Пролог

Холодный вечер конца ноября тянулся бесконечно долго. Снег, летевший с серого неба с самого утра, лишь на мгновение украшал своей белизной грязную дорогу, а потом сливался с темной жижей на мостовой под ногам сотен тысяч людей, спешащих по своим важным делам. Начало осени выдалось необычайно тёплым. Солнечная погода стояла вплоть до конца октября, чтобы потом обрушиться на расслабленный в затянувшейся жаре город потоком холодных ливневых дождей и ранним снегом. Запахнувшись в тёплые одежды и непромокаемую обувь, люди старались защититься от внезапно свалившейся на их них непогоды. Безуспешно, но старались, надеясь, что ожидаемые зимние холода хоть ненамного спасут от холодного месива на мостовой, в котором увязали ноги, и снежный покров украсит Северную столицу. Но тонкая пелена снежного покрова была лишь в закоулках и на карнизах, где могла оставаться недоступной для людей.
С трудом вынимая ноги из вязкой ледяной грязи, он медленно шагал к ленте ограждения, не обращая, казалось бы, внимание на царившую вокруг суету. Небольшое ограждение создало пробку на узкой мостовой оживленной улицы. Люди толпились, толкались, спрашивали, что происходит, ругались, переговаривались, смотрели и, протиснувшись сквозь толпу вновь прибывающих зевак, спешили прочь от несчастливого места, где еще вчера любили отдыхать с друзьями после работы.
Дойдя до ограждения, он кивком поздоровался с полицейским, который поспешил потупить взгляд, но даже не попытался скрыть презрительную отчуждённость. Ещё бы! Убийство известного бизнесмена в центре города, совершённое на глазах у десятка свидетелей, некоторые из которых отлично знали убийцу. Его друга. Он поспешил войти внутрь, чтобы уйти от укоризненных взглядов.
Две ступеньки, дверь, невысокий порог – и он оказался в хорошо освещённом главном зале кафе. Жёлтый кафельный пол, круглые столики. Обычно в это время здесь сидят люди, спокойно разговаривают, радуются, смеются, пьют чай, кофе… Сейчас же здесь полно сотрудников полиции и ФСБ, в форме и в штатском, которые производили опрос свидетелей, сбор улик, осмотр места преступления и тела жертвы. Белая простыня полностью скрывала тело убитого, и он не мог видеть его лицо, но точно знал, кто это был. Ещё один его друг! Пятна крови, проступившие на простыне, уже начали засыхать. Он слишком долго добирался до места преступления через пробки в час пик.
От группы людей в штатском, стоящих неподалеку, отделился пожилой мужчина и подошел к нему.
- Мне очень жаль, Саша, - сказал он, потупившись. – Я не думаю, что тебе стоит здесь быть. – Он помолчал. – Тебе лучше уйти…
- Полковник, – перебил Александр, – его уже нашли?
- Нет. Ищут. Он успел скрыться в метро. Но мы его найдем, - твердо добавил он, после паузы. – Поэтому я советую тебе рассказать всё, что ты знаешь.
- А что мне может быть об этом известно? – взвился Александр. – До этого момента я даже не предполагал, что нечто подобное может случиться. - Он повысил голос, и многие обернулись, на мгновение прекратив заниматься своими делами. – Может я еще и причастен?
- Я и не говорю, – миротворчески продолжил полковник, – что ты можешь быть причастен к тому, что случилось. Но, согласись, Вадим может попытаться связаться с тобой.  – Александр потупился, признавая правоту полковника. И то, что окружающими он воспринимался не иначе, как пособник. Пособник преступника если не в совершении преступления, то в его укрывательстве точно. -  И в этом случае…
-… я сообщу об этом немедленно, – с горечью закончил Александр. – Вы можете сказать,  почему он это сделал?
- Мы пока лишь составляем общую картину преступления, – уклончиво ответил полковник, но, перехватив взгляд Александра, продолжил. – Михаил… Радович, да?.. (Александр кивнул) был здесь с компаньонами. Они отмечали какую – то важную сделку, которую завершили накануне. Вадим появился в разгар веселья. Михаил предложил ему присоединиться. По началу, по словам коллег Михаила, ничего особенного не происходило. Пили, ели, болтали о том о сём, смеялись, шутили. Ссора возникла как – то исподволь. Никто даже не знает, кто её первый начал. Михаил и Вадим перешли на повышенный тон. Эти компаньоны, – полковник кивнул в сторону трёх молодых мужчин за столиком в дальнем углу, – как они говорят, пытались их урезонить, но без особого усердия. Они полагали, что такие старые друзья, как Вадим и Михаил, сами во всем разберутся. Поэтому только следили за тем, чтобы ссора не перешла в рукопашную. – Александр презрительно усмехнулся. Эти так называемые компаньоны даже в случае рукопашной мало что могли сделать. – То, что будет перестрелка, они не предполагали, – полковник посмотрел на Александра. –  Да и кто бы мог предположить?!. В общем, они пропустили тот момент, когда ссора вышла из–под контроля. Михаил оттолкнул Вадима. Тот достал пистолет и выстрелил пять раз в упор. Потом бросил ствол и просто вышел из кафе. Дальше его след теряется. Предположительно он спустился в метро.
Подошедший криминалист, искоса глядя на Александра, что–то тихо сказал полковнику. Тот сумел разобрать лишь несколько слов, поняв, что речь шла о табельном оружии. Выслушав доклад, полковник кивком отпустил криминалиста.
- Александр, тебе действительно лучше уйти, – сказал он, заметив, что его собеседник внимательно наблюдает как увозят тело. – Если что – нибудь проясниться, я обязательно сообщу тебе, - пообещал полковник.
Александр отрешенно кивнул, пожал полковнику руку и вышел.

… Его нашли спустя два дня. Пьяного. Обколотого. В руке была зажата предсмертная записка, в которой он признавался в убийстве друга.
Его успели спасти. Во время следствия и суда он полностью признал свою вину, и смог описать все детали и подробности совершения преступления.
Александр с ним не встречался. Только наблюдал за допросами через зеркало, пока, наконец, не смог осознать, что из–за какой–то глупой ссоры один его друг убил другого.


Рецензии