Воспоминания жителя блокадного Ленинграда Часть 1

     Воспоминания жителя блокадного Ленинграда Дины Семеновны Федюниной (Плескачевской)   (20.07.1928 - 27.08.2017)
(Рукопись не редактировалась)
               

                Мои воспоминания о военных днях
Часть первая.

 Шел 1941 год. Весна. Моя семья: бабушка, дедушка Раевские и я с родителями и братом, жили вместе в двух комнатах в квартире с соседями, в деревянном двухэтажном доме по Флюгову переулку (сейчас это Кантемировский проспект), дом 23. Дом стоял в глубине большого двора с зеленым садом, где росли большие высокие тополя. Каждую раннюю весну
вороны вили в них гнёзда. В саду висели качели, стоял турник, в тени стол со скамейками, где сидели старики, обсуждали новости и играли в домино. Рядом с нашим домом с разных сторон стояли два кирпичных трехэтажных дома. Один на Флюговом переулке, другой буквой  Г, одной стороной на Флюгов переулок, другой на Лесной проспект. Во дворе было много детей и всем хватало места для игр.
     Весна в тот год была поздняя. Майские праздники были дождливыми и холодными. Мы всегда ходили на демонстрацию, а в этот раз не пошли, а поехали в гости в Озерки к родственникам. Пока шли до остановки и до дома промерзли все. Дул сильный северный холодный ветер с мокрым снегом, который быстро покрыл землю белым ковром. Мама сказала, вот даже погода сердится на народ, потому что в мире было очень тревожно, в Европе шла война. На душе у всех было не спокойно.
     Я заканчивала 6 класс, мы с 4 класса сдавали по главным предметам экзамены. С середины июня погода начала налаживаться, я хорошо сдала все экзамены, благополучно перешла в 7 класс. Мама мне предложила отдохнуть на даче с бабушкой, папиной мамой. Я обрадовалась. 22 июня, утром, нас мама с бабушкой отправила на дачу в Лисий Нос. Там был собственный дом папиной сестры с дочками. Девочки были старше меня, все мы жили очень дружно и любили друг друга. Наш приезд к ним с бабушкой очень их обрадовал. Сестры взяли меня за руки и предложили сходить на Финский залив.
     На заливе никого не было, это было очень странно, сестры удивились. Интересно, нет корабля, нет моряков, тихо, непривычно, и мы решили сходить лучше в магазин и купить сладенького. При подходе  к магазину нас удивила толпа народа, все о чем-то шептались друг с другом, и было очень тихо. Лица людей были тревожно озабочены, и нам стало тревожно. Что случилось?
     Когда зашли в магазин, вдруг громко заговорило радио. Выступал Молотов и говорил о начале войны, что враг перешел границу и идут сражения, бомбят наши города и села.

