Русские флибустьеры на Кубе. ч4 Золото и сектанты

             Повествование основано на историко-архивных российских и зарубежных материалах.Посвящено военному участию и приключениям русских добровольцев в  борьбе за независимомть Кубы в 1896-1897 гг. против мощной Испанской колониальной державы.
               Публикуется рабочий вариант.
    НАЧАЛО здесь гл.3  http://www.proza.ru/2017/09/02/1228

               г.4    ЗОЛОТО И ПОКЛОННИКИ СЕКТЫ  ВУДУ          

         Наташа присела на куске брезента в тени развесистой ярко-зеленой пальмы, за спиной колыхался кустарник с алыми цветками. Сняла с головы светлый тропический шлем с двумя козырьками, легкий морской бриз шевелил ее шелковистыми волосами. Занялась чисткой небольшого револьвера, и под шуршание волн подумала удивленно!

       Как же далеко ветром судьбы оказалась заброшена она от родной России! Ну и занесло же её к черту на кулички! А может,  она сама подвинула себя к странствиям и приключениям по занимательному, но и непредсказуемому белу свету, а?

        Мысли ее отвлекли подошедшие Николай, Петр и Евстафий. С ними, поди, сверстниками, познакомил ее при отплытии судна из Нью-Йорка вездесущий и   знающий многих добровольцев кубинский генерал Карлос Ролоф. При рискованном плавании к Кубе на судне «Три друга» они едва успевали перебрасываться на палубе краткими фразами. Ибо все были озабочены преследованием их испанской канонеркой, которая несла в жерлах своих орудий только одно – смерть.

       Парни присели на ствол коряги, и под плеск морской волны завязался разговор о   ученических годах, этой опасной экспедиции и планах. С каким интересом слушали  они Наташу и с изумлением расспрашивали ее о заграничных вояжах! А она, рада им и истосковавшись общению на родном языке, поведала, что родилась в станице на казачьем Тихом Дону и тепло, в полголоса, пропела:
         - На Дону, на Доне, где гуляют кони...

         И синеглазая, брови черные, с легким загаром на молодом, белом лице, девушка продолжила.
         - Скажу вам, что страсть к путешествиям появилась у меня с чтением красочных романов приключений Густава Эмара, Луи Жаколио, Майн Рида,  их приносил домой старший брат. Забравшись зимними вечерами на теплую печку, при свете керосиновой лампы и под вой пурги в трубе, я проглатывала их один за другим.

         О, ребята, это было невероятно!  Под их впечатлением я сражалась  с клинком  в руках с  грабителями морей и пожирателями огня в Южных морях, отбивалась на диких островах от людоедов, погибала в погоне за златом от ужасной жары в песках Сахары, замерзала в стылых северных экспедициях, охотясь за белыми  медведями. А то мчалась на диком всхрапывающем мустанге в пампасах Южной Америки в поисках сокровищ инков, удирала от кровожадных бандитов в полупустынях Австралии. Я переживала, радовалась и восторгалась и жила бурной жизнью своих отважных, жизнелюбивых героев! Вы вспомните свое счастливое время, когда непростой мир был повернут к нам только одной светлой и романтической стороной.

           Юноши понятливо кивали ей головами, отгоняя от вспотевших  лиц каких-то жужжащих насекомых. Терпких запах источали гниющие водоросли, вынесенные на побережье штормом из пучины.
          - Ага, мы тоже взахлеб поглощали такие авантюрные и исторические книженции, да журналы путешествий и приключений «Вокруг света», «Природа и люди». 
         Над головами у них проносились и резко кричали белые чайки, с лету кидаясь в волны за серебристой рыбой.
 
          - А как, Наташа, дальше ты жила?

          Лоб  девушки пересекла легкая морщинка. Она откинула прядь волос с повлажневшего лба.
          - Потом была гимназия. Быстро пролетели годы учебы, и мечта  моя летела вместе с ними! Чтобы увидеть чужедальние страны, поступила я на медицинские курсы. Ведь диплом врача давал  мне шанс отправиться за казенный счет в путешествия и  увидеть чудную природу, животных и народы. 

