Анишоара. Записки врача

После  развала  СССР  дружеское  государство  Румыния  широко   распахнуло  перед   молодежью   соседней   республики   двери.  Любой   молдаванин  в  этой  восточно-европейской  стране   мог  получить   бесплатно  высшее   образование.

Анишоара,   проживавшая  в  селе,  к  которому  в  дождливую  погоду  ни проехать,  ни  пройти,  отправилась  в  Бухарест  и  через  5  лет  стала  обладательницей   диплома  ветеринара.  После  учебы  девушка  на  родину  не  вернулась,  а   воспользовалась  предложением  знакомой  румынки  --  уехать  в  одну  из стран Бенилюкса -- присматривать  за  её  детьми.  Обещались:  легализация,  жилье  и  небольшая  зарплата.

Румынская  семья    обосновалась   в  деревне.  Молдаванка   занималась  и   малышней,   и  убиралась  в  доме,  и   копалась   в  огороде,  и  штопала  одежду.  Она  искренне  радовалась  куску  хлеба,  осознавая,  как   нелегко  живется  ее  землякам  в  Молдове.

Пролетело  шесть  лет,   ребятишки  подросли,  и  хозяева  объявили,  что  она  свободна.  Отставная  домработница   занялась  поиском  вакансии.  На  глаза   попалось  объявление -- в  кафе  требовался  подсобный  работник.

Так  несостоявшийся   ветеринар  оказался  в  большом  портовом  городе.  Шеф  закусочной   предложил  не  только  должность,  но  и  маленькую   комнатку  прямо  над  заведением,  где  можно  спать.  Это  удобно,  потому  как   трудиться  приходилось  допоздна,  иногда  за  полночь.  Непритязательная   девушка  посчитала, что  все  складывается  удачно.  Она  совершенно  не  горевала  по  поводу  невостребованности   университетского   диплома,   понимая,  что  на  Западе  любой   труд  ценится.

В   её  обязанности   входили:  чистка  и  нарезка  сырых  овощей,  мытье  посуды  и  уборка  в  зале.  Работала  по  двенадцать  часов  в  сутки  с  одним  выходным  в  неделю.  Кроме  нее  в  кафе  числилось  еще  пять   работников.

Иностранцам   ппатили  вдвое   меньше,   нежели   гражданам  страны.  И  рабочий  день  местных  ограничивался  восемью часами.

Из  родных  у  Анишоары  осталась  только   мама,   продавшая   дом   в  селе   и  купившая   жилье  под  Кишиневом.

Девушка  выходные  не  использовала,  а   накапливала,  и,  когда  собиралось несколько   дней,   покупала   дешевый   билет  и  летела  навестить  мать. Как  она  утверждала,   непродолжительные  поездки -  единственная  радость  в  ее  монотонно  протекающей   жизни,  лишённой  каких – либо  значимых событий.

Из-за  хронического  недосыпания,  пребывания  в  холодном  помещении  на цементном  полу,  вдобавок   без  отдыха,  солнца   молдаванка   чувствовала  себя  плохо.  Односельчанка  Анишоары,  сотрудница   нашей  поликлиники,  в  один  из  её  приездов   привела  ту   в  кабинет  иглоукалывания.  Бывшая  соотечественница  выглядела   невероятно   худой,  с   темными  кругами  под  глазами  и  трясущимися   руками.

Казалось,  ей  лет   16,  а,  на  самом  деле,  исполнилось  28.  Частый пульс,   низкое   давление,  синие  губы.  Полная   разбалансированность   организма.  Жизнь  на  Западе  давалась  нелегко. Но  зато  Париж,  Рим,  острова  в  Атлантическом   океане   находились  в  пределах   досягаемости    изможденной   девушки,  в   отличие  от  нас,  невыездных  молдаван.

Да,  потомки  Штефана  Водэ   нежились  в  лучах   южного  солнца  почти  круглый  год,  ели   овощи - фрукты  с  местных   полей -садов  и  предавались  мечтам  о   посещении   сказочного  зарубежья,  где  все   успешны  и  счастливы (как  мы  наивно  предполагали).

Анишоара  каждые  два - три  месяца,  прилетая   на  недельку   в   Молдову,   в  тот  же  день  появлялась  у  нас.   Ей  проводились общеукрепляющие  процедуры,  массаж, иглоукалывание.

Наши   усилия  через  год  принесли   ощутимые  результаты.  Она  поправилась,  синева  губ,  бледность  кожи  исчезли.  Появилось  ощущение  бодрости,  легкость  при  засыпании,  наладился   аппетит.  Наш  кабинет  ей   полюбился. 
В  праздники   всегда    звонила  и,  кроме   слов  поздравления,  не  забывала  воспользоваться  случаем  поблагодарить  меня  с  ассистенткой.

