Плыл месяц-май

 Был месяц-май.  Ликующее солнце смеялось грозам. Его лучей  боялись тучи, и небо радугой светилось. Тополиный пух лежал  на скошенной траве, покрытою росой.  Аромат сирени сливался с запахом травы. Казалось, солнце никогда не зайдет за горизонт, и весна будет вечной.
 В ту пору жил он на даче, в Сестрорецке.  Жизнь там текла, как прежде.  Ни то, чтобы ему  не хотелось чего-то нового,  но  все было ни до того.  По вечерам соседи звали в гости. Он отказывался, говорил, что много дел.  И шел писать закаты на залив. Работал много,   дотемна, но в картинах ему чего-то не хватало…
 И вот однажды вечером соседи стали звать на чай опять. К ним из Петербурга приехала  племянница,  а у нее в тот день были именины. Отказываться в который раз было неловко. Помявшись, согласился.
   На веранде пахло ванилью и  яблочным  штруделем. За ужином все чинно ели и в меру пили, и говорили о том, о  сем.  Было мило, весело и вполне благопристойно. После стали петь песни и звать племянницу - виновницу торжеств. С дороги она несколько сомлела.  Проснувшись, девушка, словно мотылек, вылетела на веранду и присела на крыльце. На вид ей было лет шестнадцать: худенькие точеные ручки и ножки, как у фарфоровой балерины, задранный кверху носик. Необыкновенно живые карие глаза уставились прямо на него. Она улыбалась.
 Поначалу он даже не понял, что случилось. Ее детская улыбка сверкнула, словно луч майского солнца, войдя в его сердце с теплым, майским дождем, полившим внезапно.
 От этого так захотелось жить, дышать, и, конечно же, любить.
 - Говорят, Вы - писатель? - начала она.
 - Да.
 - О чем  Вы пишите?
 - О  всяком разном.
 - Почитаете.
 - Почитаю. А Вы суда надолго?
 - Проездом на три дня.
 - А потом?
 - Уеду в Ялту.
 - В Ялте в это время хорошо.  Аромат магнолии, индийской сирени и песни павлинов витают повсюду. Еще не особо людно. Пустуют пляжи. Чайки, медленно парят над взморьем. В воздухе стоит сладкая истома, как после любви.
- Откуда Вы все это знаете?
- Бывал там много раз.
- Вы там писали?
- Временами.
- Там было хорошо?
- Местами.
- Вам не хотелось бы  сбежать туда?
- С чего Вы взяли?
- С того, что Вы какой-то грустный. Вам видно чего-то не хватает.
- Грусть с радостью  всегда  рука об руку идут.
- А что Вы делаете завтра?
- Буду писать. Могу и Вас с собою взять.
- Хорошо, - ответила она.
 Тот майский вечер был особо поэтичным. Мягкие отблески заката ложились на морскую гладь  и звучали вдохновенно. Краска сама лилась на холст,  превращая его  в живописную симфонию. Мгновенно на картине появлялись яхты, светящееся небо и тихий плеск волны. Она очаровано смотрела на него и, не сдержавшись,вдруг поцеловала. Вкус ее спелых губ остался на его губах.
 Закрыв глаза от счастья, он оступился и упал в воду. Волна окатила его с головы до ног и вынесла на берег. Выбравшись, он осмотрелся, но не было там никого.
 Лишь по небу плыл одинокий месяц...

 George Sitenson
 Август 2017г.

 


Рецензии