Боевой путь и победные бои А. И. Покрышкина

     Личность Александра Ивановича Покрышкина не нуждается в представлении. Это, безусловно, наш самый знаменитый и прославленный лётчик-истребитель, первый и единственный в годы войны трижды Герой Советского Союза. Добавим, что он был не только выдающимся лётчиком, но и незаурядной личностью – в разное время он занимался боксом, борьбой, баскетболом, шахматами и другими видами спорта, увлекался художественной литературой, музыкальными произведениями. Обладающий нестандартным мышлением, он активно продвигал в жизнь новые для советской авиации методы ведения воздушных боев. Впрочем, всё это давным-давно известно, поэтому, не будем повторяться. Давайте лучше займемся исследованием его побед в воздушных боях.

     Надо сказать, в различной документальной, мемуарной и публицистической литературе результаты его боевой деятельности довольно сильно разнятся. Например, количество проведенных воздушных боев по одним данным 137, по другим – 140 или даже 156. Долгое время утверждалось, что он сбил лично 59 вражеских самолетов. Затем эту цифру немного уточнили – 53 лично сбитых самолета и 6 самолетов сбитых в составе группы. Позже количество воздушных побед снизилось до 52. Теперь же, в результате длительного изучения документов ЦАМО РФ известный историк авиации М. Ю. Быков установил, что итоговый боевой счет А. И. Покрышкина составляет 43 лично сбитых самолета и 3 самолета сбитых в группе. Исходя из этого списка побед Покрышкина, опубликованного в книге Быкова «Советские асы 1941 – 1945. Победы Сталинских соколов», мы и проведем наше исследование, основанное на документах противника, а также различных других публикациях, в том числе книги А. И. Табаченко «Покрышкинский авиаполк. Нелакированные боевые хроники». Кроме уточнений побед Покрышкина, нелишне будет привести краткую хронологию боевого пути Покрышкина, получения им воинских званий и боевых наград, а также других интересных подробностей.               
 
     Итак, не вдаваясь в известные всем подробности биографии Александра Ивановича, скажем только, что к началу Великой Отечественной войны, он был уже зрелым мужчиной в возрасте 28 лет и кадровым лётчиком, служившим в Красной Армии с июня 1932 года. Он имел звание старшего лейтенанта и был заместителем командира 1-й эскадрильи 55-го истребительного авиационного полка Одесского военного округа. Полк располагался частично на аэродроме «Маяки» и «Есиповка» Фрунзовского района Одесской области, частично на аэродроме «Бельцы» и был вооружен новыми истребителями МиГ-3.

     Свою первую воздушную победу старший лейтенант Покрышкин одержал в первый же день войны 22 июня 1941 года. Однако, по трагической ошибке, под удар будущему асу попал советский лёгкий бомбардировщик Су-2, о котором не только Покрышкин, но и большинство других наших лётчиков имело весьма смутное представление. Случилось это около 17 часов 30 минут в районе аэродрома «Маяки», когда группа самолётов 211-го бомбардировочного полка возвращалась с задания по бомбежке румынских войск. Находясь в воздухе, вместе с другими лётчиками эскадрильи, Покрышкин принял неизвестные самолеты за вражеские и, недолго думая, атаковал их. Получив попадание, самолёт ведущего группы Су-2, командира эскадрильи капитана М. И. Гудзенко, задымил и пошёл на снижение. Выходя из атаки, Покрышкин увидел звезды на обстрелянном им самолете и начал энергично делать своей боевой машиной различные эволюции, обозначая, что летят свои бомбардировщики. Истребители прекратили атаку, но было уже поздно: подбитый Покрышкиным Су-2 произвел вынужденную посадку на поле. Пилот почти не пострадал, а вот штурман эскадрильи Семенов погиб. Местные жители натаскали прошлогодней соломы, обложили самолёт, и пилот поджег его, чтобы он не попал в руки врага. В отличие от несчастного штурмана «сушки», Покрышкину повезло и, учитывая обстоятельства произошедшего, его к суду не привлекли. Само собой разумеется, эта воздушная победа Покрышкину засчитана не была.

     Наученный горьким опытом, Покрышкин стал более осмотрителен и больше ошибок не допускал. Утром 26 июня, вместе с младшим лейтенантом Е. А. Семеновым, он вылетел на разведку вражеских переправ на реке Прут. В районе Яссы – Штефанешты пару атаковали пять вражеских истребителей Ме-109, но, несмотря на неравенство сил, Покрышкину удалось в тяжелом бою сбить одного из нападавших. Самолет Покрышкина получил серьезные повреждения, однако Покрышкину удалось долететь до своего аэродрома и произвести благополучную посадку.
     Надо сказать, что во многих воздушных боях того дня однополчане Покрышкина одержали ещё несколько побед над «мессерами». Так, звено младшего лейтенанта П. П. Грачева сбило три Ме-109, по одному истребителю сбили младший лейтенант Г. А. Речкалов и младший лейтенант П. Я. Довбня. Группа пилотов МиГ-3 под командованием младшего лейтенанта Я. В. Чижова из 146-го полка тоже сбила один «мессер» в районе Тарутино… 
     Тем не менее, потерь в воздушных боях истребителей в немецких документах не зафиксировано, отмечены лишь повреждения трех самолетов JG.77 «Herzas» по техническим причинам. Один Bf 109E-8 W.Nr. 3615 из 5./JG.77 потерпел аварию на аэродроме Роман из-за ошибки обслуживающего персонала и был поврежден на 45%. Ещё два истребителя - Bf 109E-1 W.Nr. 4087 из 8./JG.77 и Bf 109F-4 W.Nr. 7087 из 9./JG.77 были легко повреждены на 20% при поломке во время старта с аэродрома Бакэу.
     Зато, как написано в румынских документах, в 4 часа 40 минут утра один румынский Bf 109Е из Grupul 7 vanatoare (7-я истребительная группа) был уничтожен на аэродроме Роман при налете двух советских истребителей. Можно предположить, что этот самолет был уничтожен не на аэродроме, а возле аэродрома в воздушном бою с двумя советскими истребителями Покрышкина и Семенова. Поэтому, вполне вероятно, автором этой победы является именно Покрышкин. 

     3 июля Покрышкин в районе Страшены сбил румынский истребитель ПЗЛ-24. Подробности этого боя, к сожалению, отсутствуют…   
     Румынские источники не подтверждают потерю самолета типа PZL-24, однако подтверждают потерю в этот день двух самолетов других типов. Ну, что ж, давайте уточним румынские потери. Итак, один IAR-38 бортовой No. 47 из Escadrila 11 Observatie (11-я разведывательная эскадрилья) был поврежден в воздушном бою в районе Тарутино и разбился во время вынужденной посадки. Другой IAR-38 бортовой No. 2 из Escadrila 12 Observatie вылетел в 16 часов на задание, из которого он уже не вернулся, вынужденный совершить аварийную посадку из-за попадания зенитного снаряда. Стрелок из экипажа IAR-39 бортовой No. 72 был убит в воздушном бою с русскими истребителями, но самолет почти не пострадал.
     Вполне возможно, что Покрышкин ошибся в определении типа обстрелянного им самолета и немудрено – уж очень похожи были некоторые типы румынских самолетов.

     Через два дня, 5 июля, Покрышкин в паре с командиром 55-го полка майором В. П. Ивановым сбил Хш-126 южнее Бельцы. К сожалению, во время этого боя другой лётчик полка младший лейтенант Е. А. Семенов так увлекся атакой уже подбитого и падающего Хш-126, что допустил ошибку в пилотировании, его МиГ-3 сорвался в штопор и разбился вместе с лётчиком. Ещё один «хеншель» сбил над Молдавией младший лейтенант В. А. Фигичев…
     Судя по всему, наши лётчики снова немного ошиблись в определении типа атакованных вражеских самолетов. Потому что, никаких потерь немецких разведывательных самолетов Hs-126 в тот день над Молдавией не было. А вот румынская Escadrila 15 Observatie в этот день, действительно, потеряла одну машину - с задания не вернулся IAR-39 (бортовой номер No. 78), который очень похож на Hs-126. Вот только на чей счет записать этот IAR-39 – на Покрышкина, Иванова или на Фигичева, ответить затруднительно. 

     А 15 июля Покрышкина постигла неудача – утром в 6 часов 30 минут он вылетел на разведку в район Оргеева и... не вернулся! Чуть позже другие лётчики обнаружили в 3 км севернее Грозешты в болоте разбитый МиГ-3. К счастью, 18 июля Покрышкину удалось вернуться в свой полк с места вынужденной посадки. Как оказалось, его МиГ-3 был подбит зенитным огнем над румынской переправой в районе Яссы. Покрышкин произвел вынужденную посадку на лес, при этом сильно повредил правую ногу. С трудом выбравшись из самолета, он потом четыре дня, опираясь на палку, пробирался к своим…

     В июле - августе 55-й полк базировался в Котовске, один день на аэродроме у Фрунзевки, в Березовке, Есиповке, Ивановке, Чижевке, Тузле, на аэродроме «Чаплинка» в Херсонской области.

     Очередная неудача постигла Покрышкина 5 октября. В тот день в 7 часов 47 минут он, в паре с младшим лейтенантом С. К. Комлевым, вылетел на разведку в район Пологи — Орехов — Большой Токмак – Конские Раздоры. Восточнее Орехова лётчики встретились с четырьмя «мессершмиттами», и в результате воздушного боя с ними оба наших лётчика были сбиты. Судьба Комлева оказалась трагической – оказавшись на вражеской территории, он сначала присоединился к партизанскому отряду, а когда хотел уйти из отряда, чтобы воевать в своем полку, был расстрелян партизанами …за дезертирство! К Покрышкину же судьба была более милостива – будучи сбитым перед Малой Токмачкой, он произвел вынужденную посадку в расположении своих войск, получив при этом сильный ушиб правого глаза. После этого он, отходя вместе с наземными войсками, некоторое время буксировал свой самолет грузовиком ЗИС, однако по приказу командующего 18-й армией, всё же вынужден был сжечь МиГ-3, и вернулся в часть 13 октября. Кстати, в политдонесении штаба 20-й смешанной авиационной дивизии № 0185 от 15.10.1941 года значилось: «При выполнении задания по разведке был встречен 4-мя Ме-109, и завязался воздушный бой. Тов. ПОКРЫШКИН сбил один самолёт противника и был сам подбит, и произвёл посадку среди своих наземных войск, с которыми вместе вышел с окружения». Однако поскольку в официальном списке воздушных побед Покрышкина этот Ме-109 не отмечен, разбираться с этим «мессером» мы не будем. Тем более, что немецкие истребители в этот день потерь не имели.

     Пока Покрышкин пытался спасти свой самолет, его полк 7 октября перелетел на аэродром «Обрыв» (Буденновка) восточнее Мариуполя, а к исходу дня 9 октября оставил аэродром «Обрыв» и перебазировался на аэродром в Таганроге. Однако уже 11 октября полк произвел посадку на аэродроме в Батайске, а к исходу следующего дня, 12 октября, перебазировался на аэродром «Султан-Салы», что в 12 километрах северо-западнее Ростова.

