От казаков днепровских до кубанских ч. 28

Польская крепость Кодак на Днепре

В связи с подписанием Торгового договора (напечатан Маркевичем в т. 3 "История Малороссии") военно-морская активность казаков в Чёрном море резко пошла на убыль. Внутриполитическая ситуации на украинных территориях продолжала обостряться. К началу 20-х годов подавляющее большинство русской шляхты изменило вере своих отцов, приняло католичество и примкнуло к унии. Православие стало открыто именоваться «холопьей» верой. Польские паны повсеместно стали притеснять коренное русское население, пытаясь под любым предлогом отнять у крестьян их наделы и превратить в своих рабов. Приток шляхты в Малороссию из великопольских территорий значительно возрос. В целях усиления контроля за украинскими казаками, поляки устроили «ревизию» реестра. Подозрительных - из него изгоняли, обращая в «мужиков», и заменяли послушными. Авторитет реестровиков, как защитников отчизны, в глазах народных масс неуклонно снижался, в то время как походы запорожцев на Крым и в Турцию увеличивали славу запорожского войска и создавали рыцарский ореол вокруг тех казаков, которые прежде были выписаны из реестра или не попали в него. Это объективно не устраивало и гетманское окружение, и польское правительство, опасавшееся укрепления роли низовиков. В 1630 г. не реестровые казаки избрали своим гетманом пророссийски настроенного Тараса Фёдоровича Трясилу, который в Смуту уходил со своим отрядом от поляков - к Д.М. Пожарскому. Панам такая кандидатура не понравилась, её не принял и король, а подтвердил полномочия ранее избранного гетмана, Грицька Чёрного, сторонника союза со шляхтой. Тарас Трясило ушёл на Запорожье. В Москву были направлены послы с просьбой о помощи и принятии Украины в царское подданство. Король Сигизмунд в 1630 г. решил усилить военное присутствие на Украине и разместить в Киевском округе войска из числа наёмников. Находясь на постое, они стали грабить и всячески унижать население.

В этой связи в народе прошёл слух, инспирированный якобы архимандритом киево-печерским Петром Могилой, что эти дополнительные вооружённые силы пришли для истребления веры православной и самих казаков. Возникли волнения и среди запорожцев, которые в марте 1630 г. во главе с Тарасом Трясило выступили из Сечи на север и разбили реестровых казаков. Их гетман Г. Чёрный был обвинён в предательстве и казнён запорожцами. Эти события положили начало серии новых казацких войн. Пётр Могила вполне мог быть причастен к этой провокации, поскольку даже став митрополитом, не скрывал своего чуждого отношения к казакам, называя их бунтовщиками. К тому же он состоял в родстве с матерью Иеремии Вишневецкого (из рода валашских Могил), известного своей ненавистью к схизматам. Убийство гетмана Чёрного было расценено польским правительством, как начало мятежа запорожских казаков и на его подавление из Бара вышло крупное войско во главе с гетманом С. Конецпольским. Расправившись с населением Лысянки, Димера и других населенных пунктов, польская армия, в составе которой находились отряды немецких наёмников, переправилась через Днепр. Под Корсунем на сторону повстанцев перешли реестровики и казаки окружили польское войско. Часть казаков укрепилась в Переяславле, который вскоре был осаждён польскими войсками. На помощь осаждённым запорожский гетман Тарас Фёдорович (Трясило) привёл по данным разных источников от 20 до 30 тыс. казаков. Укрепившись в стане между реками Трубежом и Альтой, запорожцы не только успешно оборонялись от поляков, но и сами совершали вылазки в польский лагерь. Однажды, когда поляки отмечали праздник тела Господня (в православии - день всех святых) и не приняли должных мер по охранению лагеря, запорожцы затемно подобрались к нему и на рассвете с двух сторон, напали на польских солдат, учинив кровавую резню.

В этой ночной вылазке, вошедшей в историю как «Тарасова ночь», погибло свыше 300 знатных шляхтичей, множество простых жолнеров утонуло в реке, была захвачена вся артиллерия и обоз Станислава Конецпольского. Затем повстанцы овладели Каневом, Переяславом и др. городами. Положение поляков осложнялось ещё и тем, что в окрестностях Переяславля начались выступления крестьян и мещан, на помощь которым Тарас направил несколько запорожских отрядов. Фёдорович обратился к народу с универсалами, в которых призывал вставать на борьбу против шляхты. Приход запорожцев послужил толчком в период апреля, мая, к широкомасштабному крестьянскому восстанию в тылу польских войск. Повстанцы нападали на усадьбы и владения шляхты, убивали хозяев, захватывали их имущество и уничтожали шляхетские документы. Особенно пострадали евреи, которых уничтожали массово и беспощадно. Отряды восставших удерживали под контролем переправы через Днепр и в случае неудачи обеспечивали себе пути отступления в пределы Великого Московского княжества. Переяславль стал опорным пунктом восставших и под ним начались ожесточённые бои, длившиеся около трёх недель. 15 (25) мая 1630 г. состоялась решающая битва, окончившаяся победой повстанцев. С. Конецпольскому вынуждено пришлось вступить в переговоры. Ему удалось договориться с реестровыми казаками о возврате на свою сторону и подписать мирное переяславское соглашение, предусматривавшее увеличение казацкого реестра до 8 тыс. чел., причём этим должна была заниматься специальная комиссия из числа реестровиков и запорожцев. Опасаясь измены со стороны старшинской верхушки, Трясило с частью недовольных соглашением казаков ушёл на Запорожье. Позже гетман Тарас Трясило был предателями схвачен и выдан полякам, которые сожгли его заживо. Повстанцев, оказавшихся без предводителя, разгромили и как обычно успокоили неопределёнными обещаниями.

