Наш земляк польский ас Станислав Скальский

     Сейчас уже мало кто помнит о том, что раньше Польша входила в состав российской империи. Множество польских семей проживало на территории тогдашней России. Многие будущие асы польских ВВС появились на свет в России и на территориях, входящих в состав империи. Так, Мечислав Адамек родился в Ташкенте, Ян Фальковский и Александр Габшевич – в Литве, Евгениуш Горбачевский – в Киеве, Вацлав Лапковский – в Двинске, Мечислав Мюмлер – в Львове, Гжегож Сологуб – в Молодечно, Стефан Витоженьць – в Лиде. А родиной самого результативного польского лётчика-истребителя Станислава Скальского было небольшое местечко Кодыма в Одесской области.

     Для начала, скажем, как говаривали раньше коренные одесситы, «пару слов за Кодыму». Кодыма расположена на севере Одесской области в долине одноимённой реки, являющейся притоком Южного Буга. Сейчас Кодыма – небольшой город, территория которого составляет 915 га. Город находится на железнодорожной магистрали Киев — Одесса и имеет железнодорожную станцию. Расстояние от Кодымы до Одессы по железной дороге составляет 242 километра, население составляет (по состоянию на 2011 год) около 9 тысяч человек.

     А раньше, в конце XVII века Кодыма была известна как хутор, хозяевами которого были поляки. В 1754 году князь Иосиф Любомирский дал распоряжение, чтобы хутор, который относился к церковному приходу села Писаревки, перенесли в другое место, а на его месте было построено поселение. С этого года и ведёт своё летоисчисление Кодыма. Хозяевами в этом крае были большие землевладельцы Конецпольские и Варвара Замойская, и при них была, так называемая, «старая Кодыма».

     Когда хозяином этого края стала Россия, местность в районе Кодымы интенсивно стала заселяться переселенцами из центральных и даже северных областей Украины.

     Ещё больше выросла роль Кодымы, когда в 1870 году она стала железнодорожной станцией и могла транспортировать в больших количествах хлеб и скот из окружающих сел Молдавии и Винничины. В 1893 году Кодыма стала местечком Балтского уезда Подольской губернии, и количество жителей выросло до 2500, причем почти половину (!) населения составляли евреи.
    
     27 ноября 1915 года в Кодыме в семье агронома Шимона Скальского и его жены Йозефы родился мальчик, которого назвали Станиславом. Время было крайне неспокойное – сначала шла империалистическая война, затем грянула революция. Семья вынуждена была переезжать, то в район Харькова, то в Збараж, что в нескольких километрах северо-восточнее Тернополя. Наконец, в 1918 году трехлетний Стасик вместе со своей матерью приехал в Дубно, где они присоединились к отцу.   
 
     Со временем Стасик подрос, окончил школу в Дубно и там же в 1933 году реальную гимназию имени Шимона Конарского. После этого он изъявил желание поступить в школу подхорунжих авиации, однако ввиду несовершеннолетия его заявление было отклонено. Чтобы не терять зря время, он продолжил образование в Варшавской Школе политических наук. В конце первого курса Станислав записался в аэроклуб и, пройдя обучение на планерах, в 1934 году получил удостоверение пилота-планериста категории «А» и «Б». Весной 1935 года Станислав окончил курс пилотажа самолетов в Луцке, после чего оставил учёбу и вступил в Войско Польское. Осенью 1935 года Скальский был зачислен курсантом в школу подхорунжих пехоты (кандидатов в офицеры) в Замбруве, а в начале января 1936 года – в школе подхорунжих авиации в Демблине («Школе орлят»), затем в высшей школе пилотов в Грудзедзе.

     15 августа 1938 года новоиспечённый лётчик-истребитель капрал Скальский получил назначение в Торунь в 142-ю истребительную эскадрилью 4-го авиаполка. А уже 15 октября 1938 года Станислав Скальский был произведен в чин подпоручика и вскоре его назначили командиром звена.

     Служба протекала спокойно и гладко до тех пор, пока не появились явные признаки надвигающейся войны. Накануне войны, в августе 1939 года он дважды вылетал на перехват немецких разведывательных самолетов, летающих на больших высотах, правда, настигнуть их ему не удалось. 30 августа эскадрилья перелетела на новый аэродром Марково, где 1 сентября 1939 года и встретила войну.
 