     13 октября, как уже говорилось, Покрышкин добрался-таки до своего полка. Через две недели, после ремонта материальной части и кратковременной передышки, 55-й полк 30 октября вновь возвратился на фронт с базированием на аэродроме в Новошахтинске. Обстановка на фронте непрерывно менялась, поэтому полк был вынужден осуществлять аэродромный маневр: 5 ноября он перебазировался на аэродром «Шахты – Рудник имени Артема», а 8 ноября на аэродром «Новозолотовская».

     Между тем в период Ростовской оборонительной операции с 5 по 16 ноября Покрышкин произвел 13 одиночных боевых вылетов на разведку и штурмовку войск противника, во время которых уничтожил 12 автомашин, 4 противотанковых орудия…

     А 1 декабря 55-й авиаполк вернулся на аэродром «Шахты – Рудник имени Артема».

     Первой своей наградой - орденом Ленина (№ 7086) старший лейтенант А. И. Покрышкин был награжден 23 декабря 1941 года. Характерно, что ещё 19 ноября заполняя наградной документ на Покрышкина, командир 55-го полка майор В. П. Иванов указал лишь, что Покрышкин «в неравных воздушных боях был дважды сбит», а также «имеет 190 боевых вылетов, из них 144 на штурмовку». О сбитых Покрышкиным самолетах – ни слова! Хотя в других документах сообщается, что в течение июня-декабря 1941 года он сбил 2 вражеских самолёта лично и 1 – в группе. Собственно говоря, не за сбитые самолеты, а в первую очередь за штурмовки и разведывательные полеты он и получил свою первую награду. Интересно также, что 18 апреля 1943 года подписывая представление к очередной награде Покрышкина, командир 16-го гвардейского полка подполковник Н. В. Исаев уточнил, что орденом Ленина Покрышкин был награжден за 336 боевых вылетов, 40 воздушных боев, 6 лично сбитых самолетов и 6 самолетов сбитых в группе. Кому же верить – Иванову или Исаеву?   

     Наступил 1942 год. В соответствии с изменениями обстановки на фронте, полк менял места дислокации. 16 января полк покинул аэродрома «Рудник имени Артема» и перебазировался на аэродром «Шахта № 6» Свердловского района Ворошиловградской области. При этом авиаполк перешел в подчинение ВВС 37-й армии, тоже воевавшей на Южном фронте.

     16 февраля А. И. Покрышкину было присвоено звание капитана, а 7 марта 55-й полк был переименован в 16-й гвардейский истребительный авиационный полк.

     Кстати, Покрышкин в это время летал на истребителе МиГ-3 с бортовым номером «5».

     К середине марта, по данным представления к званию Героя Советского Союза, подписанным командиром 16-го гвардейского полка майором В. П. Ивановым, капитан А. И. Покрышкин произвел 288 боевых вылетов. Из них: на штурмовку войск противника – 63, на разведку войск противника – 133, на сопровождение своих бомбардировщиков – 19, на прикрытие своих войск – 29, на перехват самолетов противника – 36, на разведку со штурмовкой – 8 боевых вылетов.
     Отмечалось также, что Покрышкин участвовал в 26 воздушных боях, лично сбил 4 самолета противника и 3 самолета в составе звена, уничтожил и вывел из строя 45 автомашин противника.

     С апреля на вооружении эскадрильи, в которой воевал Покрышкин, были уже новые истребители Як-1, в остальных эскадрильях полка продолжали оставаться истребители И-16 и МиГ-3.

     26 апреля полк сменил место базирования и, покинув аэродром «Шахта № 6», продолжил боевую работу с аэродрома «Совхоз Дарьевка», 18 мая передислоцировался на аэродром «Варваровка» вблизи города Рубежный в Донбассе.

     Между тем, примерно с середины до конца мая, Покрышкин находился в составе спецгруппы заместителя командующего ВВС Северо-Кавказского фронта генерал-майора Н. Ф. Науменко в Новочеркасске и осваивал полеты на трофейных истребителях Bf 109Е из состава 15.(Kroat.)/JG.52. Несмотря на то, что на самолеты были нанесены красные звезды, не обошлось без инцидентов: во время одного из полетов Покрышкина, увидев в воздухе до боли знакомый силуэт «мессера», пилот одного бомбардировщика СБ в панике произвел вынужденную посадку в плавнях, а лётчик У-2 приземлился на пашню около аэродрома. Разумеется, в разряд воздушных побед Покрышкина эти самолеты не вошли…   

    С 10 июня 16-й гвардейский полк стал базироваться на аэродроме у хутора Смелый возле Лисичанска.
 
     Однажды, 9 июля в боях возле села Берестовое (Артемовский район Донецкой области) капитан Покрышкин и старший лейтенант Г. А. Речкалов сбили по одному Ме-109. А в этом же Артемовском районе лётчик 40-го полка капитан И. М. Пилипенко сбил лично один Ме-109 и вместе с А. В. Лобановым и шестью другими лётчиками ещё один Ме-109…
     По немецким данным, у истребителя Bf 109F-4 W.Nr. 13303 из 1./JG.52 отказал мотор. Пилот произвел вынужденную посадку в районе Артемовска, при этом, самолет был сильно поврежден на 50% и, фактически, разбит. Зато его пилот не пострадал. Конечно, можно предположить, что мотор «мессера» был поврежден в воздушном бою, но кто его повредил – Покрышкин, Речкалов или кто-то другой?

     11 июля 16-й гвардейский авиаполк вынужден был перебазироваться на новый аэродром «Шмидт» южнее Ворошиловграда, 16 июля перелетел на заводской аэродром «Ростсельмаш» в Нахичевань, 21 июля — на аэродром в Батайске. Вскоре последовала дальнейшая переброска полка на Северо-Кавказский фронт – 24 июля полк перелетел на аэродром «Кущевская», но уже на следующий день 25 июля перебазировался на аэродром «Шкуринская», где пробыл четыре дня, 30 июля приземлился на аэродроме «Незамаевская», а 1 августа перелетел на аэродром «Геймановская» и начал воевать на Северо-Кавказском фронте.

     Рано утром 2 августа две группы вражеских самолетов из 15 Ю-88 и 12-18 Ме-110 следовали через аэродром «Геймановская» в направлении на город Кропоткин. В последовавшем бою с группой Ме-110 в районе станицы Ново-Михайловская в период 05.20-06.05 было сбито 3 Ме-110. Два из них сбила группа из 5 Як-1 в составе капитана А. И. Покрышкина, старшего лейтенанта А. В. Федорова, младшего лейтенанта С. Я. Вербицкого, старшины Н. Д. Науменко и старшины Н. С. Мочалова. Таким образом, каждому из пятерых пилотов, включая Покрышкина, были засчитаны по две воздушные победы, одержанные в составе группы. Ещё один Ме-110 сбил лично старшина А. Ф. Голубев в другом бою, когда перегонял самолет.
     Немецкие данные сообщают, что самолеты Bf 110 из II./ZG.1 «Wespe», в этот день нанесли удар по аэродрому Кропоткин и поддерживали наземные войска, при этом сбили 3 русских самолета и повредили 1 самолет, уничтожили 1 трактор и 4 дома с пехотой. Однако никаких потерь в этот день ZG.1 не понесла.

     Смена аэродромов продолжалась – с 3 по 4 августа гвардейцы 16-го полка базировались на аэродроме «Ворошиловск» (Ставрополь), а с 5 по 10 августа – на аэродроме «Архангельская».

     Примерно в это время, в августе 1942 года А. И. Покрышкин был назначен командиром эскадрильи.

     9 августа 16-й гвардейский полк вышел из состава 216-й дивизии, передал свою материальную часть и убыл на переформирование в глубь Закавказья, чтобы отдохнуть, получить и освоить новую материальную часть, а также пополниться летным составом.

     Интересно, что согласно справке о боевой работе, 16-й гвардейский истребительный авиаполк за период боевых действий на Южном фронте с 22 июня 1941 года по 10 августа 1942 года произвел 5.201 боевой вылет, провел 738 воздушных боев и уничтожил 122 вражеских самолета, из них 96 — в воздушных боях. Кроме того, штурмовыми и бомбовыми ударами было уничтожено и выведено из строя 40 танков, 842 автомашины, 9 цистерн с горючим, 9 паровозов, 36 вагонов, 92 орудия, 2 склада с боеприпасами, разрушено 1 железнодорожное депо, убито и ранено 4.660 солдат и офицеров, рассеяно до двух полков конницы противника. При этом было израсходовано: патронов к пулеметам ШКАС и БС — 840.561, авиабомб разного калибра — 20.372, реактивных снарядов «PC» — 527.
     При этом полк понес серьезный урон: было потеряно 130 самолетов и 69 человек, в том числе 50 пилотов.

     С 24 сентября по 31 декабря 1942 года 16-й гвардейский истребительный авиационный полк дислоцировался в тылу Закавказского фронта в Азербайджане на побережье Каспийского моря в авиагарнизоне «Манас».

     Всего в воздушных боях 1942 года Покрышкин, по официальным данным, сбил 1 немецкий самолёт лично и 2 – в группе.

     Затем в 1943 году 16-й полк перебазировался на аэродром «Аджи-Кабул» (город Кази-Магомед, Азербайджан), для пополнения личным составом и переучивания на новую материальную часть – американский самолет Белл Р-39 «Аэрокобра» (англ. Bell P-39 Airacobra). 

     После длительного пребывания в тылу, 2 апреля полк получил, наконец-то, приказ убыть снова на Северо-Кавказский фронт. Сначала с аэродрома «Аджи-Кабул» полк перелетел на аэродром в Кутаиси, а затем 8 апреля – на аэродром в Краснодаре, где вошел в состав 216-й смешанной авиационной дивизии 4-й Воздушной армии.

     Интересно, что с самого начала боев над Кубанью А. И. Покрышкин летал на «Аэрокобре» с бортовым номером «13».

