Воспоминания жителя блокадного Ленинграда Часть 2

               
Воспоминания жителя блокадного Ленинграда Дины Семеновны Федюниной (Плескачевской)     (1928  -  2017)
(Рукопись не редактировалась)


                Часть вторая.

    У нас появилось много работы. Мы помогали дворнику. Строго следили за светомаскировкой. В магазинах появились бумажные шторы, они были удобные: быстро закрывали окно и быстро скатывались, только дерни за веревочку. В наше распоряжение была предоставлена комната с телефоном. Если нужна была помощь или «чп», звонили в «штаб», где дежурили военные. Два раза обращались за помощью, один раз задержали подозрительного мужчину. Второй раз во время воздушной тревоги в доме «специалистов» в окне был яркий свет со «знаками». Наш дворник с двумя мужчинами побежали туда, но неизвестный скрылся. Больше такого не было.
     Осень пришла сразу холодная, рано выпал снег, который не растаял, а так и остался до самой весны. Ноябрьские праздники были все в снегу. Снег засыпал все дороги и пути.
В домах не было воды, электричества.  Перестали ходить трамваи.  На работу ходили пешком по тропинкам. За водой ходили на Неву. Около проруби всегда было много народу.  В руках у каждого была емкость для воды, в ход шли даже чайники. Когда в прорубь упал человек, мы с мамой перестали туда ходить, правда, люди его вытащили, но хорошего было мало, он успел замерзнуть. Мы стали ходить за водой в Лесотехнический парк, там были два хороших водоема — пруды.  Стало очень холодно, не все могли согреться дома, так как не во всех домах были печки. Центральное отопление почти не работало. Появились самодельные печки-буржуйки. Угля и дров в городе было мало. Решили ломать на дрова деревянные дома.
Наш дом попал в список. Дом был большой, а жителей осталось мало. Недалеко от наших домов по Лесному проспекту находился студенческий городок. Он состоял из корпусов, между домами стадион и кинотеатр. В морозную зиму загорелся один корпус. Пожар был сильный, приехали пожарные команды, а потушить нечем - нет воды. Они старались не дать огню разгораться, ломали все, чтобы огонь не пошел дальше. Выгорела только половина корпуса.
     Мороз усиливался. Погода с божьей помощью помогла людям — замерзло Ладожское озеро и образовало «Дорогу жизни», которая спасла жителей города от вымерания. Дорога была узкая, но живая, работала день и ночь во имя жизни. Враг старался ее разбомбить, обстреливал, но бойцы-зенитчики упорно ее защищали. Спасибо им, бойцам-героям!
     В декабре мы покинули свой дом. На слом! Нужны дрова. Нам предложили две пустые смежные комнаты в каменном доме на третьем этаже  с выходом на Лесной проспект. В доме было печное отопление. В каждой комнате была печка. Мы решили занять большую комнату, в ней была интересная печь-камин, но с закрытой дверцей, она была невысокой  и была облицована белым кафелем.  Главное, на ней можно было спать, что очень устраивало папу, у него болели суставы. Вечером мама стелила на ней постель, папа спал на ней вместе с братом, а мы с мамой на кровати рядом с печкой. Всем было тепло и удобно. Вторая комната служила нам кладовкой. В ней были кое-какие вещи и мамины любимые дореволюционные  подписные издания — золотая библиотека. Там же стояло ведро, которым мы пользовались вместо уборной, которая была закрыта. Так как не было воды.
     В этой же квартире вместе с нами были еще две семьи. Одна из четырех человек: родители и два мальчика жили в комнате напротив нашей, мы часто слышали их плач.
Но потом вдруг стало тихо.
     Под Новый год к нам в комнату пришла соседка и просила маму о помощи. Разговор я их не слышала, я читала интересную книгу. Мамин грубый голос удивил меня, я услышала, что она сказала: « Я тебе ничем не могу помочь, это тебе наказание — кара свыше за твои дела!»
Вечером мама рассказала все папе, папа запретил нам с братом выходить в коридор,  а маме
запирать комнату на ключ, дверь держать все время запертой. Прошло, наверное, дней десять. Вдруг папа пришел днем с дворником, участковым и двумя мужчинами.  Они взломали замок в соседней комнате, так как она была заперта изнутри, и вошли.  В ней лежали три взрослых трупа, женский труп был порезан, пахло чем-то вареным. Трупы вынесли во двор, где в сарай собирали мертвые тела, чтобы весной всех захоронить.

продолжение здесь:
http://www.proza.ru/2017/09/12/1414


Рецензии