Я стану свободным ветром

Профессор Кир сидел на своей маленькой кухне и мелкими глотками пил кофе, приготовленный из синтетического порошка. Ему было уже далеко за семьдесят, год назад его изгнали из университета из-за отсутствия Патриотизма, и теперь, чтобы получать продовольственный паек, профессору приходилось вести уроки чтения в сиротском приюте.
В юности он мечтал изменить мир, сделать его лучше. Дни и ночи просиживал над философскими, религиозными и оккультными книгами, выискивая в них Истину.
После окончания университета отправился путешествовать по миру, побывал в Мексике и Перу, в Тибете и Индии, жил с отшельниками-святыми, шаманами и языческими жрецами. Жажда познания не покидала его. Но сейчас, в конце жизненного пути, он был убежден, что Тайна Жизни непостижима для человека.
— Мы лишь актеры в пьесе Великого Автора, все скрыто от нас за Невидимым Занавесом, — любил он повторять студентам.
Когда началась последняя война человечества и в агонии погибли миллиарды и миллиарды людей, его охватило глубокое уныние: Путь завершен, разыгрывается Последний Акт человеческой драмы. Книга Жизни раскрыта на заключительной странице.

***
За какие-то несколько лет человечество разочаровалось во всем. Ни опытные политики, ни светила науки, ни религиозные деятели, ни мудрые писатели не внушали людям доверия. Зачем мечтать и надеяться, если ничего нельзя изменить? Сам Творец не смог или не захотел защитить этот мир.
С маленького экрана круглосуточно вещавшего телеблокнота каждый час передавали новости: война великих держав только разгоралась. Из десяти миллиардов на земле осталось не больше ста миллионов человек, но и они готовились к неминуемой смерти.
Эфиры всех телестанций заполонили пророки, предсказывающие Последнее Время. С фанатичным энтузиазмом и какой-то необъяснимой радостью они в мельчайших подробностях описывали наступающую агонию человечества — Апокалипсис. Наконец свершилось то, о чем давно предупреждали мудрецы: Бог наказал человечество за непослушание.
Президенты великих держав с пеной у рта и честными глазами продолжали уверять свои народы, что желают только мира и не хотят войны, однако вынуждены посылать солдат защищать свободу и демократию. Философ новой эры, поглаживая аккуратную бородку, убеждал зрителей, что война — единственный способ изменить облик деградировавшего человечества. Только очистительный огонь войны даст новый импульс к прогрессу и построению Эпохи Золотого Века. Сидя в большом кожаном кресле перед телекамерами, он требовал от военных и политиков продолжения войны: Мы за Новый Порядок! Нужна Свежая Кровь! Железная Воля спасет этот мир!!!