     Считается, что во время первого же боевого вылета 16-го гвардейского полка на Северо-Кавказском фронте 9 апреля, Покрышкин сбил Ме-109. Правда, с этой воздушной победой связана почти детективная история. Дело в том, что в том полете пилот в звании красноармейца (!) И. П. Степанов, из состава шестерки Покрышкина, в 9 часов 20 минут в районе Крымская – Абинская обстрелял Ме-109. Ушедший «с белым дымом и снижением» истребитель посчитали сбитым. Заметим, что это была единственная победа лётчиков 16-го полка в этот день. Однако позже в графе, где запротоколирована победа Степанова, ниже, совершенно другими чернилами была вписана фамилия Покрышкина, которому тоже была зачтена воздушная победа над Ме-109 в том же районе. Ещё один «мессер» в районе Абинской сбил пилот истребителя ЛаГГ-3 старший лейтенант В. И. Федоренко из 979-го полка, а недалеко от этого района, около станицы Ахтырская, пилот «Аэрокобры» из 6-го гвардейского полка ВВС Черноморского флота лейтенант А. И. Кособьянц тоже сбил один «мессер»…
     Люфтваффе действительно потеряли в тот день в районе станицы Абинская один истребитель. Во время полета у Bf 109G-4 W.Nr. 14885 «Schwarze 6» из 8./JG.3 «Udet» отказал мотор. Пилот унтер-офицер Рейнгольд Байшь, только вчера отметивший своё 23-летие, произвел вынужденную посадку за линией фронта в районе станицы Шептальская и попал в плен. Может быть, мотор этого «мессера» был поврежден в воздушном бою? Имеет ли какое-то отношение к этому случаю Покрышкин? Вопрос, конечно, риторический…

     Сразу три «Мессершмитта» в течение одного вылета Покрышкин сбил 12 апреля, когда в составе восьмерки вел бой с двумя группами немецких самолетов. При этом Покрышкин сначала в 11 часов 50 минут сбил восточнее станицы Троицкая один Ме-109, затем в 12 часов 10 минут и около 12 часов 20 минут восточнее станицы Абинская ещё два «мессера». Всего лётчиками группы Покрышкина было заявлено об уничтожении 8 немецких истребителей в этом бою, в том числе Покрышкин – три, лейтенант М. И. Сутырин – два, капитан Г. А. Речкалов – один Ме-109. Кроме того, в схватках с «мессерами» отличились также пилоты «Кобр» из 45-го полка: два Ме-109 сбил сержант В. С. Сапьян, по одному истребителю сбили старший лейтенант М. Г. Петров, младшие лейтенанты Н. Д. Кудря и В. Ф. Семенов…
     Однако немцы с блестящими результатами боев группы Покрышкина и лётчиков 45-го полка категорически не согласны: по данным их документов, в этот день на Кубани «стодевятые» безвозвратных потерь вообще не имели. Лишь на аэродроме Анапа небольшие повреждения получили два немецких истребителя: Bf 109G-2 W.Nr. 14617 из 6./JG.3 «Udet» был поврежден на 35% при посадке, а Bf 109G-4 W.Nr. 14952 из 4./JG.52, был поврежден на 15% из-за поломки шасси, во время рулежки по аэродрому.

     15 апреля ведя воздушный бой в составе четверки «Кобр» в период 10.20 – 11.40 капитан Покрышкин сбил в районе Гостогаевский – Семенцовский один Ме-109. Кроме Покрышкина, в этот же день, по одному «мессеру» записали на свой счет и другие гвардейцы 16-го полка: лейтенант Д. И. Коваль, майор П. П. Крюков, старший лейтенант Т. Х. Паскеев, лейтенанты М. И. Сутырин, А. И. Труд, В. П. Цветков. Снова отличились пилоты «Кобр» из 45-го полка: по два Ме-109 уничтожили знаменитые братья «ББ» и «ДБ» Глинки, а также младший лейтенант Н. Д. Кудря, по одному – капитан Г. Д. Микитянский, старший лейтенант М. Г. Петров. Даже пилоты «летающих утюгов» ЛаГГ-3 заявили о воздушных победах над скоростными и маневренными «мессерами»: лейтенант В. Е. Крючков из 249-го полка сделал заявку на один сбитый Ме-109, а старший лейтенант А. И. Михайлов из 926-го полка – на два Ме-109…
     Конечно, заявленные успехи радовали, как самих «сталинских соколов», так и командование 4-й воздушной армии, но фактически, в этот день вышел из строя всего лишь один Bf 109G-2 W.Nr. 14192, который на аэродроме Тамань был поврежден на 55% из-за ошибки хорватского пилота из 15.(Kroat.)/JG.52.

     На следующий день 16 апреля в составе десятки Покрышкин вел очередной бой с вражескими лётчиками и около 17 часов сбил южнее станицы Холмская один Ме-109. Всего лётчики 16-го гвардейского полка сделали в этот день несколько заявок на сбитые немецкие истребители, в том числе два Ме-109 «срубил» капитан В. И. Фадеев, по одному Ме-109 сбили лейтенант Д. И. Коваль, капитан Г. А. Речкалов, младший лейтенант И. П. Степанов, лейтенант А. И. Труд, капитан А. В. Федоров. Само собой разумеется, лётчики других полков тоже заявили об уничтоженных «мессерах». Например, один Ме-109 «завалил» младший лейтенант Н. Д. Кудря из 45-го полка. Отлично проявили себя пилоты «Аэрокобр» 298-го полка: два Ме-109 сбил старший лейтенант М. С. Комельков, по одному немецкому истребителю – старший лейтенант К. Г. Вишневецкий, старший лейтенант И. Г. Ерошкин. Капитан В. Г. Семенишин сбил лично один и в паре с лейтенантом А. А. Румм ещё один Ме-109, капитан В. М. Дрыгин в паре с другим лётчиком тоже сбил Ме-109. Капитан В. И. Федоренко и старший лейтенант В. П. Шумов из 979-го полка на ЛаГГ-3 тоже сбили по одному «мессеру»…
     Зато в немецко-фашистских документах – ни слова о потерях истребителей в воздушных боях. Лишь на аэродроме Тамань по ошибке пилота был разбит на 60% Bf 109G-2 W.Nr. 19221 из 8./JG.52, а на аэродроме Анапа из-за поломки шасси при рулежке был поврежден на 15% Bf 109F-4 W.Nr. 13330 из 13.( Slow.)/JG.52, в обоих случаях пилоты не пострадали.   

     В день рождения Адольфа Гитлера 20 апреля немецкие войска предприняли мощное наступление против обороняющихся в районе Новороссийска советских войск. Не только на земле, но и в воздухе разгорелись ожесточенные бои, которые шли с раннего утра и до позднего вечера. Во время одного из них в 11 часов 15 минут, будучи в составе девятки «Аэрокобр», Покрышкин сбил Ме-109, который «упал в море в районе юго-западнее Цемесской бухты». Между прочим, в районе Цемесской бухты, кроме Покрышкина, летчиками 13-го полка, 15-го полка и 16-го гвардейского полка было заявлено еще семь сбитых самолетов. Следует подчеркнуть, что в боях с Люфтваффе отличились в этот день множество «сталинских соколов»: по их заявкам только «мессеров» было уничтожено около 60 штук.
      Однако потери истребителей противника оказались гораздо меньшими. Так, III./JG.3 «Udet» потеряла в воздушных боях два Bf 109G-4: W.Nr. 14946 «Schwarze Doppelwinkel» (пилот 21-летний лейтенант Адольф фон Гордон погиб в бою со штурмовиками Ил-2 в 10 км южнее Новороссийска) и W.Nr. 14955 в районе Темрюка. Один Bf 109G-2 W.Nr. 14842 этой же группы перевернулся при посадке на аэродром Тамань и, получив повреждения 80%, был списан. Один Bf 109G-4 W.Nr. 14309 «Weisse 4» потеряла в воздушном бою II./JG.52, пилот 23-летний фельдфебель Йоханн Гляйсснер (за 37 воздушных побед был награжден посмертно Германским Золотым крестом) погиб в результате случайного столкновения с обломками подбитого им же советского истребителя в 1 км от Кабардинки. Кроме того, один Bf 109G-2 W.Nr. 13884 из II./JG.3 «Udet» был поврежден на 50% в результате бомбардировки на аэродроме Анапа. Всего, в тот день в воздушных боях Люфтваффе потеряли всего три истребителя и двух летчиков. Однако, как видим, ни один из них не подходит на роль жертвы Покрышкина.

     На следующий день, 21 апреля, восьмерка истребителей Покрышкина, в период 11.30-12.40, сражаясь над Цемесской бухтой с восемью «мессерами» сумела сбить 5 немецких самолетов Ме-109. Два «мессера»  сбил  старший лейтенант Г. А. Речкалов, по одному сбили лейтенант А. И. Труд и сержант П. П. Табаченко. Одного Ме-109 сбил и Покрышкин, правда, «место падения не видел». А всего в тот день советские лётчики заявили об уничтожении в боях над Кубанью почти 65 Ме-109!
     Вопреки победным реляциям «сталинских соколов», реальные потери вражеской истребительной авиации оказались ровно в 65 раз меньше. В воздушном бою (вероятно, с экипажем штурмовика Ил-2 младшего лейтенанта Н. В. Рыхлина из 805-го штурмового авиационного полка) около Новороссийска был сбит один-единственный Bf 109G-2 W.Nr. 10334 «Schwarze 4» из 5./JG.3 «Udet», его пилот – 22-летний лейтенант Лотар Мырре, победитель в 19 воздушных боях – пропал без вести. При посадке на фюзеляж около Новороссийска был поврежден на 50% Bf 109G-4 W.Nr. 14966 из Stab/JG.52, а бомбардировкой на аэродроме Анапа был поврежден на 20% Bf 109G-2 W.Nr. 14801 из 13.(Slow.)/JG.52.
     Стоит ли говорить о том, что подтвердить воздушную победу Покрышкина в этот день, практически, не реально.      

     Вторым своим орденом – на этот раз орденом Красного Знамени (№ 66983) – Покрышкин был награжден 22 апреля. Кстати, в этот же день командир 16-го гвардейского полка подполковник Н. В. Исаев подписал представление на присвоение звания Героя Советского Союза А. И. Покрышкину. В представлении было указано, что Покрышкин всего произвел 354 боевых вылета.
     Из них:
На штурмовку войск противника – 62 боевых вылета;
На разведку войск противника – 202 боевых вылета;
На сопровождение – 37 боевых вылетов;
На патрулирование – 36 боевых вылетов;
На прикрытие своих войск – 17 боевых вылетов.
     Как видим, некоторые показатели не совпадают с прежними цифрами, указанными командиром 55-го полка майором В. П. Ивановым 19 ноября 1941 года.
     Сказано также, что Покрышкин участвовал в 54 воздушных боях, в результате которых лично сбил 13 и в составе группы 6 самолетов противника (3 Ме-110, 10 Ме-109, 4 Ю-88, 1 Хш-126, 1 ПЗЛ-24). Эти данные не совпадают с данными фундаментальной книги М. Ю. Быкова, в которой, из этого числа, не учтены 4 Ю-88 и 1 Ме-110. Кроме сбитых Покрышкиным самолетов в представлении сообщалось и о том, что штурмовыми действиями он уничтожил 45 автомашин с грузами и боеприпасами, 7 артиллерийских орудий, 10 железнодорожных вагонов, более 200 солдат и офицеров противника.

     24 апреля группа из 16 «Кобр», в которой находился и Покрышкин, в период 17.00-18.15 сбила 5 фашистских истребителей. В том числе, по одному «мессеру» сбили капитан В. И. Фадеев, лейтенант Н. А. Старчиков, сержант П. П. Табаченко. Капитан Покрышкин тоже сбил один Ме-109, который «упал в 15 км южнее совхоза Мысхако». Кроме группы Покрышкина, о нескольких воздушных победах над «мессерами» заявили пилоты других советских авиационных полков, действовавших над Кубанью. Так, младший лейтенант В. В. Аллакин из 43-го полка сбил Ме-109, который «упал в море». Группа «Кобр» майора В. Г. Семенишина из 298-го полка уничтожила в районе Крымской три вражеских истребителя. По одному Ме-109 записали на свой счет капитан В. И. Истрашкин (979-й полк), лейтенант Б. В. Ушаков (926-й полк)…
     Правда, фактически, немцы и их союзники не понесли абсолютно никаких безвозвратных потерь, лишь один Bf 109G-2 W.Nr. 14719 из II./JG.3 «Udet» получил повреждения на 35% во время рулёжки по аэродрому Гостагаевская.