Избранный после Тараса гетман Кулага - Петражицкий (1631-32 гг), ставленник реестровиков, всю свою деятельность направил на восстановление хороших отношений с Польшей и приобретением для войска тех или иных материальных благ от правительства. Давний друг и соратник Михаила Дорошенко, Иван Кулага не только проводил его политику в отношениях с Речью Посполитой, но и внёс в польский сейм предложение, чтобы казаки также наравне со шляхтой имели голос при выборе короля. Если бы это предложение было принято, то роль войска, безусловно, усилилась бы, однако оно было отвергнуто. В этой политической неудаче казаки обвинили гетмана, он был свергнут и убит. Смерть Кулаги не привела к ухудшению отношений с поляками, наоборот, новый гетман Иван (Тимофей) Орендаренко (1633 г) оказал полякам очень важную военную услугу. 30 апреля 1632 г. умер король Сигизмунд III. Этим решил воспользоваться московский царь Михаил Фёдорович, который направил воевод Михаила Шеина и Артемия Измайлова для захвата Смоленска. 5 декабря 1632 г. 32-тысячное русское войско подошло к стенам города и, разгромив 8-тысячный отряд Гонсевского, осадило Смоленск. Хотя польский гарнизон во главе с комендантом Воеводским насчитывал не более 3 тыс. чел., зимняя осада города оказалась неудачной. В мае и июне М.Б. Шеин продолжал безуспешно штурмовать город. К этому времени число его войск несколько уменьшилась, так как часть из них ушла в южные районы государства для отражения набега крымского хана и украинских казаков. Тем не менее, даже и с оставшимися силами Шеин мог бы овладеть городом, но к этому времени на польский престол был избран старший сын Сигизмунда Ш - Владислав. В конце августа 1633 г. он со своей 23-тысячной армией быстрым маршем подошёл к Смоленску. Одновременно с королем, гетман Орендаренко привёл к городу 20 тыс. казаков, которые и сыграли решающую роль в последовавших затем событиях.

28 августа поляки предприняли атаки на ключевую позицию осаждавших на Покровской горе и, в конечном итоге, к середине сентября вытеснили их оттуда. Часть иностранных наёмников из московского войска перешла к противнику, и Шеину ничего не оставалось, как перейти к обороне, уступив инициативу Владиславу. Король умело воспользовался пассивностью Шеина, захватил Дорогобуж, где находились запасы провианта московской армии, а затем его конница (в основном казацкая) обошла русский лагерь и отрезала пути отхода к Москве. Превратившись из осаждавших в осаждённых, оставшись без провианта и подкреплений, русские, после долгих и тяжелых боев, были вынуждены 15 февраля 1634 г. согласиться на почётную капитуляцию, которую подписал Шеин. Остаткам армии с личным оружием позволили уйти, но без артиллерии, запасов и снаряжения. После столь удачного завершения дела под Смоленском Владислав IV повёл свои войска на Москву, но героическое сопротивление небольшой крепости Белой спутало его планы по захвату столицы. По заключённому вскоре Поляновскому миру он вынужден был официально отказаться от своих притязаний на русский престол, возвратить все бумаги, связанные с его избранием в 1610 г. (в частности, крестоцеловальную запись бояр) на московский трон, возвратить на родину останки царя Василия Шуйского, умершего в польском плену, признать законным царём Михаила Романова и вернуть Московскому государству Серпейский уезд. 28 апреля 1634 г. воеводы М.Б. Шеин, А.В. Измайлов и его сын В.А. Измайлов были казнены в Москве по приговору Боярской думы. Придя к власти и, получив поддержку украинских казаков, Владислав выдал им диплом о свободе вероисповедания. И всё же они в очередной раз оказались обманутыми, так как диплом короля оказался «липовой бумажкой». Владислав попал в полную зависимость от панов-магнатов, которые профинансировали его избрание и поход на войну.

