Евросоюз-Россия. Статья вторая

    

     JAN  DISSIDENT:

     ЕС – РОССИЯ

     [ЦИКЛ ПУБЛИКАЦИЙ]

     [Начало: (http://www.proza.ru/2016/11/24/369)]

     [СТАТЬЯ I: Евросоюз – Россия. Статья первая (http://www.proza.ru/2017/08/16/1083)]

      СТАТЬЯ II: ЕС – РОССИЯ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

     ПРЕДВОРИТЕЛЬНОЕ СЛОВО АВТОРА:

     Расширение этой статьи (как и процесс её реструктурирования) в предлагаемой вниманию уважаемых читателей версии произошло вполне осмысленно. И, отчасти, мотивировано неожиданно возникшими в наши дни новыми веяниями во внешней политике России, – акт, расцененный автором данной статьи как адекватная реакция на новые выходки непредсказуемых заокеанских шизофреников, претендующих на безраздельное мировое господство и исключительность. Реакция России на новые выходки этих повелителей мира для многих стала «редкой неожиданностью»: в прошлом, 2016 году, когда группу российских дипломатов накануне Нового, 2017 года, выдворили из США, наложив арест на госимущество дипмиссии в США, и все ожидали ответных мер российской стороны, Россия демонстративно заняла «терпеливую» позицию; когда убили российского посла в Турции, вновь ноль реакции с российской стороны… а про очень сомнительную кончину Виталия Чуркина, незаменимого главы диппредставительства РФ в ООН я и вообще ни говорю… Тогда и на самом деле многим показалось, что «медвежье терпение» (как эффект «зимней спячки») России не имеет предела! Но вдруг на днях Россия, вспомнив о «партнёрских паритетах», (словно, наконец, вышла из «зимней спячки»!), решила выдворить 750 «лишних» американских дипломатов… Такая решимость и вправду вызывает эффект «редкой неожиданности». На наших глазах происходят кардинальные сдвиги во внешнеполитической активности страны, заставляющие российских партнёров буквально врасплох.

     Как правило, вопросы паритета и паритетных начал становятся более чувствительными преимущественно в среде достойных субъектов партнёрства. Если судить о проблеме партнёрских отношений ЕС и РФ, то мы должны сперва разобраться с вопросом о правовом статусе этих «партнёров». Вместе с тем, следует с самого начала выяснить одно обстоятельство, имеющее фундаментальное значение для дальнейшего раскрытия затронутой темы, а именно: говоря о партнёрских отношениях, я имею в виду определение формы взаимоотношения между РФ и ЕС, а не объединение этих двух субъектов партнёрства, либо возможное вхождение РФ в ЕС. А так, в целом, под словом «партнёрство» подразумевается равноправное «сосуществование» двух либо нескольких самостоятельных субъектов (т.е. «несоподчиненных» партнеров), добровольно решившихся вступить в сотрудничество. А применительно к нашему случаю, и выяснение вопросов степени и характера их взаимоотношений. Судя по имеющимся на этот счёт материалам, Россия не собирается вступить в ЕС, а просто уточняет форму взаимодействия с этим новоявленным субъектом мировой политики. В «Стратегии развития отношений РФ с ЕС на среднесрочную перспективу (2000–2010 годы)», однозначно указано, что Россия не ставит перед собой цель вступления в ЕС или получения статуса ассоциированного членства. Ибо присоединение к ЕС обусловлено и вступлением страны в НАТО, и это не входит в планы РФ, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Можно сказать, что, приближаясь друг к другу, каждая из этих сторон по–своему зондирует выгодную почву для возможного сотрудничества, вплоть до стратегического. Стоит отметить, что это обстоятельство нашло довольно корректное разъяснение в аналитической статье видного российского учёного (*) как «в обход трудного для обеих сторон вопроса о членстве России в ЕС» [I].

     Вернусь, однако, к прерванной нити разговора, чтоб выяснить правовой статус этих двух субъектов партнёрства – РФ и ЕС:

     Исходя из своего Основного закона (Конституции), Россия является суверенным государством, членом ООН со статусом полноправного субъекта мировой политики. В то время как ЕС фигурирует в совершенно иной категории субъектов мировой политики. ЕС – прежде всего это надгосударственная геополитическая организация, не являющаяся членом ООН, и находящаяся всё ещё в процессе формирования как надгосударственная геополитическая и геостратегическая структура со своей законодательной базой, нормативными актами и соответствующими подразделениями. Обладая политической, военной (НАТО) и финансово–экономической (с единой европейской валютой, переросшей уже в новую мировую волюту – евро) составляющими, Евросоюз уже заговорил о себе на международной арене как о новом политическом центре влияния в мире, и его становление в качестве эффективного военно–политического игрока с «блоковым» уклоном – не за горами.

