Призвание варяга гл 71 Человек из прошлого

Было темно. Шел снег. С трудом приподняв ресницы, Варвара увидела землю и лошадиные копыта, мелькающие возле ее лица. Кажется, она на лошади. Вернее, перекинута через седло. Голова ноет от боли. В ушах звенит.

Варвара поймала себя на мысли, что не может четко припомнить, что с ней произошло. Ее качает и тошнит так, как если бы она была на корабле в шторм. От беспрерывного мелькания перед глазами ее веки буквально сами закрылись снова. На ее лицо падали снежинки. Она знала, что не спит, но ей было трудно снова открыть глаза. 

****
- Значит, вы только из Киева?..- уложив локти на стол, Вольна уперла подбородок в ладони и оглядела путешественников с любопытством. Вопреки ее ожиданиям, сегодняшний пир оказался не слишком многолюдным. Людей было приглашено немного, только помощники князя и несколько дружинников.

- Не совсем так...- отвечал самый старший из путешественников, пока его усталые попутчики уплетали яства. - Вышли мы, точно, из Киева. Но путь держим из Смоленска, где гащивали много дней. Непогода задержала нас. Мразы трескучие не выпускали из изб…А между тем мы народ вольный. На месте сидеть не любим. Даже зимой сядем в сани, да помчит нас дорога вдаль.

- У нас тоже студено было, я и на улицу не выходила, - Вольна уже приготовилась рассказывать о холодах, которые стояли в Новгороде, и о своем к ним отношении, полагая, что купцам сии сведения необходимы и интересны. – Даже на ярмарку не пошла…Хотя давно собиралась за поделками…Хотела еще в прошлый раз разыскать...

- И каков же из себя Смоленск? – взял слово Рёрик, обращаясь к купцам. Вольна же скривила уста, очевидно, недовольная тем, что была прервана.

- Смоленск – град зело укрепленный, - ответил рассказчик. – Много людей там проживает внутри стены городской и за ней, вдоль полноводной Смольни. Кривичи народ отважный. Не взять город приступом. Никому еще этого не удавалось, по крайней мере…Правитель суровый княжит там. Как говорят, дани никому не платит и никого не боится…- расписывал купец. – Множество там людей всяких бывает. И торг там знатный…

- Но не такой знатный, как в Киеве, - отозвался молодой купец с молодецки закрученными кверху усами.

- А с кем торгует Киев? – задал вопрос Арви, задача которого заключалась в том, чтоб побольше выведать именно про этот город, о котором ходило множество слухов.
 
- Да со всеми…- ответил старший путешественник, разведя руки в стороны. – С греками, с западом, с востоком…Множество там купцов из разных городов. Множество наречий и языков звучит на торжище в Киеве. Иногда даже не понимают друг друга покупщики и продавцы и лишь руками изображают, что нужно и сколько это стоит. Все стремятся в Киев. Ведь нет такого товара, который бы нельзя было сыскать там в базарный день. Помнится, летом история приключилась одна… - вспоминал купец, периодически прикладывая к губам кубок с вином. – Везли соль из Удеча... Днестр из берегов вышел тогда после обильных дождей. Воды его потопили обозы…Много человек погибло...Может две сотни, а может, и вовсе три. А уж мешков с солью растаяло и вовсе бессчетное количество. Поговаривали, что это боги разгневались и наслали дожди те треклятые! – сокрушался купец.

- Да уж…Поганее ничего и не помыслить, как соль водой залить, - отозвалась Вольна, занятая все время разговора жаренными поросячьими ребрышками.

- И соль жалко, и торговцев, - согласился гость.

Купец повествовал много подробностей про прекрасный город, обласканный, кажется, самими богами. Удобно расположенный на пересечении торговых путей, он был обречен на процветание. Рёрик внимательно слушал рассказ гостей. Арви задавал вопросы. А Вольна периодически вставляла свое слово.

- Ну а что же хазары? – кашлянул Арви. – Прижимают киевлян?

- Если б прижимали, то и торговли бы не было никакой, – объяснил купец. – Данью откупается Киев и живет мирно. Девиц насобирают и кагану в гарем отправляют…

- Зачем же Киев отдает хазарам дань да еще и дочек своих? – удивилась Вольна.

- Хазары воины шибкие, - вздохнул купец. – Конница у них быстрая. Луки тугие. Орудия осадные крепкие. Любую стену проломят, коли захотят. А уж укрепления Киева и подавно.

- Мать моя родом из Киева, а отец – с Лабы , - мечтательно вспомнила Вольна. - Обе эти местности мне знакомы хорошо, покуда довелось жительствовать и там, и там. Днепр подарил мне темные волосы, а Лаба – синие глаза…- несмотря на то, что Вольна могла принять радетельные заботы и знаки расположения лишь от одного князя, ей было необходимо сразить и всех остальных мужчин. Именно по этой причине при малолюдных сборищах ей обычно не нравилось присутствие других женщин, если только они не являлись неоспоримыми дурнушками. Сегодня же иных особ женского рода, не считая служанок, в гриднице не было, и Вольна без сомнений полагала себя центральной персоной за столом, о которой все жаждут знать больше.

