Александр. Великий поход - 4

                АЛЕКСАНДР. ВЕЛИКИЙ ПОХОД – 4



                Хроника Персии.               

               

                ГЛАВНАЯ СХВАТКА.





Пролог:
                Покинув Египет, молодой и энергичный македонский царь Александр совершил то, о чем мечтали в течение двухсот лет все вольнолюбивые греки. То о чем мечтали совершить многие греческие прославленные полководцы и стратеги, к чему призывали самые просвещенные философы и государственные мужи, но воплотить эту заветную мечту в жизнь довелось ему, простому царьку из горной Македонии.
  Вновь пройдя Финикию и Палестину, он вторгся в саму Персию, страну грозных воинов, чьим именем пугали гречанки своих малых детей, и на чьи головы сыпали проклятия эти же дети, став взрослыми. Сохраняя генетический страх от их былого могучего вторжения в Грецию, эллинские философы требовали от своих народов отомстить за былой позор и принести счастье Персии в свои дома, оставив побежденным только страх и унижение.
  Вторгнувшись в Месопотамию, царь македонцев приступил к самой главной задаче своего похода, от которой его усиленно отговаривал Пармерион и остальные старые полководцы, и страстно увещевал не делать персидский царь Дарий, предлагая выгодный мир и родственную дружбу.
  Александр направлялся в самое сердце вражеской державы, что бы в одной битве решить дальнейшую судьбу мира. Стоя под Гавгамелами, он ожидал подхода всех персидских войск. Полководец прекрасно осознавал всю мощь и силу персов и то, что Дарий имеет прекрасный шанс просто раздавить его своим числом, если, что-то пойдет не так, как он задумал. Не все соратники поддерживали царя, многие видели скверные предзнаменования перед решающей битвой, кто-то откровенно  роптал о своей загубленной по царской милости душе. Однако большинство верило в счастливую звезду своего божества и смело шло за ним. Вскоре настанет день истины, когда каждый получит свою награду. Да будет так.
  И так, осень 331г. до н.э., Месопотамия,  равнина перед Гавгамелами.






                Глава I. Ночные события перед решающим днем.





