Зюганов дробит левый политфланг в личных интересах

Фракции пункта 2.5 Устава #КПРФ разрешить ради будущего
 http://www.proza.ru/2018/11/05/410

Мои жалобы к @KremlinRussia на #3ваучераценой37млрд
Ответ #ECHR судья-Erik M;se
Убедили #Путин*а строить #120млнМ2жилья в год
#капитализм|Человек раб>ядерный АД;;
***
#КПРФ @G_Zyuganov дробит левый полит.фланг РФ - личный интерес
http://www.proza.ru/2017/09/07/1572
***
#Сталин|верил Гитлеру + не создал 2-х партийную схему
http://www.proza.ru/2018/04/24/1385
***
Меня всё же приняли в КПРФ 25. 12. 16
вопреки указявке председатели Обкома Курганской области
http://www.proza.ru/2017/01/11/623
***
Со всеми выводами Зюганова
( Пресс-конференция КПРФ в ИА-ТАСС
по книге Зюганова )согласен, однако есть стратегический вопрос.

Почему пунктом 2.5 Устава КПРФ возможность создания фракций
запрещена, что ведёт к раздроблению
на всех уровнях выборов левого фланга - яркое подтверждение ситуации было
на выборах Президента РФ
кампании-2018, когда среди 7 претендентов
было 3 левых, а у Сурайкина и вовсе партия имеет в названии слово "коммунизм" -
 в смыслах, что вносит путацу при голосовании у электората, голосующего
принципиально за принципы торжества соц.справедливости.

Я вступил со 2-ой попытки в КПРФ осенью-зимой 2016 года.
Как это было 25. 12. 16.
Всего в районе 41 член партии и в самом Куртамыше - 27.

Секретарь районной первички, мой ровесник и симпатизирующий во многом моим мировоззренческим взглядам, перед моим голосованием пояснил, что на последнем пленуме первый секретарь Курганского обкома сказал, что подобных мне инакомыслящих, ставящих целью смену основ Устава КПРФ, как-то: возможность фракционной борьбы с исключением вождизма-сталинизма - нельзя допускать к агитации внутри партии, так как фракционность грозит развалом стержня в сплочённости рядов большевиков.

Я же ответил, что при непрохождении моих вопросов по процедуре или после уже голосования по существу беспрекословно принимаю принципы демократического централизма, как и формулировалось в Уставах ВЛКСМ, КПСС. Было много выступающих против и с критикой моей позиции. У меня же для объяснения позиции всегда свои аргументы.

Секретарь упомянул самого заслуженного члена ячейки ( участвовал в перегонке самолётов из США во время ВОВ), что сидел в ноябре в Президиуме вместе с первым секретарём Обкома на собрании, когда по формальным нормам Устава мне отказали в приёме, что рекомендующие обязаны знать кандидата не менее года - он в своём частном доме при оплате членских взносов дал совет секретарю нашей первички, что меня следует принять в ряды КПРФ.

Голосов "за" я набрал 10 при 1 - "против" и кворуме в 17 человек. На следующий день секретарь съездил в Курган и оформил партбилеты всем 3-м принятым в КПРФ, а по моей персоне пояснил, что в суматохе никто и не понял, что я именно тот оппортунист, что был заклеймён на пленуме руководителем обкома.

Я рад был итогом и пожелал, чтобы все члены ячейки на следующем собрании увидели вручение партийного билета мне.
***
А вот что было 30.10.16
на собрании районной парторганизации КПРФ
со списочным составом 39 штыков было 20 чел, как раз для кворума.

Приехал председатель регионального отделения Кислицын В.А. ( я агитировал здесь за него и КПРФ), для награждения 90-летнего лётчика ВОВ, перегонявшего самолёты с Аляски, орденом КПРФ.

Первыми вопросами были по приёму 3-х человек, где первой была 18-ти летняя девушка и после моя землячка из с. Жуково. Их приняли без сучка и задоринки.

Мне же Кислицын начал уже ставить палки при докладе моей автобиографии, когда я начал критиковать Устав КПРФ о запрете создания фракций внутри партии, что моя позиция за создание фракций инакомыслящим в КПСС ещё в 83-м, ( не позволило вступить мне тогда), ходом истории при развале СССР доказало мою не "позу" по названию статьи в Комсомолке за 30.11.84, а

коммунисты уже сегодня отторгают своих сторонников очередными граблями, заставляя создавать партейки с названиями левого фланга, запутывающими народ, особенно в глубинке.

Он спросил моих рекомендодателей, что знают ли они меня в течение 1 года, что говорит и требует Устав.

Ведущий пытался толковать эту норму иначе, но Кислицын был непререкаем.