     С раннего утра 1 сентября Скальский участвовал в воздушных боях. В первом вылете он гнался за самолетом Do 17, но сбить его не удалось. А после полудня, в 15 часов 30 минут он, вместе с подхоружим Каролем Пняком и капралом Бенедиктом Мильчинским, сбил разведывательный самолет Hs 126. Однако официально эта воздушная победа была поделена между Мильчинским и подпоручиком Марианом Писареком, который также атаковал «Хеншеля».
     Подстреленный немецкий самолет попытался произвести вынужденную посадку на вспаханном поле, но скапотировал. Скальский приземлился поблизости, помог раненным немцам выбраться из самолета и взял их в плен. Это были обер-лейтенанты Фридрих Виммер и Зигфрид фон Гейманн из 3-го отряда 21-й группы войсковой разведки. К чести Скальского надо сказать, что он защитил немецкий экипаж от самосуда толпы, после чего помог отправить немцев в госпиталь.

     Отличился Скальский и на второй день войны – в районе Лисево - Хелмжа в одиночку перехватив группу бомбардировщиков Do 17, он сбил двух из них!

     3 сентября в районе Короново сначала в группе с капралом Зигмунтом Кляйнем, подхоружим Пняком и подпоручиком Павлом Зенкерем он сбил один Hs 126, а затем самостоятельно в восьмиминутном бою сбил ещё один такой же самолет. В этот же день, начинающий ас был награжден своей первой боевой наградой – Крестом Виртути Милитари 5-го класса. 

     На следующий день вместе с капитаном Лесневским и подхоружим Пняком он атаковал одиночный Do 17, однако немцу, дымя правым крылом, удалось уйти, поэтому, польским лётчикам засчитали его лишь в качестве поврежденного. В следующем вылете того же дня Скальский вел бой с пикирующими бомбардировщиками, и вернувшись на аэродром, доложил о повреждении одного из них. Однако вскоре в полк пришло сообщение, что атакованный Скальским Ю-87 упал в районе Иновроцлава.

     Один поврежденный Ю-86 записали на счет Скальского 9 сентября.

     Всего в сентябре 1939 года он одержал четыре личные и две групповые победы, что является рекордом для польской авиации в сентябрьской кампании. Любопытно, что все эти воздушные победы Скальский одержал на истребителе PZL P.11c на борту которого рядом с номером 66 была многозначительная надпись «Зося» («ZOSIA»). Судя по всему, 24-летний Станислав был тогда воодушевлен любовью к некоей Зосе, что придавало ему сил в боях. 

     На седьмой день войны из-за понесённых потерь и нехватки топлива боевые действия эскадрильи почти прекратились, а на десятый остановились полностью. Только 15 сентября случилась последняя «вспышка активности» с несколькими вылетами на штурмовку. Во время одной из них Скальский обстрелял немецкую кавалерию. А уже 17 сентября персонал 142-й эскадрильи перелетел на территорию Румынии и был ненадолго интернирован.

     К счастью, румынские власти не стали чинить препятствий польским военнослужащим, желающим уехать в Англию или Францию. Поэтому вскоре на борту греческого судна «Агиос Николаос» Скальский отплыл в Бейрут, откуда 29 декабря добрался до Марселя во Франции. 27 января 1940 года он отправился в Англию, где сначала находился в польском лагере для лётчиков в Истчерч, затем в числе первых польских лётчиков был направлен в 6-е учебно-боевое подразделение в Сатон-Бридж, где приступил к переучиванию на английскую технику.

     По завершении обучения, 3 августа Скальский был зачислен в состав находящейся в процессе формирования 302-й польской истребительной эскадрильи «Познаньская», но уже через 10 дней был отозван обратно, а 30 августа получил назначение в 501-ю истребительную эскадрилью британских Королевских ВВС и сразу же включился в боевую работу.

     В тот же день в районе Дандженесс в 11 часов 20 минут он сбил один He 111, а в 16 часов 50 минут повредил второй He 111. На другой день в 13 часов 15 минут в районе Грейвзенд сбил один Bf 109. 1 сентября атакованный им в районе Танбриджа Bf 110 получил лишь повреждения. Зато на следующий день в 8 часов 50 минут севернее Кента Скальскому удалось сбить сразу два Bf 109!

      Утро 5 сентября 1940 года не предвещало ничего плохого, наоборот, для Скальского оно начиналось весьма удачно. Поначалу ему повезло сбить один He 111 и два Bf 109, но затем удача отвернулась от него. В воздушном бою над Кентербери его «Харрикейн» был подожжен, а сам он был ранен пулей в правую ногу и получил сильные ожоги. Покидая самолет с парашютом, он ударился о стабилизатор своего «Харрикейна» и на какое-то время потерял сознание. К счастью, ему удалось благополучно приземлиться на свекловичное поле, и вскоре доставлен в лазарет, где канадский врач оказал ему первую медицинскую помощь.