В этот момент дверь отворилась, и скорым шагом в пиршественную избу вошел Ньер. Не обращая внимания на присутствующих, он сразу двинулся к Рёрику. Для него за столом тоже имелось место, но оно пустовало весь вечер.

- Что?..- Рёрик уже по одному лишь взгляду своего друга понял, что тот принес дурные новости.

- Варвара убежала, - угрюмо изрек Ньер.

Его голос прозвучал негромко. Но для Вольны было достаточно даже шепота, если речь шла о ее врагине. Услышав радостную весть, Вольна даже перестала жевать, сдвинула дуги смоляных бровей и прислушалась.

- Ты что, не смог догнать женщину?! – не понял Рёрик. 

- Смог. Но тут дело в другом, - Ньер кивнул в сторону дверей, предлагая этим жестом выйти на улицу.

Рёрик никак не ожидал такого поворота событий. Однако, вопреки своей обычной несдержанности, на сей раз не стал прилюдно бушевать. Поднявшись с места, он молча вышел из-за стола.

- Нег, ты куда? – Вольна вскочила, на ходу вытирая замасленный рот вышитым потиральцем.

Ответа на свой вопрос она не получила. Рёрик скрылся из пиршественных изб вместе с Ньером, не давая никому пояснений. Но на этот раз Вольна не чувствовала огорчения. Все, что ей было важно, она уже знала.

С неба валили мохнатые белые хлопья. Постройки терялись в снегопаде, становясь почти неузнаваемыми. Даже света луны было не видно.

- Пошли вон! - рявкнул Рёрик на замешкавшуюся на крылечке прислугу, а затем перевел вопросительный взор на Ньера, - ну? 

- После того, как я передал Варваре твой приказ возвращаться домой, она пожелала вознести молитвы какой-то богине, - начал Ньер. – Храм был как раз по пути. Она зашла, а мы остались на улице. Ее не было долго. Потом началась метель… А когда мы последовали в храм за ней, оказалось, что ее там нет. Там вообще никого не было. Ни жриц, ни даже причт. Зато там имелось еще два выхода…Один вел к реке, другой к лесу.

- Я не пойму одного…- Рёрик еле сдерживался, чтоб не наброситься на Ньера и не ввалить тому тумаков. Хотя в глубине души он понимал, что его помощник виноват лишь отчасти. - Как ты это все допустил?! Я отправил тебя за ней, а ты приходишь один!

- Я-то тут причем? По сути, она убежала от тебя, а не от меня, - напомнил Ньер.
 
- Умник, - недовольно отозвался Рёрик, который понимал, что на самом деле Ньер прав. И единственная причина, по которой он сам, князь и владыка, еще сдерживает себя и не вопит на всю улицу – эта та, что он не желает выглядеть растяпой, у которого пропала жена. - Вы хоть пробовали найти ее?! По следам, в конце концов! Сейчас же зима! Куда ей идти?!

- Метель была сильной. Мы не видели даже лиц друг друга. Не то, что следов. Которые быстро замело...

- Делай, что хочешь. Но верни ее обратно, - мрачно повелел Рёрик.

- Я бы с радостью. Но не представляю, где она может быть, - недоумевал Ньер. – Она была удручена. И не хотела возвращаться.

- С чего это ты взял, что она была удручена? Или она тебе что-то сказала?!

- Это было заметно без слов…

- Ты провидец, что ли?! – гаркнул Рёрик. – Твое дело – не догадки строить, а найти ее, коли уж это ты ее потерял!
 
Ньер ничего не успел ответить, как вдруг заметил, что к ним с Рёриком кто-то направляется, пробираясь сквозь воронки снежинок, кружащих в воздухе. Это был один из гридей, который также, как и Ньер, находился возле храма Макоши, пока там молилась Варвара. И теперь он помогал старшему дружиннику, чем мог.

- Князь…Ньер…- после приветствий дружинник подступил к главному вопросу. – Дело такое. Мы тут обнаружили, что пропал один человек.

- Сейчас не до того, - махнул рукой Ньер. 

- Он был в храме вместе с нами…- заострил внимание дружинник. – Но после исчезновения княгини его никто не видел…

- Ты чего несешь вообще?! – набросился на сказителя Рёрик, сразу подумав о худшем.

- Действительно, - кивнул Ньер дружиннику неодобрительно. – Думай, что глаголешь. Пойди и поищи получше своего обормота, небось, валяющегося пьяным в сумете  приканавном.

- Да мы уже все обыскали, - заверил дружинник. – Точно говорю: он тогда же вместе с княгиней и пропал. Не было его с тех пор. Сейчас все мы сидели и вспоминали. Не видел его никто после…

- Ну и кто он?! – Рёрик желал знать имя того человека, который, предположительно, сейчас вместе с Варварой.

- Это что же получается…- вдруг раздался голосок из сеней. – Они убежали вместе?! Варвара и этот человек…- кутающаяся в платок Вольна уже втиснулась на крылечко. – Она, то есть, заранее так придумала?

- Уйди отсюда, - прикрикнул Рёрик на Вольну.