Начали голосовать с позиции " против" - 5 чел., "за" - 8, а воздержались 3-е, и были не голосовавшие, что позволило провести переголосование, но

Кислицын уболтал не делать этого.
***

И так: кроме первопричины проигрыша СССР в борьбе с Западом
и настоящим количественным падением
численности депутатского корпуса
на всех уровнях представительской власти РФ - это Устав КПСС-КПРФ,
запрещающий
иметь право инакомыслящим
на фракции
с функционированием принципа демократического централизма,
не потому ли и левый фланг
размывается патриотическими движениями и мелкими "партейками"
с наличием в названиях слова - коммунизм.

Сталин считал единообразие полит. элиты власти Советов могучей скрепой,
 когда уничтожал инакомыслящих,
а к концу 80-х прошлого века народам СССР обрыдла власть
единой и безальтернативной
со слоганом, как сегодня в\на Украине:            
"Слава КПСС" -
и не вышли миллионы не только народа, но и из 20 млн. членов КПСС
против развала СССР.
Итог претворения идей Ленина говорит о том, что бредит Зюганов,
цепляясь за тёплое кресло ради себя, как и Навальный
в борьбе с коррупцией
без целей
на соц.справедливость
ради большинства народа, особенно гниющего
в трущобах
ветхого и аварийного жилья - при сохранении цинизма власти денег олигархии.

Даёшь "праймериз" в КПРФ
с инициативой снизу, то есть от первичек - районных отделений
на бескрайних просторах России,
по определению достойного кандидата, состоящего в партии
без ограничения по сроку,
в Президенты РФ кампании-2018 - буду предлагать себя.
***
На 22.04.18 продвигаю твит: zloy_moskal - автор текста поста обо мне кампании-2012: "Выборы, митинги и реальность.
Откровенно говоря
мне странно наблюдать эйфорию некоторых участников
нашего сообщества, в связи с проведенным на Болотной площади митингом.

Лично я тоже вполне был удовлетворен тем, что
я увидел на митинге, но видимо мы смотрели с разных позиций.
Мое удовлетворение заключается в том, что народ
в большинстве своем - цивилизованные люди,
готовые отстаивать свои убеждения мирным и законным путем.
Будучи либералом, я уважаю чужие взгляды, даже если их не разделяю.

Удовлетворение же некоторых участников сообщества
выражается в том, что митинг якобы показал, что Пу и Ко
скоро пипец.
Вы, господа, думайте что хотите, но при всей своей антипатии
 к ЕдРу, я не вижу альтернативы Путину.
Это может быть связано с узостью моих взглядов,
а может быть трезвым взглядом на вещи.
Буду благодарен, если укажете на реальные альтернативы.

Теперь немного о ЕдРе и моей к нему антипатии.
Так вот - моя антипатия к ним
выражается не в неприятии их платформы - идеологически
они самая близкая мне партия,
то, что они декларируют на бумаге, я приветствую.
Но то, что в эту партию полезли жулики и воры,
которые сейчас составляют ее значительную часть, вот что
означает крайнюю к ней антипатию.

Это же вызывает во мне антипатию
к ее лидерам - Путину в том числе.
Он лично виноват в том, что партия превратилась в помойное ведро.

Но прошу вас, покажите мне того, кто не заляпан?
 Зюгановцы, жириновцы или мироновцы?
Тогда скажите мне, где массовые иски по фактам нарушений?

А может Немцов, Каспаров и прочие Навальные?
Не смешите мои тапочки.

Самый незаляпанный из политиков,
которых я знаю -
это Абаимов Анатолий Николаевич.

Готовы его выбрать?

Так вот, господа. Не надо надевать розовые очки,
нет в политике чистых и честных людей.
НО!
У нас есть силы и воля сделать так, чтобы выборы
выигрывали те,
кто может принести народу наибольшую пользу
и наименьший ущерб, а также
выбить дерьмецо из тех, кто слишком зарывается."

***

Мои жалобы к @KremlinRussia на #3ваучераценой37млрд
Ответ #ECHR
Судья-Erik M;se

Убедили @PutinRF строить #120млнМ2жилья в год.
Цинизм власти денег #капитализм*а

#Путин*изм|#Сталин*изм|человек раб=ядерный АД;;

***

Cудья ЕСПЧ, вынесший решение по моей жалобе №1.
Эрик Мёсе (родился 9 октября 1950 года) является норвежским судьей.

Он был Председателем Международного уголовного трибунала по Руанде (МУТР)
с 2003 по 2007 год, [1] был председательствующим судьей в Судебной камере I МУТР. [2]Он окончил Университет Осло и прошел аспирантуру в Женеве . С 1981 года он преподавал в Осло. Затем он стал членом Университета Эссекса в Англии [1], а затем и почетным доктором . [ Править ] Он опубликовал широко в области прав человека . В частности, он возглавлял комитет, который опубликовал официальный отчет Норвегии 1993 года: 18 о правах человека. [3]До прихода в МУТР он занимал должность начальника отдела Министерства юстиции Норвегии и полиции до 1986 года; заместитель судьи, адвокат Верховного суда в штабе солиситора с 1986 по 1993 год; председательствующий судья в Апелляционном суде Боргартинга в Осло с 1993 по 1999 год. [1]Мёсе стал вице-президентом МУТР в 1999 году [1], затем президентом в 2003 году [4], преемником которого стал Наванетхем Пиллэй .