     Одну из своих действительных побед, подтвержденных документами противника, Покрышкин одержал 30 апреля. В тот день, в 11 часов 20 минут он поднял в воздух шестерку «Аэрокобр». В районе Крымской наши пилоты провели на высоте 2000 метров воздушный бой с четырьмя немецкими истребителями Ме-109, которые атаковали наши бомбардировщики «Бостон-3» и сопровождающие их «Аэрокобры». Покрышкину удалось сбить один Ме-109, который упал горящим в 1,5–2 км восточнее станицы Ахтырская, а его лётчик выпрыгнул с парашютом. После успешного боя, в 12 часов 35 минут вся наша шестерка произвела посадку на аэродроме Поповическая. Кстати, ради сравнения заявленных успехов «сталинских соколов» с реальными потерями противника, сообщим, что за этот день наши лётчики «насбивали» над Кубанью ни много, ни мало - около 25 «мессеров»…
     Тем не менее, единственной потерей немцев был Bf 109G-4 W.Nr. 19512 «Gelbe 10» из 6./JG.52. Пилот – 19-летний лейтенант Курт Пауль Готтфрид Николаус Йешоннек вынужден был покинуть самолет с парашютом, из-за возгорания мотора в районе станицы Холмская (недалеко от Ахтырской). Получается, что единственным советским лётчиком-истребителем, которому действительно удалось уничтожить вражеский истребитель, оказался именно герой нашего исследования – Александр Иванович Покрышкин.
     Между прочим, лейтенант Йешоннек был племянником начальника генерального штаба Люфтваффе генерал-полковника Ганса Йешоннека. Правда, юному лейтенанту не суждено было стать асом: так и не сбив ни одного самолета врага, он погиб 5 августа 1943 года на аэродроме Рогань под Харьковом от разрыва бомбы.

     Можно сказать, трижды отличился Покрышкин 4 мая. Сначала утром, во главе шестерки «Аэрокобр», он вылетел на прикрытие наших войск в районе Верхне-Баканской. В последовавшем воздушном бою с 4 истребителями Ме-109 и 27 пикирующими бомбардировщиками Ю-87 в период 08.30-08.40 Покрышкиным были сбиты два «Юнкерса», которые упали в 1 км юго-восточнее и в 5 км западнее Нижне-Баканской. Затем, уже под вечер, в 16 часов 25 минут, южнее хутора Семенцовский он сбил ещё и один Ме-109.
     Правда, в данном случае, ситуация с воздушными победами Покрышкина неоднозначна. С одной стороны, нашими лётчиками были заявлены в тот день 6 уничтоженных Ю-87 – два Покрышкиным, по одному сбили младший лейтенант А. И. Юмкин, лейтенант Ю. Г. Врунов, старший лейтенант Н. П. Логвиненко, капитан Ф. К. Свеженцев из других истребительных полков. Однако, согласно документам противника, никаких потерь «штуки» не имели. С другой стороны, из 25 заявок «сталинских соколов» на сбитые Ме-109, немецкие документы подтверждают потерю в воздушных боях двух истребителей. Один из них – Bf 109G-2 W.Nr. 13516 «Grune 9» из 15.(Kroat.)/JG.52 был сбит в районе Крымской, вероятно, в результате лобового столкновения с истребителем Як-1 младшего лейтенанта В. Д. Прохорова из 236-го полка, при этом хорватский пилот стожерни наредник (старший сержант) Виктор Михельчич погиб. Зато другой – Bf 109G-4 W.Nr. 19219 «Gelbe 12» из 9./JG.52 был сбит истребителем «Аэрокобра», немецкий пилот 21-летний лейтенант Курт Гюнтер посадил горящий самолет западнее Крымской и был отправлен в госпиталь Николаева. Очень похоже на то, что этого немца сбил именно Покрышкин. По крайней мере, хутор Семенцовский, возле которого он одержал воздушную победу, находится недалеко от станицы Крымская.      

     5 мая в воздушном бою с группой немецких истребителей Ме-109 шестерка «Аэрокобра» Покрышкина сбила 3 самолета противника. Сам Покрышкин сбил в 14 часов 20 минут южнее станицы Нижнебаканская один Ме-109, по одному немецкому истребителю сбили младший лейтенант П. П. Табаченко и старший лейтенант Г. А. Речкалов. А всего над Кубанью в этот день было уничтожено, по утверждениям советских лётчиков, не менее 25 «мессеров»…
     Как это ни печально, однако, ни один вражеский истребитель уничтожен не был. Лишь один Bf 109G-4 W.Nr. 14956 из 6./JG.52 в воздушном бою со «Спитфайром» получил попадание в мотор и произвел вынужденную посадку в 6 км северо-восточнее Анапы. При этом самолет был поврежден на 45%, а пилот фельдфебель Гейнц Захсенберг не пострадал. Судя по всему, лётчиком «Спитфайра», подбившим этот Ме-109, был старший лейтенант Е. И. Ординарцев из 57-го гвардейского полка.   

     С воздушной победой Покрышкина, датированной 6 мая, произошла довольно странная история. Дело в том, что единственным летчиком 16-го гвардейского полка, сбившим в тот день в 10 часов 25 минут немецкий Ме-109 в воздушном бою над Нижне-Баканской, какое-то время считался лишь младший лейтенант И. П. Степанов. Однако, уже после 14 мая, по каким-то причинам, в полковой «Журнал сбитых самолетов» были вписаны еще две воздушные победы, датированные 6 мая: одна – Покрышкину, другая – старшему лейтенанту Г. А. Речкалову. Как было записано в «Журнале», сбитый Покрышкиным Ме-109 упал в 3 км южнее станицы Нижне-Баканская, что подтвердили летчики младший лейтенант И. П. Степанов и младший лейтенант П. П. Табаченко. Что и как там произошло в действительности – гадать не будем. Скажем только, что, судя по подсчетам, «сталинскими соколами» было сбито над Кубанью в течение дня 6 мая около 30 «мессершмиттов».
     По данным же немецких документов, потери истребителей в воздушных боях оказались в 10 раз меньше. Один Bf 109G-2 W.Nr. 13688 «Weisse 9» из 4./JG.52 был сбит в воздушном бою. Несмотря на то, что тяжело раненный пилот 27-летний унтер-офицер Гейнц Шольце совершил вынужденную посадку в 20 км западнее станицы Крымская, самолет был полностью разбит, а летчик умер от ран в лазарете. Ещё один Bf 109G-2 W.Nr. 14822 из II./JG.52 был поврежден на 45% в квадрате Pl.Qu.76873, а Bf 109G-4 W.Nr. 19446 из III./JG.52 был фактически уничтожен (70% повреждений) в квадрате Pl.Qu.75221. 
     Очень жаль, но определить «авторство» Покрышкина и других наших пилотов не представляется возможным.

     8 мая в групповом вылете в период 18.45–19.50 гвардии капитан Покрышкин снова отличился: западнее станицы Нижнебаканская он сбил немецкий пикирующий бомбардировщик Ю-87, а в районе Молдаванской – один истребитель Ме-109. Надо отметить, этот субботний день ознаменовался множеством драматических воздушных боев, по результатам которых советским лётчикам было засчитано более 80 воздушных побед, в том числе считались сбитыми не менее 22 пикировщиков Ю-87 и почти 40 истребителей Ме-109.
     Правда, документы противника не подтверждают таких больших потерь. Лишь один Ju 87D-3 W.Nr. 1262 из 8./StG.2 «Immelmann» был потерян (повреждения 60%) в результате огня зенитной артиллерии в квадрате Pl.Qu.7522, экипаж самолета не пострадал. А безвозвратные потери немецких истребителей составили 4 самолета, ещё 2 «мессера» получили повреждения. Рассмотрим эти потери подробней. Итак, около 13 часов один Bf 109G-4 W.Nr. 19555 «Schwarze 7» из 5./JG.52 был сбит во время штурмовки огнем счетверенной зенитной установки ефрейтора И. К. Павлова из 772-го армейского зенитно-артиллерийского полка, упал и сгорел юго-западнее станицы Крымская вместе с пилотом командиром отряда 21-летним лейтенантом Гельмутом Хаберда (кстати, имел на счету 58 воздушных побед!). Примерно в 17 часов 50 минут между Крымской и Молдаванской в воздушном бою с истребителем Як-7б лейтенанта С. Н. Самойлова из 15-го полка был сбит Bf 109G-2 W.Nr. 14036 «Weisse 11» из 7./JG.52, пилот унтер-офицер Карл Шпрайтцер (имел 9 побед) пропал без вести. Ещё один Bf 109G-4 W.Nr. 19525 «Weisse 5» из 4./JG.52 был сбит юго-западнее станицы Крымская, вероятно, в период 17.30-18.00 в результате столкновения в лобовой атаке с Як-7б старшего лейтенанта С. И. Маковского из 43-го полка, при этом немецкий пилот фельдфебель Эбергард Шталь отделался ранением. Полностью вышел из строя на 80% из-за повреждения двигателя Bf 109G-4 W.Nr. 19233 из 7./JG.52, ещё два самолета из 6./JG.52 – Bf 109G-4 W.Nr. 19440 и Bf 109G-4 W.Nr. 19444 – были повреждены в воздушных боях на 40% и 25% соответственно. Теоретически, можно предположить, что один из этих истребителей был подбит Покрышкиным. А практически?..   
     Стоит обратить внимание на то, что за все эти явные и мнимые успехи «сталинские соколы» заплатили весьма дорогую цену: не считая потерь штурмовой и бомбардировочной авиации, было безвозвратно потеряно более 20 истребителей. Самое печальное, что при этом погибли 12 лётчиков-истребителей, в том числе два Героя Советского Союза – старший лейтенант С. С. Азаров и лейтенант Д. И. Коваль.

     Очередной немецкий пикирующий бомбардировщик Ю-87 Покрышкин сбил 14 мая. В тот день, в 13 часов 50 минут, группа из десяти «Аэрокобр» под его управлением вылетела в район Неберджаевская – Нижнебаканская – Веселый. В районе Аманата наши лётчики встретили до 30 немецких пикировщиков Ю-87. В завязавшемся воздушном бою по одному Ю-87 сбили младший лейтенант Я. А. Моисеенко, Покрышкин (немецкий самолет упал западнее станицы Нижнебаканская), а также младший лейтенант И. П. Степанов. А уже в конце патрулирования, во втором бою, юго-восточнее Нижнебаканской лейтенант А. И. Труд сбил ещё один Ю-87. Кроме того, в этот день лётчик 42-го гвардейского полка лейтенант Г. Р. Павлов севернее Неберджаевской также сбил один Ю-87. Итого – судя по докладам пилотов, было уничтожено не менее 5 «лаптежников», причем все – примерно в одном районе, а именно – в непосредственной близости от крупной станицы Крымская.
      Однако, немецкие документы не подтверждают потерь «штук» в воздушном бою. По их данным, всего один Ju 87D-3 W.Nr. 1379 «T6+DO» из 6./StG.2 «Immelmann» был сбит зенитным огнем в районе Крымской и произвел вынужденную посадку за линией фронта. Экипаж в составе пилота 26-летнего обер-фельдфебеля Фридриха Штюкера и радиста унтер-офицера Курта Вандта был взят в плен. Любопытно, что некоторые показания Штюкера на допросе, были процитированы в вечерней сводке «Совинформбюро» 23 мая 1943 года. Разумеется, точно ответить на вопрос, кто же сбил самолет Штюкера – зенитчики, Покрышкин или кто-то другой из наших лётчиков, нет никакой возможности. 

