Наши первые победы

Вот смотрим мы сейчас с мужем на своих внуков и диву даёмся. Как они могут
часами сидеть без движения уткнувшись носами в мониторы. Для нас же в детстве и время обеда за столом было мукой. Ёрзаешь на стуле и ждёшь, когда разрешат встать из-за стола. Срываешься со стула, как с низкого старта и мчишь на улицу. А улица – это свобода! Свобода выбора друзей,игр и тем общения. С темами, конечно, были свои сложности. В отсутствии дипломатического опыта урегулирования сложных «пограничных» взаимоотношений любые проблемы решались быстро, без какой-либо предварительной подготовки. Просто шли улица на улицу, стенка на стенку. Носы, губы разбиты, синяки под глазами, зато конфликт решён. И никаких тебе обид. Пожали друг другу руки в знак примирения и разошлись без зла, планов мщения, жалоб родителям на опухший нос или синяки. Всё выяснялось по-честному, до следующего недоразумения.
Но такие баталии, «до крови», были очень редко. Большинство вопросов решались противоборствующими сторонами в честном соревновании на спортивных полях за селом.

В степи были «построены» четыре объекта: футбольное поле, по краям которого были положены по два камня, обозначающие ворота, баскетбольная площадка – два сухих столбика, вкопанных в землю, с кольцами из проволоки и привязанными к ним авоськами с отрезанным «дном». Волейбольная площадка – такие же два «худеньких» столбика с закреплёнными на них верёвками, соединёнными между собой разноцветными кусочками ткани, связанными узелками. С сеткой мы постарались, забрав «отрезы» из дома, которые предназначались на одежду куклам. Но нам нисколечко не было жаль красивых лоскутков. Главное, чтобы сетка была для «настоящих» тренировок. С этими тремя спортивными объектами мы быстро справились. А вот с площадкой для городков намаялись. Сначала сделали квадрат, огородив его кусочками черепицы, потом носили воду в бутылках из дома, пока Вовка не догадался взять ведро и брать воду из колодца во дворе у тёти Вали, чей дом находился на окраине села. Мы заливали квадрат водой и, став как можно ближе друг к другу утрамбовывали босыми ногами пыль, давали высохнуть и снова заливали, чтобы было твёрже да надёжнее. Напоследок аккуратно палками разглаживали поверхность объекта. Выстругивали палки, которые за время наших игр отшлифовывались как стекло и порой выскальзывали из рук. Мы оставляли свой "спортивный" инвентарь в степи и никто ни разу не посмел забрать его оттуда, ни с нашей команды, ни с команды «противника». Там же оставались и маленькие, одинакового размера, палочки, с которых мы строили различные фигуры – «колодцы», «квадраты», «пушки», «башни»... Эту сложную конструкцию игрок должен был разрушить одним ударом и выбить все составляющие из квадрата, как можно дальше, за отмеченные от него линии на два, четыре ... десять шагов. С нами в городки не все соглашались соревноваться. Здесь не побалуешь. Игроку требовалась максимальная сосредоточенность, чёткий глаз и точность удара. В этом виде соревнований нам равных не было Даже я, Людмила и Ольга выигрывали у мальчишек из первого квартала. Думаю, что «городошные» навыки помогли мне в соревнованиях по пулевой стрельбе (твёрдая рука и глазомер), а чёткость - в настольном теннисе, волейболе, баскетболе в школьной и институтской командах. Но об этом периоде отдельный сказ.

А пока мы, малыши от шести до тринадцати лет, днями бегали по нашим «спортивным» площадкам, где пыль столбом и ноги в неё погружались по косточку. Бегаешь, как по мягкой перине. Как мы умудрялись видеть в этой сплошной пыли большой резиновый мяч, обшитый для прочности тканью, ума не приложу. Но видели же! А болельщики – малявочки, поменьше нас, помогая нам, кричали: «Остолёжно слева вляг (враг). Или – «Бей сколее в плявый угол волёт» (ворот). А после окончания матча они с криком: «Уля, мы победили!», - бежали к нам. И мы, удовлетворённые победой над «врагом», всей «улицей» возвращались под вечер по домам.