- Да я лишь пытаюсь прояснить, - Вольне не хотелось уходить. Она была готова даже померзнуть на крылечке, лишь бы послушать разговор и расцветить его своими выводами. Но видя взгляд Рёрика, на сей раз спорить не стала. Вздохнула и направилась обратно в пиршественные избы, где остались путешественники, которых она так желала видеть, дабы заслушать новости Киева.

- Вот, что…- оглядел Рёрик Ньера после того, как Вольна уже скрылась. – Ты найдешь ее, даже если тебе придется заглянуть в каждую избушку, разобрать каждое подполье в этом городке!

- Я сделаю все, что могу, - заверил Ньер.
 
- Нет, ты найдешь ее, - перстом погрозил Рёрик старшему дружиннику.

- Да, конечно. Конечно, найду. И что потом? – поинтересовался Ньер.

- Потом я прибью ее, - пообещал Рёрик.

****
Варвара приходила в себя медленно. Первое, что она почувствовала, была снова та самая неприятная, мучительная головная боль. Поморщившись, Варвара с трудом приоткрыла глаза. Она не могла понять, где находится, и сколько времени прошло с тех пор, как она молилась в храме.

В помещении царил полумрак. Единственное, что было сразу ясно - она в чужом доме. Чужом и неприветливом. Здесь холодно и сильно сквозит. Видно, стены совсем худые.
 
Собравшись с силами, Варвара повернулась и тут же ощутила головокружение. В глазах двоилось. Взору открылась махонькая темная избушка с прогнившим полом и скудным убранством. Покосившийся стол. Широкая лавка. Сундук без крышки у входа. В углу горенки потрескивала лучина, укрепленная между двумя булыжниками полуразвалившейся каменки.

Несмотря на спутанность мыслей, Варвара все-таки стала припоминать, что с ней произошло. После того, как в храме к ней подкрался неизвестный и придушил ее, она очнулась быстро. Можно сказать, почти сразу. Прохладный зимний воздух ободряюще овеял ее щеки. Приподняв ресницы, Варвара тогда увидела лицо какого-то человека. Он нес ее на руках. В нескольких шагах поодаль от храма его ждала лошадь.
Кое-как оглядевшись, Варвара тогда сразу поняла, что всего несколько изб отделяет ее от дома Макоши. И защитников!

Заметив, что она очнулась, человек тогда поставил ее на ноги и приложил указательный палец к губам, а потом к шее, сделав однозначный жест, сулящий расправу в случае неповиновения. Варвара тогда сразу поняла, что сие означает. Если она закричит, то он ее убьет. От такой неожиданной угрозы ей в тот момент сделалось страшно. И, тем не менее, несмотря на предостережение, она раскрыла рот, собираясь возопить о помощи. Ведь совсем недалеко дружина! Кто-нибудь да услышит ее визги!

Но крик не удался. Она попросту не успела никого позвать. Лишь только она вознамерилась закричать, как человек отвесил ей крепкую оплеуху. Она не была готова к новому нападению. Но даже если бы и была, это ничего б не изменило. Как бы там ни было, она не удержалась на ногах и упала на обледенелую дорогу, ударившись головой.

От воспоминаний по телу Варвары прошла судорога. Она хотела поднести ладонь к голове, но обнаружила, что руки ее связаны, а сама она лежит на полу возле лавки.
 
Послышались шаги на крыльце. Кто-то зашел в сенцы, отряхнул снег с сапог. Затем толкнул ногой низенькую дверь, чуть склонился, чтобы не удариться о притолоку, и проследовал в избу. Варвара прикрыла глаза, претворившись спящей.

Вошедшим оказался тот же незнакомец, который и похитил ее. Лица его все еще не было видно. Он принес дрова и свалил их в кучу возле печи. Бросив полено и несколько хворостинок в закопченное устье печи, он затолкал туда же кусок бересты и шишки. Вытащил лучину из углубления между камней и поджег сухую кору. Пламя сразу схватилось. Через несколько мгновений печка сопела и фыркала, словно какой-то сердитый зверь. А незнакомец, закончив с огнем, вышел на улицу, захлопнув за собой ветхую дверь.

Варвара распахнула ресницы. И прислушалась. Ступени крыльца скрипнули пару раз, и шаги стихли. Вероятно, незнакомец куда-то ушел.

Эту возможность нельзя было упускать. Кое-как поднявшись на ноги, Варвара поплелась к двери, опираясь плечом о стену. Походка ее была неуверенна, как у годовалого ребенка. Слабость оказалась столь сильной, что Варвара опасалась, что не сможет даже открыть дверь. Это обычное действо сейчас казалось ей сложным. В затуманенном разуме ей отчего-то виделось, что она теперь маленькая и хрупкая, точно стрекоза. И конечно, ее сейчас прихлопнет этой самой дверью, кажущейся ей тяжелой и невероятно огромной.

Но ничего такого не произошло. Трухлявая дверь была обыкновенной, вернее, даже меньше среднего. А сама Варвара в размерах не менялась, несмотря на ее противоречивые ощущения.

