Хочу ребенка! глава 20

                Я - мама!


Все началось очень даже неожиданно. Хотя, не без предыстории. Даже двух.

Вот лежу я в привычном мне отделении патологии беременности, скучаю и жду, когда мне вынесут вердикт: «А не пора бы тебе, Катька, пузо разрезать и карапузов твоих оттуда достать, засиделись они  в тебе!» Но Волков  каждый день молился, чтобы дольше протянуть и ребятня нормально дозрела. Это я ощущала, что скоро перезреют и побьются там внутри от дефицита места ( пока дубасили своими ножками, ручками и попками только меня), а  Волков причитал, что «РАНО!».

Так вот лежу. Реально лежу и боюсь, что пролежни образуются, потому что ходить сложно. Поход в туалет и за едой – событие! И тут звонит Юлька. Она и так по пять раз на дню звонила, но тут голос странный, загадочный:

- Завтра вечером Стас не должен сесть за руль. Машину нужно проверить!

- Хорошо, позвоню и скажу.

- Бесполезно. Он тебя не послушает. Нужно сделать что-то, чтобы он никуда не поехал.

- Мне с больницы сбежать и ключи от машины стырить? – недоумевала. Я бы могла, не вопрос, но Волков не отпустил бы меня ни за какие коврижки.

- Попроси кого-то на его работе, чтобы проконтролировали. Такси вызвали или еще что… Нужен надежный человек, ответственный. Кать, это серьезно. У него последний критический период в жизни. Убереги…

Да, Юлька последнее время косячила, но проверять ее косяки на Стасе я не хотела. Лучше перебдеть. Кто у нас там надежный и ответственный? Сережа? Владислав Андреевич? О, Танечка!!! Эта для Стаса в лепешку разобьется и не пожалеет. Ну, нравится он ей, что тут попишешь? Ничего не нужно писать, а вот использовать во благо – самое то. Ну и что, что я в больнице. Узнала телефон Танечки и позвонила. Объяснила ситуацию, как смогла. В общем, напугала до чертиков: демонами, кармой, проклятиями и прочими ахами-страхами, активно культивируемыми телевидением в последнее время.

- У вас там что-то случится завтра такое необычное. Не отпусти его к машине, а то вы хирурга хорошего недосчитаетесь, а я мужа.

- А что делать? – перепугано проблеяла Танечка. Еще бы, угроза над ее обожаемым доктором.

- Что хочешь. Можешь напоить, у вас там спирту немеряно. Снотворное дай, тоже в закромах полно. Только снотворное вместе со спиртом низя, ты ж в курсе.

- А вы потом не прибьете меня за то, что  напоила, уложила… Еще припишете черт знает чего, - тоже страхуется. Не пропал мой имидж, жива народная слава.

- Нет. Он когда пьяный, не способный  на интим. Просто немного почудачит и уснет.

И Таня от души напоила, спасибо ей большое. А потом Стас танцевал с Таней вальс в отделении. Никто не осуждал, потому что  в тот день  у него впервые пациент умер на операционном столе. И ехать очень рвался, но Таня спрятала ключи от автомобиля. Стас уснул в  машине, причем мертвецким сном ( спирт –хорошее снотворное), поэтому, чтобы не замерз, его погрузили на носилки и перевезли в свободную палату. Чем ни пациент?

Ко мне Стас пришел через два дня. Выглядел опустошенным и виноватым.

- Мы не просчитали. Сердце отказало. Если бы не делали операцию, он бы прожил  еще лет пять или шесть. Родственники без претензий, но я себя виню.

- Покажи мне хирурга, у которого нет такого случая? Так вышло. Придется смириться, - уговариваю, но пытаюсь понять, сложно, у психологов на операционном столе не умирают пациенты. Вешаются, прыгают с моста, вскрывают вены, но мы людей не режем.

-  И еще… Я дико напился и потерял ключи от машины.

- Не совсем потерял. Татьяна у тебя их умыкнула,- призналась.

- Да-а-а. И тебе рассказала? – удивленно так посмотрел на меня. Бедный, все же он до конца не понял, с кем связался.

- Нет, это я ее попросила.

- Ух-ты. На фига?

- Чтобы ты жив остался. Юлька позвонила… У твоей машины что-то там… В общем, отвези на СТО и проверь.

Без вопросов отвез. Проверил. Оказалось, что тормозной шнур перерезан. Кем? Просмотр  записи видеокамер на стоянке  дал  ответ – сын погибшего на операционном столе. А ведь родственники были без претензий… вроде бы…

- 0-о-о-о-о! Девочки, вы серьезные ведьмы. И пока вы не хотите, я, видимо, не помру. Страшно подумать, что может быть, если ты захочешь меня  прибить.

