Рассказ восьмой о теории дежа-вю

 Поезд ехал очень долго до следующей остановки. Пасмурная погода за окном сменилась промозглым дождём вперемешку со снегом. Мокрые ошмётки сползали вниз по стеклу, вампир и великанша дремали в купе. Порфирий спал и видел сон – стук незримых рельсов ему кое-что напоминал.
« Мне семь лет. Дедушка приехал. Папа не знал, а мы с дедом сбежали из дома, чтобы покататься на метро. Я никогда там не был, всё хотел сходить, но отец мне не разрешал. Считал, что это пустая трата времени. А я хотел! Хотел – и точка!
 Дедушка высокий – два метра с лишним – держит меня за руку. На нём его любимое серо-коричневое пальто, круглые очки с толстыми стёклами на носу, руки в кожаных перчатках. Волосы седые, короткие, всегда аккуратный пробор, а глаза живые-живые – как у ребёнка.
 Я бегу за ним – идёт он широко и решительно. Я в своих шортах и пиджачке рядом с ним кажусь совсем маленьким, но меня это не волнует – я рядом с дедом, любимым дедушкой…
 Столько народу на Кингс-Кроссе – у меня глаза разбегаются. Люди ходят туда-сюда, толкаются – мне страшно, и я хватаюсь за ладонь деда обеими руками. Тот улыбается мне, берёт на руки…
 Какой огромный паровоз. И как они смогли засунуть его под землю? Просто удивительно! Мне столько вопросов хочется задать! И расспросить обо всём машиниста! И обязательно посидеть в кабине! И научиться самому водить! И!..
 Мы с дедушкой сели на лавку в длинном вагоне. Окон нет – мне становится страшно. Мы как будто в длинном тёмном гробу с другими людьми. Света почти нет, много дыма. Я схватился за дедушку изо всех сил, уткнулся в его пальто, чуть не заплакал.
 Он ласково гладит меня по голове.
«Джонни, не боишься? Хочешь, на следующей станции выйдем?» -  спрашивает он низким и тёплым голосом.
 Если рядом дедушка – ничего плохого не случится. Это я уже понял. Люблю дедушку… Он подарил мне мой первый билет на метро – я его всегда хранил в тумбочке…
 С дедушкой всегда интересно. Вот вырасту – буду таким как он – тоже буду путешествовать, увижу новые страны, узнаю стольких людей, много всего нового! Что может быть интереснее! А ещё лучше – стану учёным-исследователем! Они тоже много путешествуют! И очень много знают! И я тоже хочу много знать! И!...»
- Эй, эй! Парень! – костяная ладонь начала дёргать Порфирия за плечо.
- Ммм… Что? – вампир с большой неохотой поднялся с подушки. – Его Величество позвал?
- Да нет! Подъезжаем, - сказал Харон без обычного энтузиазма в голосе.
 Он подошёл к Хель и начал будить её. Воин Тумана во сне отпихнула его ногой в конец вагона.
- Хель? – зевнув, позвал Порфирий. – Вставай, пора, прие-е-ехали…
 Девушка зажмурилась, помахала рукой в воздухе, потянулась вперёд и рухнула на пол. Воин Тумана продолжал спать, завернувшись в плед и схватив одной рукой подушку, из которой уже начинали лезть перья.
- Ну как? – донеслось из конца вагона.
- Кофе, - требовательно ответил Воин Тумана.
***
 Если у каждого из миров есть свой конец, то на Плутоне это был именно Тартар. Невзрачная каменная гряда, обнесённая со всех сторон высоким медным забором, толщиной в полметра. Острый частокол украшал его верх, чёрные тучи тяжело летали между шипами. Гор почти не было видно, пелена дождя с мокрым снегом плотно закрывала его.
- Не ходите, - попросил их Харон на выходе из вагона. – Не вернётесь же.
- Мы должны. Король же… - попытался возразить Порфирий.
- Да что «король»?! Нет у него власти в Тартаре! Нет! Не он там хозяин! Не он!
 Порфирий замер на нижней ступеньке.
- Что? – выдохнул он.
- То самое!
- Но, секунду, он же король. И он не имеет власти в одной из тюрем? Что за бред? – рассердилась Хель.
- Девочка, Тартар – особая тюрьма.
- Ну, и чего в ней такого особого? Нет, я знаю, что сюда ссылают элиту и все дела, но…
- Ты ведь в курсе, кто там главный тюремщик?