Король рассчитывался с ними «свободными» землями. Усиливалось гонение на православие и эксплуатация украинцев. Было решено усмирить и изолировать последний очаг вольностей - Запорожскую Сечь. Дабы успокоить турок, грозивших из-за казаков новой войной, преградить последним выход из Сечи и прекратить приток людей из Украины на Сечь, в польском сейме решили возвести неприступную крепость над Кодацким порогом Днепра, на землях Сечи. Строили её украинские крестьяне с весны 1635 г. под надзором польского войска и под руководством Гийома Левассера де Боплана, известного фортификатора. В июле 1635 г. крепость уже стояла и отслеживала всё судоходство на реке. Её первым комендантом был назначен французский офицер Жан Марион. Твердыня представляла из себя четырехугольник с высокими выступающими шестью бастионами, в которых установили тяжёлые орудия. Окружающая степь просматривалась на 8 миль. Обстрелу могли быть подвергнуты оба берега Днепра, довольно узкого в этом месте. Крепость в окружности достигала 1800 м. С юга и востока подход к ней был защищён скалами, которые спускались в Днепр, с севера - глубоким яром, а с запада, со стороны степи, были выкопаны глубокие рвы и насыпаны почти 20 метровые валы, на которых поставили дубовый частокол с бойницами. Единственные ворота охраняли две большие дубовые башни и подъёмный мост. Захватить такую крепость было достаточно тяжело. Вскоре после постройки Кодака, запорожцы наказного гетмана Ивана Михайловича Сулимы, возвращавшиеся из очередного морского похода в 1635 г. осадили его. В ночь с 3 на 4 августа фортецию взяли приступом, сварив «вражим ляхам пива». Гарнизон из немецких наёмных солдат был перебит, в руках казаков оказалась артиллерия и склады с оружием. И это явилось началом очередного казацко-крестьянского восстание в Украине против польского угнетения.

Избранный гетманом, Сулима призвал казаков и крестьян подниматься на борьбу, побивать и изгонять «ляхов, унитов, жидов и турок». Восставшие успешно захватывают Чигирин, Корсунь и Черкассы. Король Владислав IV, разъярённый взятием Кодака, срочно возвратил на Украину опытного гетмана С. Конецпольского с коронным войском, что помешало разрастанию антипольского восстания. Поляки сумели вбить клин между нереестровыми и реестровыми казаками. Опять внушили надежду, что за верность королю реестровых уравняют в правах со шляхтой, и они изменили. Вскоре несколько реестровых казаков проникли в лагерь восставших и обманом захватили в плен Ивана Сулиму и четверо его близких сподвижников. По некоторым данным, реестровыми казаками, предавшими и захватившими в плен Сулиму, были Караимович и Барабаш – те самые, которых убили их подчиненные в самом начале восстания Хмельницкого. Запорожский атаман был выдан живым, командиру польских войск Адаму Кыселю. Повстанцев поляки разгромили и принялись на Украине закручивать гайки с новой силой. Реестровым казакам ничего не дали, а всего лишь похвалили. Одного из них помиловали по ходатайству канцлера Якуба Жадзлика. Что интересно, среди арестованных был и Павел Бут, в будущем поднявший мощное восстание против Речи Посполитой. Так вот его тоже помиловал канцлер, за молодость, причём по просьбе (!) турецкого посла. Поляки потом очень пожалели, так как Бут позже стал казацким предводителем и в 1637 г. поднял большое восстание. Остальных (троих) казнили на месте. В других источниках сказано, что под давлением турок «решением Сейма запорожских казаков осудили на казнь. 12 декабря 1635 г. на центральной площади Варшавы они были обезглавлены, затем четвертованы и останки их выставлены по городу». Позже кости гетмана были захоронены на территории поместья Стевки.

Вдова просила за большое вознаграждение вернуть останки мужа, но польская власть отказала ей, потому что знала, что казаки будут отдавать честь в знак верности непобедимому герою. Знаменитое нападение на Кодак стоило Ивану Сулиме жизни, но покрыло его имя бессмертной славой. Возможно, предательство его своими же украинцами (в то время это было обычным делом) не украшает историческую память государства, но это не уменьшает героические деяния гетмана, память о котором подзабыта. Неординарная личность в реестре гетманов украинского казацтва - И.М. Сулима - родился в летописном, времен Киевской Руси, с. Рогощи (Городище) Любецкого староства (теперь Черниговщина) в семье шляхтича К сожалению, биографические сведения о нём достаточно скупы, год рождения неизвестен. Иван Сулима в 1615 г. поступил на службу к коронному гетману Станиславу Жолкевскому, от которого из его владений получил в награду за службу три села: Лебедин, Сулиминцы (поднее - Сулимовка), Кучакив. Позже, то ли из-за ущемления поляками прав украинской шляхты, то ли в поисках приключений, Иван оказывается в Сечи Запорожской. Благодаря природным способностям Сулима вскоре приобретает большой авторитет у запорожцев... Вместе с Сагайдачным он и раньше покорял турецкую Кафу в Крыму, Трапезунд за Чёрным морем, дважды разрушал окраины Царьграда; талантливый стратег и безумный рубака, для врагов он стал настоящей карой Божьей. Во время одного из морских походов Иван Сулима попал в плен к туркам. Поскольку он был ещё молод и физически вынослив, турки не казнили его, а заковали в кандалы и посадили гребцом на военной галере. Исторические источники свидетельствуют, что его неволя длилась около 15 лет. Однако Сулима никогда не терял надежды освободиться из плена. Возможность однажды представилась, когда галера шла по Средиземному морю.
 
Продолжение следует в части   29            http://www.proza.ru/2017/09/05/1501


Рецензии