- А то я не хотела тебя прибить? Любовь перекрывает злость. И деткам нужен папа.

- Веский аргумент. Я тоже тебя люблю, странная и удивительная ты моя мамочка. А Кеша задолбал уже своим навязчивым вопросом: «Где Катя? Что за хрень? Куда делась Катя?»

- Они там с Дусей гнездо еще не делают? Пора бы уж.

- Я сильно не приглядываюсь, что они там с Дусей делают. Радуюсь, что пока спокойно.

 Через два денька случился еще один опус. Прогуливалась я за тарелочкой супчика по коридору в столовку. Иду, пузо держу, потому что оно  при колебаниях то в одну сторону уедет, то в другую. Ощущение – оторвется или лопнет и ребятенки по коридору рассыплются.  И тут ко мне тетенька подозрительная подошла. На разговор  вызвала, а потом ошарашила окончательно:

- Продайте одного, у вас ведь аж трое. А я не могу деток иметь.
 
- Нет, не продам, не подарю, и по завещанию  не оставлю, - категорически отрезала. А у самой под сердцем так кольнуло и вниз отдало, что аж глаз задергался. Еще не хватало, детьми торговать.

- Но ведь у вас есть ребенок и еще трое будет. Вам сложно, а я обеспеченная, дам ему все, что надо. Почему нет? – настаивала мадам.

- Потому что жадная я. Редкий вид потомственного куркуля. Всего много и все мое. И не просите, не дам, - и убежала в палату. Убежала – это гипербола, еле-еле ушла. Как улитка проплыла. А саму трусит, как в лихорадке. Волков как увидел такое дело при обходе, выдал:

- До завтра не дотянешь. Все, кесарим, звони Стасу.

После того, как я обрадовала Стаса и тот в темпе начал добираться в час пик от своей больницы к роддому, где я лежала,  сама же начала угрожать Волкову, что если он хоть что-то сделает даже с одним моим ребенком, прокляну до седьмого колена. Силушек не пожалею и начхаю на обещание бабушке не творить ничего злого и дурного.

- Катя, это уже надо понимать родовая горячка началась? Что ты несешь? Что я с твоими детьми могу сделать, кроме как  вынуть их из тебя на свет Божий и вложить в твои вредные ручки? – Волков уже устал от моих выходок, но держался. Прикольный  я все же экземпляр  в его практике была.

- Вы мне планируете делать общий наркоз или эпидуралку? – доставала я несчастного лекаря.

- Моя воля, я б тебе клизму сделал и рожать, как все бабы, отправил. Чтобы схваточки задолбали часиков на двенадцать. Но детей жалко.

- Поклянитесь, что эпидуралку. Я хочу видеть своих крошек. Чтобы не заменили  или не сказали, что умер, а сами этой козе отдали… - это я лишнего ляпнула. Что думала.

- Какой козе? Савельева просила у тебя ребенка? – Волков гад, но не дурной, сообразительный, два и два добавлять умеет.

- Уверена, что и у вас просила. Вы жестами и мимикой  признались, можете не говорить. Учтите, легенда «родился мертвым» не прокатит, я  потребую доказательства. И какой попало трупик не проконает, я экспертизу ДНК проведу. Не вздумайте этот дохлый сценарий со мной срежиссурить!

- Кошмар, Катерина, ты демон во плоти. Нет хуже беременной, чем та, у которой медицинское образование. Боги, заткните этой женщине рот!

И Боги заткнули, потому что я разнервничалась, и живот так скрутило, что я  не могла и слова сказать. Но жестами показать успела.

- Блин, что это? – прошипела, скрутившись, как Баба Яга в свои две тысячи лет.

- Это, моя дорогая, роды начались. Теперь мне нужно прекратить родовую деятельность и только тогда кесарево делать. Кончай психовать, о детях думай!

Меня увезли в операционную и сделали эпидуральную анастезию, как я и просила. Для непосвященных, это укол в спину, после которого немеет нижняя половина тела. Ног не чувствуешь вообще. Классная возможность примерить ощущения инвалида.

В комнату начали входить люди. Их становилось все больше и больше. Вскоре в операционной стало до фига народу в масках.

- А че так много зрителей? Я что, участвую в шоу? – поинтересовалась у  Волкова. Его я могла  отыскать в любой толпе, даже если бы у Волкова на лицо был чулок натянут, как в гангстерских фильмах, а не привычная медицинская маска.

