Подарок Царевича

– Ну, бывайте! Спасибо еще раз всем за поездку и хорошего дня!

Примерно такими словами мы, немногочисленные в этот раз участники ансамбля "Донская слободка" прощались ранним утром 13-го августа у станции "Аннино" друг с другом. Мы – это Зоя Никифоровна, Наталья Аркадьевна, Галина Замилатская, Инесса Абакумова и я, со своим пятилетним сыном Ванюшкой. Ваня только что проснулся, сидючи в своем автомобильном кресле и спросонок кивал всем, кто с ним прощался.

– Не выспался, маленький, – ласково, глядя на него говорили женщины, – ну, ничего, сейчас мы уйдем – доспит.

Но Ваня больше не спал. Задумчиво глядя за стекло, он наблюдал на то вялый, то стремительный, но в большинстве своем замирающий в пробках утренний автомобильный московский поток, в котором пребывал и наш, отмотавший с утра более чем полторы сотни километров автомобиль. Совсем недавно, еще каких-нибудь два часа назад, мы любовались рассветным, поднимающимся от Оки туманом, вдыхали терпкий, настоявшийся за ночь меж вековыми соснами воздух, в котором утопала и приютившая нас на две ночи гостиница со всеми ее постояльцами, приветливым персоналом и тройкой озорных, быстролапых и острозубых котят.
 
Уезжать, конечно, не хотелось. Здесь, в приходе царевича Алексия, что в городе Алексин Тульской области, мы нашли теплый и радушный прием, вдохнули в себя новые силы на предстоящие дни, недели, а может даже и месяцы. И совсем было не понятно – природа так повлияла на нас или это местные жители неким прикровенным образом сподабливаются милости Божией влиять на все вокруг: на природу этих мест и людей эти места посещающих. Ведь ни для кого не секрет, что далеко не каждое путешествие оставляет в душе благодатное воспоминание. А здесь было именно так.

Приехали мы в алексинскую гостиницу "Ока" 11-го августа поздно вечером. Как радушный хозяин готовит свой дом к приезду гостей, так и весь город с его рельефными окрестностями оказался умыт хорошим грозовым ливнем. Электрические разряды молний насытили и без того целебный хвойный воздух озоном, чем окончательно пленили наши московские, истосковавшиеся по природной свежести сердца.

Расположились в номерах. Но ложиться спать не хотелось. Ванюшка, тот с дороги угомонился быстро. Тем более на таком свежем, пьянящем воздухе. А мы больше часа гуляли по свежим асфальтированным улицам городка, пытаясь в свете изредка проглядывающей из-за уплывающих туч луны угадать расположение луж на дороге...

На следующий день пробудился легко. Правда, к началу службы опоздал. Но успел на крестный ход, после которого отец настоятель и сослужившие ему священники поздравили всех гостей и прихожан с престольным праздником.
Сказаны последние теплые слова, все прикладываются ко кресту и мы расходимся, чтобы облачась в костюмы, участвовать в первом открытом фестивале православной и патриотической песни «Алексинский благовест».
 
Действо должно было происходить в летнем клубе бывшего пионерского лагеря "Факел", который несколько лет назад передали Русской Православной Церкви, а именно Царевиче-Алексиевскому приходу. За многие годы постсоветского хозяйственного безвременья он успел обветшать, поэтому многие хозяйственные постройки и дачи, где раньше жили пионеры, пришли в полную негодность и ждут теперь ремонта или же полного сноса из-за аварийности. Но сосны остались. И несколько строений между ними сохранили способность укрывать от непогоды людей, правда, только в летнее время. В одном из таких просторных домов, где когда-то была столовая, устроили летний храм. Как старого доброго друга представляли и показывали нам его позже настоятель. Сразу стало понятно, сколько всего пережито в нем всем приходом и лично отцом Виталием. Но это в глубине лагеря. А недалеко за центральными воротами, слева, вырос как в сказке, казалось, игрушечный бревенчатый храм. Его сказочная, старорусская архитектура сообщает каждому входящему весть из глубины веков о корнях его души. Наверное, это происходит еще и потому, что строился храм только на пожертвования его прихожан. Ни одного богатого спонсора в его постройке не участвовало. Из-за этого небольшой храм строился несколько лет...
Переоделись. На Ванюшке курская рубаха в клеточку, а порты надевать отказался... Отвык за лето, наверное. Что ж, папе наука – чаще на выступления выезжать надо.