     24 мая 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР командиру эскадрильи капитану А. И. Покрышкину было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 993) с вручением ордена Ленина (№ 9600).

     Утром 29 мая, в период 09.20–10.35, Покрышкин сбил в районе станицы Варениковская немецкий бомбардировщик Ю-88. Кроме него, в этот же день один Ю-88 западнее Крымской (примерно 30 км от Варениковской) сбили в паре лётчики 43-го полка старший лейтенант С. А. Лебедев и младший лейтенант И. Г. Кузнецов. Пилот 298-го полка младший лейтенант В. М. Иванов тоже заявил, что сбил один Ю-88, правда, в районе Краснодара…
     Одна потеря самолета такого типа – Ju 88A-4 W.Nr. (88)2553 «9K+AT» из 9./KG.51 «Edelweiss» и гибель четырех членов экипажа – зафиксирована в списках потерь Люфтваффе. Правда, причиной этого указывается непроизвольное столкновение с землей, причем слишком далеко от мест заявленных побед советских лётчиков – в 12 км северо-западнее аэродрома Сарабуз в Крыму.
     Можно предположить, что наши лётчики слегка ошиблись в определении типа немецких самолетов и под их атаки попадали не Ю-88, а Хе-111. Тем более, что по данным немецких документов один He 111H-6 W.Nr. 4470 из 9./KG.4 «General Wever» действительно был поврежден на 60% (фактически, уничтожен) в результате атаки советского истребителя юго-западнее Варениковской. Очень похоже на то, что Покрышкин сбил именно этот «Хейнкель».

     Довольно странная история произошла с воздушной победой Покрышкина, датированной 31 мая. В справке, переданной в штаб 16-го гвардейского полка, командир 298-го полка подполковник И. А. Тараненко написал, что Покрышкин 31 мая 1943 года (без обозначения времени воздушной победы) сбил в районе Крымской самолет противника типа Ме-109. Правда, подтвердил Тараненко это лишь в … начале июля! Но важно не это. Главное, что кроме Покрышкина, ещё не менее 15 наших лётчиков претендуют на сбитые «мессеры», в том числе – однополчанин Покрышкина капитан С. И. Лукьянов, который, не успев погасить скорость, правой плоскостью своей «Кобры» протаранил расстрелянный им в районе Киевской Ме-109.
     Документы немецкой эскадры JG.52 подтверждают серьезные повреждения (по 50%) в воздушных боях двух истребителей. Один Bf 109G-2 W.Nr. 13586 из I./JG.52 был поврежден в квадрате Pl.Qu.76843, а другой Bf 109G-4 W.Nr. 19702 из 8./JG.52 – в квадрате Pl.Qu.76844. Правда, если посмотреть на карту, можно убедиться, что эти места находятся очень далеко от станицы Крымская, возле которой была заявлена победа Покрышкина.   

     Дуплетом, то есть двумя воздушными победами сразу, отметил Покрышкин день 14 июня. В районе севернее хутора Калабатка и в 3 км северо-западнее Славянской в период 06.55-08.05 в воздушном бою восьмерки «Аэрокобр» с двумя парами Ме-109 им было сбито два немецких истребителя. Его однополчанин капитан С. И. Лукьянов уничтожил возле Славянской ещё один «мессер». По одному Ме-109 сбили даже пилоты неуклюжих «лаггов» из 249-го полка лейтенант Г. Г. Гришаев и капитан А. М. Кулагин. Ещё один Ме-109 в районе Калабатки сбила четверка лётчиков «Аэрокобр» 298-го полка, в том числе старшие лейтенанты А. А. Вильямсон, А. С. Закалюк...
     По данным документов противника, один Bf 109G-2 W.Nr. 14574 из 2./JG.52 был сбит в квадрате Pl.Qu.76852 зенитным огнем, а другой Bf 109G-2 W.Nr. 10398 из того же подразделения был поврежден на 50% в результате воздушного боя и аварийной посадки в квадрате Pl.Qu.76794. Оба немецких пилота не пострадали. Вопрос – на кого же из советских лётчиков записать поврежденный «мессер» - остаётся без ответа. 

     Интересно, что, начиная с 20 июня, Покрышкин летал уже на «Аэрокобре» с бортовым номером «100». Характерно также, что в отличие от многих «сталинских асов», украшавших свои самолеты различными изображениями, Покрышкин старался абсолютно ничем не выделять свой самолет. Удивительно, но на его «Аэрокобре», кроме бортового номера, не было ни элементов быстрого распознавания, как, например, окрашенные в красный цвет кок винта и «гребешок» киля (отличительные знаки 16-го гвардейского полка), ни даже звёздочек, обозначающих воздушные победы!

     22 июня 1943 года А. И. Покрышкин, которому незадолго до этого было присвоено звание майора, был награжден Медалью Армии США «За выдающиеся заслуги» («Army Distinguished Service Medal») (DSM), а 18 июля 1943 года – вторым орденом Красного Знамени (№ 8305/2).

     22 июля, в период 16.52–18.00, майор Покрышкин выполнял полет в паре со своим ведомым младшим лейтенантом Н. А. Чистовым. Обоим лётчикам повезло, и каждый из них сбил по «мессеру»: Покрышкин сбил Ме-109 в районе юго-западнее Киевской, а Чистов сбил вражеский истребитель в районе северо-западнее Молдаванского. Кроме этого, в этот день победы над «мессерами» имели и лётчики других авиаполков. Так, пилоты Як-1 из 42-го гвардейского полка уничтожили два немецких истребителя: один Ме-109 в районе Крымская – Молдаванская сбил И. М. Горбунов, один Ме-109 южнее Нижнее-Греческий сбил Н. А. Глядяев. Ещё три вражеских истребителя сбили пилоты «лаггов» из 249-го полка: капитан Н. И. Костанди одержал победу над «стодевятым» в районе Молдаванской, младший лейтенант А. П. Богачев сбил Ме-109 в районе Киевской, а капитан С. Я. Васильев – Ме-109 в районе Нижнее-Греческий...
     Действительно, немецкие истребители из JG.52 понесли ощутимые потери. Один Bf 109G-6 W.Nr. 19961 «Weisse 11» был уничтожен (повреждения - 75%) в результате воздушного боя с группой штурмовиков Ил-2 и вынужденной посадки юго-восточнее Варениковской, его пилот лейтенант Ганс-Вернер фон Рудлофф из 4./JG.52 был ранен. Также в результате воздушного боя и вынужденной посадки в квадрате Pl.Qu. 76884 был уничтожен (повреждения - 60%) Bf 109G-4 W.Nr. 19236, его пилот фельдфебель Гейнц Захсенберг из 6./JG.52 не пострадал. В воздушном бою в квадрате Pl.Qu. 76874 был поврежден (на 10%) и произвел вынужденную посадку Bf 109G-4 W.Nr. 19328 из 6./JG.52. Конечно, можно предположить, что один из этих «мессеров» приходится на долю Покрышкина, но доказать это крайне сложно.

     На следующий день, 23 июля, в период 10.15–11.15 в районе Калиновский-1 майор Покрышкин сбил ещё один Ме-109, его гвардейцы-однополчане старший лейтенант Н. Н. Ершев, старший лейтенант А. Ф. Клубов, лейтенант А. И. Труд, лейтенант В. П. Цветков тоже уничтожили по одному немецкому истребителю. По одному «мессеру» сбили пилот Як-1 П. Н. Коновалов (42-й гвардейский полк), пилоты «Аэрокобр» И. И. Бабак, В. Д. Шаренко (100-й гвардейский полк), а также пилоты ЛаГГ-3 Н. М. Онопченко (249-й полк) и В. И. Истрашкин (979-й полк). Итого – «сталинскими соколами» было заявлено не менее десяти воздушных побед над вражескими истребителями. Что ж, отличный результат!
     Правда, этот отличный результат не подтверждается документами противника. Педантичные немцы отметили лишь, что в 17 часов 57 минут один Bf 109G-6 W.Nr. 20149 «Weisse 6» из 4./JG.52 был подбит в воздушном бою. Пилот произвел вынужденную посадку в квадрате Pl.Qu. 76888, при этом самолет был поврежден на 30%, а пилот унтер-офицер Ганс Эллендт не пострадал. Жаль, но время повреждения этого «мессера» не совпадает со временем боя группы Покрышкина.

     1 августа в жизни военнослужащих 16-го гвардейского полка произошли очень важные перемены: был получен приказ покинуть Кубань, перебазироваться на новый аэродром и поступить в распоряжение командующего 8-й Воздушной армии Южного фронта. Согласно приказу, полк перелетел с аэродрома в Новочеркасске на аэродром «Мирское». Однако уже 15 августа 16-й гвардейский полк снова произвел перебазирование и перелетел с аэродрома «Мирское» на аэродром «Ново-Александровка», расположенный юго-западнее Белгорода. Именно действуя с этого аэродрома, 17 августа впервые за время ведения боевых действий гвардейцы 16-го полка начали осваивать новый вид боевых действий – так называемую, «свободную охоту», при ведении которой многие советские асы резко увеличили свой боевой счет.

     В тот же день 17 августа, в период 06.25 – 07.15, одним из первых на «свободную охоту» вместе с двумя ведомыми вылетел Покрышкин. В районе Долгенькая – Маяки на высоте 7000 метров наши летчики провели короткий воздушный бой с ФВ-190, закончившийся вничью. В это время на этой же высоте был замечен одиночный бомбардировщик Ю-88. Атаковав немца, Покрышкину выпустил по нему три пулеметно-пушечные очереди и добился попадания: Ю-88 загорелся в воздухе и упал в районе Краматорская – Былбасовка (севернее Донецка). Чуть позже, около 11.00, лейтенант А. Д. Черников в районе Савинцы (северо-западнее Краматорска) тоже сбил немецкий бомбардировщик Ю-88. А в районе Сухой Каменки (Изюмский район Харьковской области) ещё один Ю-88 уничтожил старший лейтенант Н. Е. Лавицкий из 100-го гвардейского полка…
     Немецкие документы гласят, что зенитным огнем был подбит и разбился при вынужденной посадке севернее Днепропетровска Ju 88A-4 W.Nr. 1170 из 5./KG.51 «Edelweiss». Ещё один Ju 88A-4 W.Nr. 3924 из 2./KG.3 «Blitz» был поврежден на 35% в результате посадки на фюзеляж, в квадрате Pl.Qu. 39493 западнее Днепропетровска. В обоих случаях экипажи не пострадали. Между Лозовой и Барвенково в квадрате Pl.Qu. 69217 зафиксирована также потеря одного He 111H-16 W.Nr. 8763 из 7./KG.4 «General Wever», который был сначала поврежден зенитным огнем, а затем сбит в воздушном бою. Погиб пилот лейтенант Гельмут Зюрбель, были ранены штурман унтер-офицер Йоахим Запп и механик унтер-офицер Франц Лизер, стрелки ефрейторы Герман Квестер и Гюнтер Вольфуль. С каким из этих бомбардировщиков вел бой Покрышкин, точно установить вряд ли возможно.   