Мёсе преуспел в 2007 году Деннис Байрон . [5] В 2008 году он был назначен судьей Верховного суда Норвегии . В 2011 году он был избран судьей в Европейском суде по правам человека . [3] [6]

Мёсе женат и имеет двоих детей, которые оба посещали Международную школу Моши Аруша и Международную школу Моши.

***
Сделал перевод его решения через бинг-переводчика:

"Европейский суд по правам человека, заседающий как судья, на основании статей 24 п. 2 и 27 Конвенции, рассмотрел ранее представленную жалобу от Абаимова, поступившую 4 апреля 2017 года.
Суд раскрывает свет всех имеющихся у него элементов, что обсужденные факты не свидетельствуют о каких-либо нарушениях прав и свобод, перечисленных в Конвенции или протоколах к ней.

Суд считает, что вопреки требованиям, предусмотренным в статье 35 п. 1 Конвенции, внутренние средства правовой защиты не были исчерпаны, поскольку заявитель поднимался перед компетентными внутренними органами, будь то официально или по существу, и в соответствии с применимыми процедурными требованиями, утверждениями, представленными в суд."


***
"Мечта о президентстве СССР в далёком 1984 году
или правдивый, почти, рассказ одного из организаторов приватизации
муниципальной собственности в Екатеринбурге" -

***
Мой отец окончил семилетку, расположенную напротив усадьбы ро­дительского частного дома, где из колодца брали воду для хозяйстве­нных нужд всей школы. Отцу на учёбу времени оставалось немного, пото­му что он был единственным мужчиной на хозяйстве. И когда в выпуск­ной год учителя хотели выставить ему несколько неудовлетворительных отметок, моя бабушка подошла к директору и ультимативно заявила, что если у сына в аттестате не будет всех положительных оценок, то школа не сможет пользоваться водой из её колодца.
Тут же вопрос был снят. Благодаря этому отец смог пройти курс обучения в районном це­нтре автошколы и получить права шофёра, а это позволило после при­зыва в ряды Советской Армии попасть служить в Берлин.

С 1951-53г.г. отец на трофейных легковых автомобилях марки "Хорьх"и "Мерседес" во­зил по Восточному Берлину руководителей воинских частей, раскварти­рованных на территории Германской Демократической Республики.
За годы службы он увидел, пусть и через колючую проволоку, жизнь "загнивающего" капитализма, а уровень уже в то время был не в пользу социа­лизма. После демобилизации, вернувшись в родное село, отец женился, а через год родился я. Через пять лет в семье было уже три сына. Всю жизнь отец проработал шофёром.

Своё детство я вспоминаю с удовольствием, так как живописная при­рода края развила во мне любовь к лыжам, свежему воздуху, воде и об­щению через созерцание с окружающей средой. Со слов матери, года в два, я в одной распашонке отодвигал доску у больших ворот и убегал со двора, чтобы на босу ногу насладиться свободой на проезжей части дороги по горячему, мокрому песку после тёплого, летнего дождя.
Или, уже в старшем возрасте, без разрешения родителей с опытным товарищем мог пойти к лесному озеру за семь километров и на чужой лодке сплавать за камышом, который имеет вкусную сердцевину, а потом обещать матери, что подобного впредь не повторится. Родители в дет­стве нам постоянно говорили о том, чтобы мы с незнакомыми людьми никуда не ходили.


Однажды мы с ровесниками играли у дороги возле чужого двора, как вдруг рядом с нашей ватагой остановилась "Волга",  и из салона спросили о дороге в другую деревню. Мы на словах и жес­тами объяснили, однако последовало предложение, что неплохо бы кому-то из нас показать путь лично, а заодно и прокатиться.
Мой родной брат Владимир, младше меня на 1год и 8месяцев, в возрасте 2-З лет хо­тел было влезть в машину, но я схватил его за распашонку и не поз­волил этого сделать, и никто другой в салон не сел.
Когда нашему младшему родному брату Александру было чуть больше 1года, произошёл ужасный случай. Мы с соседскими братьями нашего возраста на неболь­шом школьном пруду плавали на старых сухих стволах ив, распиленных на двухметровой длины части. И вдруг кто-то крикнул, что в метрах 10 плывёт ондатра.
Я взглянул и быстро определил, что это чепчик моего младшего брата, мгновенно прыгнул в воду. Уровень был по грудь, и, разгребая руками воду, я бегом добрался до плывущего вниз лицом брата, взял его на руки и вынес на берег. Саша уже не дышал. Тогда я, считая, что наглотавшихся воды людей надо откачивать, в букваль­ном смысле. Со своим братом Володей взяли его за руки и ноги и начали раскачивать как качели. Хорошо из леса с ягодами шли взрос­лые, которые подсказали нам, как правильно надо делать, чтобы вода вышла из лёгких. Тут же наш брат задышал, всхлипнул и заплакал. Ох, и досталось нам тогда от родителей.