- Ну да. И?
- Фактически – он хозяин этого места.
- И?
- Аид сюда отправляет виновных, на пороге передаёт их моему папашке и… И всё – они там уже ему не принадлежат, как жители этого мира.
- То есть?
- С глаз долой, так сказать.
 Порфирий затрясся. Эта интересная подробность полностью отбила у него и так небольшое желание идти в эту бездну.
- Но, но ведь… Оттуда же возвращаются? Верно?...
- Это из каменоломен возвращаются, а вот оттуда… Никто так и не вышел на моей памяти. А я здесь, ну… Очень долго.
- Бред, - злобно сказала Хель.
- Ну, честно, если Аид сам сюда придёт за каким-то пленником и потребует его от Эреба, то, конечно, пленника отдадут, но… Таких случаев ещё не было.
- «Как в бездну канули»… Я не хочу туда идти, - просипел Порфирий.
- Бред… - смелости в голосе у девушки явно поубавилось, но сдаваться она не собиралась. – Слушай, а… Власть Госпожи Туман распространяется на Тартар? А?
- Ну да, но… Она же правит всем этим миром – и его подземной частью тоже, так что…
- Отлично! Пошли-ка!
- Нет, подожди! Я не!... Нам надо!... – на возражения вампира никто не обратил внимание.
 Сильная ладонь великанши, как тиски, сжала его правое запястье. Девушка решительно спустилась со ступенек и пошла сквозь дождь, с твёрдым намерением войти в эту бездну-тюрьму и перевернуть там всё с ног на голову. За ней, скользя ногами по мокрой глине и траве, тащился Порфирий, упираясь как только можно. Это было весьма бесполезно, а его ещё и развернуло. Теперь его пятая точка считала все выбоины на размытой дороге, кожа на запястье тоже развернулась и теперь сильно болела. А перед его глазами была медленно удаляющаяся от него конечная остановка поезда – разломанная лавочка, шест с размокшим расписанием, платформа для вновь прибывших и выцветшее название станции - «Тартар».
***
- Штаны вытри.
- Да.
- И встань, давай!
- Да.
 Долгая дорога в лужах осталась позади. Дальнейший путь преграждали высокие и на вид очень тяжелые медные ворота. Выглядели они крайне непрезентабельно – никаких изразцов, никаких вырезанных на меди гравюр – ничего. Только позеленевший от сырости низ, разводы от воды на плоской поверхности. Даже ручки не было и кажется что их уже давно не открывали.
 Хель внимательно посмотрела на них, потрогала и сразу же отпрыгнула назад.
- Хм, ничего, - она была немного удивлена, что ворота не ощетинились так же, как и башня с весёлым палачом на верхушке. – Кажется – это вход.
- Надеюсь, что это и выход тоже… И, кажется, он закрыт, - ответил Порфирий, отряхивая коленки.
- Ну это я вижу, профессор! – хмыкнула девушка. – Есть идеи, как их открыть?
- Нет.
- А если подумать?
- То, тогда мне надо их рассмотреть получше.
 Вампир протёр монокль и подошёл к воротам. Дотронулся до них, проверил низ створок, щель между ними. Вытер пальцы и подошёл к девушке.
- Ничего нет, но…
- Но?
- Может сработать вот что – дотронься до них своим кулоном.
- Черепом?
- Да, у меня пальцы немного гудят после того, как я до них дотронулся.
- Да, у меня тоже, кстати. Сейчас попробую, - она подошла поближе и, не снимая кулон с шеи, дотронулась им до меди.
 Череп раскрыл свои челюсти – из них полился лиловый туман. Медь дрогнула и на ней начало что-то проявляться. На воротах появилось изображение оскаленной пасти – не то змеиной, не то драконьей. Два пустых прищуренных глаза смотрели на них с укором. Если ворота могли говорить, они бы обвинили незваных гостей в том, что они их разбудили.
- Круто, - сказала Хель.
- Да уж… - подтвердил Порфирий.
- Ну и… Чего они не открываются?
 Вампир ещё раз посмотрел на ворота – в центре пасти виднелось углубление, очень похожее на череп.
- А! Его надо сюда вставить! – догадалась девушка.
 Череп из александрита подошёл идеально. Глазницы, кажется сверкнули.
- Ох, - Порфирий протёр глаза. – Что за? Там что-то написано?