          Мечте осуществиться помог мой дядя, который занимался коммерцией с морской компанией Добровольного флота. У него были солидные друзья в газетах и журналах, которым требовался репортер, присылающий статьи об интересных событиях с разных концов света. Дядюшка предложил мне занять место судового врача. Одновременно за денежное жалование я обязывалась  направлять в обговоренные издания заметки о малоизвестных странах, где будет причаливать наш корабль.
 
          - Наверное, сначала боязно-то было? – полюбопытствовал Николай.

          - Чего греха таить, конечно, пужалась. Но решилась... Просоленные матросы на нашем пароходе «Хабаровск» хворали редко, и у меня больше времени уходило на писанину, ну на «пробу пера».

           - А пулять из винтовки сама сподобилась?
           - Нет. Из револьвера научили стрелять офицеры на корабле. Да, девчонкой  на Дону я росла неуемной задирой, всегда с пацанами в ватагах, скакали на конях, ныряли и плавали в реке наперегонки. Отец, ветеран войн, видя мой интерес к  казачьим упражнениям, натаскивал меня с братьями верхом на коне,а то и с шашкой, учил стрельбе...

       - Так ты, Наташа, вроде как правнучка отчаянной кавалерист-девицы Надежды Дуровой! – пошутил Петр.- И где же ты, беспокойная, побывала?

        - О, ребята, бог дал удачи - и целый мир открылся предо мной! Мы посетили на пароходе диковинную Индию и Японию. Заходили на чудной остров Цейлон, в пропитанные опиумом порты Китая, в Корею. По неопытности своей, да для поиска острых фактов для газет, попадала там, с чуждыми нравами и обычаями, не раз в «переплет».
         И только сбегавшиеся толпой на мои крики о помощи наши морячки выручали  меня своими  крепкими кулачищами, а то и вырывали из рук чужеземцев-грабителей и насильников... Ох, и ругали же меня мои морские «братишки», но и оберегали. Я начала отсылать в наши газеты остросюжетные экзотические репортажи,они требовали от меня побольше таковых...

          Девушка задумалась.
         - А потом что было? - нетерпеливо спросил Петр.
           Наташа  машинально подвинула к себе медицинскую сумку со знаком Красного Креста.

           - Помните, - продолжила она, - в Африке итальянские войска напали на   Абиссинию (ныне Эфиопия –Н.Б.) Босоногая абиссинская армия, дравшаяся за  независимость, разбила их в прах. С отрядом российского Красного Креста отправилась я лечить раненых в этой свободолюбивой «стране черных христиан». В ней были русские добровольцы с офицером Н.Леонтьевым, которые помогали  расколошматить итальянцев. Встретили мы там и других русских эмигрантов и иностранцев. Конечно, мы, санитары и врачи, сдружились со всеми.
           Она внезапно замолчала, по ее  лицу скользнула тень тревожных воспоминаний.
         - Там  судьба свела меня с молодым человеком, который покинул Россию в поисках острых ощущений и приключений. Это был одаренный, из дворянского рода, бывший офицер,  любитель живописи и музыки. Не один чудный вечер мы провели вместе... При расставании он подарил мне вот это колечко с необычной надписью. В последнее время присылал мне письма из Американских Штатов, намекая, что собирается выезжать на пылающий боями остров... на Кубу. 
 
         Николай не удержался: - А фамилия его как, Наташа?
    Та заколебалась. - А что даст вам его фамилия? Ну капитан Паненков. Я узнала, что военный наблюдатель от России, находящийся в Гаване полковник Жилинский, знает, что доброволец Паненков  ныне находился среди повстанцев-инсургентов. Может, судьба еще сведет меня с ним. Очень хотелось бы повидаться.

         Земляки ее переглянулись между собой! Неразделенная и потерянная любовь? Или же продолжаемый необычный роман той любви?
 
        - Так вот, - Наташа быстро стряхнула с себя личные воспоминания, -  в Абиссинии мы сделали сотни операций, оказали помощь тысячам калек и больным, в том числе пленным итальянцам. Абиссинский император Менелик наградил нас за лечение. Я вела там дневник, собрала много интересных материалов, аж на целую книгу.