                В македонском лагере под Гавгамелами творился настоящий кавардак и всему виною был стратег Пармерион не сумевший вовремя привести войска в чувство посредством своего авторитета, опыта и положения. От этой его нерасторопности, царь Александр был вне себя от бешенства, постоянно кусал губы и яростно стискивал  кулаки, что бы, не дать волю своему праведному гневу на своего полководца. 
  Вот уже около получаса, как все победоносной македонское войско, которому на следующее утро предстояла самая главная битва с Дарием, пребывает в подавленном состоянии, которое вот-вот могло перерасти в панику. Причина, так сильно повлиявшая на умы и души македонских воинов, было лунное затмение, случившееся накануне столь важного рубежа александрова похода.
   Когда уставшие после длительного марша македонские солдаты принялись разбивать свой лагерь, крик ужаса пронесся по равнине. Все увидели как огромный желтый диск Луны, низко висевший над равниной, стал быстро тускнеть. Поднявшие к небу голову люди, с ужасом замечали как с каждой минутой, блеск небесного светила стал ослабевать и вот уже один край диска почернел и совсем пропал из поля  их зрения.
  Свет от ночного светила резко уменьшился, и на лагерные палатки буквально накатилась волна черного мрака. Столь невероятно быстрое угасание Луны  породило чувство неизвестной и незримой опасности, которое заставило дрогнуть  людские сердца.
  Никогда еще за все время похода, македонцы и их союзники не были столь сильно охвачены гнетущим чувством страхом. Многие из солдат не выдержали такого необычного трагического зрелища, побросали свое оружие и попадали на земли из-за страха, что умирающая Луна рухнет на Землю и раздавит их.
  Отчаянно ржали кони и прочая живность, которая была еще более чувствительна к подобным природным проявлениям. Простаты и гоместы метались среди своих подчиненных, пытаясь, навести порядок, но сами зачастую падали рядом с ними позабыв обо всем на свете. Не лучше себя проявили и стратеги, отчаянно кричавшие на всех сразу, но, абсолютно не понимая, что делать.
  Напади персы на них сейчас, и они бы обратили непобедимую македонскую армию в бегство и гнали бы до самого моря, не вынимая мечей из ножен.
  На счастье Александра у его противника творилась примерно такая же картина ужаса и стенания. Люди своего времени, они одинаково реагировали на неожиданные природные явления, не имея ясных и толковых объяснений.
  Диск Луны все больше и больше закрывался, и вскоре над равниной нависла кромешная темнота. Конечно света сейчас было столько же как в любую безлунную ночь, но в этом случаи эффект мгновенно пропадающего света, усилил отрицательное восприятие темноты людьми многократно. Хаос и паника усиливались в македонском лагере с каждым мгновением. Все больше и больше количество людей падало на землю, и истошно выла или неистово молилась.
  От такой картины в душу только, что вернувшегося с рекогносцировки молодого полководца стали закрадываться самые черные мысли о проклятии богов этого похода. Привыкший за свою короткую жизнь к сражениям, осадам и заговорам, Александр растерянно стоял в окружении своих телохранителей, догадавшихся запалить факела и тем самым обозначить его присутствие.   
 - Государь! – услышал слева от себя. Расталкивая деморализованных воинов, к нему спешил начальник его канцелярии кардиец Эвмен. Один из не многих людей кого царь выдвинул из простой среды и не ошибся в своем выборе. Эвмен умело вел все дела стремительно расширяющейся империи, постоянно держа руку на пульсе многочисленных событий, что только радовало полководца.
 - Александр, это лунное затмение и оно вскоре должно пройти – возвестил он, хватая за руку македонского царя. От этого известия глаза македонца, в которых до этого потухла надежда, зажглись блеском жизни.
 - Верно! Мне об этом рассказывал Аристотель, который сам  свою очередь читал об этом явлении у Фалеса. Но он описывал подобное явление днем, а не ночью, почему же это происходит сейчас?
 - Тогда великий государь, Луна закрывала Солнце, теперь же дело происходит полностью наоборот. 
  Спокойный и уверенный голос, вещавший эти слова за спиной Александра, заставил его вздрогнуть. Царь молниеносно обернулся и увидел бритоголового человека в одежде египтянина скромно стоявшего за его спиной.
 - Кто ты такой, что вот так просто управляешь небесными телами подобно плодами на ярмарочном столе? – с тревогой и надеждой спросил полководец.
 - Это мемфисский жрец Нефтех повелитель, я раньше говорил тебе о нем, и ты благосклонно разрешил ему следовать с нашей армией, за некоторые заслуги, оказанные им тебе в Египте – представил бритоголового Эвмен, который являлся тайным покровителем  этого египтянина.
