично знает, что сразу после революции он займёт достойное место в новом, достойном его обществе, устроенном исключительно под его величество Дурака способности и потребности.
То, что раз за разом после революций, Дурак оказывается в дураках его совершенно не смущает, поскольку он твёрдо знает и готов доказать это своим оппонентам, что те грабли, на которые он хочет наступить в очередной раз совсем другие и, главное, что они совершенно другого цвета.
Так что не отделяйте дурака от революции, а иначе революций не будет.
Удачи!

Сергий Сальникоф   18.10.2017 21:21     Заявить о нарушении
Это очередной шаблон. При серьезных разборах не бывает возможности остаться в стороне. Чувство самосохранения, как минимум, не позволяет. И если в новом обществе часть выживших участников получают то, к чему стремились то...кто тут доктор?

Владимир Толмачев   19.10.2017 04:44   Заявить о нарушении
Естественно, особенно если учесть, что "новое общество" не задумываясь отправило в "лучший мир" ту часть общества, что по мнению победивших не соответствовала их "высоким" идеалам...

Сергий Сальникоф   19.10.2017 10:14   Заявить о нарушении
Да. Так всегда и бывает. Потому и революция. Если кого-то хорошего начинают массово прибивать на воротах, значит - тому есть причина. Это данность. И тут либо ты, либо - тебя.

Владимир Толмачев   20.10.2017 09:46   Заявить о нарушении