Переступив высокий порог, Варвара оказалась на крыльце. Пошатнулась. Ноги почти не держали ее, словно состояли не из кости и плоти, а из сена и песка. Но хуже всего было ощущение, что с ее разумом что-то не так. Вот ей мерещится, что она в темном колодце. Таком глубоком, что месяц кажется совсем крошечным, а звезды - лишь точками на небе. Но это не колодец. Это лес. Угрюмый и молчаливый.

Метель закончилась. Ветер утих. Но снег по-прежнему шел. Ступеней с крыльца было всего две. Варвара не могла понять, почему видит три доски, но при этом ее ступня наступила в рыхлый снег уже после второй.

Варвара не могла собраться с мыслями и определить, куда ей нужно идти, чтобы хоть чуть-чуть приблизиться к дому. Поэтому она пошла вперед, в темноту. Сегодня у нее не было привычных страхов. Ее не пугал холодный спящий лес. Ее пугало то, что она сделала всего несколько шагов и уже устала. Что с ней?

- А ну стоять, - раздался чей-то гулкий голос в ночной тишине. 

Варвара понимала, что это голос ее похитителя. И он казался ей громким, как будто звучал над самым ухом. А может, так оно и было. По крайней мере, совсем скоро кто-то ухватил ее за рукав и резким движением дернул, разворачивая.

- Ты кто? – вымолвила Варвара еле-еле. Речь ее оказалась  неожиданно медленной и тихой.
 
Незнакомец стоял совсем близко к ней. И она попыталась сосредоточиться и разглядеть его. Но ничего не выходило. То ли было слишком темно, то ли таким образом проявлялась неожиданная ее болезнь.

- Пошла в дом, - сурово повелел незнакомец, указав в сторону покосившейся избушки.

- Мне плохо…- Варвара даже не поняла, произнесла ли она это вслух или подумала про себя. Она осознавала, что бесполезно ему жаловаться. Но ее самочувствие было столь скверным, что она не могла молчать об этом. – Зело плохо, поверь…

- В дом, я сказал, - незнакомец подтолкнул Варвару вперед.

Несмотря на то, что незнакомец не собирался вкладывать слишком много силы в свой жест, Варвара не удержалась на ногах и упала в снег. Она хотела сохранить равновесие, но тело не слушалось ее. Голова кружилась так сильно, что казалось, будто она сейчас вовсе отвалится. Варвара не помнила, чтобы хоть когда-то чувствовала себя столь паршиво. Он уже начала опасаться, что сейчас лишится чувств или вообще отправится к батюшке. По крайней мере, ее тошнило, а все пред взором казалось неестественно ярким и резким.

- Вставай! - гаркнул незнакомец на Варвару.

Но у нее не было сил даже на то, чтоб поднять голову. Ибо каждый раз даже при незначительном повороте последней, Варвару мучила страшная боль. К тому же веревка по-прежнему связывала ее запястья хитрым узлом.

Раздражаясь оттого, что она медлит, незнакомец ухватил ее за шиворот и нетерпеливо поднял с земли, увлекая в дом.

После того, как дверь в избу отворилась, незнакомец подтолкнул Варвару к лавке, возле которой она спала вначале.

- Кто ты? – слабым голосом повторила Варвара свой вопрос. – Что тебе нужно? Выкуп?

- Заткнись, - процедил незнакомец.

- Я вспомнила…Ты был среди стражей…- ясность наконец проступила перед взором Варвары. Она узнала этого человека, хотя мощный воротник и пушистая шапка частично скрывали его лицо. – Ты ведь должен охранять меня…Я не понимаю…

- Я тебе что сказал? – речь незнакомца звучала как угроза, хотя он еще ничего страшного не сулил.

И, тем не менее, он оглядел Варвару так свирепо, что ей стало страшно. В его глазах не было ни жалости, ни симпатии. А она никак не могла понять, чем заслужила подобное ожесточение к себе.

- Мне очень плохо, - простонала Варвара, которую одолевала слабость. Ей казалось, что сердце ее перестает биться, а кровь в жилах начинает застывать.

- Если ты еще раз откроешь рот, то тебе станет еще хуже, - пообещал незнакомец недобро.

От этого человека веяло бедой так явственно, что Варвара не решилась испытывать его терпение. Опустившись на лавку, она положила голову на обледенелый подоконник. Глаза ее закрылись почти сами собой, без какого-либо осознанного намерения. Погружаясь в сон, она как-то несколько по-детски подумала о том, что завтра будет лучше, чем сегодня. И лучше пока поспать.

*****
Но завтра не успело наступить. Варвара проснулась среди ночи. Изба была совсем худой, и тут снова сделалось зябко. По крайней мере, по полу снова шел холод. Лучина давно погасла, и в темноте Варвара не могла ничего разобрать . У нее  закралась надежда, что, возможно, ее похититель, вообще, не здесь. Ведь в избе не только темно, но и тихо. И можно попытаться убежать.

И все-таки замысел оказался на деле не так прост. Самочувствие Варвары все еще было скверным. И она уже не на шутку начинала опасаться того, что это не обычное какое-то недомогание. Как бы там ни было, при падении она сильно ударилась головой о лед. А это в любом случае нехорошо.

Возобладая над болью, Варвара поднялась на ноги. На ощупь двинулась туда, где, по ее воспоминаниям, находилась дверь. Это всего пару шагов.