***
Профессор брел в галошах по отравленным улицам некогда очень богатого города. Он решил, что сегодня прочтет детям сказку, которую закончил писать уже под утро. Что еще он может им предложить? Дети всегда верят, что взрослые знают Истину, и он, старый профессор, не мог их подвести, он должен дать им надежду, пусть иллюзорную, но все же Надежду.
По городу, лязгая гусеницами, ползли танки, урчали бронемашины. Солдаты, под воздействием новейшего препарата «Бесстрашие», словно роботы, шли ровными рядами, сжимая плазменные автоматы. Их лица выражали угрюмую решимость идти на смерть.
В длинных очередях за пайком гранулированной каши стояли люди, которым некуда было бежать. Они не чувствовали ни страха, ни злобы, ни отчаяния — их охватило безмолвное тоскливое ожидание. Воля как энергия жизни покинула эти существа.
На машинах и автобусах, которые двигались бесконечными колонами, беженцы покидали город, бросив все имущество и купив на последние деньги пропуска в специальные зоны. Богачи и власть имущие укрылись в давно приготовленных подземных городах-бункерах далеко от войны, в Антарктиде, продолжая устраивать роскошные приемы и празднества.
Медленно бредущего по улице профессора догнал его бывший студент — Анархист.
— Профессор, здравствуйте, вы идете в приют? Разве его еще не закрыли?
— Да, молодой человек, я иду в приют, — подтвердил профессор. — Осталось несколько детей: им не хватило пропусков.
— Вот дерьмо... А университет опустел: студентов призвали в армию, преподаватели давно сбежали из города. Никто не верит в будущее, но все трясутся за свою шкуру.
— Когда говорят пушки, музы молчат, — вздохнул профессор.
— Кому нужна эта учеба? Лучше бы люди остались дикарями! Кто наделил их разумом?
Кир шел молча, стараясь не ступать в ржавые лужи.
— Зря они вас выгнали из университета: вы оказались правы. Я читал вашу последнюю монографию — «Гибель богов», — без умолку говорил студент. — И полностью с вами согласен. Вина лежит на элите общества! А еще нужно повесить всех проповедников. Никто не смог спасти мир, хотя целые тысячелетия людям внушали, что их ведут к великому будущему.
— В своей работе я утверждал, что человечеством руководит Высший Разум, а не проповедники, — тихо сказал профессор.
— Спросить с Высшего Разума — дело сложное, а поджечь все храмы вместе с лжемудрецами — это можно! Боги предали человечество! Гуманизм, либерализм, демократия — все рухнуло, словно мираж. Видимо, люди не могут жить счастливо или они просто не рождены для счастья!
— Человек построил цивилизацию, открыл законы природы, создал величайшую культуру. Путь к Восхождению был нелегок, через страдания и боль, через поражения и победы. Если и есть у человека цель на земле, то это достижение совершенства.
— Как можно верить в человека? — не унимался студент. — Он вырвался из животного мира только для того, чтобы вкусно есть и сладко спать. Кто из людей справится с собственными желаниями? Никто. Инстинкты управляют человеком! Дать ему свободу — значит заранее обречь на самоуничтожение. Мир людей — мир хищников и жертв. Вашему Богу не нужен мир, ему нужна война. Вспомните историю человечества, и вы в этом убедитесь.
— Я убежден, что человеческая душа создана Творцом из пустоты Небытия, — возразил профессор. — Поднимаясь из Вечной Тьмы, переходя из мира в мир, проживая множество воплощений, она стремится к Свету. Ее цель — стать частью этого Света и участвовать в Сотворении Новых Миров.
— Вы идеалист! — Анархист вяло махнул рукой, прощаясь. — Странное дело, профессор, я ненавижу этот мир и этих людишек с их мелкими душонками, но ловлю себя на мысли, что мне очень жаль, если все это погибнет.
И он влился в колонну беженцев, уходящую за серые дома.
Профессор долго смотрел ему вслед. Может быть, он прав, и это сам человек, обладая свободой воли, привел мир к гибели?

***
В холодном классе было лишь пятеро учеников от семи до тринадцати лет, четыре мальчика и одна девочка. Им, как и еще сотням тысяч жителей города, не хватило пропусков в подземные убежища. За окном загрохотали взрывы, затараторили зенитные установки.
— Здравствуйте, дети, сегодня у нас последний день занятий, и я хочу прочитать вам сказку, которую написал для вас этой ночью.

***
Прежде я услышал звук — дзинь! — но у меня не было ушей. Потом я увидел, что рядом со мной лежит маленький черный камень. Я увидел его, но у меня не было глаз.
Черный камень, лежавший рядом, можно было назвать и уродливым из-за его причудливой формы, и своеобразным — из-за непохожести на другие камни.
— Извини, брат, — услышал я голос Маленького Черного Камня, — я не виноват. Это все Ветер! Он носил меня по земле, пока не бросил в тебя.
— Мне не больно, я же просто камень, — ответил я.
Я и правда не чувствовал боли. Я был просто огромным камнем.
Бушующий в небе Ветер стих и опустился рядом со мной.
— Привет, Большой Камень. Ты меня помнишь?
— Конечно! — ответил я. —Ты стал Ветром, как и хотел!
— Да, я стал Ветром, это просто здорово — летать над миром. А ты стал Камнем?
— Да, я устал летать, я завидовал лежащим на земле камням — и вот я один из них.
— Теперь у тебя есть время мечтать. Извини, что побеспокоил, у меня столько сил, что иногда я не могу их контролировать, не замечаю, как подбираю камни и разбрасываю по земле. Прощай, до встречи!
Я долго смотрел на улетающий Ветер. Ведь когда-то Ветром был я сам.
— Это твой друг? — услышал я вопрос Маленького Черного Камня.
— Да, очень давно он был просто Камнем и завидовал мне. Теперь он летает по всему миру, а я лежу здесь.
—Ты очень большой, тебя не сможет сдвинуть даже самый сильный ветер.
— Я хотел, чтобы меня не тревожили. А ты откуда? — спросил я его. — Ты так не похож на всех нас!
— А я был Огнем! Вместе с братьями мы вырвались глубоко из-под земли и взлетели в Синее Небо. Мы долго сверкали над бесконечным океаном. Потом из воды появился новый остров. Когда я остыл, то стал просто Маленьким Черным Камнем, и Ветер, подхватив меня, долго носил по бесконечному Миру.
— Значит, ты из-под земли!
— Точно, но здесь намного интереснее. Там, под землей, только жаркий, неутихающий Огонь.
— А я была Землей, но зато теперь, видите, я какая! — услышал я тоненький голосочек.
Я посмотрел на зеленый стебелек, проросший из земли у меня под боком, и сказал:
— Я вчера тебя не видел!
— А я сегодняшняя, меня забросил сюда Южный Ветер, чтобы его брат, другой Ветер, не унес назад. Теперь я Стебелек, но еще вчера была Зернышком.