Вряд ли кто застрахован в детс­тве от подобных трагических случайностей, особенно, пацаны, всегда желающие самостоятельно постигать окружающий мир, не вникая в разъяснения и предостережения взрослых. Но и народная мудрость гласит: знать бы, где упасть, там и соломки подложить, а небольшие шишки да­же полезно набивать.

Помню, как бабушка про отца рассказывала подобный случай. Когда ему было лет 10, они вдвоём ездили на конной телеге метать сено. Отец упал с копны и ударился о пенёк затылком. Сначала он захрипел, потом начал синеть, а дыхание стало прерываться. Тогда бабушка, не зная, что делать, перевернула его на живот и всем своим телом прыгнула коленями на позвоночник. Отец задышал и остался жив.

Первый класс я закончил в школе, из которой через "водяной" ат­тестат вышел во взрослую жизнь мой отец. А ещё в дошкольном воз­расте я вставал на лыжи и ходил за учениками по проложенной ими трассе в сосновый бор, любуясь зимней природой родного края, также иногда позволялось присутствовать на уроках младших классов, так как мне это было интересно. Поэтому первый класс я закончил отлич­ником.

Отец устроился работать водителем грузового автомобиля в ав­токолонну районного центра в 12км от нашего села. Жил у родствен­ников на квартире, а по выходным на велосипеде приезжал домой, по­том купил мотоцикл "ИЖ-49".
В начале 60-х годов купить в личную собствен­ность легковой автомобиль на селе было практически невозможно. По­этому отец, накопив сумму, равную двойной цене мотоцикла с коляской "К-750" киевского производства, поехал в Москву оформлять покупку. Хорошо, что была возможность у кого остановиться, так как в столице проживали родственники по линии матери, а то бы с наличной суммой на ру­ках, и по тем временам солидной, можно было вернуться домой без денег и мотоцикла - хорошо, если живым и здоровым.

Но психологи­ческая закалка и опыт общения с офицерским составом, приобретённ­ый во время прохождения срочной службы в Берлине, сыграли положи­тельную роль при оформлении отцом этой сделки. Ему пришлось на тор­говой базе через магазин оплатить мотоцикл, а за внеочередное пра­во приобретения товара дать взятку в сумме стоимости мотоцикла от­ветственному за отгрузку продукции, оформив доставку покупки ЖД транспортом до Кургана, дополнительно оплатив грузовой тариф. Для меня этот факт оказался первым, хотя и косвенным, соприкосновением с та­ким явлением, как коррупция.


В 1964 году родители решили разобрать свой жилой дом и переве­зти его в районный центр, и на следующий год мы уже жили во время­нке на окраине 15-ти тысячного городка.
 Отец часто принимал в гостях своего дядю, который прошёл горнило Великой Отечественной Войны, где после ранения у него была ампутирована нога. Во время за­душевных разговоров за жизнь они, естественно, употребляли водку. Ме­ня же отец всегда приглашал посидеть с ними за столом, чтобы я слу­шал и вникал, анализируя суть обсуждаемых проблем.
Дядя Толя рассказывал о фронтовых буднях, подчёркивая, что не только члены КПСС со­вершали героические подвиги за освобождение Родины от фашистских оккупантов, но тяготы окопной жизни делили все в равной степени.

О написании перед боем  заявления о том, что если боец по­гибнет, то он просит, чтобы его считали коммунистом - это миф, который был придуман сталинской пропагандой для увеличения значимости пар­тии большевиков в разгроме агрессора.
Отец же вспоминал о своей сроч­ной службе в Германии. Когда он, находясь за рулём автомобиля, с подвыпившими офицерами в салоне по их команде, как бы случайно, пересекал условную границу, разделяющую  Берлин на запа­дную и восточную зоны оккупации, и въезжал на чужую территорию.
И союзники по антигитлеро­вской коалиции к ним всегда относились лояльно, позволяя вернуться своим ходом через разделительную черту.

Отец говорил о существую­щих нормах кумовства на его предприятии, когда коммунисты извлека­ли лишь привилегий из своего членства в рядах КПСС.
Так молодые, нео­пытные водители получали для работы новые грузовые автомобили бла­годаря своим родственникам, занимающим руководящие посты, а это обязывало, как правило, состоять в рядах КПСС, так как в статье Конст­итуции была закреплена норма о руководящей и направляющей роли па­ртии, а в то время партия в СССР была одна.
Естественно, уровень зар­платы у блатных шоферов оказывался выше, при этом условия работы на новой технике были значительно комфортнее. Поэтому отец всегда мне говорил, что вся несправедливость в нашей стране берёт начало в среде коммунистов.

Часть 2. Зерно социальной справедливости.