     21 августа 16-й авиаполк опять перелетел на полевой аэродром «Мирское», недалеко от поселка Любимое (южнее Ворошиловграда).

     На следующий день 22 августа, после обеда, гвардии майор Покрышкин в составе четверки «Аэрокобр» патрулировал в районе Калиновка – Успенская на высоте 3500 метров. В завязавшемся воздушном бою Покрышкин сбил один Ме-109, который горящим упал в районе Успенская. По одному «мессеру» сбили в районе Успенская – Манны – Камышеваха – Алексеевка также его ведомые – лейтенант Н. Н. Ершев и младший лейтенант Н. Л. Трофимов. А ещё утром, после 9 часов, воздушную победу над Ме-109 одержал лейтенант В. П. Цветков из того же 16-го гвардейского полка. Любопытно, что примерно в том же районе, в борьбе с вражескими истребителями отличились и пилоты других авиаполков: Герой Советского Союза майор Д. Б. Глинка из 100-го гвардейского полка тоже сбил один Ме-109 в районе Калиновки, пилот Як-1 из 267-го полка младший лейтенант И. А. Корзун заявил, что уничтожил два Ме-109, а его однополчанин старший лейтенант В. И. Корнев – один Ме-109. Итого – не менее восьми вражеских истребителей Ме-109 было сбито лётчиками 8-й Воздушной армии в тот день.
     По немецким данным, был безвозвратно потерян один истребитель и один пилот 24-летний унтер-офицер Густав Альбранд из 8./JG.52 – на истребителе Bf 109G-6 W.Nr. 20547 «Schwarze 8» он вылетел на «свободную охоту» в район Куйбышево (северо-западнее Ростова) и пропал без вести. Между прочим, воюя на Восточном фронте всего лишь с июля 1943 года, он успел сбить 14 наших самолетов! Был сбит также Bf 109G-6 W.Nr. 20533 из того же из 8./JG.52, а пилот унтер-офицер Гюнтер Мюнхов был ранен. Можно ли утверждать, что именно Покрышкин сбил один из этих двух «мессеров»? Пожалуй, можно…

     23 августа, в период 06.30 – 07.30, Покрышкин выполнял задание на прикрытие наземных войск в районе Успенская – Калиновка. Встретившись с группой до 20 Ю-87, наши лётчики завязали воздушный бой, в котором Покрышкин сбил один Ю-87. Горящий пикировщик упал северо-западнее Артемовска. Позже, в период 13.45 – 14.45 ещё один Ю-87 сбил южнее Кринички однополчанин Покрышкина младший лейтенант Н. Л. Трофимов…
     На этот раз немецкие данные подтверждают потерю в квадрате Pl.Qu. 8825 двух пикировщиков из 3./StG.2 «Immelmann» – Ju 87D-3 W.Nr.100392 и Ju 87D-3 W.Nr.1071. Их экипажи – фельдфебели пилот Герман Зандмейер (награжден Германским Золотым крестом) и радист Гейнц Герфурт, а также унтер-офицеры пилот Теодор Гоннаст и радист Герхард Роне – погибли. Правда, все они считаются погибшими от огня зенитной артиллерии. Возьмем на себя смелость утверждать, что немцы ошиблись и эти «штуки», скорей всего, были сбиты в воздушных боях Покрышкиным и Трофимовым.   

     24 августа 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР помощнику командира 16-го гиап по воздушно-стрелковой службе гвардии майору Покрышкину Александру Ивановичу за мужество, героизм и отвагу, проявленную в боях за Родину, было присвоено звание дважды Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 10/2).

     Вскоре началась новая серия перебазирований 16-го гвардейского полка. Сначала, 26 августа полк перелетел на аэродром «Ново-Равнополье», 1 сентября перелетел на аэродром «Русский Колодец», 7 сентября – на аэродром «Обрыв» на побережье Азовского моря. С 15 по 19 сентября 16-й гвардейский полк базировался на аэродроме в Мариуполе, а с 19 по 23 сентября дислоцировался на аэродроме в Осипенко.

     19 сентября в период 16.25–17.20 Покрышкин во главе четверки «Аэрокобр» летал на «свободную охоту» и в воздушном бою сбил бомбардировщик Ю-88, упавший в районе восточнее Терпенье – 8 км западнее Астраханки (северо-восточнее Мелитополя). А севернее Орехова (юго-восточнее Запорожья) самолет такого же типа уничтожил пилот Як-1 43-го полка старший лейтенант В. И. Меркулов…
     Данные противника подтверждают взрыв в воздухе Ju 88A-4 W.Nr. 142531 «9K+RP» из KG.51 «Edelweiss», правда, это произошло в районе Киев – Козелец, то есть слишком далеко от мест боев Покрышкина и Меркулова. О каких-либо других потерях «юнкерсов» сведений нет.   

     Блестящего результата добился Покрышкин 21 сентября: в двух воздушных боях он одержал четыре воздушные победы! Сначала в период 10.00–10.55, прикрывая наземные войска в районе Ворошиловки, в воздушном бою он сбил два Ю-87, которые горящими упали в районах Тифенбрун и восточнее Большой Токмак. Правда, обстоятельства этого боя в разных документах описаны по-разному. Например, в представлении на присвоение звания трижды Героя Советского Союза Покрышкину победы над этими «лаптежниками» описаны так:
     «21.09.1943 г., выполняя задание на прикрытие наземных войск в районе Ворошиловка и Тифенбург, на Н-4000 м встретили два Ю-87. В результате смелых атак т. Покрышкин сбил один Ю-87, который ушел в облачность, огонь производил с дистанции 50–80 м, горящий самолет упал в районе Тифенбрун.
     21.09.1943 г., прикрывая наземные войска в районах: Ворошиловка, Чунгул, в районе патрулирования встретили три Ю-87. Первую атаку сверху сзади произвел подполковник Покрышкин, в результате чего сбил один Ю-87, который горящим упал в районе северо-восточнее Б. Токмака».
     Совсем по-другому обстоятельства этих побед изложены в «Журнале боевых действий 16-го гвардейского полка»: 
     «В конце патрулирования увидели до 15 Ю-87, которые бомбардировали балку восточнее Тифенбрун с высоты 2500 метров. Боевой порядок – клин звеньев. Майор Покрышкин атаковал одну группу, результатов атаки не наблюдал. Ведомый младший лейтенант Голубев наблюдал на земле пламя и взрыв. Предположительно, что это сбитый самолёт».
     Не будем, однако, ломать над этим голову над этими несоответствиями, тем более, что данные противника по этому поводу пока не найдены.   
     Зато в следующих двух воздушных победах, одержанных Покрышкиным в этот же день, сомнений нет никаких. В период 13.15 – 14.10 Покрышкин во главе четверки истребителей патрулировал в районе Большого Токмака. Патрулирование подходило к концу, когда ведущий заметил, что с запада к Большому Токмаку подошли 5 вражеских самолетов Ю-88. Атаку по ним лётчики «Аэрокобр» произвели сзади. В результате атаки Покрышкина ведущий пятёрки Ю-88 взорвался в воздухе севернее Большого Токмака. Два вражеских лётчика успели выпрыгнуть с парашютами, но Покрышкин расстрелял их из пулеметов. Следующей атакой Покрышкин сбил второй Ю-88, который упал горящим юго-западнее Молочанск. Младший лейтенант Г. Г. Голубев лично сбил один бомбардировщик, а младшие лейтенанты В. И. Жердев и К. В. Сухов совместно уничтожили ещё один Ю-88.
     Интересно, что в этом бою группа Покрышкина сражалась не с немецкими, а с румынскими лётчиками из Grupul 5 Bombardament (5-я бомбардировочная группа). Вот как происходил вылет по данным румынских документов. Пять Ju 88A-4 возглавляемые капитаном Эйсебие Поповичи, должны были бомбить цель в районе Большого Токмака, причем, без истребительного сопровождения. На пути к цели они были атакованы 12 советскими истребителями «Аэрокобра». После первой атаки русского истребителя (Покрышкина!) взорвался крайний левый Ju 88A-4 W.Nr. 5768 (бортовой номер No. 115) из пятерки, погибли фельдфебель Василе Нита, лейтенант Николае Маринеску, унтер-офицеры Иоанн Перью и Иоанн Раду (два лётчика из этого экипажа были убиты Покрышкиным, во время спуска на парашютах!).
     Когда румынские самолеты вошли в зону зенитного огня, «Кобры» отошли, но вновь появились после того, как румынские лётчики сбросили свои бомбы на цель и повернули на обратный курс. Во время повторного боя, крайний левый «юнкерс» был подбит и разбился при вынужденной посадке на своей территории.
     Оставшиеся три бомбардировщика снизились до уровня верхушек деревьев, чтобы ограничить свободу маневра русских истребителей. Тем не менее, ещё один самолет – Ju 88A-4 W.Nr. 2009 (бортовой номер No. 119) – получил попадания, загорелся и врезался в землю. Погибли капитаны Георге Иоанн и Константинеску, унтер-офицеры Иоанн Тенгер и Эуген Доп.
     Вскоре был подбит и Ju 88A-4 (бортовой номер No. 137) капитана Поповичи. Из-за повреждения шасси, лётчику пришлось произвести вынужденную посадку на фюзеляж. Члены экипажа – капитан Поповичи, наблюдатель лейтенант Вильгельм Шмальтц и радист – не пострадали.
     Короче говоря, после разительных атак Покрышкина и его группы, из пятерки румынских «юнкерсов» уцелеть удалось лишь одному.

     23 сентября 16-й гвардейский полк перелетел на новый аэродром «Розовка» (посёлок Розовка в Запорожской области, в 50 км от Мариуполя).

     Утром 7 октября, в период 09.30 – 10.20 гвардии майор Покрышкин со своим ведомым Г. Г. Голубевым вылетал на «свободную охоту» и в районе Молочного озера сбил один вражеский Ю-88, который упал у западной окрестности Тамбовки (северо-восточнее Мелитополя).
     На этот раз, на роль жертвы Покрышкина претендуют сразу два самолета из состава румынской Escadrila 2 Recunoastere (2-я эскадрилья дальней разведки). Один Ju 88D-1 W.Nr. 430707 был потерян в районе населенного пункта Тамбовский (села Тамбовка?). О судьбе его членов экипажа в сводке потерь ничего не говорится, вероятно, они не пострадали. Другой Ju 88D-1 W.Nr. 430764 был поврежден на 35% в районе Мелитополя, из-за отказа двигателя. Вне всяких сомнений, первый самолет был уничтожен именно Покрышкиным.