***
Наступила ночь, потом утро, полил дождь. Он постучал по мне большими каплями.
— Привет, Большой Камень, все лежишь? — спросил Дождь.
— Лежу, а ты зачем здесь?
— Я поливаю Стебелек.
— Доброе утро, Большой Камень, ты видишь, какая я большая! — сказала Стебелек.
Я посмотрел на нее снизу вверх:
— Ты почему такая высокая?
— Я расту, меня поливает Теплый Дождик и греет Солнечный Лучик. В другой стране, откуда мы родом, я бы выросла до неба.
— Ты была Землей, а как стала Стебельком? — спросил Маленький Черный Камень. — Я тоже хочу быть кем-то, а не просто Маленьким Черным Камнем.
— Кем ты хочешь стать? — спросил я.
— Еще не знаю.
Вдруг мимо нас пронеслась грациозная лань. За ней с рычанием гнался гигантский пещерный лев.
— Я хочу быть львом! — обрадовался Маленький Черный Камень. — Смотрите, какой он сильный и ловкий!
— А я стала бы ланью. Она красивая и изящная. А ты? — спросила меня Стебелек. — Кем ты хочешь стать, Большой Камень?
— Никем.
— Как это — никем? — удивилась Стебелек. — Это же неинтересно!
— Я лежу и смотрю на звезды. Я мечтаю.
— О чем? — спросил Маленький Черный Камень.
— Когда-то я летал между звездами, но никак не могу вспомнить — когда, вот и мечтаю, что снова полечу к звездам.
— Ты долго тут лежишь? — спросила Стебелек.
— С Начала Времен.
— Стебелек, скажи мне, как ты превратилась из черной земли в зеленый стебелек? — повторил свой вопрос Маленький Черный Камень.
— Когда я была Землей, то питала собой многие другие стебельки, они были точно мои дети, мое продолжение. Я спрашивала их: «Как жить на земле — интересно?» Они отвечали: «Да, тут мы видим Солнечный Луч, каждое утро он здоровается с нами. Иногда приходит Теплый Дождь и поливает нас свежей водой!» Я так захотела увидеть солнечный лучик и ласковый дождик, что однажды, открыв глаза, поняла, что я маленькое Зернышко, а потом я стала Стебельком, потом снова Зернышком и вот я опять Стебелек. Когда я стану Большим Деревом, я разбросаю свои семена по всей округе, и здесь будет красивый лес!
— Так что — просто надо захотеть? — спросил Маленький Черный Камень.
— Очень сильно захотеть, — ответила Стебелек. — Так сильно захотеть, чтобы тебя услышала Душа Всех Стебельков.
— Да, она говорит правду, — подтвердил я. — Когда я устал быть Ветром, я попросил Духа Всех Камней сделать меня камнем. Он согласился, но попросил подождать, пока придет мой срок. И вот тогда Дух Всех Камней дал мне мое новое обличье.
— Значит, каждый из нас может стать тем, кем мечтает?
— Это Волшебный Мир, и он полон чудесных превращений! — восхищенно воскликнула Стебелек.
— Думаю, это так, — согласился я, — превращения возможны, ведь я когда-то был Ветром.
— Только жаль, что они происходят не сразу, — грустно вздохнула Стебелек, — иногда приходится ждать очень долго.
— Порой ожидание чуда так же прекрасно, как и само чудо, — возразил я.