     По многим причинам я не разделяю беспочвенного оптимизма сторонников идеи «паритетного партнёрства» РФ и ЕС, также как и не согласен со сложившемся в нашей научно–аналитической среде мнением о правомерности выстраивания такой иллюзии. И вот почему: нынешняя Россия выступает антитезисом идеи Союза, добровольно отрешившись от СССР. В то время как Евросоюз, наоборот, стремится к становлению такой структуры. По признанию самих российских аналитиков, в 1990–е годы взаимодействия России и Евросоюза развивалось по формуле «ведущий – ведомый», когда от России ожидали адаптации её внутренней и внешней политики в соответствии с нормами, ценностями и интересами ЕС и в целом евроатлантического сообщества [II]. Постановка вопроса о возникновении паритетных отношений между РФ и ЕС некорректна, так как они неравные партнёры. И, наверное, будет уместно, обронить мысль о том, что сближаясь с Евросоюзом, у «нечистых рук» в России появилась возможность переправить награбленные деньги в офшорские зоны. Главным достижением российской дипломатии на этом поприще, можно считать вступление России в ВТО, которое, судя по нынешнему застойному состоянию, ощутимых сдвигов в продвижении российских товаров на еврорынок не предвещает. Но России целесообразно, на мой взгляд, делать упор именно на экономическую составляющую партнёрства и двусторонние отношения со странами Евросоюза.

     А вот между СССР и ЕС могла бы сложиться такая форма паритетного партнёрства. Они в чём–то похожи друг на друга: ведь Советский Союз, будучи в известной степени неким собирательным геоидиологизированным, геополитизированным государством. Забегая вперёд, отмечу, что Советский Союз отчасти и по этой причине распался, став некой геополитической родиной жителей огромной раздробленной территории. И, как бы это ни звучало странно, де–факто стал прообразом Европейского Союза. Ведь последний смоделирован как надгосударственная геополитическая организация, вознамерившись как можно скорее преобразиться в сверхгосударство ВСЕЕВРОПИЙСКОГО МАСШТАБА. Следовательно, между РФ и ЕС, в лучшем случае, может сложиться только условная взаимосвязь, на базе которой можно провести диалог, нацеленный на взаимопонимание, и налаживание возможного, обоюдного сотрудничества. Любые другие формы взаимоотношения между РФ и ЕС будут носить сугубо иллюзорный характер.

     Исходя из вышесказанного, попытаюсь заглянуть на процесс взаимодействия РФ и ЕС именно с этой позиции. При анализе развития отношений России и Европейского Союза будем исходить из той аксиомы, что высокая экономическая взаимозависимость между Россией и Евросоюзом, географическая близость и сам характер системы международных отношений в эпоху глобализации являются императивами для продолжения строительства и развития отношений между сторонами.

     ИСТОРИЯ С ЗАПУТАННЫМ НАЧАЛОМ:

     Среди публикаций, имеющиеся в Интернет–ресурсах по истории взаимоотношений РФ и ЕС, нет единого мнения по поводу начала этих взаимоотношений. Не смотря на то, что с момента установления этих взаимоотношений прошло совсем незначительное время, сведение об их «точке отсчёта» в разных источниках зафиксировано весьма противоречиво. К сожалению, складывается впечатление, что мы имеем дело с тёмным, подозрительным проектом. Что же делать – история не совсем как история, и оттого отношение к ней довольно легкомысленное?

     Изучая разные источники, я обнаружил факт серьёзного расхождения по датам начала взаимоотношения между Россией и Евросоюзом. Приведу три источника:

     1) Интернет-энциклопедия «Википедия» пишет: «25 июня 1988 года было подписано соглашение о торговле и сотрудничестве между ЕЭС и СССР, а 24 июня 1994 – двустороннее соглашение о партнёрстве и сотрудничестве между Европейским Союзом и Россией (вступило в силу 1 декабря 1997). Первое заседание Совета сотрудничества ЕС–Россия состоялось в Лондоне 27 января 1998».

     Источник: u.wikipedia.org›Россия и Европейский союз

     2) Отношения России с Евросоюзом – Documentation newsruss.ru›doc/index.php/Отношения_России_с_ЕС

     Здесь написано: «Официальные отношения на уровне СССР – ЕС были установлены 2 марта 1989 года после того, как состоялось вручение верительных грамот и открытие Постоянного представительства СССР при ЕЭС в Брюсселе. 23 декабря 1991 года Европейский союз признал Россию правопреемницей Советского Союза в полном объёме».

     3) В сборнике «РОССИЯ – ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ: ВОЗМОЖНОСТИ ПАРТНЁРСТВА» (Москва 2013 г.) мы читаем:

     «История отношений современной России и Европейского Союза насчитывает немногим более двадцати лет. Формальной точкой отсчёта служит Соглашение о торговле, коммерческом и экономическом сотрудничестве, подписанное ещё в советское время, в декабре 1989 года. После распада Советского Союза потребовался относительно короткий период для того, чтобы новая Россия и ЕС в июне 1994 года заключили юридически обязывающее Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве (СПС). Однако взаимодействие сторон с самого начала отличалось непростым характером; об этом говорит уже то, что СПС вступило в силу лишь три года спустя после его подписания. В течение всех прошедших лет наполнение партнёрства реальным содержанием в большой степени зависело от значительного количества внутренних и внешних факторов».

     Представьте себе, об этом пишет не «рядовой» публицист, а один из ответственных лиц, которому доверено составление аналитического обзора этого проекта (**).

     РОССИЯ И ЕВРОСОЮЗ: ДЕЙСТВИЕ В ПРАВОВОМ ПОЛЕ

     Говоря о необходимости юридически обоснованного налаживания взаимоотношения РФ и ЕС, надо отметить, что сама жизнь подтолкнула их к официальному обоснованию своих отношений. После распада СССР этот вопрос нуждался в коренном пересмотре и выработке новой доктрины устраивания добрососедских отношений. Это продиктовано, в первую очередь, изменением прежних границ страны и появлением новых государств вокруг РФ. И, естественно, каждой стороне нужно было выработать своё видение позиции.

