На земле Смоленской

               
  Смоленский край я считаю своей второй родиной: отсюда родом мать и отец, здесь в детстве я проводил летние каникулы в деревне у бабушки с дедом. Поэтому предложение мужа сестры Алексея порыбачить на Вазузском водохранилище было воспринято с энтузиазмом. Едем втроём, с нами ещё сестра Вика.
   На место добрались к вечеру, дорога навевала тяжкие думы слепыми окнами деревянных избушек в доживающих свой век придорожных деревеньках, провалившимися крышами разваливающихся коровников. Да, совсем не такой была во времена моего  детства Смоленщина…
   Рыболовная база расположена а деревне Хлепень, на самой границе с Тверской областью. Здесь река Вазуза ещё не разливается во всю ширь гладью водохранилища.
   В первый вечер мы планировали под шашлыки отметить прошедший Лёшин День рождения, но и донки, конечно, на ночь закинули. Расположились с комфортом на деревянном причале, воткнув рогульки в специально оборудованные отверстия.
   Отдыхали, веселились, постреливали из ракетницы в ночное небо в честь Дня рождения, но донки проверять периодически не забывали. Три моих и две Лёшкиных, признаков жизни они не подавали. За ночь только один ёрш на червя и покусился. Кроме червей на крючках у нас присутствовали опарыши, кукуруза, ароматизированный пенопласт.
   - Кидайте наискосок, там яма. Ребята до вас хорошо ловили, место прикормлено уже, - напутствовал нас утром старожил базы. И, действительно, пошла потеха! Клевало как у Кузьмича на Дальнем кордоне, куда, как известно из культового фильма, ушла вся рыба.
   Только забросил – тут же поклёвка. Иной раз подлещики садились сразу на два крючка. Подлещики, густера, плотва клевали исключительно на опарыша. На кукурузу за всё время было только две нереализованные поклёвки.
   Надо сказать, что Лёша с большим отрывом меня облавливал. Я, как всегда, использовал свои простые походные донки, у Алексея же на коротких удилищах была фидерная оснастка. А ещё он использовал электронные сигнализаторы поклёвок, у меня же на донках стояли любимые колокольчики из латунных ружейных гильз. Что же, прогресс на месте не стоит, из этой рыбалки для себя я сделал определённые выводы.
   Пока мы снимали с крючков подлещиков, Виктория своей лёгкой четырёхметровой удочкой на опарыша таскала отъевшуюся на летних харчах уклейку. Я не выдержал, присоединился. Серебристые толстенькие рыбки одна за другой отправлялись в садок, отличная жарёха должна выйти!
   Самый крупный улов случился у нас совсем неожиданно. Поймали… курицу. Отвлёкшись на донки, оставили удочки на причале, и хохлатка заинтересовалась опарышем на крючке. Курица засеклась прочно, натянула леску и застыла в шоке и недоумении. Действовали мы слаженно: сестра в роли медсестры ассистировала, поймав и удерживая птицу. Я же выступил в роли хирурга. На самом деле ничего сложного нет, опыт извлечения тройника из руки имеется. В рыбацком ящике всегда лежит мультитул, перекусываю плоскогубцами  и без проблем извлекаю крючок.
  Молодая, дружелюбная и игривая хозяйская овчарка с интересом наблюдала за ходом операции. Убедившись же, что всё в порядке, отконвоировала куда-то потерпевшую. Видно, в курятник повела, чтобы сдать непутёвую с рук на руки местному голосистому петуху.
   Общение с животным миром на этом не закончилось. Рыжая, худая и какая-то вся взъерошенная кошка появилась из дыры в заборе и в нерешительности присела в траве.  Конечно же, гостья сразу была закормлена уклейками. Нас она уже не боялась, опасалась собаки.  Скормили ей десяток рыбок, удивляясь прожорливости пушистого зверька. Кошка вместе с нами  дожидалась поклёвки, пока зарядивший нудный дождь не согнал её с добычливого места. Дождь продолжался до вечера, переселив нас с берега в беседку.
   На ночь кроме донок выставили живцовые удочки и поставушки (кружки на якоре). Пытались блеснить у камыша, взяв напрокат лодку, но безуспешно. Между делом я искупался, окончательно закрыв летний сезон.
   Очередное утро встретило солнцем, безветрием и бесклёвьем. Живцы на снастях на месте, хищник безмолвствует. Тишину изредка нарушает морзянка электронного сигнализатора поклёвок на Лёшиных донках. За утро выловили несколько подлещиков и пару ершей. Хозяин реки с палец размером клевал так, что гнулось удилище, и заливался колокольчик.
   До отъезда у нас осталось несколько часов, решаемся на поход за грибами. Побродив по лесу около часа, набрали на троих лукошко белых и подберёзовиков. Возвращаемся на базу, сматываем снасти. И тут, как будто специально поджидал, у Алексея на последней  несобранной донке клюёт подлещик. Вот такой прощальный подарок от Вазузы.
    И вот едем  в Москву, на обочинах периодически попадаются машины грибников. Минское шоссе встречает торговцами с корзинами, полными белых и опят. Увидев такое изобилие, не выдерживаем, решаем остановиться и поискать грибы. «Тихая охота» закончилась, не успев начаться: сестра нашла сухую берёзу, покрытую смачными такими кустами опят. Грибами заполнили большой пластиковый пакет.
   - Ну вот, теперь ещё два часа грибы перебирать, - ворчит Лёша в притворном недовольстве, я же только усмехаюсь. Солидный улов, грибы и хорошее настроение – достойный итог путешествия на древнюю Смоленскую землю.
                Андрей Рыбаков, г. Москва, г. Троицк.


Рецензии