«Aurea lux tegit, nigrum umbra aperit», - горело в глазницах двери. А потом надпись исчезла.
- Успел запомнить? – спросила Хель.
- Да.
- И… Что же это было? Что там написано?
- «Золотой свет закрывает, чёрная тень открывает».
- Бред какой-то.
- Думаю, это не просто так.
- Ладно, пошли.
 Тёмный длинный коридор Тартара распахнул перед ними свои двери.
- Добро пожаловать? – нервно вырвалось у Порфирия.
***
 Медные ворота остались позади, холодный дождь тоже. Порфирий, как маленький мальчик, держал Хель за руку и пытался не отставать от неё ни на шаг. Великанша упрямо и с вызовом смотрела вперёд. Столько приятного она ещё ни про одно место в этом мире не слышала. Но кое-что внутри говорило ей, что даже воину Тумана не стоит здесь долго находиться. И она это понимала.
 За воротами сразу же начинался проход в гору. Стены – не то из камня, не то из земли были чёрными, как ночное небо. Под ногами стучали камни, светильников на стенах не было, но тоннель всё же был немного освещён, причём свет лился непонятно откуда.
- Мне страшно, - прошептал Порфирий, сжимая ладонь девушки.
- Не бойся, - твёрдым голосом ответила она.
- И что это вы здесь забыли оба? – из темноты прозвучал мужской голос.
 За их спинами раздался скрип и грохот. Они обернулись – медные ворота захлопнулись.
- Что такое, дети. Испугались, да?
 Вампир и великанша повернулись налево и увидели владельца этого слишком приятного голоса. Из тени вышел рослый мужчина, одетый по последней древнегреческой моде – в чёрную тогу, повязанную на одном плече. Браслеты на руках напоминали кандалы, только покрытые изразцами. Чёрные волосы до плеч подрагивали в воздухе, глаза были пустыми, как у черепа. В них была полная чернота, лишь в её середине виднелся желтоватый отблеск. А затем из тени появились две вещи, которые мигом перехватили на себя всё внимание незваных гостей.
 Два широких золотых крыла, как у птицы, в полуоткрытом состоянии висели за спиной.
«Это что – и правда золото?» - подумал про себя Порфирий. – «Быть не может! И правда красиво!»
 Хель до крыльев не было никакого дела. Её беспокоило другое. Лицо этого незнакомца, которого, как она уже догадалась, звали Эреб, было слишком знакомым.
 Ну да. Владельца этого лица она уже не раз била, целовала, обнимала, снова била, он нёс её на руках из леса, он привёл её в замок, она его била, он ей устроил романтическую серенаду, которая перебудила всех в замке, он водил её на свидание на кладбище…
- Эреб, - сухо сказала она.
 В ответ промолчали. Потом с явной неохотой соизволили ответить.
- Вас сюда звали? Или сослали? Нет. Если бы сослали, то не в таком виде вы бы сюда пришли, - тем же голосом говорил он.
 Порфирий отвлёкся от крыльев и испуганно посмотрел на крылатого – внешний вид отражал собой полное безразличие.
- Э-э-э… Здравствуйте, - заикающимся голосом сказал вампир. – Мы… Нас прислал король, его Величество…
- Дальше, - чуть лениво протянул Эреб.
- Нам надо поговорить…э-э-э… Допросить одного пациента… Заключённого! Заключённого! Нам надо пройти в камеру… Штольню!..
- Ясно. Идите прочь, пока можете.
- Нет, - твердым голосом ответила Хель.
- Всякий, кто сюда входит, уже никогда не выходит.
- Я – воин Тумана. Мне можно. А он – со мной.
 Эреб без интереса посмотрел на неё.
- И что ты здесь забыла?
- Он уже тебе это сказал, - она кивнула на вампира. – Мне это тебе повторить? А может вбить в тебя?
 Он помолчал и ответил.
- Не хами мне, девочка, -  в голосе появился металл.
- Молчать! – не своим голосом ответила великанша.
- Хель? – не понял вампир.
 Кулон на шее сверкнул глазами, оскалился и отрыл рот. Глаза девушки засветились фиолетовым, лицо посерело, с левой его части снова стал просматриваться череп, коса расплелась, и чёрные волосы парили над головой.
- Не смей так относиться к моей просьбе! Не смей насмехаться! Да кто ты такой!? Немедленно показывай, где сидит Сизиф! Я требую этого! Сейчас!
- Госпожа Туман? – спросил крылатый с недоверием.