     С позиции Евросоюза, Россия – крупнейшая мировая держава, имеющая огромные ресурсы и потенциал для экономического и социального развития всего континента. ЕС, понимая значимость России в мировых масштабах, сотрудничает с РФ на основании Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС), подписанного в 1994 году.

     С позиции РФ, Евросоюз – ближайший сосед и важнейший партнёр России в экономике и политике. Невзирая на своё евразийское географическое положение, Россия по своему генофонду, да и ментально всегда относилась к Европе. Отсюда руководство страны глубоко осознавало, что на протяжении всей истории сотрудничество государств–членов нынешнего ЕС с Россией всегда играло определяющую роль в исторических судьбах континента, а нередко – всего мира, что верно и по сей день. Более того, прогнозы говорят о том, что в обозримой перспективе его важность не снизится, а, скорее всего, наоборот, будет и далее возрастать. Есть все основания считать, что количество перешло в качество, и взаимоотношения РФ с ЕС по фактическому положению дел можно уверенно отнести в настоящее время к разряду стратегического партнёрства. Кстати, судя по официальным аналитическим отчётам, эту точку зрения разделяют и в самом Евросоюзе.

     Заслуживает внимания ещё одно обстоятельство, что процесс формирования Евросоюза не завершён и ЕС расширяет свою географию, поглощая новые страны и территории. В результате трёх раундов расширения 1995, 2004 и 2007 годов ряды Евросоюза увеличились до 27 участников. Среди них оказались не только государства–союзники СССР в прошлом, но и три бывшие советские республики: Эстония, Латвия и Литва. Многие «младоевропейцы», вступив в ЕС, привнесли с собой в эту организацию собственный взгляд на развитие отношений с Россией, отличавшийся настороженностью и даже враждебностью. Внутренние вызовы развития России и ЕС требовали привлечения к своему решению неустанного внимания и политической энергии, на них, а не на внешнеполитических задачах были в основном сосредоточены усилия Москвы и наднациональных структур Евросоюза.

     Приступив к действию в правовом поле, Евросоюз незамедлительно стал внедрять свою правовую практику в плоскость взаимодействия с РФ. Приняв за основу юридически обязывающее Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве (СПС) обе стороны занялись разработкой совместных нормативных актов по сотрудничеству.
   
     В соответствии с СПС, основными целями сотрудничества РФ и ЕС является:

     – обеспечение соответствующих рамок для политического диалога между Сторонами, способствующего развитию тесных отношений между ними в этой области;
   
     – содействие торговле, инвестициям и гармоничным экономическим отношениям между Сторонами, базирующимся на принципах рыночной экономики и, таким образом, поощрение устойчивого развития Сторон;

     – укрепление политических и экономических свобод;

     – поддержка усилий России по укреплению ее демократии, развитию её экономики и завершению перехода к рыночной экономике;

     – обеспечение основы для экономического, социального, финансового и культурного сотрудничества, базирующегося на принципах взаимной выгоды, взаимной ответственности и взаимной поддержки;

     – поощрение деятельности, представляющей взаимный интерес;

     – обеспечение соответствующих рамок для постепенной интеграции между Россией и более широкой зоной сотрудничества в Европе;

     – создание необходимых условий для учреждения в будущем зоны свободной торговли между Россией и Сообществом, охватывающей в основном всю торговлю товарами между ними, а также условий для реализации свободы учреждения компаний, трансграничной торговли услугами и движения капитала.

     Из документа явствует, что им установлены общие и фундаментальные основы взаимоотношений между ЕС и РФ. Таким образом, СПС успешно исполняет роль фундамента, на основании которого уже принят ряд секторных соглашений, а именно:
    
     • «О торговле текстильными товарами» (1998 г.);

     • «О сотрудничестве в области науки и технологий» (2000 г.);

     • «Об участии РФ в деятельности Европола» (2000 г.);

     • «Об упрощении выдачи виз гражданам РФ и ЕС» (2006 г.);

     • «О сотрудничестве в сфере рыболовства» (2009 г.).

     На основании СПС в 2005 году были приняты так называемые «Дорожные карты». А это – акты особого рода (sui generis), которые принимаются и получают свою юридическую силу в соответствии с развитием правовой системы ЕС, но не имеют законодательного закрепления в актах первичного права (в учредительных договорах ЕС). Таким образом, было выражено обоюдное желание поднять отношения на более высокий уровень, выработать углублённые механизмы сотрудничества. И нашло своё подтверждение в принятии в мае 2003 года совместной Концепции создания четырёх общих пространств (экономического, пространства свободы, безопасности и правосудия, пространства внешней безопасности и пространства культуры, науки и образования) и в последующем утверждении через два года программы «дорожных карт», т.е. конкретных шагов по всестороннему развитию отношений. К этому обязывало и то, что стороны заявляли друг о друге как о стратегических партнёрах – статус, обязывающий к соответствующим действиям, а не только к декларациям.