До седьмого класса я учился отлично. Но однажды меня притяну­ло: сначала подрался, а затем сдружился с братьями-заводилами из "дурной компании".
У меня появилось желание экономить на завтраке ежедневные деньги от родителей, чтобы в выходные купить спиртное и в вечернее время погулять в нетрезвом виде по улицам города. Итог подобного поведения для меня был бы плачевен, если бы не произошло знакомство с девушкой из параллельного класса по имени Нина.
 Благодаря её влиянию, мне удалось прекратить разгульное  времяпрепровожде­ние, а все силы направить на учёбу, поставив себе цель: вместе с ней поехать в Новосибирск поступать в институт.

В начальных классах мне постоянно в качестве дополнительной нагрузки систематически поручалось помогать в учёбе самым отстающим, а эти "друзья" были всегда не из робкого десятка. И вынужденное общение с ними зака­лило мой характер.
При достижении комсомольского возраста меня с неохотой рекомендовали в его ряды, так как я не реагировал на заме­чания учителей по поводу того, что носил длинные до плеч волосы, а также мог прилюдно пройти по улице в обнимку со своей девушкой среди бела дня.
Однако перед собеседованием в райкоме ВЛКСМ я нес­колько укоротил свою "гриву", и был принят. По качеству учёбы в школе занимал лучшие позиции среди одноклассников, но моё желание носить не соответствующую строителю коммунизма причёску всегда приводило лишь к удовлетво­рительной оценке за поведение в каждой учебной четверти.

В физи­ческом плане на здоровье не жаловался, и на уроках физкультуры плановые упражнения на брусьях и перекладине выполнялись в полном объёме,  например: подъём переворотом на перекладине я выполнил 7 раз, что оказалось лучшим результатом в 8-летней школе.
В 1972 году мой отец трагически погиб на бытовой почве, однако нашей семье местные власти отказали в выплате социального пособия в связи с потерей кормильца, мотивируя тем, что при вскрытии в крови обнаружился алкоголь.
Тогда я, ни с кем не консультируясь, написал жалобу в центральные органы. И в скором времени проблема была решена.

А в десятом классе на уроке истории, которую преподавал классный руководитель, после освещения мной изучаемой темы по коллективизации спросил дополнительно о том, как я лично оцениваю действия большевиков при раскулачивании крестьян и последующей высылкой их семей в необжитые, суровые края необъят­ной Страны Советов.
Я ответил откровенно и прямо, что отрицательно. Учитель строго сказал, что за знание темы готов поставить - «отлично», но в журнал за моё инакомыслие вынужден занести – «неудовлетворительно».

В те годы коммунистическая цензура запретила к обращению в нашей стране все произведения А.И.Солженицына. А один из моих одноклассников принёс в школу журнал, где были ранее опубликованы главы из повести «Один день из жизни Ивана Денисовича».
На уроке преподаватель журнал об­наружил за прочтением запрещённого произведения, что привело к ог­ласке данного инцидента на всю школу.

За эту провинность наш класс руководством школы было решено наказать тем, что мы должны продол­жить обучение до выпускного бала в помещении, которое являлось од­ним из самых неприспособленных по освещённости и учебным принадле­жностям.
Я организовал несколько человек к сидячей забастовке в ко­ридоре в знак протеста по поводу дискриминации всего класса. Через несколько минут к нам присоединились остальные, а те, кто должен был занять наше помещение, тоже отказались выполнять требование по рокировке.
Зачинщиков пригласили к директору школы, где в ультима­тивном тоне указали на то, что если мы не выполним требования ад­министрации, то нам напишут такие характеристики к аттестатам о среднем образовании, что ни в один институт наши документы не примут. Однако у нас позиция осталась неизменной.
Тогда троих представителей, среди которых был и я, пригласил для беседы началь­ник РОНО, где разговор шёл уже в более компромиссной тональности. Мы согласились на следующую схему: в неприспособленном помещении бу­дут заниматься с периодом в одну четверть все по очереди, но наш класс будет первым.
В следующей четверти наш учебный процесс про­ходил уже в привычном помещении. А уже мой младший родной брат Александр учился в новом здании средней школы, где проблем с неприспособленными помещениями для занятий просто не было.

На выпускных экзаменах на вопросы билета по истории я ответил на «отлично», но пре­подаватель объяснил членам комиссии, что по итогу за год он вывел мне оценку «хорошо» за высказанное мной личное мнение о коллективи­зации и раскулачивании крестьянства, поэтому оценку в аттестат я заслуживаю лишь «хорошо».
Данное предложение было принято экзамена­ционной комиссией, а я апеллировать не стал. И всё же при заполне­нии аттестатов учащимися с каллиграфическим почерком в моём была допущена описка по истории в графе оценка – «отлично», так как первые оценки по очерёдности у меня все были пятёрки.
Классный ру­ководитель, который преподавал нам историю и задавал мне тот, провокационный, вопрос, сказал, что пусть так и остаётся, что фактически «отлично»  и должно  быть.