     Шесть недель Станислав находился на излечении в госпитале, после чего 25 октября вернулся в свою часть.

     Вскоре, 8 ноября в 13 часов 40 минут Скальский вместе с двумя другими лётчиками сбил в районе Кройдона два Bf 109.

     1 марта 1941 года Скальский был переведён в польскую 306-ю «Торуньскую» эскадрилью, где первоначально служил на командном пункте, а с апреля занимался выполнением боевых заданий уже в качестве пилота. По приказу командования, 25 апреля вместе с майором Тадеушем Рольским сбил английский аэростат заграждения, который сорвался с привязи.

     В июле он был произведён в капитаны и назначен командиром звена.

     Летая на истребителе «Спитфайр», летом и осенью 1941 года Скальский одержал пять воздушных побед в боях над Францией, причем его противниками были пилоты Bf 109 из элитных истребительных эскадра Люфтваффе «Рихтгофен» и «Шлягетер». Одного из них Скальский сбил 24 июля в 15 часов 25 минут южнее Гравлина, другого там же 19 августа в 10 часов 55 минут. В бою над Сент-Омером 21 августа он повредил один истребитель. А 17 сентября в 14 часов 35 минут возле печально известного Дюнкерка он «завалил» сразу два Bf 109!   

     С 1 марта 1942 года Скальский командовал звеном в 316-й польской истребительной эскадрилье «Варшавская» и продолжил счет своих побед: 10 апреля в 17 часов 40 минут он сбил Fw 190 в районе Ардло, 25 апреля повредил в районе Гавра Bf 109, а 3 мая, предположительно, сбил Fw 190 возле Кале.

     5 мая Станислав Скальский принял командование 317-й польской истребительной эскадрильей «Виленская» и получил по этому случаю звание капитана. Правда, особо удачным этот период его карьеры не назовешь: несмотря на участие во многих боях, в том числе во время крупной десантной операции «Юбилей» в Дьеппе, ни одной воздушной победы добиться ему не удалось. 

     С 8 ноября 1942 года капитан Скальский стал служить инструктором в 58-м учебном подразделении в Грэнджмуте. Однако недолго ему пришлось учить молодых лётчиков – в январе 1943 года он подал рапорт о зачислении его в состав Польской истребительной команды, созданной по инициативе командования британских ВВС из лучших польских асов и предназначенной для действий в Северной Африке. Получив согласие, с частью польских пилотов он приехал в Глазго, откуда на корабле «Летиция» отплыл в Африку.

     С февраля 1943 года Польская истребительная команда, вскоре получившая неофициальное название «Цирк Скальского», на истребителях «Спитфайр» стала успешно действовать в Тунисе.

     28 марта за час до полудня Скальский сбил один Ю-88 в районе Сфакса и поджег на земле грузовик. В районе Эль-Хама 2 апреля около 16 часов четыре польских пилота во главе с командиром вели воздушный бой с шестнадцатью Ме-109 из 2-й группы 77-й истребительной эскадры «Червонный туз». Поляки заявили о четырех победах, в том числе Скальский сбил один Ме-109. С большой долей вероятности, можно предположить, что под удар Скальского попал обер-лейтенант Ганс-Гейнц Дудек, который спасся на парашюте, правда, не исключено, что немца сбил кто-то другой из польских летчиков.

     Два дня спустя, 4 апреля, в период 09.20-09.50 Скальский сбил возле Габеса ещё один Ме-109. А поврежденный им 6 мая около Бизерты Ме-109 завершил список побед Польского истребительного подразделения. Несмотря на то, что немецкие войска капитулировали в Северной Африке ещё 13 мая, «Цирк Скальского» продолжал оставаться там до 22 июля.

     После расформирования своего «Цирка» Скальский был назначен командиром английской 601-й эскадрильей. Между прочим, Скальский стал первым поляком, которому англичане доверили командование своей эскадрильей. Вместе с 601-й эскадрильей он принимал участие в высадке союзников на Сицилию и в Италии. 20 октября сдав командование эскадрильей, он вернулся в Англию. После отпуска, 12 декабря Скальский возглавил 131-е польское истребительное авиакрыло.