***

Минуло  два   года  со  дня   нашего  знакомства.  Как-то  Анишоара   робко  спросила,   могу  ли   я   проконсультировать  ее  близкого  друга.  Я  не  знаю, что  вкладывалось  ею  в  понятие  «друг»,  и,  из  деликатности,  не  уточнила.  Он - гражданин  западной  державы.  Но  удивленно  заметила,  что   многие   состоятельные  люди,  наоборот,  обследуются  за  границей. Это  невиданный  абсурд -- обсуждать  состояние   и  просить  совета  в  беднейшей стране, где  нет  современной  диагностической  аппаратуры.  Знаете,  что  она  ответила?  Лечение, проводимое  ей  в  нашей поликлинике,  рядовому   жителю  богатого  Запада вовсе  недоступно.

- А какая  проблема  у  Вашего знакомого? -- поинтересовалась  я.

То, что  я  услышала,  повергло  меня  в  шок.   Он,  39 - летний  мужчина, в двадцатилетнем   возрасте  переболел  сифилисом,  который  в  то  время  подлечил.  Но  год  назад  на  фоне  полного здравия  внезапно  почувствовал  слабость  в  ногах. Врачи  подозревали  сначала  то  рассеянный  энцефаломиелит,  то  рассеянный склероз,  но  в  дальнейшем  остановились  на  «Нейролюисе».  Такой  диагноз  -  смертельный  приговор.  Ног пациент  не  чувствует,  ходит с трудом.  В  настоящий  момент   не  работает,  принимает  гормоны  и  специфическое  лекарство.

Да, надо  было  попасть на Запад, бороться за существование, таскать  неподъемные  ящики  с  продуктами,  работать   на  сквозняке,  ежедневно недосыпать,  жить  в пасмурной  и  дождливой  стране,  ютиться  в  каморке  без  света, чтоб, в  итоге,  найти   пару — сифилитика.

Анишоара - незабитая  или  неграмотная, она - образованный человек,   владеет несколькими   европейскими   языками  (французский  изучала  в  школе, в институте — немецкий и английский, на  молдавском  и  русском говорит с детства). Как   зооврач  тоже  в курсе,  что  это  за  болезнь.

***

Правом  вмешиваться  в  чью-то  личную   жизнь  я  не  наделена.  Любое неосторожное  слово  могло  навредить   дружеским   отношениям.  А  последние  -   для  меня  важны,  потому   как  в  выздоровление  Анишоары  я  лично  вложила  много  сил. Не  только  больной  привязывается  к  лечащему  доктору,  но  и,  наоборот,  врач  тоже  прикипает  душой  к  пациентам.  Я  ответила, что пусть приедет,  мы   проведем   консилиум   с  привлечением  нужных  специалистов,  что-то,  возможно,   порекомендуем   из   народных  средств,  бывающих   порой  чудодейственными. 

Да,  каждый  из  нас  может  занемочь.  Богатый  образованный  и  малограмотный нищий — перед  хворью   все  равны. А  в  двадцать  лет  её  приятель  оказался  неосторожным. Кто от этого застрахован?

Порозовело  и   оживилось  лицо  пациентки,  заблестели   глаза,  когда  та  услышала   о  согласии  на   оказание   помощи.  Она  едва  не  плакала;  наклонилась  и  в  порыве  благодарности  принялась  целовать  мне  руки. Я смутилась  и  подумала,  что  там,  в  чужой  стране,  может  быть, девушка совсем одинока  и  нашла  человека  по  душе, с  которым  просто  можно  поговорить.

Ведь  у  нее очень  низкий  социальный  статус,  войти  в среду  хотя  бы  среднего класса — нереально. Ну, вот  такой  ей  попался  вариант. Разве мало примеров, когда  здоровые  люди  связывают  жизнь с больными?  Женятся или выходят замуж.  Любой  человек имеет право на счастье. Только у каждого  оно своё.

***

Спустя   два   месяца,  Анишоара  с  другом  появилась  у  нас  в  кабинете. То был грузный, с  трудом  передвигающийся   мужчина. Из-за постоянного приема гормонов он  сильно  прибавил в  весе — с 70 кг. исходных до 150. Лицо  круглое, глаз из - за отеков видно не было — одни щелочки.