     Одним из приоритетных направлений во взаимодействии России и ЕС в области безопасности сможет стать борьба с терроризмом. Трагические события в различных городах стран Евросоюза свидетельствуют о том, что «Старый свет» давно уже перестал быть безопасным континентом. Поэтому усиленное взаимодействие в области борьбы с терроризмом стран Евросоюза и России, которая на своем личном примере испытала все ужасы террористических актов, могло бы быть крайне эффективным. Россия уже принимала участие в полицейской миссии в Боснии и Герцеговине под эгидой ЕС в рамках ОВПБ.

     Стоит отметить, что позиция РФ в отношении ЕС нашла отражение в Стратегии развития отношений Российской Федерации с Европейским Союзом на среднесрочную перспективу (2000–2010 гг.), представленной российской стороной на встрече Россия–Евросоюз в Хельсинки 22 октября 1999 г. В этом документе указано, что Россия не ставит перед собой цель вступления в ЕС или получения статуса ассоциированного членства. Данная стратегия является логическим развитием общей внешнеполитической концепции России на европейском направлении, исходит из общности исторических судеб народов и ответственности государств Европы за будущее континента, взаимодополняемости их экономик.

     Одним из основных внешних факторов, влияющих на проведение политики по сближению сторон, стало то, что большинство государств–членов Евросоюза являются участниками Североатлантического договора. В результате перипетии в отношениях между Россией и НАТО не могли не сказываться на динамике отношений между Москвой и Брюсселем. Причём в большинстве случаев такое влияние тормозило, а не придавало дополнительный импульс диалогу, особенно в свете нарастания разногласий между Россией и НАТО по вопросам о расширении этой военно–политической организации на восток и использовании военной силы без одобрения Совбеза ООН.

     В первые годы XXI века сотрудничество между Россией и Евросоюзом, несмотря на указанные трудности, получило новое дыхание. В 2001 году кризис в их отношениях, связанный со «второй чеченской войной», был преодолён (предыдущие два кризиса пришлись на 1995 год из–за «первой войны» в Чечне и на 1998 год из–за дефолта России) [III]. Этому способствовал ряд сдвигов. В первую очередь тот факт, что оба участника партнёрства вышли на устойчивую повышательную кривую экономического роста, достаточно успешно решали свои внутренние проблемы. В прогнозах своего среднесрочного и даже долгосрочного развития ЕС и Россия придерживались однозначно оптимистических оценок. Росли их внешнеполитические амбиции и ресурсы. Из года в год нарастала экономическая взаимозависимость России и ЕС; интересы всё большего числа экономических субъектов с обеих сторон усиливали вектор взаимной интеграции. К началу нового столетия была создана достаточно прочная институциональная основа сотрудничества: дважды в год проводились саммиты (к концу 2011 года их состоялось 28), встречи председателя правительства РФ с Комиссией ЕС, заседания Совета сотрудничества (преобразован в 2003 году в Постоянный совет партнёрства) на уровне министров, встречи в рамках Политического диалога на уровне министров иностранных дел, Постоянного представителя Российской Федерации при ЕС с Комитетом по политике и безопасности, встречи в Совете по парламентскому сотрудничеству.

      В 2011 году начал действовать Гражданский форум Россия–ЕС. К настоящему времени состоялось два заседания – в марте 2011 года в Праге и в декабре 2011 года в Варшаве. Рассмотрены вопросы исполнения решений Европейского суда по правам человека, повышения подотчетности в деятельности государственных органов, упрощения визового режима между Россией и Евросоюзом. Москва выражает озабоченность по поводу того, что до сих пор ЕС не присоединился к главному правовому инструменту Совета Европы – Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод [IV].

     МОМЕНТЫ  ОБДУМЫВАНИЯ:

     В Евросоюзе в преддверии мегарасширения 2004 года доминировали ожидания быстрого превращения этой организации в один из ведущих центров силы на планете, широкую популярность обрели концепции «европейской мечты» и «евросферы» [V].

     Крепло стремление наряду с экономической мощью общего рынка нарастить самостоятельные политические мускулы, превратить европейскую политику в сфере безопасности и обороны в действенный инструмент влияния ЕС в мире. Россия благодаря консолидации внутриполитического пространства и быстрому росту ВВП с опорой на сырьевой сектор экономики также активизировала свои внешнеполитические усилия, взяла курс на утверждение себя в качестве самостоятельного игрока на международной арене.

      К этому времени модальность взаимодействия России и Евросоюза претерпела значительные изменения. Если в 1990–е годы оно развивалось по формуле «ведущий – ведомый», когда от России ожидали адаптации её внутренней и внешней политики в соответствии с нормами, ценностями и интересами ЕС и в целом евроатлантического сообщества, то в первое десятилетие XXI века стороны всё больше рассматривали друг друга в качестве несоподчиненных партнеров. Проявлением взгляда Москвы на характер взаимоотношений стал отказ от участия в программе «нового соседства», разработанной в 2003 году на базе документа ЕС «Большая Европа – соседство: новые рамки для отношений с нашими восточными и южными соседями». Москва считала, что предложенные концепция и механизмы программы фактически были проводниками политики «мягкой силы» Евросоюза по принципу «помощь в обмен на реформы», вели к распространению его влияния на зоны жизненно важных интересов России.