     А 6 апреля 1944 года он стал командиром 133-го польского авиакрыла, во главе которого в июне-июле 1944 года на истребителе «Мустанг» участвовал в боях в Нормандии. Там, ровно в полдень 24 июня в воздушном бою над Тилерсом Скальский одержал свои последние две воздушные победы, причем, при удивительных обстоятельствах: «Мессершмитт», на хвосте которого он «висел», столкнулся с другим немецким истребителем и оба немца рухнули на землю. Самое поразительное, что Скальский не потратил на это ни единого патрона! Разумеется, с полным правом обоих упавших немцев записали на боевой счет польского аса. 

     Сдав командование крылом 2 августа, он через некоторое время стал проходить курс учебы для штабных офицеров в командно-штабном колледже в Форт Левенворт в США (учился с 6 октября 1944 года по 20 января 1945 года). После окончания курса вернувшись в феврале 1945 года в Англию, Скальский служил в штабе 11-й истребительной авиагруппы. Так, в звании майора, на штабной должности, он и завершил свое участие во второй мировой войне. Всего за время войны уроженец нашей Одесщины совершил 321 боевой вылет, сбил лично 18 самолетов противника и в группе 3 самолета.

     После окончания второй мировой войны лучший польский ас отказался от предложения службы в ВВС Великобритании (между прочим, ему предлагали получить статус британского подданного!). В июне 1947 года Скальский вернулся в Польшу и уже 24 июня вступил в должность инспектора по технике пилотирования при штабе ВВС. Однако вскоре, как и многие другие офицеры военно-воздушных сил Польши, он был подвергнут репрессиям со стороны коммунистического режима.

     4 июня 1948 года он был арестован в Варшаве, на квартире бывшего пилота 303-й эскадрильи Владислава Сливинского. Сначала его содержали в резиденции Министерства безопасности, а затем в мокотовском лагере. Под пытками его заставили подписать самооговор о шпионаже в пользу Англии и Соединенных Штатов Америки, а добились этих признаний известный своей жестокостью следователь подполковник Хумер и офицер госбезопасности полковник Йозеф Розанский (настоящее имя Йозеф Гольдберг). На основе сфальсифицированных обвинений, военным судом под председательством майора Мечислава Видая, 7 апреля 1950 года лучший лётчик польских Военно-воздушных сил Станислав Скальский был приговорен к смертной казни. Ожидая смерти, он долгое время содержался в камере смертников, в которой находилось до 50 человек. Как вспоминал один из чудом выживших узников этой камеры: «Время от времени узников поодиночке вызывали на выход. Сразу же у несчастных глаза становились белыми как молоко, а зрачки резко расширялись». Однако отважный лётчик не потерял присутствия духа и даже в течение трех дней написал свою книгу «Черные кресты над Польшей» («Czarne krzy;e nad Polsk;»), в которой описал свои воспоминания о сентябрьских боях 1939 года, правда, издать книгу ему довелось гораздо позже.

     7 апреля 1951 года по просьбе матери Скальского о помиловании, президент Польши Болеслав Берут заменил приговор на пожизненное заключение. Несколько лет Скальский содержался в тюрьмах городов Равич и Вронки (с декабря 1953 года), пока 11 апреля 1956 года не был освобождён из заключения и реабилитирован.

     После выхода на свободу, Скальскому предложили продолжить службу в авиации, но он отказался. В звании майора он вышел в отставку, причем время, проведенное в застенках, было засчитано ему как проведенное на военной службе. Однако уже в ноябре 1956 года, как и многие другие офицеры польских вооруженных сил, служившие в годы войны на Западе, Скальский был восстановлен на службе в польских ВВС.

     В 1957 году он опубликовал мемуары «Чёрные кресты над Польшей».    
 
     В 1957 году Скальский был произведён в подполковники, прошёл обучение для полётов на реактивных самолётах. Работал руководителем исторической секции, инспектором техники пилотирования, инспектором боевой учебы, а также занимал многие другие должности. Ему было присвоено звание полковника. С 1968 года по 1970 год Станислав Скальский был генеральным секретарем Польского аэроклуба, а с 1970 года по 1972 год – вице-президентом Польского аэроклуба. 10 апреля 1972 года он вышел в отставку. Несмотря на преклонный возраст, он продолжал общественную деятельность: был членом Союза борцов за свободу и демократию — официальной ветеранской организации Польской Народной Республики, в 1980-е годы участвовал в деятельности Патриотического союза «Грюнвальд», объединявшего польских националистов.

     В 1988 году Станислав Скальский был произведён в генералы бригады.

