Судьба-злодейка

Суровец¬–маленькая покосившаяся деревушка, затерянная в воронежских лесах. И всего-то один ряд бревенчатых изб, повисших над красивым прудом. Народу живёт здесь совсем немного, поэтому все люди , как на ладони. Это как в пословице: «Если ты чихнул на одном конце деревни, на другом тебе скажут: «Будьте здоровы!» Знали всё и обо всём.
         Когда-то здесь жили две  сестры-близняшки со странным названием: Доня большая и Доня маленькая.(Доня-это Дуся на воронежском диалекте). Так их нарекли родители. Доня большая  неплохо устроилась в жизни: вышла замуж в районный центр Архангельск за красавца-мужа, родила симпатичных деток и была счастлива. А вот другой сестре повезло меньше. Она осталась жить в своей деревне, неудачно вышла замуж, родила мальчика и девочку. Но муж вскоре её бросил, не ужился с женщиной крутого нрава, с мужским характером. Мать обожала сына Валентина и невзлюбила дочь Маню. Что бы она ни сделала, всё не так, мать оскорбляла её и унижала непристойными словами потому, что она была похожа на её бывшего мужа. Мать мстила Маше за своё одиночество. И так было всегда.  Причём же здесь ребёнок? Маня жила на правах падчерицы. А девочка росла смышлёная, черноглазая, добрая. Две тугие косы почти до пояса. И училась Маня легко и прилежно.
  Единственной отдушиной Мани была поездка в летние каникулы  к своей крёстной, Доне большой,  в Архангельск. Тётка её любила за послушание, помощь по хозяйству. Она ей делала подарки и потихоньку ругала свою непутёвую сестру. Её муж,Степаныч, сделал в вётлах качели, где они с подругой качались, сколько хотели. Им  было весело и хорошо. Но всё когда-нибудь кончается. Кончалось лето, и Маше нужно было возвращаться домой. В голове проносилась грустная  мысль: «Не хочу туда возвращаться. Вот бы здесь остаться, но у крёстной и так двое своих детей. Я здесь лишняя».
         Окончив 8 классов, пошла работать в лес, помогать матери.( Она работала лесником) В 15 лет мать решила выдать нелюбимую дочь замуж за соседа своей сестры, зрелого мужчину, который  давно отслужил в армии и уже работал, чтобы уж навсегда от неё избавиться. А Маня была ещё хрупкая  девочка-худышка, она и не ведала, что замужем будет ещё горше. Доня маленькая особо и не спрашивала свою дочь, хочет ли она замуж или нет. Когда приехали сваты из Архангельска, Маня увидела своего суженого и ахнула. Он был старше её лет на 10. И страшно некрасив, даже уродлив. Лицо широкое, толстое, красное, глаза большие, навыкате и какого-то неопределённо-водянистого цвета, густые белые щетинистые брови, как у поросенка, повисли над глазами веером. Ростом маленький. Говорил медленно, больше молчал. Как и полагается в деревне, сделали  «запой» после сватовства и сыграли свадьбу в Суровце. Свадьба была шумная, пьяная, с гармошкой и частушками и, конечно, с самогоном. Маня выскочила замуж, не любя. Свекровь, хоть и покладистая женщина была, но невзлюбила сноху: молода. Неумеха, стирает не так, готовит не так.
   А Маня родила двух сыновей: Петю и Колю. Любила она их до безумия и ничего для них не жалела: ни игрушек, ни сладостей. Сама работала дояркой. Хозяйство у них было крепкое. Всё бы хорошо, да счастья нет, от мужа она не дождалась ни доброго слова, ни ласки. Одни оскорбления. Ложась с ним спать, Маня готова была шапкой закрыть его лицо, куда-то исчезнуть, испариться. Пил Мишка почти каждый день. Единственная отрада: он никогда её не бил. И Маня страдала, страдала молча, плакала, но чтобы её никто не слышал. Она всё терпела молча.
   Вскоре Михаил умирает от астмы. И она одна поднимает детей. Мать редко к ней заглядывала. А если приходила, то даже конфетки не приносила своим внукам. Но для Мани дети были светом в окошке, она не могла на них надышаться. Будучи по характеру доброй и мягкой, в ней не было той твёрдой «жилки»,что нужна мальчишкам при воспитании. И ребята, став уже взрослыми и женившись, начали пить. Несколько раз женились, разводились, плодились. Жили как-то бездумно, бесшабашно. А Маня опять переживала. С кем поделиться? Тётку увезли дети в Москву. С матерью, которая всю жизнь была чужой? Она нянчила внуков, помогала их воспитывать. И нового удара судьбы никак не ожидала. Но судьба-злодейка преподнесла ей новые испытания.
У Коли обнаружили рак предстательной железы. Он худел на глазах, можно сказать, высох весь. Сын просил, умолял мать о помощи:  «Мама , я  очень  хочу жить. Ну, почему это со мной случилось?» Боль была невыносимой. Маня его утешала, а сама, придя домой, навзрыд рыдала от горя и отчаяния. Через год парализовало Петю. В армии тогда процветала дедовщина,  его били по голове. Может быть, это результат? Три года он лежал, за ним ухаживали. На ноги Петя так и не встал. Умер он ранней весной. Не осталось ни одного сына. Она так голосила, да с причитаниями, так, что у женщин мурашки по коже: «Ой, да милый мой сыночек! Да на кого же ты меня оставил…Ведь я теперь совсем одна. К кому же я теперь приклоню свою голову? Как же мне теперь с этим жить? Скажи!» Беда Маню совсем подкосила: она  потеряла аппетит и интерес к жизни. Горе её согнуло, она ещё больше стала сутулиться. Но Маня не сломалась.  Спасала работа, потому что от общения с людьми ей становилось легче. А придя домой , не находила себе места, всё валилось из рук.