***
Снова наступила ночь, и снова начался день. Солнечный Луч согрел меня.
— Привет, Большой Камень! — поздоровался он со мной.
— Привет, Солнечный Луч! — отозвался я.
— Ты все лежишь?
— Да. Я смотрю на звезды.
— Тебе не бывает скучно?
— Нет, я вспоминаю, как летал среди звезд.
— Скоро мы будем встречаться реже.
— Почему?
— С Севера идет Большой Холод, он принесет сюда черные тучи, и мне будет трудно пробиваться сквозь них до самой земли.
— Я все равно буду ждать тебя, мой брат Солнечный Луч! — пообещал я ему.

***
Я увидел бизона. Его длинная шерсть свисала до самой земли — видно, Дух Всех Бизонов знал, что с Севера идет Большой Холод, раз так тепло одел своих сыновей. Мне, Большому Камню, не страшен ни холод, ни жара, ни дождь, ни ветер. Они все — мои браться.
Бизон наклонил голову, невзначай откусил половину Стебелька и, жуя, побрел дальше.
— Как больно! — простонала Стебелек.
Она сразу стала такой маленькой.
— Что значит — больно? — спросил я.
— Ну, как ты не понимаешь, это когда все болит, — ответила Стебелек.
— Я не знаю, как это, — ответил я, — камни не чувствуют боли.
— Представь, что тебя разделили на две части и вместо одного камня стало два, — вот что такое боль.
— Когда земля затряслась, я развалился на десять частей, но мне не было больно, просто нас, камней, стало больше.
— Когда я была Землей, я тоже не знала, что такое боль.
— Так зачем тогда ты стала Стебельком, если теперь чувствуешь боль?
— Душа Всех Стебельков объяснила мне, что, став Стебельком, я познаю боль, но взамен обрету свободу, буду жить, зная Время, и у меня появится Цель.
— Мне известно, что такое Свобода, я был Ветром, остального мне не понять...
— Холод придет надолго, нужно будет укрыться глубоко под землей, — пожаловалась Стебелек. — Но я стану ждать, когда меня согреет Солнечный Луч.
— Не переживай, Стебелек, Время — это всего лишь короткий миг Вечности.

***
Старый профессор улыбнулся и посмотрел на озадаченные лица детей.
— Вы думаете, ваш учитель сошел с ума и мы никогда не были ни ветром, ни огнем, ни камнем. И никогда — растением или черепашкой, а сразу стали разумными людьми. Может, вы и правы и я на старости лет впал в ребячество.
Он помолчал, отпил воды из стакана.
— Удивительно, но эти воспоминания о странствиях моей души меня успокоили.
Ученики с интересом слушали чудака учителя.
— Вы готовите нас к смерти? — спросил Алекс, самый старший. — Хотите, чтобы мы не боялись ее? Вы верите, что мы станем Ангелами?
— Мы пришли в этот мир, и теперь нас всех ждет возвращение, — ответил профессор. — Знайте, умирает только тело, но не наши души! Жизнь есть нескончаемый путь бессмертных душ. Великий переход из Вечности в Пространство и Время. Мы пилигримы судьбы! Я знаю, что когда-нибудь, через миллионы и миллионы лет, я снова стану Свободным Ветром.
Он обвел детей взглядом. Конечно, Алекс прав. Он, старый человек, проживший долгую жизнь, так и не смог найти слова, чтобы как-то успокоить этих ребят, которым не хватило пропусков в спасительные зоны, он всю ночь писал эту сказку в робкой попытке обмануть Смерть.
Кир подошел к окну. Над городом нависли багрово-красные облака.
— Мир гибнет на наших глазах, и уже никто не спасет его, — прошептал он.
Вдруг он увидел, как на огромном табло засветились буквы: «Тревога, ядерное нападение!» Пронзительно завыла сирена. Из динамиков раздался взволнованный голос: «Внимание! Внимание! Ядерное нападение! Всем укрыться в подземных бомбоубежищах!» Ученики, побросав тетради и учебники, выбежали из класса.
Профессор по-прежнему стоял у окна. Прямо в центр города падала бомба. Прозвучал оглушительный взрыв, вырос огромный белый гриб. Ударная волна неслась, сметая все на своем пути.
— И все-таки я верю! — прошелестел губами учитель. — На смену Старому Миру придет Новый Мир, придут Новые Герои!
Через мгновение то, что было старым профессором, стало пеплом.