На наши площадки приходили соревноваться и с других колхозов. В послевоенные годы наше большое село, состоящее из одиннадцати длинных кварталов, было разделено на четыре колхоза. Первый квартал и бугор (улица была на возвышенности) – это колхоз «Прогресс». Второй и третий – колхоз «Димитрова» и его контора на нашей улице. Четвёртый – седьмой – колхоз «Чкалова», а восьмой – одиннадцатый - колхоз «Кирова». Потом их объединили в один колхоз «Россия», в котором было четыре бригады. Но это было значительно позже.

«Чкаловцы» и «кировцы», имея свои футбольные поля, к нам редко приходили. Проигрывали всё время и побаивались наших мальчишек до тех пор, пока не приехал с родителями из города Петька.
Самоуверенный, спортивный, коммуникабельный, он быстро объединил две команды в одну, выбрав выносливых, не хныкающих над разбитыми коленками, локтями, носом. Петька хитёр братец. Несколько раз являлся к нам. Постоит, понаблюдает, как мы тренируемся, ни «гугу» ни «мугу» никому и уходит. Нас это стало раздражать. Тогда Вовка, капитан нашей команды, возьми и скажи ему: «Нехорошо стоять на чужой территории без приглашения и знакомства»
Петька протянул Вовке руку и ответил: «Будем знакомы. А ты толковый капитан. И правила все соблюдаешь и дисциплина у вас на уровне. Ты мне нравишься. Будем дружить?»

- Это надо знать, что ты понимаешь под словом «дружить».

- Настоящую дружбу и честные спортивные соревнования. Нам пока вас не победить. Но на следующее лето, мы твою команду разгромим. Так и знай.

- Вот тогда и решим на счёт дружбы.

Вовке тоже понравился Петька своим откровенным разговором и серьёзным подходом к вопросу о соревнованиях. А нам объявил «полнейшую демобилизацию сил и нервов».

С этого момента родители дома нас не видели, но знали, что мы за селом гоняем мячи. О еде даже не вспоминали, а пить так сильно хотелось, что терпенья не было. Болельщики не успевали нам носить воду из колодца для питья и охлаждения тела. Казалось, что вода закипала на коже. Обгоревшие, потные, мы днями бегали под палящим солнцем. Немного охладимся купанием из ведра, и снова тренировка. Надо было одержать победу над собой (своими слабостями), а потом уж, над противником.

Представьте себе, как мы выглядели после того, как облив друг друга водой, бегали по пыли в десять сантиметров толщиной. Светлым пятном на лице были глаза. Если смотреть со стороны, то по полю передвигались не человечки, а глиняные скульптуры.Братьев, пришедших с поля домой, можно было отличить только по росту, потому что одежда, голова, руки и ноги были серыми.

Бабушка, встречая меня в таком виде, каждый раз всплескивала руками и громко причитала: «Боже ж мой! И где это моя внучка, если вместо неё какая-то мумия пришла?»
Ходила вокруг меня и каждый раз на новых интересных примерах объясняла, что такое «хорошо», что такое «плохо». Казалось, что не порицание слушаю, а сказку. Смоет с меня пыль, смажет йодом или зелёнкой ссадины, накормит и начинает обнимать, целовать, да нахваливать какая я сильная и красивая. Под этот певучий монолог бабушки я и засыпала.

Так продолжалось все школьные и студенческие годы, когда я приезжала на каникулы. Бабушка всегда гордилась моими достижениями в спорте. Грамоты,дипломы и кубки показывала соседям, подругам, знакомым. Хотя они и так знали о спортивных успехах «димитровцев».

Ой, что-то я отвлеклась, вернёмся к «истокам». Перед нами стояла тогда нешуточная задача – победить Петькину команду. В том, что они хорошо подготовятся к встрече с нами, сомнений не было. Вовка ночами не спал и, как Чапаев с картошкой, написал на камушках-голышах наши номера и переставлял их на столе, разрабатывая стратегию передвижения по полю нападающих и защитников. За время подготовки к встрече заменил четыре вратаря. Остановился на Юрке из «Прогресса». Объединились с  командой Васьки, откуда пришли капитан и ещё два игрока.