   Но жизнь продолжается. Теперь вот Маня на пенсии, ходит на кладбище часто, разговаривает с детьми, как с живыми, советуется с ними, жалуясь на свою судьбу и обсуждая назревшие проблемы. А проблем много: дом большой, его надо содержать в порядке, коза Нюська, куры да 15 соток огорода. И везде нужны её руки. Только здоровье вот пошатнулось: часто болит голова, мучает давление, боль в ногах. Да и годочков много, уже приближается к 70. А она, можно сказать, и не жила ещё.
     «Посыпались» правнуки. Всех троих выходила, подняла на ноги. Муж у внучки-хитрый хохол, своего не упустит. Он не считает, что дети у бабушки сыты, целый день находятся под присмотром, ухожены. Зато если Маня соберётся за продуктами с ним на машине, то платит ему деньги. Розетку поставит-тоже платит…
    Однажды к ней в гости заглянул сосед с Суровца с другом. Его звали Василием Ивановичем. И решили они её посватать. «Маня, живу я один в Воронеже,-начал издалека Василий Иванович.- Я получаю неплохую пенсию. У мены двухкомнатная квартира. Не хватает только хозяйки. Поедем со мной». Она долго раздумывала,размышляла.И новое место,тем более в городе она никогда не жила, да и старше он её на 10 лет…И всё-таки Маня решилась после долгих уговоров и одного обстоятельства. Живёт она на конце улицы, кругом дома заколочены, улица почти вымерла, как вымирают целые деревни сейчас в России. Тем более недалеко от её дома убили женщину. Страх поселился в её душе. Она отдала куме козу, убрала овощи с огорода. И решила: «А поеду я. Будь что будет» . Василий Иванович приехал за ней. Вещей она взяла немного. Всё-таки что-то её настораживало. Когда приехали в Воронеж, он не допускал Маню ни к продуктам, ни к кастрюлям. Всё готовил сам. И сам же ходил в магазин, свою новую хозяйку закрывал на замок. И она оказывалась, как птица в клетке. А она же привыкла жить в деревне самостоятельно, вольно. Ей это показалось странным и непонятным. Однажды Маша вышла на балкон и увидела сидящих на лавочке женщин её возраста. «Идите к нам!»- крикнули они. Она только развела руками. Потом спросила разрешения. «Сходи,только ненадолго. В 10 часов пора спать ложиться».(у него было всё расписано по минутам).Маня спустилась к женщинам. Разговорились. Соседки ей понравились. Они спросили: «Ну, как Вам тут живётся?» Он ведь такой жмот,уморил свою жену.» Маня подумала: «А ведь правда здесь столько хороших женщин живёт, и ни одна за него замуж не пошла…»
 Однажды они пошли на рынок. Василий Иванович: «Туда не смотри, на мужчин не заглядывайся, фрукты,  овощи не трогай…»В результате купили один арбуз. Маня, счастливая, идёт и думает: «Сейчас наемся досыта хоть арбузом». Но не тут-то было. В обед и ужин он отрезал только по кусочку, сказав при этом:  «А то живот вздует».На третий день арбуз испортился, пришлось выбросить. Маня не привыкла бездельничать и решила испечь блинчики. Два блинчика утром , два в обед.  «Вечером мучное есть вредно,-сказал он. В результате блинчики тоже прокисли. Через четыре дня Василий Иванович сказал ей: «Сейчас мусор вынесу, и угощу тебя блинчиками». Пока он собирался, Маня выбросила их в мусорное ведро. Когда он вернулся, то спросил:
 - А где наши блинчики?
 -Так ты их отнёс в мусорный бак.
  - Как? Кто позволил?-закричал он.
    Терпение Мани переполнилось. Он закрывал дверь даже тогда, когда ложились спать. А ключ прятал. Иногда она просыпалась от того, что кто-то пристально на неё смотрит. Просыпается, а он стоит перед ней на коленях и говорит: «Вот если бы ты вступила в нашу секту Иеговы, то мы могли бы жить, как муж и жена». На что Маша ответила: «Я свою православную веру не меняю». И однажды, когда они спали и близился рассвет, Маня увидела ключ в дверях. Значит, он забыл закрыть на ночь дверь. Она очень обрадовалась. Быстренько собрала свои нехитрые пожитки и на цыпочках прокралась к двери, повернула ключ и автобусом, счастливая, уехала домой. Он звонил ей каждый день, приезжал и звал снова к себе, пообещав изменить своё поведение. Но Маня наотрез отказалась. Так она второй раз побывала замужем.
   Очень жаль, что у Маши так сложилась жизнь. Сурово она с ней обошлась и несправедливо. А ведь она добрейший человек, душевный, искренний. Замечательная мать и заботливая бабушка. Справедливо гласит народная мудрость: «Не родись красивой, а родись счастливой». Но счастье обошло её стороной, промелькнуло где-то вдали, ни разу не заглянув к ней на огонёк. А жаль…
Сентябрь, 2017г.


Рецензии
Какое меткое название Вы дали рассказу. В нём - всё содержание.
Очень жизненный рассказ. Спасибо.
Всего Вам самого доброго!

Тамара Полухина   13.04.2019 21:38     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.