     Со временем отношения между сторонами становились более прагматичными и реалистическими, свободными от завышенных ожиданий. Со стороны ЕС реже слышались претензии к Москве в отношении ценностных расхождений, тем более что в 2002 году за Россией был признан статус страны с рыночной экономикой, а во внешней политике Россию и ЕС больше сближало, чем разделяло. Это относится к принципам верховенства международного права, многосторонности (многополярности), коалиционности в принятии решений, упоре на «мягкую», а не на «жёсткую» силу. Хотя и с большим трудом, но постепенно теряли своё влияние отрицательные стереотипы в отношении России, укоренившиеся среди политических элит западных стран и в массовом сознании в период холодной войны и даже ещё раньше – в эпоху царской России. Однако со стороны различных институций Евросоюза, в особенности Европарламента, константой оставалась критика России, то приглушенная, то громкая, в недостаточном прогрессе в области соблюдения прав человека, верховенства закона, независимости судебной системы.

     В России же росло понимание того, что Евросоюз, несмотря на своё стремление к автономности в международных делах, будет и дальше рассматривать себя как неотъемлемую часть евроатлантического пространства, что принципы солидарности и «пула суверенитетов» в ЕС из декларативных всё больше превращаются в действующие и действенные, что для достижения успеха в переговорах с наднациональными структурами этой организации необходимо находить общий язык не только с брюссельской бюрократией и европейскими «грандами», но и с «неудобными» для России европейскими партнёрами, в первую очередь из числа восточноевропейских государств.

     Вместе с тем Москва не могла не учитывать, что по своей природе Евросоюз на обозримое будущее остаётся дуалистической межгосударственной и в то же время наднациональной организацией, в которой учёт национальных интересов отдельных стран–членов не менее важен, чем интересов, выработанных на основе консенсуса. В начале XXI века взгляд на ЕС как на экономического гиганта, но политического карлика стал выглядеть анахронизмом. Однако в вопросах внешней политики и безопасности, в ряде экономических областей, ещё не подвергнувшихся «коммунитаризации» (передаче части национальных полномочий наднациональным структурам ЕС), интересы его ведущих государств по–прежнему доминируют над «среднестатистическими». В свете этого Россия, другие крупные мировые и региональные державы, сами европейские страны в зависимости от ситуации и природы вопросов, требующих решения, выбирают в своих отношениях с государствами ЕС либо «двусторонний трек», либо переговоры с Евросоюзом в целом.
    
     КОНФИГУРАЦИЯ  И  «ОБРАЗНАЯ»  РАССТАНОВКА  В  ЕС:

     Данный вопрос связан с некоторыми изменениями, которые намечаются в рядах ЕС по отношению к России, и отражают новый расклад (позиционного свойства) внутри этой организации. Российская дипломатия не могла игнорировать и тот факт, что участники ЕС по своему весу и влиянию сильно различаются. Многие вопросы во взаимоотношениях с ним решаются в зависимости от позиции «Большой четвёрки» – Германии, Франции, Великобритании и Италии. Внутри Евросоюза существует немало как институционализированных, так и неформальных объединений и групп. Кроме того, в силу исторических, экономических и иных причин в ЕС выделяют группу «друзей России» (например, Германию, Грецию, Италию, Кипр, Францию), группу нейтрально настроенных государств, а также тех, кто по традиции выступает с более жёстких в отношении Москвы позиций (например, прибалтийские страны, Румыния, до недавнего времени Польша). Локомотивами в отношениях России и ЕС бессменно являлись Берлин, Рим и Париж. Состав названных групп со временем мог меняться. Например, Великобритания из группы «друзей России» в 2000–2002 годах впоследствии перешла в группу жёстких оппонентов. Но возможно и обратное движение, что демонстрирует в последнее время значительная нормализация в отношениях между Москвой и Варшавой.

     В первой половине 2000–х годов наибольшие разногласия между Россией и Евросоюзом вызвал вопрос расширения. Список вопросов, вызывающих озабоченность Москвы, переданный в Брюссель в 1999 году, включая права русскоязычного населения Эстонии и Латвии и проблему калининградского транзита, Еврокомиссия согласилась обсуждать лишь в начале 2002 года. В результате процесс согласования, а значит и обеспечение согласия Москвы на распространение СПС на новые государства–члены, удалось завершить лишь за несколько дней до официальной даты расширения – 1 мая 2004 года. Однако в целом на фоне принятия концепции четырёх общих пространств и «дорожных карт» климат взаимоотношений был благоприятным. С марта 2005 года появился новый формат переговоров – консультации по правам человека.

     Проведение более активной внешней политики и Россией, и Евросоюзом не только способствовало их сближению по обоюдовыгодным вопросам, но и приводило к растущим трениям там, где интересы расходились. Так, противоположные трактовки получили результаты президентских выборов на Украине осенью 2004 года, как и результаты других «цветных» революций на постсоветском пространстве. Политика «нового соседства» ЕС всё больше, по мнению Москвы, приходила в столкновение с российскими национальными интересами. Не менее противоречивым, с точки зрения Москвы, стал проект «Восточного партнёрства», запущенный в марте 2009 года на саммите ЕС в Праге с участием трёх южнокавказских государств, Украины, Молдовы и Беларуси. Обострение противоречий произошло вокруг проблемы признания Косово. Расширения ЕС 2004 и 2007 годов ещё ближе придвинули к России «визовый барьер». Несмотря на то, что энергодиалог стороны вели с 2000 года, всё большим раздражителем становился вопрос поставок российских энергоресурсов, особенно после перебоев с поставкой российского газа через территорию Украины в январе 2009 года и в свете отказа Москвы ратифицировать Энергетическую хартию и подписать дополнительный протокол к ней.