***
В бомбоубежище люди со страхом прислушивались ко взрывам и закрывали глаза.
— Я буду Стебельком, — прошептала девочка в веснушках.
— А я — Большим Камнем, — сказал старший из учеников профессора. — Буду лежать на земле и смотреть на звезды.
— Я буду Огнем.
— Я — Теплым Дождем.
— А я, — сказал самый маленький мальчик, — стану, как наш учитель, Свободным Ветром. Буду летать над бесконечным миром, разбрасывая камни.
И в ту же секунду на них рухнула плита перекрытия.

***
У меня не было глаз, но я видел, вернее, знал, что лечу среди звезд, в Бесконечном Пространстве. Я был Большим Камнем. Звезд вокруг светилось так много, что и не сосчитать, но мне нужна была только одна. Около той звезды есть планета, где я могу просто лежать на земле, не зная Времени. По пути мне встречались другие Камни, мы сталкивались на огромной скорости и разлетались в разные стороны. Они спрашивали меня:
— Ты куда летишь?
— Я ищу путь домой, — отвечал я.
— Счастливого пути!
Вдруг я увидел, как прямо передо мной блеснул ослепительный Солнечный Луч. У меня не было ушей, но я услышал:
— Привет, Большой Камень, давно я тебя не видел!
— Привет, мой брат Солнечный Луч!
— Ты путешествуешь среди звезд?
— Да. Когда-то давно я мечтал об этом! Теперь я возвращаюсь домой!
— Следуй за мной, я укажу тебе путь.
— Спасибо, Солнечный Луч, что ты меня встретил, я боялся, что потеряюсь в Пространстве и Времени.
Я знал, что Солнечный Луч укажет мне правильную дорогу.
— Привет, Большой Камень, — вдруг услышал я и увидел Звездный Ветер.
— Здравствуй, Звездный Ветер!
— Ты возвращаешься домой?
— Да! Солнечный Луч показывает мне дорогу.
— Можно я сопровожу тебя?
— Буду очень рад!
— Ох, как долго я спала! — услышал я тоненький голосок.
Присмотревшись, я увидел такую маленькую пылинку, что ее невозможно было как следует разглядеть.
— Ты кто? — спросил я.
— Ты быстро забываешь друзей, — ответила Пылинка. — Я та, что была Зернышком Стебелька.
— Я очень рад тебе, но как ты оказалась здесь?
— Это я принес ее, — откликнулся Звездный Ветер.
— Я соскучилась по теплоте Матери-Земли.

***
Я летел за Солнечным Лучом и вдруг заметил маленькую голубую планету. Когда я стал приближаться к ней, вокруг засверкал Огонь.
— Привет, Большой Камень! Ты помнишь, как мы познакомились? Ветер бросил меня прямо на тебя.
— Ты Маленький Черный Камень, вновь ставший Огнем.
— Верно!
— Я долго летал между звездами, а теперь возвращаюсь домой.
— Тогда еще увидимся! — заискрился Огонь и растворился в небе.
Когда я упал в океан, Холодная Вода встретила меня фонтаном брызг:
— С возвращением, Большой Камень!
Ласковая Волна донесла меня до берега и сказала:
— Лежи здесь и отдыхай. Впереди всех нас ждет долгая дорога, полная удивительных превращений.
— Спасибо, — ответил я, оказавшись на прибрежном песке.
— Морской Ветер, унеси меня далеко, — попросила Пылинка. — Я хочу стать маленьким Зернышком, а потом — Большим Деревом, и, когда мои семена дадут всходы, на Земле вырастут леса.
Морской Ветер с радостью согласился и взял на свою большую ладонь Пылинку, которая мечтала стать Зернышком.
— А ты, Большой Камень, что ты будешь делать? — спросила меня Пылинка.
У меня не было рта, но я улыбнулся:
— Сначала я стану Свободным Ветром!


Рецензии