Приближался момент встречи. Вовка и Петька должны были встретиться для определения дня и время поединка. А что игра будет на нашем поле, так это было всем понятно. Лучше нашего поля ни у одной команды не было.
Но, неожиданно, поступило предложение от нашего школьного учителя физкультуры Василия Степановича провести встречу на главном стадионе села, где тренировалась взрослая команда. Пригласил Вовку и Петьку в спортзал, дал им настоящий футбольный мяч и сказал, чтобы мы во время спарринга команд за две недели привыкли к этому мячу.

Вы представить себе не можете, что творилось с обеими командами после объявления такой новости. Мы обнимались, смеялись, прыгали, кричали: «Ура! Нам подарили настоящий футбольный мяч!»
Пришлось привыкать не только к мячу, но и к обуви. Босыми ногами этот мяч далеко не пошлёшь. Было больно пальцам. Спешно покупались, шились парусиновые тапочки на резиновой подошве у кого их не было и которые мы одевали только в школу и на праздники. Такие тапочки белого цвета вообще были предметом гордости. Их начищали зубным порошком, берегли. Некоторые родители возмутились по поводу предстоящего варварского использования выходной обуви. Но нам ничего не было жалко ради встречи. И они смирились с такой потерей и от всего сердца болели за своих чад во время матча.

Встреча была назначена на воскресенье. Стадион до этого дня не видел столько болельщиков. Главным судьей был Василий Степанович, а боковыми - капитаны взрослых команд «Стрела» и «Заря».
Я и Ольга переживали, что нас, по совету старших футболистов, в последний момент, могут заменить мальчишками. Не заменили. Играли оба тайма.
Стадион гудел! А мы растерялись. И вначале обе команды играли напряжённо, с опаской, и реагировали на подбадривание взрослых, несмотря на напутствия Василия Степановича: « Не теряться, на выкрики болельщиков не обращать внимания, подножки не ставить, испуг и злость с лиц убрать, противоположную команду уважать!»
Мы с Ольгой привыкли играть с мальчишками и не думали, что наше пребывание в футбольной команде вызовет чьё-то удивление. А тут болельщики словно сговорились. Только и слышно было: «Девчонки, не подкачать! Вперёд!»
Сильнее всех кричали наши с Ольгой отцы. Мой, неоднократно попрекавший меня в том, что я вместо того, чтобы в куклы играть, бегаю как сорванец с мальчишками, вдруг закричал во всю мощь: «Женя, я в тебя верю! Не подведи отца и наш род!»
При чём тут «род», я так и не поняла. Папа далёк был от спорта. Мама тоже с большим скептицизмом относилась к моим побегам со двора за село. И вдруг такая эмоциональная реакция на нашу игру.

Но эмоции эмоциями, а надо было следовать советам Василия Степановича и сосредоточиться на мяче, а не на родителях. И как ни старались обе команды, первый тайм закончился с нулевым результатом.
В перерыве Вовка угрюмо заявил: «Если проиграем, то капитаном команды никогда не буду».
Не знаем, что говорил Петька своим, но и мы, и они вышли на поле, как гладиаторы на арену. Мы «бились» сосредоточенно по плану, нарисованному накануне Вовкой и розданному нам, чтобы детально его изучили и под подушки положили для «твёрдости запоминания». Каждый выучил свою позицию и действие на зубок.

Понятия не имею, на какой минуте Славка дал мне удобный пас, который я сильным ударом послала точно в левый верхний угол ворот, но стадион взорвался: «Гол!» Этот гол я запомнила на всю свою жизнь!Вовка подбежал ко мне, рукой по плечу постучал и впервые сказал: «Молодец, Женька!»
Василий Степанович, нарушая судейский закон беспристрастности, улучив момент, тоже шепнул: «Женя, я тебя обожаю!»
Он так и «обожал» меня все мои школьные годы и хотел, чтобы я пошла по его «стопам» – тренировала молодёжь.