     Кроме того, ряд обстоятельств вновь снизил способность Евросоюза к проведению последовательной внешней политики, отвлекал политические ресурсы на решение иных проблем. Провал в 2005 году ратификации Договора о Европейской конституции в результате референдумов с отрицательным исходом во Франции и Нидерландах – государствах из числа отцов–основателей ЕС, трудности выработки и доведения до подписания и ратификации нового соглашения, рост евроскептических настроений в Европе и увеличение числа конфликтов на расовой и национальной почве, ярко проявившихся во время бунтов в пригородах Парижа, болезненный процесс притирки друг к другу старых и новых государств–членов заставляли ЕС в целом и входящие в него государства в отдельности сосредоточиться на вопросах внутренней политики, решать проблемы в первую очередь на своём «заднем дворе». Все эти обстоятельства не способствовали прогрессу в отношениях между Россией и ЕС. Более того, механизмы Евросоюза по переговорам с внешними партнерами оставались громоздкими и неповоротливыми. В нём сохранялось несколько центров принятия решений, зачастую конфликтующих между собой. Положение коренным образом не изменилось и после вступления в силу Лиссабонского договора в декабре 2009 года.

     1 декабря 2007 года истёк срок действия СПС. Однако, несмотря на то, что он нуждался в значительном обновлении, переговоры о новом «базовом договоре» начались лишь в июле 2008 года после саммита Россия–ЕС в Ханты–Мансийске. Виной тому было проявление рядом стран–участниц «национального эгоизма»: Польша ещё в 2006 году блокировала предоставление Еврокомиссии мандата на переговоры с Россией ввиду разногласий с ней по двусторонним вопросам. Претензии к России высказывала и Литва. Только начавшись, переговоры были прерваны из–за августовских событий 2008 года в Закавказье. После нападения грузинских войск на Цхинвал и на российских миротворцев Россия была вынуждена ввести в Южную Осетию и Абхазию свои войска. Однако в Евросоюзе возобладало мнение о неправомочности действий Москвы и о непропорциональном использовании силы. Тем более ЕС посчитал неприемлемым признание Россией независимости двух бывших частей Грузии. Вместе с тем необходимо отметить, что посреднические усилия Евросоюза, в котором на тот момент председательствовала Франция, сыграли важную роль в переводе конфликта в дипломатическую плоскость. В ноябре 2008 года переговоры о новом «базовом договоре» возобновились [VI]. С тех пор они велись в формате рабочих групп по четырём основным разделам будущего документа: по взаимодействию в сфере политического диалога и внешней безопасности; сотрудничеству в сферах свободы, безопасности и правосудия; отраслевому экономическому взаимодействию; сотрудничеству в вопросах науки и техники, культуры, образования, СМИ, спорта и молодежной политики.

     Негативные тенденции перемежались позитивными моментами на пути реализации «дорожных карт». В 2007 году вступили в силу Соглашения между РФ и Европейским сообществом об упрощении выдачи виз гражданам РФ и Европейского Союза и о реадмиссии. Отмена визового режима стала одной из центральных в дальнейших переговорах между сторонами. На саммите в Брюсселе в декабре 2011 года был согласован список «Общих шагов» для достижения этой цели. Россия выступает за скорейшую отмену виз для краткосрочных поездок граждан России и ЕС и предлагает сделать ориентиром для этого зимнюю Олимпиаду 2014 года в Сочи. Также в 2007 году подписано Соглашение по торговле сталью, в 2010 году – Соглашение о защите секретной информации. В 2008–2009 годах Россия приняла участие в миротворческой операции ЕС по мандату ООН в Чаде и Центральноафриканской Республике, а позже сотрудничала с ним в операции по борьбе с пиратством в Аденском заливе. Необходимо отметить, что ещё в 2000 году была принята Совместная декларация России–ЕС об укреплении диалога и сотрудничества по политическим вопросам и вопросам безопасности в Европе. С 2001 года российские официальные лица на ежемесячной основе проводили консультации с европейскими партнёрами в рамках комитета ЕС по политике и безопасности. Успешно развивались многочисленные совместные проекты в сфере культуры, образования, науки. В 2006 году в Москве начал работу Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД России, призванный повышать квалификацию российских государственных служащих в вопросах европейской интеграции и отношений Россия–ЕС. И всё же при всех позитивных подвижках нельзя не признать, что в целом эти отношения в последние годы находились в состоянии стагнации.

     Мировой экономический кризис внёс в отношения Евросоюза и России значительные коррективы. В 2008–2009 годах показатели их экономического взаимодействия значительно снизились, начав с 2010 года постепенно возвращаться на докризисные уровни [VII]. В результате обострения социальноэкономических, а в случае ЕС ещё и политических проблем, особенно остро проявившихся в еврозоне, стороны в очередной раз сосредоточились на решении задач внутреннего развития. Хотя Лиссабонский договор 2009 года создал благоприятные условия для проведения Евросоюзом более согласованной и системной внешней политики, включая пост Высокого представителя ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, на продвижение повестки дня в переговорах с Россией эти нововведения качественным образом пока не повлияли.