  Жрец примкнул к македонцам, когда те только приближались к Египту, предложив свои услуги Эвмену как географа, врача и гадателя. Кардиец вскоре смог в полной мере оценить все явные и скрытые таланты этого человека  и остался, очень доволен милостью судьбы, за столь ценный подарок в лице египтянина.
  Обратиться к македонцам, Нефтеха заставили жестокие обстоятельства. Недовольный своим положением в жреческой среде, египтянин не имел средства к существованию и поэтому был вынужден искать себе покровителя среди чужаков.
  Увидев признаки начинающегося затмения, Нефтех поспешил к Эвмену с предупреждением о надвигающемся явлении и призывом принять срочные меры для пресечения паники.
 - Кроме почтенного Фалеса, египетские жрецы так же издревна наблюдали за звездами и подобные явления для них не в диковинку. Наши тайные летописи отмечали иногда до пяти затмений на один год и это еще не предел - буднично повествовал жрец и от этого, у Александра моментально прошла внутренняя дрожь, и он успокоился.
 - Ты явно не прогадал Эвмен, взяв этого человека с нами в этот поход. Мне всегда был нужен умный человек, который в важный момент объяснит мне любое событие - радостно усмехнулся воитель
 - Государь, для прекращения паники необходимо послать глашатаев с известием о скором возвращении на небесный небосклон диска Луны и отсутствие какой-либо опасности от подобного явления – предложил Эвмен, которого тут же поддержал жрец.
 - Тьма продержится очень короткое время, и божественный лик Луны обязательно посветлеет – подтвердил жрец.
  Через минуту царские вестники, громкими голосами уже оповещали македонский лагерь о скором появлении ночного светила и полном воцарении на небе былого порядка. Эти экстренные меры быстро принесли свои плоды, и вскоре порядок в лагере, стал постепенно восстанавливаться.
  Появление из угольной тьмы тонкого серпика ночного светила вызвало бурю радости среди воинов. Один за другим поднимались они, с земли торопливо поднимая свое оброненное оружие. Проворно засновали командиры, компенсируя свою слабость, проявленную при затмении, энергичными словами и не менее грозными движениями. Дисциплина возвращалась в македонский лагерь с каждым новым лучом нарождающейся Луны. Когда светило  полностью очистилось, воины уже радостно переживали свои нелепые страхи, продолжая оживленно обсуждать случившиеся.
  И в этот момент подобно холодной змее из мрака выползла новая напасть. Её породил царский друг и товарищ, начальник конницы и сын Пармериона Филота, вышедший из шатра сразу как царь отправился к себе. Пристально всматриваясь в черное как уголь небо, он громко и внятно произнес, обращаясь к стоявшим рядом солдатам.
 - Явно не к добру, боги шлют нам такое предзнаменование. Быть беде.
  В одно мгновение его слова разнеслись среди окружавших его македонцев, с неимоверной быстротой вселяя сомнение в итак уже изрядно потрясенные затмением души людей. Пехотинцы и всадники, гармосты и простаты, все начали обсуждать услышанное откровение Филоты и, повторив его несколько раз, уже считали его своим собственным мнением.
  Сын Пармериона недолюбливал Александра, считая, что сыну царя Филиппа, в свое время отодвинувшего от трона прямого малолетнего наследника погибшего царя Аминты, слишком много достается в жизни просто так.
  Еще в юности, он сумел поссорить отца с сыном. В результате чего Филипп выгнал из Македонии всех друзей Александра и отдалил его от себя, женившись на настоящей македонке Клеопатре дочери друга его отца Аталла.
  Однако судьба жестоко посмеялась над завистником. Очень скоро Александр стал царем и начал приготовление к восточному походу, о котором издавна мечтали все греки и македонцы. Он даже простил своего детского друга, назначив его начальником тяжелой конницы катафрактов, или как их называл молодой царь гетайры. Однако и тогда, Филота считал, что это очень мало за ту поддержку, которую оказали царю Пармерион и Антипатр в воинском собрании при выборе нового царя и в подавления бунта братьев Линкистийцев в день гибели Филиппа.
  Кроме этого, молодого македонца сильно потрясла та кровавая расправа, которую учинила мать царя царица Олимпиада над своей соперницей, последней женой Филиппа  Клеопатрой и ее дядей, стратегом Аталлом. Александр не препятствовал действиям своей матери, молча, оправдывая все ее поступки.