         - Понятно,- протянул Константин, с возрастающим уважением и удивлением глядя на неугомонную девушку. – Как же дернуло тебя попасть в это горнило на Кубу, где не один год повстанцы и испанцы беспощадно отрывают головы друг другу?  Тут и свою потерять можно запросто. Неужто не страшно?

         Наташа поджала полные губы, прошлась жгучим взглядом по парням.

        - А я, коренная казачка, не боюсь! Видела и кровь, и трупы и смерть... Прослышала, что Куба тоже сражается за свободу и еще за наше женское равноправие, ущемленное и в России. Почем мне не быть с повстанцами?
     Я же не тургеневская девушка, скромно грезившая всю молодость о рыцаре на белом коне и мечтающая о небесных кренделях. Наша жизнь коротка и надо успеть оставить в ней яркий след! Так я считаю...
      На том же пароходе «Хабаровск», где меня хорошо помнили, ушла я врачом в рейс в Северо-Американские Соединенные Штаты.

        - И что же?

        - А то, что встретилась там с коллегой, журналисткой Варварой Елагиной, которая давненько жила в Америке. Она наблюдала ее сложную жизнь и высылала статьи в наши толстые журналы. Я же читала их в России и знала о ней.
       Она воодушевила меня рассказом, что когда разразилась Гражданская война между демократическим Севером и рабовладельческим Югом, то на стороне северян воевал наш доброволец, донской казак, полковник Иван Турчанинов. Он храбро и умело водил полки в сражения и выигрывал их, за что был возведен в  Штатах в генералы. Я ахнула, когда узнала, что с ним в боях и походах участвовала его верная жена Надежда! Вот и подумала, а чем я хуже нее? 
         - Разыскала я с помощью пробивной Елагиной Кубинскую хунту. Убедила взять меня на Кубу, ведь фельдшера нужны на любой войне. Так и очутилась здесь... 
 
         Вдруг вдалеке, в нагромождении отрогов гор и чащах пальмовых лесов,  разразилась ожесточенная перестрелка. Это изможденные и оборванные инсургенты скупными, на исходе патронами, отбивались от вцепившихся в них, словно свора гончих псов, крепких и опытных испанских батальонов, не жалеющих патронов на врага.

         - Быстрее надо заканчивать разгрузку, а то можем опоздать со свой помощью отрядам Масео! - поторапливал людей руководитель генерал Ревьера, поправляя повязку на ране на голове. – Дорог каждый час и день!

          И запенилась вода под тяжело нагруженными шлюпками, которые с судна завозили на сушу военные припасы, десятки ящиков, бочонков и тюков.

      - А  если, морские волки, вдруг заскочит к нам в" гости" патрульная испанская канонерка и начнет "угощать" свинцовыми конфетками? - ухмылялся капитан.
        Он подошел к высокому шесту в отбитом у испанцев укреплении и резким взмахом мачете перерубил веревку, на которой колыхался стяг Испании. Порывом ветра флаг империи отнесло в море, и тот исчез в волнах залива.

         - Вот это дело!- Одобрительно зашумели кубинцы. - Пусть чванливые испанцы-богатеи забудут, как сотни лет хозяйничали на нашей земле!
        - Особенно наживаясь на плантациях сахарного тростника, вывозя кораблями сахар, какао, бананы и все что могли захапать!
       - Чтобы они ими подавились!
       - Нет, лучше мы отправим их веселиться на дно к морскому дьяволу! – отзывались грозно на все голоса матросы.

           Наташа с интересом слушала оживленные речи, посматривала на работающих и гору груза, который они складывали подальше от волн берегового прибоя, успевая поглядывать на русоволосую молодую иностранку.

          Николай, Евстафий и Петр, смахивая пот с лица, тащили на веревках по песку небольшие, но тяжелые сколоченные ящики, которые принимали под охрану вооруженные часовые. Девушке бросилось в глаза, что за ними из-под полей потрепанных шляп, цепко следили два американца, в ковбойских коротких сапогах на каблуках, с кольтами в кобурах на широких поясах и о чем-то хрипло переговаривались.