                ВОЙНА.
     День такой светлый и солнечный вдруг померк, стало вдруг грустно и тревожно. Домой пришли с нерадостной вестью. Война. С вечера и ночью слышна была артиллерийская канонада, ведь недалеко была Финляндия, и на ее границе шли бои, шло сражение на границе. Спать никто из нас не мог. Утром я уговорила бабушку вернуться в город. Мы пошли на станцию. Поезда ходили по расписанию с большим интервалом. Каждый поезд был забит людьми, люди висели на подножках вагонов и даже на крыше. Сесть в поезд  мы не смогли и вернулись обратно. Выручила нас тетя. Оказалось, что она работник железной дороги. Она надела свою форму и мы пошли снова на станцию. Когда подошел поезд, тетя сказала машинисту, чтобы он взял нас. Свободное место оказалось в машинном отделении. Бабушку посадили на уголь, я встала рядом. Так рядом с топкой мы ехали домой, было очень жарко.
     Когда мы вышли на Лесной проспект, то я не узнала город. Исчез светлый, приветливый город, превратившись в тихого, задумчивого, в сердце закралась тревога, тоска.  Внимательно присмотрелась и поняла, дома стали другими, почти на всех окнах были наклеены бумажные кресты. Во дворе стояла тишина. Старшие ребята что-то обсуждали, меня охотно приняли и предложили быть вместе. На ночь мы почти не расходились. Ночи были белыми. Утром пришел к нам участковый и сказал, что мы должны помогать взрослым, и указал, в чем нужна наша помощь. Мы охотно взялись за работу.
     Открыли бомбоубежище, мы мыли полы и проветривали помещение. На чердаки носили воду в бочки и песок, если понадобится тушить пожар. Каждый работал добросовестно. Песок насыпался в мешки. Мешками с песком укрывали и памятники, чтобы спасти от бомбежек. Песок добывали в карьерах, один такой был недалеко от нашего дома в Сосновке. Перевозили песок в открытых грузовых трамваях. Это открытые вагоны с открытой платформой и с бортами. Песок доставляли во все концы города по трамвайным путям, трамвайные рельсы проходили до самого карьера. Песку добывали много, так что на этом месте образовалось озеро. Сейчас здесь плавательный бассейн.
     В городе появились беженцы. Враг стал бомбить город усиленно. В первые же дни разбомбили Бадаевские продовольственные склады. Горели наши продукты, плавилась и горела даже земля  (весной люди копали эту землю, и ели).Пожар был такой, что зарево наблюдали с разных концов города. Было очень жутко смотреть на пожар. Наш дом находился на противоположной стороне, мы на северной, а пожар на южной.
     У населения города появились продовольственные карточки. Норма на них отпускалась сначала  приличная, но потом очень быстро снижалась. Люди начали эвакуироваться. В первую очередь вывозили детские учреждения. Желающих было много. Заводы, фабрики начали вывозить свое оборудование вглубь страны со своими рабочими. В июле к нам во двор упала бомба, но не взорвалась. Сразу приехали  военные минеры. Всех жителей нашего деревянного дома вывели на улицу. Когда разминировали бомбу, в ней нашли записку: «Мы с вами».
     Маминой сестре, заслуженному учителю, поручили командовать эвакуацией школьников. Наши родители решили отправить нас с братом. Накануне сдали свои вещи, а утром должны были поехать на станцию. Но дорога была уже закрыта. Так мы остались в городе и больше не было желания уехать. Железную дорогу враг бомбил и расстреливал пассажиров,  много людей погибало в дороге.
     К нам в дом пришла жить семья маминого брата. Его жена с двумя дочками. Старшая 14 лет и трех лет младшая. До этого они жили на Ланском шоссе в рабочем поселке. К ним во двор около их барака упала большая бомба замедленного действия. Военные успели спасти всех жителей до того момента как бомба разорвалась. Когда бомба разорвалась, она разрушила два больших барака. Люди ушли жить к родным или друзьям.
     Тревоги стали чаще. Враг стал окружать город. Колхозники спасали урожаи на полях. Раньше чем обычно убирали все с полей. Недалеко от дома были колхозные поля, в районе «Гражданка». Люди приезжали из города и перекапывали поля. Мы  с ребятами нашего двора тоже пошли. Мы с братом собрали около двух килограмм «картофельного гороха», за что нас мама похвалила. В сентябре мы пошли в школу. Из двух-трех школ набрали совсем немного ребят. Я пошла в седьмой класс. Учеников было очень мало, занятий было мало, так как мешали частые тревоги и мы, все дети, спускались в убежище. Там было сыро и холодно.
Так учение через несколько дней развалилось, тем более враг окружил наш город. 8 сентября город был в кольце. Стало голодно. Исчезали продукты. Осень пришла быстро и холодная.
На стенах домов приклеивали плакаты с призывами о Защите Родины. Появились большие очереди около военкоматов. Ушли на фронт родные: мамин брат, племянник, папины три брата, вот только папа переживал, что его мед. комиссия не пропустила. Его направили в Исполком, помогать заведующему.
     Закончилось школьное обучение. У нас появилось свободное время. Мы стали помогать взрослым. Старшие мальчики ушли в армию. Некоторые ушли к морякам, служить юнгами в Кронштадт. После войны вернулся только один, он был учеником у танкистов. Все остальные  погибли, защищая нас.

продолжение здесь: http://www.proza.ru/2017/09/12/1407


Рецензии