Пройдя среди высоких кустарников по тенистой тропе, входим в длинное помещение летнего клуба с двусторонней покатой крышей. В ближнем торце сцена. Перед ней, справа и слева вдоль длинных стен два ряда столов с лавками. На столах угощения для всех желающих. Людей пока не много, но потихоньку подтягиваются. На утопающих в зелени подступах к импровизированному концертному залу нас останавливает съемочная группа Тульской епархии, мы даем коротенькое интервью, ссылка на которое есть на сайте нашего храма и желающие могут посмотреть и его, и наше выступление.

И вот начало концерта. Открыла его организатор фестиваля – регент прихода Светлана Акимова. Она исполнила под гитару проникновенную песню о царевиче Алексии. И очень выразительно это у нее получилось! Стихи написала  Дарья Кучинскайте, а музыку Светлана сочинила сама. И, конечно, авторское исполнение не оставило никаких пустот в цельности восприятия образа не только венценосного отрока, но еще и... Мальчика. Это такое простое упоминание, что Царевич, прежде всего, был мальчиком, резануло слух. Он будто стал ближе через это такое обыденное, повседневное слово. Предстал в сознании со всеми присущими детской сущности качествами: непосредственностью, открытостью, озорством, наивностью, но и не детской мудростью, которая, несомненно, у него была вследствие и его недуга, и нелегкого груза ответственности перед венцом наследника Престола. А что он, должно быть, чувствовал в те страшные, томительные дни тягостного пленения в Ипатьевском доме? И пережитая им и всей царской семьей трагедия всколыхнула в моей душе те глубокие пласты, которые, к сожалению, редко когда бывают затрагиваемы в нас.

Тихий Ангел всея России
Венценосный страдалец-мальчик
Пред толпой стоишь, Алексие
Русь безмолвна, а камни плачут.

Быть может так случается только у меня, но я вновь и вновь в подобные проникновенные моменты обнаруживаю в себе в ту грань, за которой скрывается нечто настоящее, глубоко внутреннее. Именно скрывается. Я не живу, затрагивая эту часть себя каждый день, не погружаюсь в нее, не руководствуюсь теми ориентирами, которые возможны лишь в этой глубине. Все происходит у меня в жизни как-то обыденно, поверхностно. Успеваешь захватить только то, что берется относительно просто. Живешь, скорее, на бегу. На бегу живешь, на бегу любишь, растишь детей... И лишь совсем не многие вещи заставляют пресечь сей бег, остановиться и помыслить о главном. И страшно становиться в такие моменты трезвления от того, что с каждым разом все более ужасные вещи могут нас пронять, пресечь стремительный бег нашей жизни. Мы уже не так вздрагиваем от очередного теракта, какая-то наша часть смирилась с неизлечимыми детскими болезнями – иначе с ума сойдешь... А тут – Мальчик... Венценосный ангел всея Руси.

Светлана, лауреат многих международных конкурсов, исполнила ещё две песни: «Царица Александра» и «Посвящение русской эмиграции». Но первая песня ознаменовала собой действительное творческое начало Фестиваля, который организаторы иногда называли Подарком Царевичу Алексию в День его рождения. 
После Светланы на сцену выходили многие гости, среди которых были и умудрённые опытом барды и дети, читавшие посвящённые царской семье стихи.
Наша  Инесса Гладких, например, аккомпанировала себе на синтезаторе. Многие исполнители пели под гитару. Ширяев Олег исповедовал свои чувства в стихах, чем придал неповторимый поэтический колорит программе фестиваля. А Александр Куркин, учитель музыки из города Алексин, привез фонограмму, записанную на простую магнитофонную кассету. Я бы, честно говоря, не догадался. А тут, как говорят, "не дорого и сердито": вставил кассету с музыкой в магнитофон, а сам встал рядом с ним и пел. Главное – поучаствовать, прийти и прославить любимый город. Мне было очень приятно познакомиться с таким человеком.