     Значимость для России отношений с Евросоюзом была в очередной раз подтверждена после президентских выборов в России. В мае 2012 года вышел Указ главы Российского государства «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации», в котором значительное место уделено вопросам отношений с ЕС. Перед внешней политикой России поставлены следующие задачи: выступать за достижение стратегической цели – создание единого экономического и человеческого пространства от Атлантического до Тихого океана; добиваться заключения соглашения с ЕС об отмене виз при краткосрочных взаимных поездках граждан; отстаивать принципы равноправия и взаимной выгоды в работе над новым базовым соглашением между Россией и ЕС о стратегическом партнёрстве; способствовать эффективной реализации программы «Партнёрство для модернизации»; развивать взаимовыгодное энергетическое партнёрство в целях создания единого энергетического комплекса Европы, добиваясь строгого соблюдения имеющихся двусторонних и многосторонних договорных обязательств.

     Надо сказать, что очередной выборный цикл в России внёс дополнительный диссонанс в отношения России и Евросоюза. К этому добавились разногласия по поводу путей урегулирования ситуации в Сирии. В феврале 2012 года Высокий представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Кэтрин Эштон выступила в Европарламенте с критикой недостаточной, по её мнению, демократичности предвыборной кампании в Государственную Думу Российской Федерации и результатов выборов. В том же месяце Европарламент принял резолюцию, осуждавшую Россию и Китай за ветирование в Совете Безопасности ООН проекта резолюции по Сирии, а также призывавшую Россию изменить свои избирательные законы.

     В июне 2012 года прошёл очередной саммит Россия–ЕС – первая встреча на высшем уровне данного формата в условиях, когда Россия де–факто стала членом ВТО. Это позволяет уже не на словах, а на деле перейти к обсуждению вариантов развития торговых и экономических отношений между сторонами по схеме «ВТО+», один из которых подразумевает создание непреференциальной зоны свободной торговли. Кроме того, членство России в ВТО не затрагивает ряда важных сфер взаимодействия, среди них – режим инвестиций, товары двойного назначения, расщепляющиеся материалы и др. Таким образом, за рамками ВТО остаётся большой простор для дальнейшего укрепления связей.

     Ожидается, что вступление России в ВТО придаст новый импульс переговорам по новому «базовому договору». В этом вопросе пока остаётся много несогласованных позиций как по форме, так и по содержанию. Россия видит преемника СПС как относительно компактный документ, обеспечивающий базу для различных секторальных соглашений. Брюссель же считает, что документ призван быть всеобъемлющим. По широко распространенному мнению, переговоры должны также привести к юридическому оформлению «общих пространств», в отсутствие которого они во многом продолжают носить декларативный и аморфный характер. Ждёт своего решения и проблема «третьего энергетического пакета», принятого ЕС в марте 2011 года, который дискредитирует такие вертикально интегрированные компании, как «Газпром». В то же время позитивным событием стала договоренность о принятии Дорожной карты по сотрудничеству в сфере энергетики до 2050 года.

     В следующие несколько лет перед сторонами стоит другая трудная задача – состыковать деятельность интеграционных объединений на западе и востоке континента. Руководство России поставило цель создания Евразийского экономического союза к 2015 году. В 2011 году начал действовать Таможенный союз Белоруссии, России и Казахстана, деятельность которого, что важно отметить, полностью соответствует правилам ВТО. Создана Евразийская экономическая комиссия. Обращает на себя внимание то, что российская сторона заявила о готовности ввести наднациональные элементы в деятельность экономического союза, по сути, используя опыт ЕС. Такое намерение выражено впервые после инициатив МИД СССР во второй половине 1960–х годов по применению принципа наднациональности в деятельности СЭВ, когда предлагалось превратить последний в конфедерацию социалистических стран Европы, а также принципа гармонизации законодательств. Какие бы отливы и приливы ни сопровождали отношения России и ЕС, наполнение реальным содержанием тезиса об их стратегическом партнёрстве (в отличие от «зрелого», «прагматичного партнёрства», «селективной интеграции») представляется безальтернативным по ряду фундаментальных причин. Дальнейшее раскрытие этой темы, однако, не входит в мои планы и нуждается в отдельном исследовании.

     Самое время подвести итог развитию отношений РФ и ЕС:

     Вначале, после распада Советского Союза, можно сказать стихийно, сложилась следующая обстановка: Европа относилась к России, как к более слабому фактору международных отношений, который может следовать навязанному ему курсу. Россия являлась для неё скорее сырьевой базой, т.е. поставщиком природных ресурсов, чем равноправным партнером.

     Начиная с 2002 года под воздействием изменений внутри России, внутри ЕС и в международной обстановке возникла исключительно благоприятная возможность для установления более тесных отношений доверия и сотрудничества между Россией и Евросоюзом, основанных на долгосрочной и прочной основе в рамках нового международно–правового измерения – Общего Европейского (экономического) пространства. От того, как использует эту возможность РФ и ЕС, во многом будет зависеть характер взаимоотношений между ними. Можно посмотреть на это и со стороны Европейского союза, положение которого не менее важно, и который, несомненно, является, хоть и "молодым", но сильным и весьма перспективным фактором международных отношений. Сегодня среди ключевых задач Союза – выработка своей собственной общей внешней политики и политики в области безопасности.

