Путешествие. Часть 4

Помолчали... Полина раскрыла книгу, что лежала в изголовье дивана: "Оскар Уайльд. Портрет Дориана Грея." - и прочла несколько предложений на английском.

 - Здорово! - Вера не скрывала своего удивлённого восхищения, - У тебя прекрасный английский! А я вот, как проклятая, учу который год и все без толку! Совершенно неспособная к языкам.

 Полина хотела сказать, что виновата в этом советская методика обучения иностранного  языка, концепция которой укладывалась в простую формулу: чтение и перевод со словарем и не более, но осторожно промолчала.

- А тебе для чего английский? Ты чем занимаешься?

- Учусь. В аспирантуре. А вся литература на английском. И только в Ленинке. А я ее терпеть не могу, эту библиотеку - какой-то могильник книжный. Вот, заказала слайды страниц, чтобы проектировать на стену и переводить дома. А то я, сидя в читальном зале, за неделю проедаю в буфете всю стипендию.

 - Хочешь сделать научную карьеру?

 - Не знаю, еще не поняла. Если честно, я сбежала. Сбежала с прежней работы. За три года в вычислительном центре я выпила тонну чая и кофе, связала четыре свитера, а когда довязала  пятый, то решила - всё, хватит! Больше не могу. Как подумала, что вот так всю жизнь, тошно стало. Дошло до того, что на работу на такси стала ездить. Это при моей то зарплате! Ну, думаю, всё -  тяжёлая депрессия. Надо как-то выкарабкиваться. А тут подвернулась аспирантура. Поступила на дневное отделение, чтобы больше было свободного времени. А в науку я верю. Я за нее спокойна и уверена, что мой вклад в отечественную робототехнику не причинит ей никакого вреда. Знаешь, сколько светлых голов учится рядом со мной? А я что? Так. Интересующаяся. Посторонняя.
 
 - Скажи Вера, а если бы не аспирантура, чем бы ты могла заниматься?

 - Трудно сказать. Путешествовать. Но такой профессии ещё не придумали. А ещё, хотела бы стать садовником.

 - Ландшафтным дизайнером?

 - Ну, можно и так назвать, Или художником... Но уже поздно что-то менять.

 - А если бы тебе сказали, что то, чем ты занимаешься, не будет иметь перспективы в ближайшие двадцать - тридцать лет, ты все равно бы продолжала?

 - Нет, конечно. Но я чувствую, что занимаю чужое место. Я не могу сказать, что мне не нравится. Вряд ли мне удастся сказать новое слово в математической лингвистике и искусственном интеллекте, но общаться с теми, кто серьезно этим занимается - одно удовольствие.

Полина вспомнила своего дядю, ученого с докторской степенью, работавшего в этой области до девяностых годов. Одинокий, тихий человек с добрым взглядом и совершенно не приспособленный к жизни. Когда прекратили финансирование, он не ушел в бизнес, как многие его сослуживцы, а тихо начал спиваться. Пытался бомбить на своем старом жигуленке, потом чем-то приторговывал. Мама Полины даже нашла ему работу в какой-то коммерческой организации, но он продержался там год. В конце девяностых он умер в психиатрической больнице. Но рассказать об этом Вере она не могла, да и бесполезно - не поверит. Через тринадцать лет увидит все сама.

В дверь постучали и тут же появилась Люся в боевой раскраске и с курицей на блюде.

- У вас двадцать минут на сборы, а то останетесь без закуски. Нас ждут наверху. Мне поручили передать приглашение. Всё, время пошло. Я буду там.

Вера с некоторым сомнением посмотрела на драные джинсы Полины и, порывшись в шкафу, вытащила юбку.

- Может, переоденешься?

- Не беспокойся, я нормально себя чувствую и в этом.

Дверь наверху была открыта. Они прошли в комнату, полную народа, кто-то поздоровался, остальные не обратили на них особого внимания. Гремела музыка, одинокая пара топталась  посередине в "медляке", изображая танец. Стол с остатками салата оливье и бутылками был отодвинут в сторону. Из кухни раздавались взрывы смеха, там травили анекдоты. Вечер набирал обороты. Веру кто-то подхватил и увел танцевать, Полина присела рядом с изрядно подвыпившей Люсей. Та, по хозяйский обхватив гриф шестиструнной гитары, и плотно прижимаясь грудью к носатому парню, тщетно пыталась заставить его подобрать музыку к "сняла решительно пиджак наброшенный". Носатый вежливо улыбался и наигрывал что-то своё. Вдруг раздался клич - "Шизгару давай!", И началось нечто невообразимое.


Продолжение http://www.proza.ru/2017/10/27/515


Рецензии
Очень интересное начало.
Ощущения Полины могу представить, во сне оказывалась в незнакомой стране без денег и документов не раз...
Узнаваемое время, точные детали и имя будущего олигарха - разожгли интерес читателя, и я кричу:"Давайте ещё!!!"



Людмила Вятская   29.09.2017 19:30     Заявить о нарушении
Добрый день, Людмила!
Спасибо за рецензию. Рада буду оправдать Ваши ожидания.

Галина Быковская   30.09.2017 12:55   Заявить о нарушении