Хочу ребенка! глава 18

               ЕЩЕ РАЗ О ПСИХОЛОГИИ И ТЕСТАХ...



  Давно нас со Стасом не вызывали в школу, так мы и расслабились. То ли Ева перестала чудить, с претензией на «выросла, стало неинтересно», то ли учителям было  обломно нас тревожить, по месту разбирались, пойми всю эту жизненную материю. Я всегда говорила, что когда ребенок занят, у него есть ориентир и тогда его меньше тянет  на «подвиги». У Евы был ориентир – старалась Кешу с Дусей свести и подружить. Еве, как и мне, Дуся нравилась. Она не нравилась только Стасу,  потому что он не понимал, зачем  так долго париться и мучиться, если можно поменять на другую птичку, добрую и покладистую. В общем, Стас всегда искал простые пути, а мы с Евой - любители девиза: «По тропинке не пойдем, мы кустами поползем!»  А еще мы случайно поняли, что  Дуся любит песни, причем иностранные. И не из телевизора или радио, а чтобы люди пели. И тогда такое шоу начиналось, тушите свет  и вяльте абрикосы.  Стас  как-то зашел на кухню в настроении, налил себе кофейку, еще больше приободрился и погнал «Естедей» напевать. Дуся вылезла  из своей клетки и пустилась в наркотический танец.  Поржали, вечером повторили, на видео записали и всем  знакомым дали посмотреть для поднятия настроения. Один Кеша недоуменно на все это смотрел, мол, вроде как ему самочку обещали, а выписали  танцовщицу и забияку.

- Что за хрень? Что за дичь? – постоянные вопросы несчастного оставались без ответа.

Так вот вернемся к нашим баранам. Открываю я Евин дневник ( до каникул весенних неделька всего оставалась), а там петиция классного руководителя красной жирной пастой: « Уважаемые родители,  психолог школы приглашает вас  на беседу в удобное для вас время».

- Евочка, солнышко, а чего ты там сделала, что тобой психолог заинтересовалась? – надо же знать первопричину вызова. Хоть мало-мальски подготовиться.

- Да, блин, сама в шоке. Пришла эта психологша на урок рисования, раздала листики, рисуйте семью свою. Все думали – замена, а оно тесты какие-то. Нарисовали. Видать, чего-то не так я там накалякала. Кать, ты не грузись, если что, она молоденькая, только после института, но уже всю школу своими тестами и рисунками задолбала.

- О, молоденькая! – ухватилась я за  ключевое слово. – Стас, иди ты в школу, очаровывай новую барышню. Они там все от тебя млеют, аж зеленеют.

- Кать, я понимаю, что тебе трудно, но  поговорила бы как психолог с психологом. Не люблю я, когда тетки млеют и краснеют. Жалкое это зрелище. Да и занят я, привезли какого-то иностранца, все возле него скачут. Он операцию здесь, у нас, делать не хочет, боится, а доехать ( вернее, долететь) к себе у него вряд ли получится. Понимаешь, у меня вопрос жизни и смерти. Не до психолога. Я уверен, ты с ней хорошо поговоришь, и вы придете к правильному решению. К какому-нибудь решению придете - уже отличненько!

- Стасик, в следующей жизни быть тебе адвокатом. Как ты умеешь уболтать – песня!  Ну что ж, попремся вчетвером в школу, наведем шороху, - погладив себя по разбушевавшемуся животу ( шутка ли, трое буцаются одновременно в разных местах), пошла звонить классной Евиной, чтобы уточнить время  рандеву с юным психологом.

Психолога звали Мария Александровна.  Такая миниатюрная  девушка  с небольшими очками на переносице, придающими ей  смешную важность. Прошлась я взглядом по кабинету, в котором окопалась Мария, и много  поняла. Там ваза с цветами – любят, там  цветочек комнатный, орхидея буйно цветет – хороший фен-шуй, доска с  многочисленными рисунками детскими – плоды работы. Человек хочет работать и любит свое место.

- Мне Ева говорила, что вы тоже психолог, поэтому я уверена, что вы меня поймете. У вашей Евочки наблюдается явная картина возможного  семейного неблагополучия.

- Да? И с чего это вы так решили? – аж самой интересно, всегда казалось, что Ева очень даже правильная в семейном  отношении девочка.

- Вот смотрите, я предложила всем ученикам ее класса нарисовать портрет семьи. По долгу службы мне известно, что вы являетесь опекуном Евы, а ее родители погибли. Простите за напоминание о горе, но это ведь травма для ребенка. Такие детки очень ранимы, им нужна помощь. Часто это скрытые фобии и тревоги. Рисунки помогают их раскрыть, - и достала  из папочки файлик с картинкой, нарисованной несколько дней назад Евой. – Это рисунок вашей девочки.