Я  начала  осмотр.  Высокое давление, одышка в покое. Кожа на ногах  мраморного цвета с фиолетовыми прожилками, холодная.  Ногти  желтые, крошащиеся. Диагноз, поставленный врачами на Западе, вызывал сомнения.
В  целях  уточнения  заболевания  я  предложила  обследование  у  венеролога  и инфекциониста,   а  пока  будет исключительно симптоматическое  лечение. Необходимо избавиться  от  отеков,  улучшить  трофику  конечностей.  Назначила  медикаменты.

Когда через несколько дней  припухлости  исчезли, я  и  мой  коллега, тоже акупунктурист, начали  проводить сеансы иглоукалывания. Рано утром с Эдвардом (так звали пациента) работал  другой  врач,  после обеда  я  впрыскивала маленькие дозы витаминов в точки ног  и прижигала  их  китайскими  полынными сигарами.

Через  десять  суток  (о, чудо!)  онемение   уменьшилось,  его уровень опустился  до  голеностопных суставов. Ноги уже не столь безнадежно холодные. Первый этап лечения завершен.

Он  уехал  домой.   Спустя  пару  недель  я  зашла  к  венерологу,  обследовавшему  Эдварда.  Лабораторно  диагноз  "сифилис"  не подтвердился.

Я  позвонила  Анишоаре.  Она  радовалась, как  ребенок.  А  ведь ее  друг  уже  нанял  адвоката  для   судебной  тяжбы  с   врачом, 20 лет назад  недолечившим  его, тем самым  допустив  прогрессирование   разрушительной  болезни. Когда  через  два  месяца  пациент  вновь  приехал,  я  самым  дотошным образом  расспросила  о  заболевании.

И  что  оказалось?  За полгода до внезапно появившейся слабости в ногах,  Эдвард отдыхал в одной из африканских стран. Tам  он танцевал на раскаленных углях. Как известно,  пятки  смазывают  предварительно каким-то хитрым раствором, делающим кожу нечувствительной к высокой температуре.

Думаю, что на нервные окончания подействовали  токсины, вещества, образующиеся в результате неполного сгорания (загадочная субстанция, которая  не горит, но выделяет угарный газ),  плюс  запредельно  высокая  температура.  Спустя  полгода,  развилась  картина  токсической  полинейропатии.

В  практике  мне  встречались  такого  рода  заболевания.  В  одном  случае  --  после  укуса  майского  клеща;  через  несколько  месяцев   обозначился  аналогичный  недуг.  В  другом  -  пациентка,  отдыхая   на Адриатическом   побережье,  наступила  на  морского  ежа.  По  прошествии  довольно  продолжительного   времени,  когда   инцидент  с  иглокожим  чудовищем  стерся   из  памяти,  женщина  занемогла  невритом  лицевого  нерва.

Токсические  поражения  нервной  системы  долго  лечатся.  Нужно  терпение.  Мы опять  продолжили  борьбу  с  тяжким  недугом.   Предполагаю,  западный  эскулап  плохо  собрал  у  Эдварда  анамнез,  уцепившись  за  сифилис. Такое  не так уж и редко случается  в  медицинской  практике.

Вердикт  о  том,  что   смертельного  недуга   и  в  помине   нет,  помог  Эдварду  выздороветь.  Через  год --  после   нескольких  курсов  лечения медикаментами, иглоукалыванием --  немощь  сдала  позиции,  онемение вообще исчезло, появились рефлексы.

Он вернулся к жизни здорового человека и отказался от инвалидности. Доктор, наблюдавший  Эдварда,   немало  удивился  выздоровлению  пациента.

Когда   Анишоарин   друг   рассказал  о  методиках,  использовавшихся  при  его  лечении,  врач   ответил,  что  такой  способ  врачевания  ему  неизвестен. В принципе,  я  Америку  не  открывала,  это  обычная  процедура,  часто   используемая   рефлексотерапевтами  при  хронических  заболеваниях.  Так что хваленая  западная  медицина  далеко  не  всегда  впереди  планеты  всей.

***

Tеперь я расскажу самое интересное  в  этой истории - как познакомилась кухарка с бывшим главным менеджером известной фабрики, выпускающей брендовую одежду.

Раньше, будучи здоровым, Эдвард  часто  посещал   заведение,  где  трудилась Анишоара.  Приходил  по  субботам  с  друзьми.

Являлся  душой  компании.  Это  виделось  издалека.  Говорил,  в  основном,  он. И  в  конце  расплачивался  за  всех  он, что  не  принято на  Западе. Манеры, стиль одежды  указывали  на  то, что  он   богат  и  знатен.  Но потом  веселая  братия  исчезла.