- Несчастный бездельник! Ничтожество! Бесполезная личность!
 Эреб кивнул и оторвал с крыла одно из перьев. Оно дёрнулось и подлетело к девушке и вампиру.
- Уговорили. Оно покажет куда идти.
- И выйти! – огрызнулась Хель.
- И выйти, - хмыкнул страж. Ему не понравилось, что его обман раскусили.
***
 Пёрышко летало над Порфирием, который сидел на полу и с ужасом смотрел на свою боевитую товарку, которая уже второй раз за день выдавала всё своё женское волшебное очарование.
- Хель? – неуверенно позвал он.
- Да? Что? – отозвалась девушка.
- Ты… в себе? Или как?
- Да, а что-то случилось?
- Нет, ничего, просто… У тебя снова получилось использовать магию.
- Да? Здорово! – чуть не хихикнула она.
- А… Ага, - Вампир поднялся с пола.
- Это что? Перо? – она попыталась дотронуться до парящего пёрышка. То дёрнулось, увернулось, щёлкнуло вампира по носу и медленно поплыло в коридор.
- Да, оно… эй, оно улетает! Подожди! – Порфирий заспешил за золотым блеском.
- Да, иду, сейчас, - Хель собралась было идти вслед за дворецким, но решила задержаться на минуту.
 Ведь ничего не произойдёт за минуту, верно?
 Да, надо было идти за Порфирием, но… Второго шанса, наверное не будет? Тан вообще про своего отца ей не рассказывал. Может, всё-таки, поговорить с ним?
- Простите, - начала девушка.
 Эреб никак не отреагировал.
- Танатос ваш… сын, да? – она смотрела прямо на него.
 Молчание.
- Ну, сын, и что? – с неприязнью в голове ответил он.
 Хель не понравился этот тон. Не так давно она уже слышала его в свой адрес – тогда, когда Тан её, зарёванную, уносил из Железного леса.
- Я его девушка и… И мы с ним встречаемся… - продолжила она уже поняв, что ничего хорошего из этого разговора у них не выйдет.
- А мне-то какое дело?
- То есть… Как «какое дело»? Он же ваш сын. Вам… нет до него никакого дела?
- Да глаза б мои его не видели.
«Что ты сказал?»
- Что? – с железом в голосе спросила девушка.
- Ничего путного сделать не может, он него всегда были только одни проблемы.
 Пришла очередь Хель молчать.
- Вот его брат может хоть что-то делать нормальное. А от него толку – ноль.
-…
- Зачем Никта его вообще родила?
- …
- Он самая большая ошибка в моей жизни.
«Ты самая большая ошибка в моей жизни».
Звяк! В каменный пол ударил острый меч. Девушка в доспехах, окутанных фиолетовым туманом, смотрела на главного тюремщика как на мерзкого и очень неприятного комара, который уже прожужжал ей все уши.
- И чего это ты делаешь, девка? – скучающим голосом спросил он.
- Да так, ничего. Я просто сейчас заставлю тебя сожрать эти слова, - удивительно спокойным голосом ответила она. – А первым делом – я подрежу тебе крылышки. И никто не имеет права говорить такую гадость про парня, которого я люблю. Особенно его никчёмный папаша.
 Хель поняла, что ей придется задержаться ещё немного  подольше. А потом ещё немного.
«Надеюсь, Порфирий не уйдёт далеко», - подумала она, занося меч над золотым крылом.
***
 В этот день произошла немыслимая вещь – двери в Тартар были открыты дважды! Наполовину сломанное золотоё пёрышко, отскочившее от острого лезвия меча, случайно сделало эту маленькую оплошность.
 Харон сидел в тёплом сухом вагоне, попивал ягодный чай и сквозь шум дождя прислушивался к звукам борьбы и звонам, раздававшимся из-за медных ворот. Потом поднял чашку, мысленно произнёс тост и допил остатки чая.


Рецензии
Думается, это действительно два рассказа из общего цикла, а не главы одной повести. Скорее мистика, чем фэнтези, конечно: всякие там вампиры с великанами помянуты, но сюжетом совершенно не оправданы. Зато загадочно, исполнено нравоучительно-философского контекста – и с отчётливым душком некрофилии. Браво, Кассандра, мы тебе верим!
(Из моего обзора по фэнтези сентября-2017)

Юрий Циммерман   06.11.2017 12:04     Заявить о нарушении