Нашему ансамблю выпало завершать концертную программу фестиваля. Каждому участнику было отведено исполнить три песни. Но так получилось, что мы вышли немного за эти рамки. Открыли свое выступление песней "О Пречистая Царица". Этой песней мы будто испросили благословения у Пречистой. Затем исполнили "Крест тяжелый". Это знакомый нашим прихожанам духовный стих, который на наш взгляд лучше всего подходил для исполнения на фестивале. Каждый из нас пытается нести свой крест. Первым его пронес Спаситель... Пронес его до конца и царевич Алексий.

А вот потом мы решили отдать дань русской сказке! И рассказали коротенькую, но очень зажигательную миниатюрку "Упрямая жёнка". Благодатные зрители, некоторые из которых отозвались проникновенной слезой на духовный стих, смеялись теперь над находчивостью муженька и упёртостью его жёнки. Скажу по секрету, что я даже забыл сделать поправку на паузы для аплодисментов перед своими репликами... Что ж, нужно учиться!

После концерта, сфотографировавшись на память со всеми участниками и организаторами фестиваля на живописной поляне, мы были приглашены на трапезу. Угощала матушка Александра, жена настоятеля храма отца Виталия. Изрядно проголодавшись, мы нахваливали вкусный суп и аппетитные котлеты с гарниром, приготовленные самой матушкой. А после нас ждала экскурсия, в конце которой, не удержавшись, я подошел к матушке и начал осторожно расспрашивать о местном житье-бытье.

Во время нашего разговора с матушкой появился «хвост» экскурсии, в котором шла Светлана Акимова. И я подошел к ней:

– Скажите, а Вы давно в этом приходе регентуете?

– Лет шесть или семь, а вообще около одиннадцати лет назад пришла сюда. Раньше ездила из Тулы, а теперь живу на два города и работаю здесь, в Алексине. Помимо работы в храме веду театральную студию в Алексинской детской школе искусств им. К. М. Щедрина. Много всего было за эти годы... А вы почему спрашиваете?

– Да интересно просто. Каждый приход это своя история. А ваш относительно молодой, и мне интересно поговорить со свидетелями его возрождения, прикасаться через это к действию Промысла Божьего...

Подошел отец Виталий, мы поговорили еще немного, и батюшка благословил нас ехать на источник Ефросинии Колюпановской.

Там, на источнике, произошло маленькое чудо. Машину мы оставили у храма, а к самому источнику отправились пешком. И совсем недалеко от него мой Ванюшка вдруг обнаруживает кончик веревочки от крестика, выползающим из-под футболки.

– Папа, смотри! – воскликнул он.

Я подошел и вытянул шнурок, увы, уже без крестика. Конечно, расстроился. После концерта я сам перевязывал этот шнурок и, видимо, плохо затянул узел. "Уж лучше бы не перевязывал!" – ругал я себя. Но шнурок и правда был великоват, и крестик висел слишком низко.

Ваня потеряно глядел на меня.

– Папа, ты только не ругай меня...

– Конечно не буду, что ты! Просто терять крестик, это как-то… горестно. Может, это и случайность, а может и знак какой, что мы что-то должны поменять в своей жизни? Ведь второй раз за месяц ты крест теряешь…

На душе было тягостно. Я думал, что делать.

– Сынок, давай вспоминать, где мы могли его потерять? Из гостиницы мы сели сразу в машину, нигде не гуляли. Из машины вышли сразу здесь... Значит, или в машине, или по пути на источник.

– Я пойду искать его!

– Погоди. – Остановил я Ваню. – Дорога длинная и мы отошли довольно далеко. Давай сначала окунемся в источник, уж коли мы рядом с ним, помолимся, а потом будем искать.