 Смотрела я на этот рисунок и не видела фобий, хоть убейте.  Рисунки лучше конечно видеть, но я попробую описать то, что за 45 минут ( я все же думаю минут за 15) наваяла наша художник-экспрессионист, она же символист и авангардист Ева. На переднем плане почти на весь А4 ОГРОМНЫЙ попугай. Сзади ( намного меньше попугая, раз в пять) – Стас, вернее, особь мужского пола, судя по  спортивному костюмчику. Эта особь  в огромных наушниках ( намного больше головы), и у него изо рта вылетают ноты. Далее, судя по беременному животу, такая маленькая  с какой-то кастрюлькой в руках  - я. Себя Ева нарисовала  с ирокезом на голове и с попугаем в руке, но почему-то безголовым. Во всех углах разнокалиберные попугаи, а в одном  - кучка яиц, из которых  головки непонятные торчат.

Мария Александровна была в трансе. Судя по ее длинному монологу, характеризирующему этот рисунок, наша семья стояла на грани гибели. Попугай играл в жизни Евы роль намного важнее, чем родители, то есть, опекуны. Папа проявлял безразличие, поскольку заткнул наушниками уши, отстранился от проблем семьи, ребенка и так завонялся, что вокруг него  стая мух образовалась. А ребенок от этого адски страдал. Мама, то есть я, тоже вся в кастрюлях, домашняя рутина засосала похлеще болота. Единственное живое существо, которое ребенку очень дорого, это – попугайчик, но и ему скоро бошку оторвут, жестокость доминирует. В общем, растим потенциального маньяка.

Чуть не рассмеялась. Как сдержалась, диву даюсь, в последнее время эмоции через край: то реву на пустом месте, вот вообще причины нет, то  соседу голову готова  на раз отпилить его же  бензопилой, начинающей жужжать в два часа дня ( а когда ему еще жужжать, садом повесне человек занят), когда я решила прилечь и поспать часик. Внимательно выслушав диагноз, начала  убеждать  юного психолога, что Евин рисунок-тест  совсем другое означает:

- Да не, с Евой все нормально. Как пишет в своих трудах доктор Комаровский (блин, начиталась, теперь цитирую, типа, умная, шокирую молоденьких психологов), Ева у нас -  худющий, в меру обнаглевший ( наглость – двигатель прогресса!) с шилом в одном месте ребенок.

- А это? – Мария Александровна поближе поднесла к моим глазам рисунок. – Что это по вашему? Одни попугаи!

- Естественно, попугаи. Сейчас я объясню вам эту головоломку. Большой попугай – это, видимо, Дуся. Зовут так. Самочка нашего самца Кеши. Кешу Ева наверняка вот в этом уголке изобразила. И в этом. В общем, не может себе наш Кеша угол найти, как только Дуся в доме появилась. Авторитетная мадам. Она его задолбала в прямом смысле. Как петух единственную курицу в курятнике ( в этом месте нужно было видеть глаза  Марии Александровны, явно представившей всю эту картину в курятнике), потому что Дуся большая, она стала центром Евиного мирка. Пока. Временно. Да и всей нашей семьи. Дуся интересная попугаиха, но вся в себе, не раскрылась, как ежик сжалась и агрессивничает на всякий случай. Вот мы боимся, что она не подойдет Кеше. Она его угнетает, да еще и орет регулярно: «Кыш, идиот недоразвитый! Не понимаю дибилов!» Мы и от нашего Кеши  офигевали периодами, но Дуся – это финиш. Я целыми днями  смеюсь. Устала ржать, мне нельзя столько, родить могу раньше срока.

- А это что? – и пальчик Марии Александровны остановился на фигуре прибалдевшего чувачка  в наушниках.

- Видимо, мой муж, Стас. Он поет песни Дусе и та тогда успокаивается, начинает танцевать, подсвистывать. Ева не могла изобразить мелодию, поэтому ноты нарисовала. Да, они у нее слегка на мух смахивают, не всем же быть художниками.

- Но с животом ведь вы? И кастрюля в руке. Кухней замучены?

- Не-е-ет. Это не кастрюля. Это коробка. Когда Кеша и Дуся начинают драться, приходится Дусю накрывать коробкой. Смирительная рубашка для невменяемого попугая.

- Дуся??? Странное имя, - заметила Мария Александровна. Хотя по выражению ее лица я поняла, что она уже ничему не может удивиться.

- Так назвали попугаиху. Не мы! Но Кеша ее пока Мусей называет. Ладно, это долгая история, - мне уже было жалко эту девушку, я так  быстро развалила ее страшную теорию. Она думала, что наша семья глубоко несчастна, а мы просто придурки, занятые проблемными попугаями. Вот это разочарование!

- Ничего, я послушаю, - все-таки решила попробовать изучить предмет исследования. А мне что, рассказала:

- Ну, смотрите. Недавно Кеша улетел, случайно. И попал к фермеру. Тот его держал в курятнике. Кеша – попугай большой, ара, умеет и любит ругаться. В курятнике его побил петух. Скорей всего, учуял конкурента.   А Кеша в долгу не остался, отдубасил того петуха и перья повыщипал. Фермер решил сбагрить Кешу, на фиг такое «счастье» надо?  Нам его на рынке пришлось выкупать. С тех пор Кеша всех петухов Мусями называет. Самочка его бьет, поэтому с Мусей ассоциируется. Ну, знаете, как не сошлись характерами. Думаем, что попугаиху все же придется менять.