Так и оказалось. И даже более того, дверь была не заперта. Лишь тяжелый чурбан подпирал ее, не позволяя открываться произвольно. Отодвинув в сторону пенек, Варвара оперлась на косяк. Переведя дух, отворила дверь.

На улице было все еще темно. Впрочем, рассвет приближался. Вдалеке угадывались лучи утренней денницы. Звезды светили не так ярко. Они тонули в тусклом небе, словно растворяясь в нем. Варвара огляделась по сторонам. Вокруг лес. Не город, не деревушка, а самый настоящий глухой лес. Помимо могучих деревьев, тут грудились кустарники. Некоторые из них были занесены снегом и напоминали огромные сугробы. Другие торчали из-под кипенного покрывала, испещренного свежими звериными следами.

Ночной снегопад затих. И теперь белое пушистое одеяло раскинулось вокруг избы, укрыло ступени, спрятав и вчерашнюю тропу, по которой к этому мрачному приюту пришли незнакомец и его пленница. Варвара вымученно выдохнула, чувствуя, что еще миг - и она разрыдается. Даже если ее никто не остановит и она сможет беспрепятственно уйти отсюда, то это ее не спасет. Она попросту не знает стороны, куда ей двигаться. Город может быть где угодно…А путь к нему через лес крайне опасен. Судя по множественным следам, оставленным уже на вновь выпавшем снегу, тут немало голодных обитателей.

И все же неизвестность, таящаяся за голыми стволами высоких деревьев, пугала меньше грозного незнакомца. Кое-как сойдя с прогнившего крылечка, Варвара двинулась в лес, буквально наугад проделывая свой путь сквозь ледяные барханы. Через несколько минут она была уже по пояс в снегу. Промокшие подолы путались под ногами, мешая идти. А зловещая изба как будто и вовсе не отдалилась. Зато каждый последующий шаг давался труднее предыдущего. Измученная Варвара повалилась в уброд и закрыла глаза. Ей сделалось значительно легче. Даже голова стала будто болеть меньше. Возможно, лучше немножко передохнуть, а уж после продолжить путь.

Варвара поняла, что заснула в снегу лишь тогда, когда кто-то разбудил ее, грубо подтолкнув ногой. Было не столько больно, сколько неприятно. Неприятно просыпаться с головной болью и в незнакомом месте.

- Вставай, - приказал похититель, нависший над Варварой, словно черная туча. Он был без шапки, шуба его распахнулась. Видно, он выбежал из избы сразу, как заметил пропажу. - В дом, я сказал, - голос незнакомца звучал строго. - Паки  выйдешь на улицу без моего позволения - пожалеешь, что на свет родилась.

- Да я уже жалею, - не то пошутила, не то сказала правду Варвара. - Там, у храма, когда ты толкнул меня, я ударилась о лед. И сейчас мне кажется, что я уже почти умираю, так скверно мне теперь.

- Не надо мне ничего рассказывать. Вставай и иди уже, - незнакомец не смягчался.

Варвара оглядела хмурое серое небо, и ей показалось, что оно давит на нее своей тяжестью. Этот человек, который похитил ее, не уверен в том, что делает. Это очевидно. Он не хочет разговаривать с ней, потому что опасается отвлечься от цели. Да, именно так. Он не хочет сближаться или каким-то образом проявлять участие. Ведь в этом случае ему будет уже сложнее совладать со своей заложницей.
 
- Мне, правда, плохо. И я не могу идти…Если б могла, то уже убежала бы из этого леса, пока ты спал…

Похититель подхватил Варвару под локоть, вернув ее в стоячее положение. После чего грубо подтолкнул в сторону избы.
 
- Меня мучает жажда, - призналась Варвара, тяжело ступая. Она ожидала, что похититель хоть что-то ответит, но он молчал. – Ты дашь мне воды?

- Съешь снег.

- Если я съем снег, то заболею и умру. И ты не получишь выкуп, - Варвара не понимала, откуда у него столько злости на нее. А он явно озлоблен, что заметно по его лицу и сомкнутым губам. 

- Мне не нужен выкуп. И мне все равно, что с тобой будет, - ответил незнакомец, хотя поначалу, кажется, не собирался ничего говорить.

- Но что-то же тебе нужно…- Варвара приостановилась, оперлась ладонью о березу, дабы перевести дух. Ее перста краснели на холоде. Она только сейчас заметила, что где-то потеряла рукавички.  -  За что ты так со мной? Я ведь ничего тебе не сделала…- продолжала Варвара. Она не знала, как правильно  вести себя с ним. Но что-то подсказывало ей, что нужно втянуть похитителя в беседу.

Но он по-прежнему молчал. И весь лес молчал. И было в этом могильном молчании что-то зловещее. И теперь уже ей самой даже захотелось вернуться в избу.

В бревенке оказалось значительно теплее, чем на улице. И, тем не менее, холоднее, чем должно быть. Печка кое-как сохраняла жар, но дырявые стены не могли удержать тепла. Варваре было зябко. Мокрая одежда казалась ледяной.

- Мне холодно, - пожаловалась Варвара, которую колотил озноб. – Я вся промокла.