- Когда ж ты угомонишься. На каждого ребенка положено  по педиатру и две медсестры. Плюс анестезиолог, твой муж, и уж извини, я. Кого выгоним?

- По ходу, меня? – по интонации Волкова догадалась, зол неимоверно.

- Сообразительная! Молчи и приготовься к встрече с  детками. А то общую анестезию уколю и в летаргический сон на неделю отправлю.

Стас  стоял  возле моей головы, и я чувствовала, что нервничал. Врачи начали интенсивно копошиться. Поняла, догадалась, что режут. Но я ничего не чувствовала. Зато через пять минут увидела первого сынульку . Он закричал. Я тоже, но если он кричал от того, что заработали легкие, я – по вредности своей:

- Он плачет. Сделайте что-то! Ребенку ж плохо…

- Это хорошо, что он плачет. Ему все сделают, что нужно, - убедил меня Волков и поднес эту хорошенькую лялечку, чтобы я посмотрела на сынульку своего дорогого. Первое желание любой мамашки относительно своего чада - чмокнуть куда-нибудь. Вот и я куда дотянулась, туда и чмокнула. В щечку махонькую.

Стас внимательно разглядывал первенца и у Волкова интересовался в духе «папа в шоке, мелет что попало»:

- А чего он такой сморщенный, вроде ж не лез через дырку?

- Коллега, вам и не знать? - по глазам видела, удивлен.

- Вот не знать. С сердцами работать приходится. А тут – целый организм маленький, - парировал Стас.

- Разгладится, не волнуйся. Уже вижу, на Катьку твою похож, красивым будет, - убеждал Волков. – У ваших детей вариантов нет, симпатичность обеспечена.

- О, прицепите ему этикеточку, что он Дима! – покомандовала. Да, на семейном совете еще месяц назад мы решили, что первый будет Димой, как папу Стаса назовем. Имя хорошего человека не должно пропасть.

- Прицепят, не волнуйся.  Второго как назвала? – интересовался Волков.

- Как моего папу – Андрюша…

Диму унесли вытирать, пуп перевязывать, а из меня вынули второго. Этот кричал громче. И сморщенный был больше, на тюленя похожий. Чмокнула и этого, после чего его тоже унесли на помывку. Когда  третий запищал ( Ванькой назвали) и я увидела собственными глазами, что мальчишка, разревелась.

- Ты чего, Кать, из-за того, что  все трое пацаны? – успокаивал Стас.

- Нет. Родились. Живые. Наши. Прикольные…

Как только зашили пузо, медсестра сфотографировала меня, Стаса, деток и Волкова. Все аплодировали, словно эта братия приземлилась на самолете, у которого все по ходу еще в небе отвалилось.

Пришлось полежать немножко в реанимации. Мне под простынь трубу с горячим воздухом для подогреву запихнули. А потом в палату перевели.   А там  три кроватки с моими пупсиками. И группа поддержки - Стас.

Я  же не ощущала ног. Антураж – кулек с мочой и катетер. А чтобы жизнь медом не казалась. Отходняк от наркоза был «веселый», и я не сразу поняла, что все необычные ощущения и видения, периодически появляющиеся в моем мозгу – это не только  последствия наркоза, но и наконец-то проявившийся дар. У Юльки  появилось, когда она стала женщиной, бабушка рассказывала, что после сложной болезни словно заново родилась, а у меня вот теперь, когда стала мамой.  У каждой по-разному. Вот почему я подсознательно стремилась родить. Организму видней, чего ему хочется и надобно. И «работало» это, когда меня кто-то касался. Медсестричка Лиля ( на бейджике написано) обрабатывала  мой шов, а я как фильм смотрела ее судьбу. Прикольно! Сначала порывалась рассказать девушке о пикантных страницах ее сценария жизни, но вовремя остановилась. Зачем пугать людей и портить эффект неожиданности в судьбе? Тем более, что у Лили в ближайшие десять лет такой фейерверк событий.  Вовремя вспомнила главную заповедь любого врача, и психолога тоже: «Не навреди!» и прикусила свой язык. Это сделать вовремя всегда полезно.


Продолжение следует...


Рецензии
Урра! Два счастливых события:).
А мне до сих пор страшно. Я тоже перенесла апидуральную анестезию (только мне ее как-то по-другому называли), когда релаксацию сосудов делали. Лежать чуркой жуть.
С теплом,

Любовь Голосуева   01.12.2019 09:27     Заявить о нарушении
Главное - результат)))

Ксения Демиденко   01.12.2019 15:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.