     Вскоре, произошла новая серия перелетов 16-го гвардейского полка на другие аэродромы. 12 октября полк с аэродрома «Розовка» перебазировался на аэродром «Высота 93» (4 км юго-восточнее Большого Токмака), 24 октября – на аэродром «Скеливата» (юго-западнее Пологи), 30 октября – на аэродром «Гоголевка», а 2 ноября – на аэродром «Красный Перекоп» (Каховский район Херсонской области).

     Лучшими летчиками 16-го гвардейского полка продолжались вылеты на «свободную охоту». Так, 5 ноября гвардии майор Покрышкин вылетел в район Каркинитского залива в паре с гвардии младшим лейтенантом Г. Г. Голубевым. Цель – перехват немецких транспортных самолетов Ю-52, которые из Одессы доставляли горючее и боеприпасы окруженным войскам противника в Крыму. Действия наших «охотников» завершились полным успехом, и каждый из них в период 10.00–10.55 одержал над Каркинитским заливом по одной воздушной победе. Сбитый Покрышкиным Ю-52 упал в море южнее квадрата № 98, а Ю-52 сбитый Голубевым загорелся и рухнул в море в квадрате № 92. Оба эти транспортных самолета были включены в сводку 8-й советской воздушной армии, в которой было сказано, что «Истребителями в течение дня проведено 8 групповых воздушных боев, в которых сбито 7 самолетов противника (4 МЕ-109, 1 ФВ-189, 2 Ю-52)».
     Очень жаль, но документы противника, которые могли бы подтвердить потери Ю-52 в тот день, пока не найдены.

     На следующий день, в сводке 8-й советской воздушной армии сказано, что в течение 6 ноября нашими лётчиками было сбито 9 самолетов противника (8 Ю-87 и 1 Ю-52). Победу над транспортником одержал гвардии майор Покрышкин. В 11 часов 37 минут он, вместе со своим ведомым младшим лейтенантом Г. Г. Голубевым, снова вылетел на «свободную охоту» в район Каркинитского залива. В районе 98-го квадрата Черного моря лётчики встретили 7 немецких транспортных самолетов Ю-52, идущих на Крым и начали их преследовать. Однако в этот момент они встретили еще один Ю-52, который шел из Крыма. Отказавшись от атаки группы немецких самолетов, Покрышкин решил атаковать одиночный самолет. Сначала он произвел по нему атаку сзади в хвост, но с первой атаки попасть в него не смог и только во втором заходе на цель подбил его. Горящий немецкий самолет взорвался и упал в воду. Удовлетворенные результатом, лётчики вскоре повернули назад и в 13 часов произвели посадку на аэродроме базирования.
     На этот раз, действительно, документы Люфтваффе подтверждают потерю транспортного самолета Ju 52/3m W.Nr. 7660 «GG+FH» из San.Fl.Ber.11, который пропал без вести после вынужденной посадки на воду Черного моря в квадрате Pl.Qu. 8164. Вместе с самолетом считаются пропавшими без вести пилот унтер-офицер Карл-Гейнц Гильдебрандт, радист унтер-офицер Вернер Поллак, механик унтер-офицер Фриц Респондекк, стрелок обер-фельдфебель Людвиг Герлихер, а также 17 тяжелораненых, которых пытались вывести из Крыма. Безусловно, все они стали жертвами советского аса Покрышкина.

     Последнее перебазирование в 1943 году 16-й гвардейский полк совершил 11 ноября, перелетев на аэродром «Аскания-Нова» (Каховский район Херсонской области). Действуя с этого аэродрома, Покрышкин одержал свои последние в том году три воздушные победы.

     19 ноября майор А. И. Покрышкин вылетел на «свободную охоту» вместе со штурманом 16-го гвардейского полка гвардии капитаном Г. А. Речкаловым. Боевая задача экипажам – «уничтожение паровозов противника». Район поиска целей – Ишунь, Джанкой, Таганам, южнее Тендеровской косы. В процессе полета наши летчики под облачностью встретили один немецкий транспортный самолет Ю-52. Покрышкин атаковал его сзади снизу с дистанции 150 метров, в результате Ю-52 горящим врезался в воду в 40 км южнее Тендеровской косы.
     Непонятно почему, но в сводке 8-й Воздушной армии эта победа Покрышкина не отмечена. В сводке сказано лишь что армия «в течение 19.11.1943 бомбардировала переправы через р. Днепр и р. Конка у Никополь, Каменка, Водяное и на участке Херсон, Антоновка, истребителями прикрывала железнодорожные станции… В результате действий штурмовиков уничтожено и повреждено 4 танка, 2 автоцистерны, разрушен понтонный мост через р. Днепр у Антоновка, потоплена одна лодка с пехотой, с создано 10 очагов пожара. Наши потери: 1 Як-1, 3 Ил-2 не возвратились с боевого задания».
     Документы противника, к сожалению, тоже не вносят ясности по вопросу каких-либо потерь Ю-52.

     Через пару дней после этой победы, на Покрышкина был заполнен очередной наградной документ. В нём было сказано, что с 24 августа по 23 ноября он произвел ещё 55 боевых вылетов.
     Из них:
на прикрытие наземных войск – 39, на сопровождение бомбардировщиков – 1, на разведку – 1, на штурмовку наземных войск – 1, на перехват самолетов противника – 3, на прикрытие аэродромов 2 и на охоту – 8 боевых вылетов. 
     Было указано также, что за этот период Покрышкин провел 18 воздушных боев, в результате которых лично сбил 5 самолетов противника.

     Следующую воздушную победу Покрышкин одержал 28 ноября, когда в период 10.55–11.50, во главе шестерки «Аэрокобр» вылетел на прикрытие наземных войск. В районе Ашкадана на высоте 3500 м наши летчики встретили 18 немецких бомбардировщиков Ю-87, под прикрытием 4 истребителей Ме-109. В ходе воздушного боя майор Покрышкин сбил один пикировщик, который упал в районе восточнее острова Русский. Младший лейтенант Г. Г. Голубев, старший лейтенант И. К. Олефиренко и лейтенант В. И. Жердев сбили по одному Ю-87 каждый. Итого покрышкинская шестерка сбила четыре пикирующих бомбардировщика Ю-87. Ещё пять «штук» уничтожили лётчики других полков. Всего, согласно сводке, лётчики 8-й Воздушной армии провели в течение дня 24 групповых воздушных боя, в которых был сбит 21 самолет противника, из них 9 пикировщиков Ю-87.
     Из документов противника известно, что в этот день под удар «сталинских соколов» попала румынская Grupul 3 Picaj (3-я группа пикировщиков). Один Ju 87D был сбит истребителем и совершил аварийную посадку, при этом он, практически, полностью разбился (повреждения оценены в 80%). Другой Ju 87D получил лишь лёгкие (на 10%) повреждения. Квадраты, где были атакованы пикировщики – Pl.Qu. 4611 и Pl.Qu. 3789. Однако при всем желании, назвать действительных авторов этих потерь врага, вряд ли кто-то сможет.

     16 декабря в период 14.50–16.45 майор Покрышкин в паре с капитаном Г. А. Речкаловым выполнял полет на «свободную охоту». Встретив немецкий легкий самолет связи «Физелер-Шторьх», на высоте 20-30 метров идущий курсом на Одессу, лётчики поочередно атаковали его сзади. В результате атаки Покрышкина немецкий самолет загорелся и упал в 5 км юго-западнее Калиновки (Жовтневый район Николаевской области).
     Странно, однако, в сводке о результатах боевых действиях 8-й Воздушной армии ничего не сказано о сбитом «Шторьхе». Там сказано лишь, что «8-я Воздушная армия в течение 16.12.1943 бомбардировала войска и боевую технику противника в районах: Садовая, Антоновка, железнодорожные станции 2 км восточнее озера Вчерашнее, хутора Саги, штаб и артиллерийские склады юго-восточнее озера Лысое и вела разведку». Всё, больше ничего! А ведь заявленная победа над «Шторьхом» была 50-й официально зафиксированной тогда воздушной победой дважды Героя Советского Союза гвардии майора Александра Ивановича Покрышкина и, не упомянуть о ней в сводке было некорректно. И самое главное - в немецком списке потерь нет ни одного «Шторьха», который бы пострадал 16 декабря 1943 года.

     24 декабря гвардии майор А. И. Покрышкин был награжден третьим орденом Красного Знамени (№ 448/3). Всего к концу 1943 года он, по официальным данным, выполнил 550 боевых вылетов, провёл 137 воздушных боёв, сбил 50 самолётов противника.

     16-й гвардейский полк базировался на аэродроме «Аскания-Нова» до 4 января 1944 года и во взаимодействии с радиорадаром «Пергамит-17» прикрывал переправы через Сиваш частей 51-й армии. 10 января полк получил указание перебазироваться в район села Черниговка Запорожской области, чтобы провести переформирование части на новый штат, пополниться материальной частью и летным составом. Здесь, по 7 мая 1944 года, полк числился в составе Резерва Верховного Главного Командования.

     В конце февраля Покрышкину предложили должность начальника отдела боевой подготовки истребительной авиации Военно-Воздушных Сил, однако он категорически отказался от этой почетной должности и попросил оставить его на фронте.

     С 3 марта по 28 апреля майор Александр Иванович Покрышкин командовал 16-м гвардейским полком. Вскоре ему присвоили звание подполковника, а 2 мая он был назначен командиром 9-й гвардейской истребительной дивизии.

     Буквально накануне назначения Покрышкин, возвращаясь с авиазавода № 21 в Горьком, на борту УТ-2 в качестве пассажира, едва не погиб, когда самолет врезался в электропровода, упал на берег реки и разбился. К счастью, Покрышкин и травмированный пилот остались в живых. 

     Вскоре 9-я гвардейская дивизия была выведена из состава 8-й Воздушной армии 4-го Украинского фронта. Сначала она получила боевую задачу перебазироваться в район Раздельной Одесской области и поступить в оперативное подчинение командующего 17-й Воздушной армии. 2 мая полки дивизии стали покидать Черниговку. Однако уже 4 мая боевая задача 9-й гиад была изменена – дивизии Покрышкина было приказано перебазироваться в район Ямполя Винницкой области и войти в боевой состав 5-й Воздушной армии 2-го Украинского фронта. С 11 мая 9-я гвардейская дивизия уже размещалась на аэроузле «Стефанешти» (небольшое румынское село).

     До середины июня дивизия Покрышкина действовала с аэродрома «Стефанешти» и участвовала в Ясской оборонительной операции. Затем 9-я гвардейская дивизия была передана в состав 2-й Воздушной армии 1-го Украинского фронта и 18 июня части дивизии начали перебазирование на аэроузел «Лунко» (Румыния), состоявшего из аэродромов «Тодирени», «Пружани» и «Безноса».

     2 июля 1944 года приказом НКО СССР № 0230 Александру Ивановичу Покрышкину было присвоено воинское звание «полковник».

     Вскоре, 7 июля части дивизии перелетели на аэродромы Староконстантиновского аэроузла (Западная Украина).

     А 13 июля началась Львовско-Сандомирская наступательная операция советских войск, во время которой Покрышкин одержал свои последние воздушные победы в Великой Отечественной войне.