Только   спустя   полгода   вновь  появился  Эдвард,  но один, без друзей. В нем, сильно поправившемся, с  трудом  узнавался  прежний   красивец. Он,  еле  передвигающийся,  заказывал  целую  бутылку  виски  и  сидел до самого закрытия  кафе, уставившись  немигающим  взором  в  стену.

Ни  разу  его  взгляд  не  остановился на  Анишоаре,  убирающей  в  зале. За полчаса  до  окончания работы  она  протирала  столы, отодвигала стулья, пылесосила.  В  один  из  вечеров  стрелки  часов  приближались  к  12.  Эдвард, как  обычно, расположился  в  глубине  помещения,  отвернувшись  от  всех.

Она,  извинившись,  предупредила,  что  паб  через  10  минут  закроется. И  по выражению  лица   с  удивлением  отметила  -  он  видит,  оказывается,  впервые  её.  В  ответ  она услышала  довольно  резкое:

-- Сядь, -- а  потом добавил тихо и умоляюще:

-- Присядь  на  минутку,  пожалуйста.

Анишоара   почувствовала,  как  тот  обрадовался  внезапно  появившемуся собеседнику.

-- Ты  кто? Работаешь здесь?

Как странно, подумала  девушка, я  его  знаю  больше 3-х лет,  а  он  меня  не  замечал.

-- Мне  очень и очень плохо,  извини -- начал он.

При  этих словах  молдаванка  будто  забыла, что уже поздно и  ей надо  выспаться к  завтрашнему  дню. Она  будто застыла и  готова его была выслушать, осознавая, что перед  ней  не  какой - то  алкаш, а вполне приличный человек, с которым что-то случилось.


-- Я болен. Гнию изнутри. Мои дни сочтены. На следующей неделе должен полететь в Таиланд, откуда не вернусь. Путешествие в одну сторону.  В молодости я подцепил сифилис. Врач меня лечил и в конце проведенного курса заверил, что я абсолютно здоров. Год  назад  внезапно  появилась ватность  в  ногах.  Ты знаешь, что это, когда не чувствуешь пола, земли? Врачи поставили страшный диагноз. Я выпил гору таблеток. Но ничего не помогает. Лечения в моем случае нет.

Я жду конца. Но не хочу ходить с проваленным носом  и  оборву без  сожаления  это ожидание. Только  мать  жаль. Она  меня любит.  Знаю, что для нее я любой хорош — здоровый, больной.

 В груди у этой худенькой и неприметной девушки  билось огромное сердце. Она произнесла:

-- Сдайте авиабилет назад. Послезавтра я лечу в Кишинев, договорюсь, может быть, Вас там подлечат.

-- Кишинев?  Это где?

Анишоара начала ему объяснять, что Кишинев –  столица маленькой независимой республики,  то  являвшаяся  частью  Румынии, то  России.  Эдвард смутно представлял  далекое   государство, но девушка сумела убедить погодить с преждевременным уходом в мир иной и попробовать такой метод как иглоукалывание.

Так Эдвард стал моим пациентом. Когда через год выздоровел, он предложил Анишоаре уйти из  столовой,  получить образование с тем, чтобы овладеть специальностью, востребованной  у них в стране. Вначале Анишоара записалась на курсы «Педикюр-маникюр», потом на курсы массажистов, позже - на  «Аппаратную  косметологию».

Обучение проплачивал Эдвард. Нынче  его  спасительница  открыла салон красоты, где работают  четыре  сотррудницы. Эдвард имеет несколько магазинов, продающих спортивную одежду. Сейчас  Анишоара -- стройная яркая блондинка, неизменно в короткой юбке и на высоких каблуках. Счастливая улыбка не сходит с ее лица.

На самом деле, ничего нас так не делает красивыми, как добрые поступки и благородные дела.

PS. А романа между ними не было. Просто один человек помог другому. У них хорошие дружеские отношения. Эдвард готов в любую минуту поддержать благодетельницу материально, физически и морально. Эдвард живет один, он давно в разводе, лет 10. Его вес, как до болезни, 70 кг.

Он сухощав, по утрам бегает, ведет здоровый образ жизни. Анишоара тоже пока одна. Думаю,  ее одинокой жизни скоро наступит конец, потому как самые завидные кавалеры города осаждают ее.


Картина  из  интернета


Рецензии
низкий поклон вашему служащему сердцу! и профессионализму в наши дни не частому!

с теплом души

Ирина Коноваленко   20.07.2019 02:43     Заявить о нарушении
Ирина, благодарю за тёплые пожелания!
С уважением

Светлана Юшко   20.07.2019 09:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.