     После развала коммунистической системы, в 1990-х годах занимался политической деятельностью. Дважды баллотировался в Сейм и оба раза неудачно. Первый раз в 1991 году при поддержке Христианско-демократической партии труда, второй раз в 1993 году – при поддержке политического движения «Самооборона». Кроме политической деятельности, постоянно занимался популяризацией истории польской авиации.

     По приглашению общества бывших лётчиков Люфтваффе, с 25 по 31 марта 1990 года Скальский побывал в Германии, где встречался с бывшим штурманом Фрицем Виммером и Йоахимом фон Гейманном - братом-близнецом пилота Зигфрида фон Гейманна, который не дожил до этой встречи и умер в 1988 году. Немцы горячо поблагодарили Скальского за оказанную им помощь, и спасение жизни членов экипажа «Хеншеля-126», сбитого в первый день второй мировой войны.

     Данные о последних годах жизни Станислава Скальского носят противоречивый характер. По одним сведениям, он прожил их в бедности, после того, как опекуны забрали себе его жильё и сбережения. По другим, он жил в частном доме престарелых. В связи с резким ухудшением состояния здоровья Скальский был перевезен в Варшавский военный госпиталь, где и скончался 12 ноября 2004 года, не дожив до своих 89 лет всего 13 дней. Похоронен на военном кладбище в городском микрорайоне Повонзки в Варшаве.

     Так закончилась жизнь самого выдающегося лётчика-истребителя польских Военно-воздушных сил. За свои боевые заслуги он был награжден Золотым крестом «Виртути Милитари», Серебряным крестом «Виртути Милитари», Кавалерским крестом ордена Возрождения Польши, Крестом Грюнвальда III степени, четырьмя Крестами Храбрых, четырьмя авиационными медалями, английским орденом «За выдающиеся заслуги» (DSO), тремя английскими Крестами «За выдающиеся лётные заслуги» (DFC), французскими орденами Крест комбатанта, Крест комбатанта-добровольца 1939-1945, а также множеством других орденов и медалей. Наверняка, по количеству наград он опередил всех остальных польских военнослужащих. И лишь одна награда – семейное счастье – так и не досталась заслуженному ветерану…

     Кроме мест увековечивания Станислава Скальского в Польше, мемориальная памятная доска знаменитому асу, и ещё двоим жителям Кодымы польского происхождения, была установлена 27 ноября 2015 года в Кодымском местном римско-католическом костеле.

     А что было бы, если бы Стасик Скальский со своими родителями не перебрался в Польшу? Может быть, он стал бы одним из лучших лётчиков советских Военно-воздушных сил? Кто знает, ведь история не любит сослагательного наклонения…   


Рецензии
Увы, Олег, если бы Стасик не перебрался бы в Польшу, то он сгинул бы в лагерях как западник, еще перед войной...
С уважением

Валерий Ефимов   09.09.2017 16:53     Заявить о нарушении
Ну, зачем же так мрачно? Разве у нас всех поляков уничтожили? То, что в Катыни расстреляли пару тысяч польских офицеров, ответственных за гибель десятков тысяч наших пленных в период советско-польской войны, совсем не значит, что ко всем остальным полякам было такое-же отношение...
С уважением,

Олег Каминский   09.09.2017 17:33   Заявить о нарушении
Олег! Очень своевременная и полезная статья у Вас получилась! Не слушайте никаких Валериев Ефимовых, который явно никогда не слышал о Польской Армии Владислава Андерса, сформированной в СССР и выпущенной через Иран в Италию численностью около 200 тысяч поляков. И о Первом Войске Польском под командованием генерала К. Сверчевского, а потом генерала Ю.Войцеховского, этот "знаток" истории Королевства Польского ничего не слышал! Напишите о них, Олег! Я Вам помогу с материалами о дислокации дивизий Андерса в городах Средней Азии. Мне эта тема вне моих литературных интересов. Но я родился и жил в Киргизии, поэтому с детства помню разноцветные мундиры польских офицеров и солдат. С пожеланиями Вам, Олег, дальнейших творческих успехов. Михаил.

Михаил Глибоцкий   19.09.2017 20:52   Заявить о нарушении
Михаил! Спасибо за рецензию и предложение помочь с материалами. Охотно бы воспользовался Вашей помощью, но, к сожалению, тема Польской Армии вне моих литературных интересов – я интересуюсь, в основном, авиацией.
С пожеланиями Вам, Михаил, дальнейших творческих успехов.

Олег Каминский   21.09.2017 16:59   Заявить о нарушении