- Ну тогда раздевайся, а я погляжу, - съехидствовал похититель. В других устах сие сошло бы за шутку. Но в словах этого человека была только ненависть.

- Кажется, печка совсем остыла…- вздохнула Варвара, намекая на то, что было бы неплохо снова подтопить.

- Не надо было убегать из теремка. Сидела бы в тепле. А я тебе не слуга – печки топить.

- Я лишь говорю, что могу и сама попробовать…Но, боюсь, что последствия тебя не порадуют, - пошутила Варвара. Она, и правда, не слишком владела искусством растопки печи.

Незнакомец ничего не ответил. Лишь повалился возле печи на лежанку из хвороста и сухого мха, которые прикрывало грубое рядно. А Варвара поняла, что ей все-таки придется явить свое мастерство.

Запихав в печку шишки, кору и поленья, валяющиеся на полу, Варвара приготовилась согреваться. Но вместо жара в избу клубами повалил лишь едкий черный дым. Конечно, совсем без дыма в таком деле не обойтись. Но то-то и оно, что в совершенстве дым должен сразу подниматься к потолку, а оттуда выходить на улицу через маленькое волоковое окошко, которое предназначено именно для этих целей. У умелой хозяйки даже в самой маленькой избе закопченными оказываются только верхние ярусы избы и, конечно, устье печи.

- Уйди отсюда, - гаркнул незнакомец, отпихнув Варвару от недовольно плюющейся печки.

- Как тебя зовут? – спросила Варвара, разглядывая почерневшую от времени и дыма посуду, спрятавшуюся в углублении в стене, в воронце.
 
Незнакомец не обращал внимания на адресованные ему вопросы. Он был занят тем, что выгребал из печки поленья и растопку, которые туда проворно поместила Варвара. В печи осталось лишь несколько тоненьких лучин.

- Если здесь нет колодца, то можно растопить снег в этой крынке…- Варвара протянула руку к глиняному сосуду и сняла тот с полки. - Это нужно сделать, пока печка горячая.

- Когда ты уже закроешь рот?! – незнакомец сверкнул на Варвару свирепыми очами. А она только сейчас заметила, что он, оказывается, молод. Поначалу, из-за его густой бороды, она подумала, что он зрелый муж. Теперь при свете лучин было заметно, что его лицо и даже руки разрезают несколько шрамов.

- Не надо так горячиться, я лишь очень хочу пить. А ты не разрешил выходить на улицу…- напомнила Варвара.

****
В забытой лесной избушке было темно даже днем. Натянутая на окно замасленная тряпица давно сделалась черной от копоти, и света через нее проходило не намного больше, чем через щели в рассохшихся ставнях. Зато тепло убывало быстрее, не задерживаемое тончайшим полотном. В итоге незнакомец захлопнул ставенки. От этого грохота Варвара очнулась. Приподняв голову с локтей, поняла, что задремала за покосившимся столом.

Оказалось, что уже вечер. По крайней мере, на улице было снова темно. Получается, весь день она проспала?! Как же так…Наверное, она все-таки нездорова. Впрочем, в этой поганой избушке всегда вечер. Одно хорошо, тут наконец стало тепло. Кажется, кто-то заткнул щели паклей.
 
Похититель переступил порог, повесил на торчащую из стены деревянную спицу свою шапку. Прошел в горницу и шмякнул на стол миску с обжаренным мясом. Судя по всему, оно было приготовлено на углях. Да и от самого поварского пахло костром.

- Ешь…- предложение похитителя прозвучало не слишком радушно.

Варвара поймала себя на мысли, что не голодна. Сие было странным, поскольку ела она давно, еще вчера  утром. Решив, что в отсутствии аппетита виновата тревога, Варвара решила побороть эту напасть. Взяла один из румяных ломтей и откусила кусок.

- Вкус необычен…Кахурь искусен…- Варвара уже не знала, как еще заставить своего похитителя заговорить и раскрыть свои замыслы. – И зверолов из тебя, кажется, отменный…Коли ты сумел наохотить в зимнем лесу...

- Это конина. Ты что, не поняла?! – мужчина достал из-под лавки кожаный мешок, выдернул пробку и отведал содержимое. Судя по запаху, исходящему от фляги, там было что-то хмельное.

- Конина? Это что, та самая лошадка, которая привезла нас сюда?! – Варвара чуть не подавилась от возмущения. Ей не понравилось, что ее собеседник столь безжалостен. Он же без сомнений угробил собственную лошадь, зажарив ее себе на ужин! От столь бессердечного можно чего угодно ожидать.

- У меня все равно нет для нее сена, - это был первый его ответ, в котором не слышалось гнева и обиды.

- Что ж…Раз так…Но как же мы в таком случае теперь выберемся отсюда?..

- А нам не надо выбираться отсюда, - ответил мужчина, доставая из-за пояса нож и накалывая на него кусок мяса.

- Может статься, ты поведаешь мне о своих замыслах…- Варвара теперь уже больше переживала за дальнейшую участь, чем за нынешнее свое самочувствие. – Мы обсудим их…И возможно, я смогу тебе помочь.