Ваня согласился, хотя на счет купания в источнике он испытывал некоторые опасения. Накануне мы говорили, что вода в нем оч-чень холодная. «Хотя бы ручки с лицом помочишь, и то будет хорошо» – сказал я тогда. Иван успокоился.
И вот мы пришли к самому источнику. Олег Ширяев уже читал молитву св. Ефросинии, а женщины слушали. Мы присоединились к ним. После окончания чтения Ваня развил бурную деятельность по наполнению взятых для воды бутылей. В купальню он явно не спешил идти.

Я пошел один. Разделся и подошел к купели. В предыдущий раз я здесь был лет восемь назад, еще с отцом, когда тот только восстанавливался после инсульта. Помню, окунулся тогда с трудом. Вот и теперь стою, гляжу на воду. И тут входит Ванюшка. Это меня как-то подтолкнуло к воде. Я вошел по щиколотки, но... Дальше пойти не смог, вышел обратно.

– Что-то не получается у меня, – сказал я сыну.

– Холодная?

– Да, Вань, очень.

Тут к купели подошел мужчина. Перекрестился и начал спускаться в воду.

– Во имя Отца, – буль... – И Сына, – буль... – И святого Духа, – бултых! – Аминь! – вышел, поставив этим "аминь" своеобразную точку сильный духом человек.

Ваня внимательно наблюдал за произошедшим.

"Ну, и мне нужно идти. Неужели не окунусь? Господи, помоги!"

Подошел к воде, перекрестился и просто дал себе установку войти и окунуться!
Что было дальше, точно не помню, но погрузился три раза, с головой.
Поднялся из воды по деревянным ступенькам, где и перекрестился, благодаря Господа. На душе было легко, наверное, оттого, что всё-таки преодолел себя. А тут уж и Ваня с горящими глазенками зачастил:

– Папа, я тоже, тоже хочу!

– Ну, так раздевайся, – с чувством спокойствия, как после преодоленного препятствия сказал я.

Сын быстро разделся и был готов. Прижимая сомкнутые ладошки к подбородку, локотки к тельцу он весь дрожал от возбуждения.

– Ну, давай я тебя возьму за ручки и окуну, – предложил я.

– Папа, ты только меня без головы, ладно?

– Ну, хорошо, – согласился я.

Мы оба перекрестились, я взял сына за руки и троекратно окунул в воду.

– Ой-х... Фу-х... Здорово! – восклицал Ваня.

Я поставил его на пол.

– Ну как, хорошо?

– Ага! А можно еще?

– Давай!

Мы повторили окунания и отошли в сторонку, потому как пришел следующий паломник и Ваня стал наблюдать за ним. Тот чинно перекрестился, зашел в воду, троекратно окунулся, вышел, снова прочитал молитву, опять вошел в воду с троекратным погружением. Снова вышел. Молитва, крест, троекратное погружение... После, у вечернего костра в лагере, мне один прихожанин рассказывал о целебности этого источника:

– У нас были замечены случаи исцеления даже от рака. Ходил человек каждый день в Колюпановский источник, окунался, и так исцелился...

Может и окунавшийся после нас мужчина был с похожим случаем? Но я тогда дознаваться не стал, позвал Ивана, и мы начали одеваться.

А по пути с источника мы нашли Ванин крестик. Прямо на дороге. Как будто лежал и ждал нас. Такой маленький на широкой асфальтовой дороге. То-то было у нас радости! И думаю, этот случай чудесного возвращения крестика надолго запомнится Ване.

В эту поездку мы должны были поехать ещё с моей мамой и дочкой. Но у дочери накануне поднялась высокая температура, и она вынуждена была остаться. Очень она переживала из-за этого! Скрепя сердце мы оставляли их дома. Дочь-Настя у меня певунья, да и выехать кроме дачи в это лето мы никуда не сумели. А тут такая поездка… Настоящий подарок. От Царевича Алексия. В День его рождения!


Рецензии