- Хорошо, поняла. А  это что за яйца и змеиные головы оттуда торчат? Это фобии? Ева змей боится? – теперь она меня уже спрашивала, а не категорично утверждала, как раньше.

- Нет. У Евы нет фобий. Мы как-то  на речке, когда в село ездили, ужа видели, так Ева спокойно им Стаса пугала. У мужа больше фобий, чем у Евы. Она все время талдычит, что когда Дуся снесет яйца, будем попугаями торговать. Бизнес такой девочка придумала. Современные дети  с горшка еще не поднялись, а уже кумекают, где денег взять. Но, видимо, с Дусей яиц нам не видать. Вот такие пироги.
Психолог Мария Александровна смотрела на меня, как смотрит врач на  шизофреника и думает, как бы красивее диагноз озвучить.

- И все же Еве стоит попить успокоительное.  Вот видите, у нее на рисунке в руках попугай без головы. Она подсознательно раздражена и хочет его убить, - я всегда говорила, слишком много детективов и триллеров по телевидению в последнее время транслируют. У народа крыша едет и маньяки на ровном месте мерещатся.

- Это не попугай  у нее в руке. Хотя, нет, попугай, но игрушка. У нас есть игрушка, у нее голова отвалилась.  Ева бросает Дусе эту цацку, та ее клюет и Кешу не трогает.  Это как человек грушу боксерскую побил - зло накопленное выместил. А вообще, вы правы, нам всем нужно попить успокоительное. Я Дусе уже даю валерьянки, а Кеша активно мел грызет. О-о-о, у вас это настоящий мел? Можно кусочек, так хочется, -  не дождавшись ответа, я схватила кусок мела, лежавший на доске, откусила и с аппетитом начала жевать. Беременные меня поймут. Но Мария Александровна даже очки сняла. Это был капец всей мировой психологии.

- Со мной все нормально. Просто так мела в последнее время хочется. Я так раньше шоколадки не ела, как сейчас мел жую. А в магазинах только синтетический, - пробовала объяснять. Думаю, что Мария Александровна  меня не поняла, но состраданием прониклась, потому что когда провожала к выходу из школы, заглянула к завхозу, набрала  кулечек мела и как подарок вручила на прощание.

- Ну, че, психологша тебе на меня бочку большую накатила? Мол, не такая, как все, Етти? Да я не сильно  старалась над тем рисунком.

- Да, не, похоже, отмазала я тебя. Думаю, что после того, что я ей наплела, она удивляется, как у такой чокнутой нормальный ребенок вырос. А вообще, на будущее, учись рисовать: ноты, как мухи, Кеша на курицу похож, и я некрасивая вышла. А себе ирокез чего намалевала? Прическу такую типа хочешь?

- Нет, это я показала, что типа от всего волосы дыбом стали. В шоке типа я.

- Ну, ничего, теперь ваша Мария Александровна немного в шоке побудет. А че тишина? Кеша с Дусей не ругаются? Словарный запас исчерпан, а новые слова не выучили? Даже не  скубутся?

- Нет, Кать, они целуются. Прикинь, период бурь и ураганов прошел. Сидят близко-близко и то в зеркало вместе смотрят, то  друг на дружку.  Что-то воркуют.

- Ну, слава тебе, Боже! Попустило. А то Стас завтра собирался ее относить назад.

- Не, не надо относить. Будем разводить попугаев! Ура! Я – главный  менеджер. Сколько стоит птенец ара? Пойду в инете пороюсь…

И я пошла порыться в инете на предмет, чего не хватает в организме, если мел есть хочется. Можно было, конечно, и Волкову позвонить, спросить, но я боялась, что в больницу на сохранение заложит.  Нашла. Железа не хватает. Отсюда, кстати, и утренние судороги. Все железо мамкино  хлопцы слопали.  Позвонила Стасу, заказала, чтобы как будет ехать домой,  купил яблок, Магне В6 и кальцемин в придачу.

И как итог могу сказать: «Я верю в психологию, но в тесты – нет! Ну, может совсем  капельку…»


Рецензии
Я Дусе уже даю валерьянки, а Кеша активно мел грызет. О-о-о, у вас это настоящий мел? Можно кусочек, так хочется, - не дождавшись ответа, я схватила кусок мела, лежавший на доске, откусила и с аппетитом начала жевать. Беременные меня поймут. Но Мария Александровна даже очки сняла. Это был капец всей мировой психологии.
- Со мной все нормально. Просто так мела в последнее время хочется. Я так раньше шоколадки не ела, как сейчас мел жую. А в магазинах только синтетический, - пробовала объяснять. Думаю, что Мария Александровна меня не поняла, но состраданием прониклась, потому что когда провожала к выходу из школы, заглянула к завхозу, набрала кулечек мела и как подарок вручила на прощание - улыбаюсь, улыбаюсь, улыбаюсь.

Галина Анастасиади   22.09.2019 17:52     Заявить о нарушении
Смеюсь до одури.

Галина Анастасиади   22.09.2019 17:52   Заявить о нарушении
На здоровье!

Ксения Демиденко   22.09.2019 18:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.