- Ты уже и так мне помогла, - чуть поморщившись, мужчина сделал еще один глоток из фляги.

- Приятно слышать…- для порядка поддакнула Варвара. - И каким же образом, интересно знать?..

- Сначала тем, что убежала из теремка, - ответил мужчина спокойно. По его виду складывалось впечатление, что он отошел от озлобления, в котором пребывал доселе. Возможно, так на него воздействовал его напиток, а может, что-то еще. - А потом тем, что восхотела помолиться…

- Как тебя зовут? – Варвара решила навести хоть какие-то справки о своем собеседнике.

- Не твое дело…- оборвал похититель.

- Пытаюсь понять…- задумалась Варвара. - На влюбленного дружинника, жаждущего взаимности, ты не похож…Выкуп, по твоим словам, тебе тоже не нужен…Ты бы не мог налить сюда воды? - между делом попросила Варвара, пододвигая своему похитителю выдолбленную из дерева кружку. – И я ломаю голову, что же тебе все-таки надо от меня…Я уверена в том, что ничем не могла тебя обидеть или огорчить…

- Да ты вообще тут ни при чем, - мужчина облокотился на стол и задумчиво оглядел свою пленницу.

- Вот и я говорю…- воодушевилась Варвара. – Ты бы мог меня отпустить, а я в свою очередь…

- Нет, - перебил похититель. – Как бы там ни сложилось дальше, тебя я точно не отпущу. Я, скорее, продам тебя в рабство, чем позволю тебе вернуться домой…

- О боги, кажется, я начинаю догадываться, - Варвара обхватила голову руками. – Ты похитил меня из-за него? Тебе что-то нужно от князя…Ну конечно, от меня-то проку нет тебе, - усмехнулась Варвара, поглядывая на печку, которая недовольно закряхтела в подтверждение правоты ее слов. 

- Знаешь…С одной стороны меня от тебя воротит, - признался вдруг похититель.

- В своем роде это не так уж плохо…- буркнула Варвара себе под нос.

- Как подумаю, что ты его жена…Ты мне отвратительна. Но с другой стороны следовало бы уложить тебя под себя, - размышлял похититель.

- В смысле? О боги, нет, - Варвару не прельщало то, чем ей грозит неволя. – Зачем это еще? Ох, уверяю, не стоит оно того…Ты останешься разочарован…Ахаха, - Варвара не переставала потешаться даже в трудный миг. Она знала только одно, если ей не удастся расположить к себе похитителя, то уже вскоре он начнет издеваться над ней. Мало ли ему взбредет в голову прислать Рёрику ее голову? Ну или какую-то менее значимую часть ее тела. – Я просто хочу сказать, что если ты желаешь досадить своему супостату, то не достигнешь цели таким способом.

- Это почему? – зевнул похититель. После уличного холода его быстро разморило в теплой избе. И он уже был более расположен к разговору, чем к рукоприкладству.

- Потому что ты похитил не ту женщину, - вздохнула Варвара. – Я ничего не значу ни для княжества, ни для своего мужа. Я думала, об этом уже все давно знают. По крайней мере, все, кто живет в хоромах…

- Мне нужно было украсть Вольну? – уточнил мужчина.

- Без всякого сомнения, - кивнула Варвара. – Украв меня, ты лишь сделал князю одолжение...

- Ну уж. Не совсем же ему безразлично твое исчезновение…- засомневался похититель.
 
- Совсем, - покачала головой Варвара. – Знаешь, если бы ты похитил Вольну, я до конца дней молилась бы богам о твоем здравии…- пошутила Варвара. – Мне кажется, у нас больше общего, чем кажется…- вздохнула Варвара. – Я вижу, что он чем-то обидел тебя, - подразумевая Рёрика, продолжала Варвара. – И в этом мы с тобой похожи. Я тоже перенесла немало невзгод из-за него. По его приказу убили моего отца.

- Все бабы одинаковы…Даже если бы он убил дюжину твоих отцов, ты бы все равно раздвинула ноги, если б это обещало тебе выгоду…- мужчина встал с лавки и пошел к печке, у которой догорали лучины.

- Честно говоря, я оказалась замужем не по своей воле, - напомнила Варвара на случай, если ее собеседник не знает деталей этой истории. Возможно, он не участвовал в захвате города и пришел позже, раз так мало понимает ее положение. – Я не высказывала никаких таких желаний. Он заставил меня. Ему хотелось получить Новгород. А относительно законное основание оказаться во главе княжества – было жениться на дочери Гостомысла…И ты даже не представляешь, что мне пришлось испытать…- мрачно изрекла Варвара, вспоминая день собственной свадьбы. - Впрочем, я вижу, мне не нужно тебе объяснять, как обращаются с нелюбимыми женщинами…

- Да, он такой…Ему есть дело только до самого себя, - согласился похититель. – Тем не менее, я не понимаю одного…Отчего же тогда ты восхваляешь его на каждом углу? Я в Новгороде недавно, но уже успел это заметить…

- А что мне остается делать? – пожала плечами Варвара. – Если я вякну хоть слово поперек этому извергу, он изрубит меня на куски...