После выпускного бала я со своей девушкой Ниной и ещё тремя одноклассниками поехали в Новосибирск поступать в институты. Мы с другом отдали документы в Университет Академгород­ка.
Меня привлекала ядерная физика, поэтому вся научно-популярная литература по данной теме в районной библиотеке, за предыдущие годы была прочитана.
 Вступительные экзамены в Университет начинались на три недели раньше, чем в других вузах страны, поэтому у не поступив­ших абитуриентов оставался ещё один шанс, чтобы попытаться стать студентом другого института.
Требования для зачисления здесь были более высокие, да и сдавать необходимо пять вступительных экзаменов, в том числе и физику письменную отдельно.
Даже выпускники физико-математической школы для одарённых детей при университете, которые учились с 7-го класса после побед на олимпиадах по физике или математике, не всег­да могли пройти положительно конкурсный отбор при поступлении в свой ВУЗ.

Устроившись в общежитии, я особого рвения в подготовке к вступительным экзаменам не проявлял, так как был уверен в своих силах. Часто ходил купаться и загорать на Обское море, да и пляж был в шаговой доступности, а деньки стояли солнечные.
 Первым экзаменом оказалась письменная математика, и в вывешенных списках абитуриентов, получивших неудовлетворительную оценку, я себя не нашёл.
Вторым следовал экзамен по физике письменной, где требовалось только решение задач. Мой одноклассник первый экзамен завалил, поэтому уехал в Новосибирск, чтобы попытаться поступить в институт электросвязи.

Я же после второго экзамена оказался в спи­ске абитуриентов, получивших неудовлетворительную оценку.
 Пришёл на апелляционную комиссию, где начал очень рьяно доказывать свою правоту профессору, который, устав слушать мои доводы, сказал, что у меня стройная теория, но это догма, поэтому предложил подойти на следующий день на кафедру, где он подгото­вит учебники, которые подтвердят мои заблуждения.
Здесь уже присут­ствовали представители других вузов Новосибирска, которые вели аги­тацию за поступление в их институт.

Я ещё был в неопределённости, но первокурсник электротехнического института (НЭТИ) Голомазов Андрей уговорил меня в том, что у них так много факультетов, что я смогу выбрать будущую специальность по душе.
Но уже наступал вечер ,и Андрей пригласил меня переночевать у него в благоустроенной кварти­ре, где он проживал с родителями. В детстве я мечтал о профессии лётчика, но из-за плохого зрения её пришлось оставить.
Утром я поехал в НЭТИ, а Андрей - в Академгородок продолжать свою агитацион­ную работу. Решил подать документы на самолётостроительный факуль­тет, устроился в общежитии и начал, уже усиленно, готовиться к всту­пительным экзаменам.

При встрече Андрей предупредил меня о том, что на избранной специальности придётся чертить очень мелкие детали, как-то: заклёпки корпуса самолёта и т.д., а зрение моё подобной нагрузки не выдержит и быстро сядет.
И снова провёл агитацию о переда­че мной документов на свой электромеханический факультет. Я внял его доводам и до начала вступительных экзаменов перевёлся на его специальность, которая была престижной на ЭМФ. На экзаменах я полу­чил две 5-ки и две 4-ки, поэтому на зачислении у декана заходил среди первых.

Но сам декан имел учёную степень в области электрических машин и аппаратов.
Я же для него был «перебежчиком» , поэтому он предложил мне перейти на, родную для него, специальность, мотивируя тем, что и на военной кафедре будет изучаться та же специальность - самая элитная: контрольно-испытательная передвижная станция (КИПС) зенитной ракеты ПВО (этим типом ракеты был сбит американский самолёт-разве­дчик У-2 под Свердловском в 1961 году).
Мне не хотелось начинать учёбу в институте с конфликтной ситуации в деканате, понимая, что если специальность будет не по нутру, то всегда можно внести корре­ктивы, поэтому я переписал заявление и был зачислен.
Моя девушка недобрала 0,5 балла в институт народного хозяйства, но осталась жи­ть в Новосибирске, поступив на учёбу в среднее профтехучилище, а остальные одноклассники вернулись домой.

Первокурсники, не имеющие освобождения по здоровью, обязаны были в течение месяца отработать в колхозе на уборке картофеля.
Койко-места в студенческом общежитии мне получить не удалось, так как их количество было ограничено, а в первоочередном порядке обеспечивались иногородние студенты, отслу­жившие в рядах Советской Армии.
Я начал ходить вблизи учебных кор­пусов института по дворам многоквартирных домов и уговаривать от­дыхающих на скамейках бабушек о том, чтобы кто-то предоставил мне возможность пожить какое-то время на квартире.
Такой способ сработал, и мне удалось уговорить хозяйку двухкомнатной квартиры, в которой она проживала с мужем, оба были давно пенсионерами.