     Произошло это вечером 16 июля. Группа в составе двенадцати самолетов «Аэрокобр» - двух ударных четверок капитана Г. А. Речкалова и капитана А. Ф. Клубова из 16-го гвардейского полка, а также четверки прикрытия полковника А. И. Покрышкина из управления 9-й гвардейской дивизии, в 19 часов 40 минут вылетела в район Сушно северо-восточнее Львова для наземных прикрытия войск. В конце патрулирования, около 20 часов 10 минут в районе Сушно на высоте 1.500 метров, лётчики заметили, что курсом на восток движется большая группа вражеских машин. В ней насчитывалось до тридцати шести Ю-87 (по другим данным, до шестидесяти Ю-87) и четыре Хш-129 под прикрытием восьмерки ФВ-190. Увидев советские самолёты, противник перестроился в колонну по одному, замкнув круг для обороны, и начал беспорядочно бросать бомбы. Краснозвездные истребители устремились в атаку, в небе закрутилась гигантская карусель. В этом бою Покрышкин сбил два Ю-87: один упал в лес западнее села Тоболов, другой – западнее села Сушно. Особо отличился капитан А. Ф. Клубов – он уничтожил два Ю-87 и один ФВ-190. По одному пикировщику сбили также капитан Г. А. Речкалов, старшие лейтенанты В. И. Жердев и И. С. Вахненко, младший лейтенант А. П. Иванков, а старший лейтенант А. И. Труд сбил один ФВ-190. Таким образом, по заявлению «сталинских соколов» на землю упало 9 сбитых ими вражеских самолётов, в том числе семь Ю-87 и два ФВ-190. Все самолеты упали в районе Сушно, в том числе два из них – в самом населенном пункте. Кстати, по другим данным, первым самолетом, сбитым Покрышкиным в этом бою, был не Ю-87, а Хш-129. По этим же данным, Жердев тоже сбил не Ю-87, а Хш-129. Кроме того, по неподтвержденным данным, в этом бою Покрышкин сбил ещё два Хш-129, но подтвердить это никто не смог (в ходе боя ведомые потеряли из виду своего ведущего!), поэтому, в официальном списке побед Покрышкина их нет. Короче говоря, данные о результатах этого боя весьма противоречивы.
     Всего в тот день лётчики дивизии Покрышкина сбили 21 самолет противника (11 ФВ-190, 7 Ю-87 и 3 Ме-109). К этому следует добавить, что кроме 9-й гвардейской дивизии, в состав 2-й Воздушной армии входили также 205-я, 236-я и 304-я дивизии, лётчики которых в этот день тоже записали на свой счет немало воздушных побед.   
     А что по этому поводу говорят документы противника? По отчету Люфтваффе, в этот день в районе Западной Украины было потеряно не менее трех Bf 109 из JG.51 и JG.52, один Fw 190 из II./SG.77, два Hs 129 из 10.(Pz)/SG.9, однако о потерях Ju 87 никаких данных нет. Ну, разбирать потери Bf 109 и Fw 190 не будем, а вот потери штурмовиков Hs 129 рассмотрим поподробнее. Итак, по немецким данным погибли два лётчика-штурмовика: 21-летний унтер-офицер Карл Байрле на Hs 129B-2 W.Nr. 141973 «Weisses F» и 24-летний командир отряда капитан Рудольф-Гейнц Руффер на Hs 129B-2 W.Nr. 141966 «Rotes G». Причем Руффер был кавалером Рыцарского креста, на счету которого было более 300 боевых вылетов и около 80 уничтоженных советских танков. Правда, немцы утверждают, что при перелете железнодорожной линии Радзехов – Стоянов на бреющем полете его самолет в 19 часов 30 минут получил прямое попадание зенитного снаряда, упал и сгорел. Байрле тоже считается погибшим от прямого попадания зенитного снаряда в том же районе. В принципе, время и район потерь «хеншелей» совпадают с районом и временем боя группы Покрышкина. Поэтому, вполне вероятно, что они были сбиты в бою с «Аэрокобрами» и, может быть, даже самим Покрышкиным!

     Так получилось, что для Покрышкина это были две последние официальные воздушные победы за время войны. Больше сбивать вражеские самолеты ему не довелось.

     С 16 июля по 30 июля дивизия Покрышкина находилась в составе 8-й Воздушной Армии 1-го Украинского фронта, а с 30 июля до окончания войны – в составе 2-й Воздушной Армии того же фронта.

     19 августа 1944 года гвардии полковник А. И. Покрышкин первым в СССР был удостоен звания трижды Герой Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 1/3). По официальным данным, он был награжден третьей «Золотой Звездой» за 550 боевых вылетов и участие к маю 1944 года в 137 воздушных боях, в которых лично сбил 53 самолета противника, но цифры эти не совсем точные. Например, в одном из наградных документов говорится о 51 лично сбитом самолете.

     Всего, по данным одного из наградных листов, за период с апреля месяца по октябрь 1944 года частями дивизии под командованием Покрышкина было совершено 4494 боевых вылета, проведено 136 воздушных боев, в которых было сбито 259 самолетов противника. Лично Покрышкин за этот период времени произвел 43 боевых вылета и сбил 2 самолета противника (16 июля 1944 года).

     3 ноября 1944 года трижды Герой Советского Союза гвардии полковник А. И. Покрышкин был награжден медалью «За боевые заслуги». Казалось бы, мелочь, а приятно…

     Во главе 9-й гвардейской дивизии Покрышкин принимал участие в Карпатско-Дуклинской, Висло-Одерской, Сандомиро-Силезской, Нижне-Силезской операциях, в воздушной блокаде Бреслау, в Верхне-Силезской, Берлинской и Пражской операциях.

     Руководство дивизией создавало множество забот и проблем Покрышкину, много времени он вынужден был проводить на станции наведения и руководить действиями своих лётчиков по радио. Кроме того, единственному трижды Герою запрещалось лично вылетать на боевые задания. Хотя сам Покрышкин в своих мемуарах утверждает, что иногда вылетал на задания. Считается, что последний боевой вылет он выполнил 30 апреля 1945 года. Однако, в двух последних наградных документах на Покрышкина, о его вылетах в 1945 году абсолютно ничего не сказано.

     Интересно, что последними наградами Покрышкина, к которым он был представлен в последние месяцы войны, были полководческие ордена Суворова 2-й степени. Первым (№ 1484) он был награжден 6 апреля, а вторым (№ 1662) – 29 мая 1945 года, уже после окончания войны.

     Как известно любому историку, Покрышкин ещё много лет продолжал службу в Военно-воздушных силах Советского Союза и был награжден множеством других наград, но это уже выходит за рамки нашего исследования…

     Что же можно сказать в заключение? Прежде всего, нужно напомнить, что информация по воздушным победам А. И. Покрышкина, как и большинства других советских лётчиков, часто очень противоречива, поэтому, свести концы с концами очень сложно. Однако, по крайней мере, мы смогли подтвердить точно около десяти его воздушных побед. Кроме того, ещё около двадцати воздушных побед Покрышкина можно считать подтвержденными предположительно. К сожалению, почти двадцать воздушных побед подтвердить не удалось. Впрочем, какие данные кажутся более достоверными, а выводы более точными – пусть каждый из интересующихся Александром Ивановичем Покрышкиным решает сам…


Рецензии
Здравствуйте Олег!
Прочитал я Вашу статью, ну что тут скажешь, ну просто ОТЛИЧНАЯ КОМПИЛЯЦИЯ
фактологического материала, на основе немецких источников. КЛАСС!
Да и преподнесли Вы все это очень корректно и правильно - факты на стол, а выводы не вслух, а только "про себя". Да за чем собственно говоря гусей дразнить.
Безусловно, есть кое-какие спорные моменты и в Вашей статье, но то не Ваша вина, ибо за то говорят документы и свидетели, на которые вы ссылаетесь.
А как иначе?
Тут вот у Вас даже вышел спор за то, а сбивал ли Александр Иванович СУ-2 или все же не сбивал, да еще в первый день войны?
Некий историк Марчуков, явный апологет "святости" Александра Ивановича, изыскивающий по политдонесениям и прочим документам, ранее неизвестные самолеты, сбитые прославленным ассом, изыскал стенограммы бесед с бойцами 9 Гв.ИАД. Интервью были взяты у 21 человека: у летчиков, штабных, политических, технических работников дивизии, в том числе конечно и Александра Ивановича.
Безусловно историк Марчуков достоин благодарности за опубликование этих самых стенограмм бесед. Большое ему спасибо за проделанный труд.
Так вот, 25 декабря 1944 года, полковник Покрышкин утверждал: "... В первый день войны мне воевать не пришлось. Наши самолеты не были готовы. Когда я прилетел на свой аэродром, дал приказ технику привести в порядок самолет и оружие. А в это время мне говорят:
- Слетай за командиром полка. Он сел на вынужденную, нужно его доставить сюда.
Я поспорил, поспорил, но приказ есть приказ. Полетел на У-2, разыскал то место, сел на пашню. Командир полка улетел на У-2, а я остался с его самолетом. Только к вечеру привезли горючие, и я улетел домой. На второй день начал воевать".
В прочим, в тех довольно коротких стенограммах, есть масса интересных моментов, высказанных, как самим Покрышкиным, так и его непосредственными подчиненными. Вот, к примеру, как Покрышкин очень кратко поведал о бое 2 августа 1942 года: "... Я однажды разозлился, проявил свою инициативу и сбил около аэродрома ЧЕТЫРЕ самолета и спас два аэродрома от бомбежки. А то все погибли бы. Вижу - начальство ни чего не предпринимает, как-то утром собрал пять летчиков и говорю - так и так, сядем в самолеты и, как только появиться противник, - раз - и вылетим.
Проявил свою инициативу без всякого приказа начальства. Мы тогда дрались с 33-мя самолетами, из них 27 было Ме-110, а нас было пять "яков"."
Безусловно, о Покрышкине А. И. можно говорить и говорить, ибо очень много вокруг него за многие годы, сплелось - фактов, легенд, сказок, к чему не мало приложил усилий и сам уважаемый летчик, на поприще своей мемуарно-литературной деятельности.
Да, и еще один штрих - в ЖБД 16 Гв. ИАП в записях от 17 апреля 1943 года, отмечено, что самолет на котором вылетел Покрышкин в тот день имел бортовой номер "130".
Это к тому, что у Вас в статье сказано, что Покрышкин на Кубани летал якобы на Аэрокобре под номером "13".
Олег, еще раз большое спасибо за Ваш труд.
Конечно, у меня еще много есть к Вам всяких вопросов и вопросиков, но, как я думаю, это уже мои проблемы, а не Ваши.

С уважение Федор Габрас.

Федор Габрас   27.08.2018 09:42     Заявить о нарушении
Здравствуйте Федор!
Спасибо Вам, за то, что прочитали мою статью, и оценили её положительно. Действительно, о Покрышкине написано слишком много всякого. Именно поэтому я и решил написать о нём не очередной пафосный героический очерк, а военно-историческое исследование, основанное исключительно на документах.
Насчет номера самолета Покрышкина, я ещё уточню.
С уважением,

Олег Каминский   23.08.2018 16:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.