         Она слышала от своих земляков, что количество перевозимого вооружения держалось в тайне, ведь много алчных проходимцев позарились бы захватить его! Про испанцев и говорить нечего!

          В это время генерал Ривьера, командуя разгрузкой судна, собрал в каюте капитана Гомеса, капитанов Сальса и Сита, инженера Вильялона и еще пару-тройку доверенных  человек. 
     - Скажу вам, что эта секретная информация известна лишь узкому кругу лиц!
        Ныне армия восстания Масео зажата испанскими войсками и почти блокирована для ее уничтожения! На выручку ей нами доставлено от берегов Америки целое военное богатство!
        Сейчас выгружается около тысячи новеньких винтовок, полмиллиона патронов, две тысячи фунтов динамита, пушка, порох и другое снаряжение.

       Ривьера помолчал. - Друзья мои! От того, попадет оно в руки повстанцев или его перехватят испанцы, зависит жизнь и смерть народной армии Масео. Да, пожалуй, и судьба восстания против Испании! Будущая свобода и независимость нашей Кубы под угрозой!
         Мы должны  доставить именно ВЕСЬ груз, (тут генерал выделил эти слова), в целости и сохранности!

            - Почему? – последовал вопрос инженера.
            - Потому что в его ящиках спрятаны также огромные деньги!
            - Как так? В бумажных банкнотах? 
            - Нет, в золотых монетах! - ответил генерал. - Для закупки на самом острове оружия и боевых зарядов, продовольствия для голодающих партизан, подкупа испанских властей...

           Тут генерал прервался, закрыл окно иллюминатора, плотнее прикрыл дверь и показал на небольшие ящики в углу, прикрытые брезентом. 
         - Есть сведения от агентов, что уже начата охота за нашим золотом! Поэтому необходима двойная осторожность, риск и хитрость! Вот о чем и будет идти речь.

          - Каковы наши задачи? - вопросил капитан Сальс.

          - В первую очередь, – четко установил генерал,- это доставка оружия!
           Второе - сберечь вновь прибывших добровольцев для пополнения армии Масео, которая  в боях понесла немалые людские потери.
           И в последнюю очередь – это сохранить золото, ибо воюют и погибают с оружием в руках наши патриоты, а они ценнее всего. Золото не стреляет и не бросается на прорыв, оно только помогает восстанию в руках живых и умных людей! Итак, обговорим тонкости этих вопросов.
            Закрытое совещание продолжалось...

            В это время, на берегу коренастый американец-артиллерист, внезапно сбросил с плеч переносимый ящик на песок, выхватил блестящее мачете и с криком бросился к безоружной Наташе!

           Острое лезвие клинка сверкнуло перед ее глазами. 
            - Ой, мамочки! - вскрикнула от неожиданности девушка! И в страхе закрыла глаза!
            Со свистом клинок пронесся над ее головой! Открыв глаза, она обомлела от ужаса!
            На песке возле ее ног судорожно раскрывала пасть с высунутым раздвоенным языком отрубленная голова желто-пятнистой змеи. А рядом с веток кустарника американец сбивал мачете обезглавленное, дергающееся туловище ползучего гада.
 
           - О-кэй! О-кэй, мадам! – успокоительно произнес он взволнованной девушке, отбрасывая с мачете подальше в заросли длинное тело обезглавленной змеи. Поспешившие матросы зарыли поглубже в песок отрубленную голову, яд которой, по их поверьям, может быть опасным.

             Однако несколько негров неодобрительно покачали головой и отошли подальше, перешептываясь и осуждая:
            - Убита сейчас посланница великой богини – нашей главной змеи Вуду! И она нашлет на белую девушку, выбранную ранее ей как жертву, свое яростное мщенье! И кто попадет еще под карающий гнев богини, известно только ей одной. 

           Спасителем Наташи оказался одним из американских артиллеристов, прибывших сюда и горевший желанием отомстить испанцам, убившим в таверне в пьяной драке его младшего брата. 
   