     Исходя из всего этого, становится ясно, что сама жизнь диктует необходимость разрабатывать принципы взаимовыгодного сближения и сотрудничества России и европейских стран, активно их поддерживать и реализовать, как в политическом, так и в экономическом аспекте.

     ПОСЛЕСЛОВИЕ

     Вне всякого сомнения, РФ и ЕС могли бы добиться заметных сдвигов и в преодолении многих других барьеров, препятствующих их реальному сближению. В первую очередь, совместными усилиями и при сохранении современных подходов деловых кругов России и ЕС им удастся, наконец, придать развитию своих отношений мощный импульс, который сможет вывести их на новый, качественно более высокий уровень, обеспечив необратимость позитивных перемен во всей европейской политике.
   
     В заключении, конечно же, хотелось бы подвести итог своей работы. Итак, современный мир переживает фундаментальные и динамичные перемены, глубоко затрагивающие интересы Российской Федерации и её граждан. И Россия – активный участник этого процесса: обладая значительным потенциалом и ресурсами во всех областях жизнедеятельности, поддерживая интенсивные отношения с ведущими государствами мира, она оказывает существенное влияние на формирование нового мироустройства.

     Россия – это достойный, надёжный партнёр в международных отношениях. Она доказала, что играет важную роль в решении острых международных проблем.

     Отличительной чертой российской внешней политики является сбалансированность. Это обусловлено геополитическим положением России как крупнейшей евразийской державы. Такой подход предопределяет ответственность России за поддержание безопасности в мире – как на глобальном, так и на региональном уровне, предполагает развитие и взаимодополнение внешнеполитической деятельности на двусторонней и многосторонней основе.

     Успешная внешняя политика РФ должна быть основана на соблюдении разумного баланса между её целями и возможностями для их достижения. Россия заинтересована в стабильной системе международных отношений, основанной на принципах равноправия, взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества.

     Ключевое значение имеют отношения с Европейским союзом. Процессы, происходящие в ЕС, в растущей степени влияют на динамику ситуации в Европе. Это расширение ЕС, переход к единой валюте, институциональная реформа, становление общей внешней политики и политики в области безопасности, оборонной идентичности. Рассматривая эти процессы как объективную составляющую европейского развития, Россия будет добиваться должного учёта своих интересов, в том числе применительно к сфере двусторонних отношений с отдельными странами – членами ЕС.

     Российская Федерация видит в ЕС одного из своих важнейших политических и экономических партнёров и будет стремиться к развитию с ним интенсивного, устойчивого и долгосрочного сотрудничества.

     ПРИМЕЧАНИЯ
     ---------------------------------

     *) Арбатова Надежда Константиновна, доктор политических наук, заведующая отделом европейских политических исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО РАН).

     **) Громыко Алексей Анатольевич, заместитель директора Института Европы РАН, руководитель Центра британских исследований.

     [I] Арбатова Н.К. РОССИЯ И ЕС: ВОЗМОЖНОСТИ ПАРТНЁРСТВА. В сборнике Россия–Европейский союз: возможности партнёрства / [И.М. Бусыгина (рук.) и др.]; [гл. ред. И.С. Иванов]; Российский совет по междунар. делам. – М.: Спецкнига, 2013. – 96 с. – ISBN 978–5–91891–305–5, сс – 28–38.

     [II] Громыко Ал.А. РОССИЯ И ЕВРОСОЮЗ: ДИНАМИКА ОТНОШЕНИЙ… С. 9 / Предыдущий сборник…

     [III] Россия и Европейский Союз в начале XXI века // Доклады Института Европы РАН. 2009. № 244. С. 72–73.

     [IV] Выступление В.А. Чижова на слушаниях в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации «О проблемах с соблюдением прав человека в государствах–членах Европейского союза». Москва, 14 мая 2012 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://russianmission.eu/ru/
     [V] См., например: Rifkin J. The European Dream: How Europe’s Vision of the Future is Quietly Eclipsing the American Dream. N.Y.: Jeremy Tarcher/Penguin, 2004.

     [VI] К концу 2010 года было проведено 12 раундов переговоров.

     [VII] В 2009 году торговый оборот сократился на 38,3% по сравнению с 2008 годом.


Рецензии
"А на союзников, мой дорогой Саша (адмирал Колчак), и не надейтесь - предадут и продадут вас вместе с потрохами, как в народе говорят. Им ненавистно само слова РУССКИЕ - они заменили его бесцветным РОССИЯНИН, они ненавидят страну нашу Святую Русь, они спят и видят, как бы поскорее стереть ее с карты мира. Их пугают наши просторы, наши ресурсы, наш Русский народ, наша загадочная Русская душа... А Сибирь, нашу Матушку, Кормилицу, они видят зоной свободной охоты, с временным русским населением!"
СТО ЛЕТ ПРОШЛО - ЧТО-ТО ИЗМЕНИЛОСЬ?!
ЗАПАД В ЛЮТОЙ ЗЛОБЕ ГОТОВ НАС ИСПЕПЕЛИТЬ...

Петр Евсегнеев   09.08.2019 01:37     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.