- Он это может, - усмехнулся мужчина. – Если он нанес тебе столько обид и причинил столько боли…Отчего же ты до сих пор не убила его? У тебя, наверняка, была такая возможность. Он же не раз спал в твоей постели. Уж заколоть спящего смогла бы даже ты, - выразил уверенность похититель.

- Мне было страшно даже в те моменты, когда он спал, - призналась Варвара. -  Казалось, что он вот-вот очнется и прибьет меня. К тому же из меня не очень умелый воитель…Я даже курицу зарезать не смогу…Но даже если и так…И покушение увенчалось бы успехом…Что было бы потом? После подобного поступка моя судьба не поменялась бы в лучшую сторону…Его люди, уж точно, не отпустили бы меня с миром…

- Если ты боялась орудовать сама, то могла бы попросить кого-нибудь помочь тебе, - резонно заметил похититель.

- Да кто поможет в таком деле? – посмеялась Варвара. – Мне не к кому обращаться. Вокруг меня люди, которые больше верны ему, чем мне...Да и риск слишком велик. Если мои неумелые попытки выплывут на свет, то меня, по меньшей мере, живьем закопают в землю…Или замуруют во льды, - добавила Варвара шутливо, кивнув в сторону заснеженной улицы.

- Я понимаю лишь одно...Ты не только неумелая хозяйка, но еще и очень трусливая, - усмехнулся незнакомец на сей раз дружелюбнее. - Ну а что было бы, если б, скажем, нашелся человек, который бы сделал всю работу за тебя? Ты бы поддержала такого человека? Способствовала бы ему?

- Ну разумеется, - прошептала Варвара. Похититель ничего не стал добавлять, лишь пристально оглядел ее. – И все же...Со мной-то все ясно…Меня не так-то трудно обидеть…Но что он мог причинить тебе, такому отчаянному и сильному? – поинтересовалась Варвара.

- Да как…- вздохнул похититель. – Давно это было…В море еще…Мы возвращались домой…Кто-то скрыл тогда часть добычи для себя, спрятав под палубой мешок с янтарем, - вспоминал рассказчик, периодически отхлебывая из кожаного мешка. – А обвинили в этом меня…

- А это был ты? – уточнила Варвара на всякий случай.

- Нет, - усмехнулся похититель, расстроенный воспоминаниями. – Я не знаю, кто это был. Однако твой муж посчитал, что это именно я. Меня связали веревками, бросили за борт и проволокли под днищем корабля…Сначала я думал, что задохнусь без воздуха. Соленая вода заливала мне нос и горло…Но все оказалось куда хуже. К килю налипла всякая морская мерзость, вроде ракушек и прочих окаменелостей...- сказитель посмотрел на Варвару, указав на свое лицо и руки, - ты, конечно, заметила эти шрамы…Они появились у меня именно в тот день…

- Эти шрамы не портят тебя. Ты же не княжна на выданье, а суровый воин, - подбодрила Варвара.

- Дело не в этих шрамах. А в том, что произошло потом…- вспоминал мужчина. – Из воды меня все-таки вытащили. Но на моем теле кровоточило множество ран. Некоторые из них загноились. И я чуть не помер тогда. Если б не одна старуха, ведунья, меня бы сейчас здесь не было…Она сумела вылечить меня. Правда, к тому моменту, мои «други», разумеется, бросили меня и уплыли…- лицо мужчины потемнело. – Я долго не мог вернуться во Фризию, где осталась моя любимая…Но однажды я все-таки сумел это сделать. И оказалось, что она пропала. И я так и не нашел ее. Тогда я решил вернуться домой, к матери…Моя деревня располагалась на реке Пскове, на холмах…Этот путь оказался еще более тяжелый…И когда я все же ступил на родную землю, то испытал не радость, но ужас…Вместо полей, там был лишь пепел пожаров…И ни одного уцелевшего дома… Назола тяжелая взяла тогда мое сердце. Ведь я понял, что навсегда остался один.

- Мне очень жаль это слышать, - ответила Варвара после того, как рассказчик замолк. – Это печальная история. И я сочувствую тебе. Но и у этой темной реки есть два берега. Ведь если бы ты вернулся домой раньше, вместе с «другами», то, возможно, погиб бы с остальными своими земляками...

- А почему ты решила, что для меня такая жизнь лучше смерти? Я не увидел свою мать. И я никогда не узнаю, что стало с моими сестрами и братьями! – рявкнул похититель. - Ладно…Надо ложиться. Зимний день и без того слишком короткий, чтоб еще и заспать его…

Гл 72 На утро http://www.proza.ru/2017/10/14/159


Рецензии
Дорогая Анюта! Чем дальше, тем читается с бОльшим интересом! Начинаю влюбляться в твою Варвару. Хорошо прорисованный характер, психологически точно и эмоционально выразительно показаны её переживания, сомнения, надежды. И диалог в этой главе читается с интересом! Спасибо за увлекательное повествование! С уважением,

Элла Лякишева   13.11.2017 12:03     Заявить о нарушении
Спасибо, милая Элла! :) Я рада, что Вам нравится произведение :) Варвара персонаж своеобразный, но, однозначно, положительный.

Лакманова Анна   13.11.2017 12:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.