          Подошедшие кубинцы с мачете в руках пошарили в кустарниках, не спряталась ли в нем еще змеюки. К Наташе, у которой от волнения еще не остыли щеки и вздымалась под платьем грудь, поспешили, отряхивая на ходу песок, Николай, Евстафий и Петр.
          - Эх вы, разини-женихи, - вздохнула Наташа, и по ее загорелому лицу   промелькнула улыбка, - вот как вы меня, свою невесту, бережете. Так ведь и проворонить можно.
             
          Парни  улыбались ей в ответ и  неловко оправдывались.
          - Да кто же знал, Наташа, что ты, не боящаяся грохота пушек и свиста пуль, сама ловкий стрелок, вдруг, как обыкновенная девчонка-гимназистка, испугаешься просто ужа,.. или ящерицы или жабы?

          Тут негры, одетые в просторные рубахи, короткие штаны и босиком, блестя белками глаз, пояснили столпившимся.
           - Ядовитых змей здесь, на нашей земле, почти не водится. А вот остерегаться надо морских змей в воде. Яд их такой сильный, что от укуса умирают рыбаки, всякие пловцы, а чтобы остаться в живых от укуса, надо долго лечиться отварами из трав.
          - Вообще-то морские змеи кусают, если потревожить их клубок или когда они  обороняются.

          - Но на острове есть секта людей, которые поклоняются богине змей Вуду и она очень мстительна…  - тут заговоривший негр вдруг замолчал, посерел под черной кожей и лихорадочно задрожал, оглядываясь вокруг.
         Когда Наташа услышала это, она почувствовала, словно над ней захлопали черные вороньи крыла и на душе у нее вдруг стало как-то пусто и щемяще. Но она взмахнула головой и отогнала от себя этот страх навождения.

         В суете переполоха,  два американца-техасца известные нам по пивнушке в Нью-Йорке, воспользовавшись моментом, метнулись к выгруженным на берег ящикам! Увидев среди них помеченный  ими «свой ящик»,они перемигнулись, и хищно ощерились, словно ягуары на охоте.

         В это время сошедший с корабля с очередной партией груза генерал Ривьера отдал приказ собравшимся:
         - Часть ящиков спрятать в кустарнике, а часть закопать в песке. Остальной груз понесем на своих спинах. – И улыбнулся людям. – Небось, от своей ноши горбы у нас не вырастут.

          Затем отобрал группу опытных добровольцев,  и   отправил экспедицию внутрь страны для розыска в горах  армии Антонио Масео  для извещения о своем прибытии и для переноса ими вооружения в лагеря и стоянки повстанцев.Ведь Масео был главным начальником над инсургентами в провинции, где произошла высадка.

          Но никто не видел, как поздней ночью трое негров, в одних повязках на бедрах, и малоразличимые в темноте, осторожно ступая, скрыто обошли караульных. Крадучись, выкопали из песка голову закопанной змеи, подобрали в кустах ее тело, бережно сложили все в мешок, так же незаметно покинули спящий лагерь – и растворились в зелено-сизой дымке лесов. В спящей ночи звенела полная тишина.

        Кто же были эти дикие пришельцы и почему не подожгли груз боеприпасов, если вдруг они поддерживали испанцев? И какую цель преследовали эти люди-призраки, собрав и унося с собой останки мертвой змеи?

           Может, это были одержимые змеепоклонники кровожадной секты Вуду?
Опасного общества, занесенного еще африканскими неграми-рабами на Антильские острова, Кубу, Гаити в Карибском море.
           Тайной секты,раскинувшей свои цепкие сети, с жестокими и кровавыми ритуалами, человеческими жертвоприношениями,поддерживаемые здесь местным населением. Против секты Вуду были бессильны испанские власти,(эти  признанные мастера инквизиции), которую они безуспешно пытались сотни лет выжечь огнем и  вырубить мечом.

  Продолжение следует. ч.5. Похищение Наташи  http://www.proza.ru/2017/09/29/566


   

    


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.