Но речь об этом была позже.  А в тот ответственный момент сосредоточились на Петькиной команде, которая будто с цепи сорвалась и наседала на наши ворота. Юрка метался у ворот, словно заяц по степи, в ожидании мяча. И как наши защитники ни старались помочь ему, их бомбардир Ванька, забил нам ответный гол. Юрка чуть не плакал. Мы поддерживали его, чтобы совсем не раскис и очередной гол не пропустил. Но ему не удалось «взять себя в руки» и... был пропущен ещё один гол. Тут уж и мы крылья опустили. У Петьки улыбка с лица не сходила, (позже рассказывали болельщики). А на Вовку страшно было смотреть. Бык на арене!
Видно уж очень не хотелось ему уходить с поста капитана команды, потому что, игнорируя пасы и маневры противников, пытающихся отобрать ведомый им мяч, он сам довёл его до чужих ворот и совершил невероятный финт*, ошарашивший участников матча. Да Вовка и сам, вероятно, не думал, что он у него так получится. Над стадионом пронесся возглас всех присутствующих: «Ух!» А за ним сразу же прозвучал свисток, оповещающий об окончании второго тайма – первого нашего незабываемого матча.

Проведению было угодно, чтобы эта встреча закончилась вничью – 2:2.
Ни обид, ни злости, ни посыпания голов пеплом в результате проигрыша, а улыбки и дружеские рукопожатия. Вовку обнимали все, кто знал и не знал.Совсем затискали. Пришлось выручать и вытаскивать из тесного кольца болельщиков.

После этого матча было много встреч между нашими командами. Играли с переменным успехом, победы сменялись поражениями.  Когда мы вышли на областной уровень, пришлось объединиться. Надо отметить, что меня и Ольгу всерьёз не воспринимали, куда бы мы не приехали. Одни болельщики удивлялись, глупые же улюлюкали, стараясь отвлечь нас от игры. Но не тут-то было. Нас Василий Степанович так натренировал абстрагироваться от звуков «внешней среды», что хоть из пушки пали, мы не обращали внимания на крики. Это сейчас женской футбольной командой никого не удивишь, а в пятидесятые годы наше участие в матчах было в диковинку.

После окончания девятого класса шесть мальчишек тренировались уже со взрослой командой. А Ольга и я сами ушли из команды. Повзрослели.
Ольга, Вовка, Петька спринтеры и мне за ними не угнаться. Отдала предпочтение более лёгким видам спорта – настольному теннису, пулевой стрельбе, волейболу, в коих и участвовала в областных, республиканских и всесоюзных соревнованиях.

Вовка с Петькой стали друзьями, не разлить водой. Вместе поступили в политехнический институт. Ольга выбрала факультет физкультуры в институте нашей области. А я, так уж судьбе было угодно, училась на биологическом факультете в том же городе, что и наши оба капитана. Встречались на общих студенческих мероприятиях, на городских и областных соревнованиях. И наши портреты были на доске почёта в центральном парке, как лучшие спортсмены города. Не подвели мы наше село и Василия Степановича, не посрамили род.

После окончания учёбы Владимир и Пётр жили и работали в Киеве.
Я вышла замуж. Приехали с мужем в село к моим родителям. Через год появился на свет сынок, а дедушке, бабушке и прабабушке – радость.
У нас уже было двое детей, а меня всё ещё включали в список спортсменов, участвующих в соревнованиях разного уровня.  И так тринадцать лет, до рождения третьего ребёнка. После этого радостного события, я окончательно оставила спорт, уделяя всё внимание семье.

Из числа бывших «полевых» команд нас мало осталось. Но дружим по-прежнему, понимаем друг друга с полуслова, несмотря на то, с кем встречаемся – с «прогрессовцами, чкаловцами или кировцами». Мы все теперь одна команда, объединённая воспоминаниями о детстве и наших первых победах.

***

• *финт - обманный приём исполненный футболистом

• 10.08.2017
• 11:42
• Фото из интернета. Спасибо авторам.Как же мы похожи! Кажется,что это нас фотографировали во время соревнований.


Рецензии
Вот как! Мы точно родные души. Очень люблю играть в футбол.
Хороший рассказ, Женя. Если бы не дождь, пошла бы на стадион.

Таня Синь   22.10.2017 14:55     Заявить о нарушении
А в настольный теннис, волейбол, стрельба, шахматы? Это мой спорт. Жаль, что в бывшем времени!
Дорогая Танечка, спасибо тебе за внимание, поддержку и единство выбора нашего незабвенного спорта детства - футбол!
Счастья тебе, родная, всех земных благ и светлых воспоминаний!
С сердечным теплом и улыбкой.

Евгения Козачок   23.10.2017 07:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.