Учебная програм­ма не сокращалась по причине выпадения календарного месяца на сельскохозяйственные уборочные работы, поэтому учёба была очень интен­сивна.
Особенно, для меня оказалась критической по объёму для усво­ения материала высшая математика, где лекции читал всему потоку, а вёл практические занятия лишь в нашей группе один и тот же профе­ссор.
В учебнике по математике за десятый класс материал по интегралам и производным был напечатан мелким шрифтом, и школьный учитель его нам не преподавал.
Это сказалось на том, что решение практических задач мне давалось с большим трудом, а иногда просто приходилось списы­вать.
К тому же, хоть я и снимал квартиру в двухстах метрах от уче­бных корпусов НЭТИ, но, двигаясь по переходам между корпусами, я попросту терял ориентацию и на одну-две минуты опаздывал на практиче­ские занятия по высшей математике.

 Профессор же был очень пунктуа­лен и всегда ожидал третьего звонка у двери кабинета, а после нача­ла урока уже никого не пускал до перемены. За частые опоздания он относился ко мне с пристрастием, дополнительно зада­вая на дом решать задачи.
Помощь оказывал мне при разборе этих "за­валов" Серебрянский Александр, который будет свидетелем на моей свадьбе.
Он тоже рос без отца, старшим из трёх братьев, в горном селе под Фрунзе (сейчас Бишкек), занимал призовые места на олимпиадах по физике и математике, а тему о производных и интегралах изучал само­стоятельно под руководством молодого школьного учителя.

Через ме­сяц учёбы 1 ноября мне исполнилось 18 лет, и возникла проблема офо­рмления отсрочки от призыва на срочную службу, которая могла быть произведена лишь при наличии постоянной прописки в режимном горо­де.
Обучаясь в институте, я мог прописаться без ограничений, но у хо­зяев возникала озабоченность в том, что у меня появлялось право претендовать на квадратные метры при наличии большой наглости.
Те пенсионеры, у которых я проживал на квартире, категорически отказа­ли в прописке. В первом отделе института мне дали неделю на реше­ние проблемы, а в противном случае - отчисление из вуза с вручением повестки о призыве в армию.
Я уговорил одного из местных сокурсни­ков с параллельной группы, чтобы он убедил родителей прописать меня месяца на два по его адресу.
Он поручился за меня перед ними, что коммунальные услуги на срок прописки мной будут оплаче­ны. Так я смог получить отсрочку   от службы в Советской Армии на время обучения на очном отделении института с последую­щим, со второго курса, получением офицерской специальности на воен­ной кафедре.
Абсурд!
Но мне до сих пор не понятно - это случилось лишь со мной или, подобного рода проблему, тогда проходил любой приехавший из провинции в режимный город военнообязанный после совершеннолетия, зачисленный в вуз на очное отделение с военной кафедрой?
Бо­рясь с организаторами стопроцентного выполнения плана призыва в ряды вооружённых сил Советского Союза.
А о спасителе, который помог мне преодолеть бюрократические сети, я помню лишь то, что, являясь перворазрядным шахматистом, защи­щал честь института на всесоюзном уровне...
***

Ещё отрывок:... Осенью 1988 года
мне в ОБХСС Орджоникидзевского райотдела Уралмаша Свердловска поручили провести проверку заявления жителя Москвы,
который вырастил в Казахстане урожай арбузов и привёз их автомобильным транспортом для реализации на площадь «Первой пятилетки», где очень большой поток потенциальных покупателей, идущих после смены с Уралмаша.

Все, почти 20 тонн арбузов, были проданы в течение светового дня за несколько часов. Вместе с заявителем пришёл к директору магазина, с которым у него заключён договор, опросил свидетелей, проверил необходимые документы, имеющие отношение к указанной партии арбузов. Ничего противоправного обнаружено не было.
Городским транспортом съездили на овощную базу, где взвешивался «КАМАЗ» с арбузами. Весовщики пояснили, что показания брутто («КАМАЗ» с арбузами) и тары («КАМАЗ» порожний) записывались в присутствии владельца груза, который, в случае несогласия с цифрами, мог внести в журнал замечание, но такового не было.

 Москвич со мной был откровенен и доброжелателен, потому что участвовал в следственных действиях и мог высказывать любые замечания по существу вопроса.
Он гордился тем, что с большими деньгами может пойти в любой ресторан, а московские женщины любят богатых,
а у меня нищенская жизнь.
Заявитель признался в том, что перечить кому-либо во время организации реализации арбузов боялся.
Продать урожай первоначально планировал в Челябинске, но местные торгаши сказали, что это сможет сделать лишь в Свердловске, хотя он лучшее предпочтение отдавал Перми.

Уже здесь сверлила мысль, что его могут отправить под разгрузку в такое место, где поток людей меньше, и арбузы из-за сильной жары могли быстро потерять  свои вкусовые качества и быстро сгнить, поэтому только после получения расчёта наличными деньгами написал заявление в милицию.
 Москвич  утверждал, что на весовой обман составил несколько тонн, что в магазине цену реализации занизили.
 На это я ответил, что при большей цене часть арбузов могла остаться на ночь и тогда от жары совсем пришла бы в негодность, а при взвешивании груза ему надо было не соглашаться с цифрами, ну а сейчас после продажи продукта доказать фальсификацию трудно.

 Заявитель спешил на поезд и, прощаясь, спросил моего согласия на то, что будет писать жалобу уже по приезде домой.

 Я ответил, что не имею права запретить иметь свою точку зрения на сложившуюся ситуацию, поэтому в поисках истины он может предпринимать любые шаги, не противоречащие действующему законодательству.

О моей ответственности  к исполнению служебных обязанностей говорит пример, случившийся во время работы в ОБХСС на Уралмаше, который привожу в спорах с младшим братом Александром, отработавшим до пенсии в прокуратуре после окончания Свердловского юридического института.
Он всегда подчёркивает, что при сопровождении материалов уголовного дела по всем инстанциям самым трудным звеном для прохождения без возвращения на доработку является процесс судебного разбирательства.

 Я же, не имея юридического образования, однажды проверял по жалобам граждан магазин, торгующий некондиционными стиральными машинами «Малютка», произведёнными как товар народного потребления на Уралмаше.
Собрав исчерпывающий материал, изобличающий директора магазина в нарушениях правил советской торговли, я возбудил уголовное дело.
 Эта статья уголовного кодекса была одной из самых простых и не особо котировалась в службе БХСС, поэтому оперативник самостоятельно готовил все необходимые документы для передачи уголовного дела в суд, где в состязательном процессе сторон, обвинения и защиты, выносился вердикт.

Если бы в моей работе выявились недочёты, то судебное разбирательство закончилось в пользу защиты, а для меня - чёрным пятном в послужном списке.
 В первом же судебном заседании обвиняемая получила приговор в виде штрафа и в дальнейшем не оспаривала его.
Мой брат всегда искренне удивляется, что мне удалось подготовить без брака документацию, не имея соответствующего образования.

 А остался этот эпизод в моей памяти потому, что дата выставления карточки по уголовному делу была 08.08.88.

А, примерно, в ноябре 1988 года из городского ОБХСС к нам в  районный отдел милиции для проведения служебного расследования прибыл оперативный уполномоченный с письмом, поступившим из ЦК КПСС.
В нём житель Москвы, по заявлению которого я проверял реализацию арбузов, жаловался на то, что милиция в Свердловске покрывает уралмашевскую мафию.

Я подтвердил, что проверку по заявлению москвича провёл в полном объёме, что все необходимые рапорты есть в соответствующем отказном материале.
 Вновь же читать и давать какие-либо объяснения по точке зрения заявителя, изложенной в письме в ЦК КПСС,
 я категорически отказался, пояснив, что прокурор Орджоникидзевского района в качестве надзора может отменить моё постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, и тогда появится возможность вернуться к рассмотрению жалобы по существу.

 По результатам проверки начальник городского отдела БХСС подписал приказ о моём увольнении.

Я приказ подписывать не стал, а сразу поехал в Управление внутренних дел по Свердловской области на приём к начальнику.
Сначала меня выслушал помощник генерала, затем более подробно о фабуле дела рассказал начальнику Управления БХСС по Свердловской области.
В разговоре я упомянул и о ситуации, сложившейся с Владимиром Фёдоровичем, соседом по рабочему кабинету, в третировании которого не захотел принимать участия по указке руководства городского отдела БХСС.

Меня слушали офицеры милиции: начальник в звании полковника, проходивший службу в ограниченном контингенте советских войск в Афганистане в качестве советника по экономическим вопросам президента.
Другой в звании майора, в 1985 году доведший до обвинительного приговора суда громкое уголовное дело по коррупции, где одним из основных обвиняемых проходил известный Свердловский композитор и певец.

 Мне предложили продолжить службу в Управлении БХСС по Свердловской области, а в приказе о наказании увольнение было заменено на перевод в пригород Свердловска с понижением в  должностном окладе.

К работе в Управлении БХСС я приступил на следующий день, а уже через три месяца был зачислен в штат УБХСС.
В тот момент я был одним из самых молодых сотрудников в подразделении...


Тэги: #3ваучераценой37млрд #120млнМ2жилья


Рецензии
Ошибаются те, кто связывает надежду на возрождение социализма с Зюгановым и его КПРФ.

Зюгановская КПРФ - это не коммунистическая, даже не оппортунистическая партия. Это ельцинско-путинский проект, призванный канализировать просоветские и просоциалистические настроения в безопасное для властей русло. "Преобразовать"ее в подлинно коммунистическую партию невозможно в принципе: она изначально не под это создавалась.

Сергей Столбун   26.06.2018 09:20     Заявить о нарушении
"Преобразовать"ее в подлинно коммунистическую партию невозможно
-
я пытаюсь, но из глуши реально сложно. Планирую, хотя бы в Екб вернуться.

Абаимов Анатолий   26.06.2018 09:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.