  Недовольный подобным проявлением женского своеволия в жизни страны, он постоянно поддерживал мнения своего отца Пармериона по тактике ведения войны, непременно подчеркивая, что нынешний поход состоялся в большей части благодаря деяниям старого  полководца. Но наиболее яростное столкновение мнений между Филотой и Александром, произошло, когда царь отверг почетное предложение Дария заключить вечный мир между двумя державами в обмен на уступку македонцам всего Средиземноморья. Здесь он совершенно не понимал Александра, который в угоду своим амбициям усиленно бредил полным покорением Персии, совершенно забывая интересы представителей македонской знати.
  На расширенном военном совете, сторонники  мира остались в явном меньшинстве после пламенной речи царя. Достойный ученик краснобая Аристотеля, он сумел заворожить души людей блеском славы и звоном золота персидских сокровищ.
  Македонцы как слепые пошли за голосом поводыря, совершенно не думая о той цене, которую им предстоит за это заплатить. Глядя тогда на восторженные глаза своих товарищей, Филота понял, что его час еще не настал. Обозленный  провалом своей идеи, он решил сорвать поход вглубь Персии и этот случай ему представился.
 - Боги посылают свое  недоброе предупреждение – неслось со всех сторон македонского лагеря, наполняя душу Филоты самым лучшим для него бальзамом.
 - Посмотрим, как он выкрутиться на этот раз – зло прошептал сын Пармериона, с радостью наблюдая как волнение, все сильнее и сильнее охватывает царское войско.
 - Царя, царя, пусть он ответит нам на это знамение! - требовали встревоженными  голосами солдаты, не на шутку встревоженные случившимся. Главный стратег Александра Пармерион, быстро согласился с мнением войска и послал вестника к царю с просьбой выйти к солдатам.
  Недовольный подобным поворотом дела, Александр вышел из шатра, и галдеж немного стих. Македонцы обожали своего полководца, но были очень встревожены затмением и предсказанием Филоты.
 - Что происходит Пармерион, почему столько много шума из-за обыкновенного затмения? Разве не объявили глашатаи, что это природное явление такое же, как гром или дождь, но только очень редко бываемое в нашей жизни и от того и кажущийся нам таким ужасным. И разве не был объявлен мой призыв, соблюдать дисциплину и готовиться ко сну перед завтрашней битвой? – спросил царь своего главного полководца.
 - Боюсь, что подобным объяснением сегодня воины не успокоятся. Все твердят, что это не просто явление, а знак бессмертных  богов о плохом исходе предстоящей битвы с персами.            
  Гул одобрения поддержал слова прославленного полководца, напуганные случившимся, македонцам хотелось успокоить свои страхи.
 - Пусть сюда придет жрец Арисандр, верховный македонский служитель богов – приказал царь, слова которого мгновенно снизили накал страстей человеческих душ.
  Жрец Арисандр, шел медленно и величественно, полностью соответствуя своему высокому сану. Воины почтительно расступились перед ним, давая дорогу главному толкователю войска. Жрец уже однажды дал удачное толкование необычного явления при осаде Тира, и теперь царь надеялся на подобный исход.
 - Объясни нам почтенный Арисандр волю богов ниспосланную нам в виде затмения Луны Солнцем, - обратился к жрецу царь, – многие из нас пытаются понять его смысл, но не могут.
  Александр смотрел на жреца настойчивым взглядом, требуя благодатного пророчества  для предстоящей битвы. Тот сразу понял, что хочет от него царь и мгновенно преобразился, придав себе вид человека, способного прочесть тайный смысл послания богов.
  Стараясь не уронить свою жреческую честь, он пытался подобрать достойные слова для своего толкования, которое было бы в меру туманным и не слишком непонятным. Первая фраза уже пришла ему на ум, но когда он собрался открыть рот, как его взгляд встретился с пылающим ненавистью взглядом Филоты.
  Этот взгляд царского друга был настолько ужасен, что Арисандр мгновенно испугался и забыл то, что хотел сказать. Пауза некстати затянулась, и чем дольше она была, тем все труднее и труднее становилось толкователю начать свою речь.
  Обрадованный Филота, с удвоенной силой принялся сверлить своим взглядом жреца, пытаясь полностью сбить его с толку.
  Постой так Арисандр еще минуту и случилось бы нечто ужасное. Солдаты бы, несомненно, сочли молчание жреца явным подтверждением чего-то плохого, о чем он не желает говорить царю при всех. 
 - Великий жрец наверняка хочет сравнить Луну и Солнце как символы двух народов – раздался уверенный голос из-за спины всех участников главных событий. Филота резко обернулся, желая посмотреть на неизвестного наглеца, посмевшего нарушить его плана. Им оказался египтянин Нефтех, который с самым невинным видом выдержал испепеляющий взгляд начальника гетайров на своем смуглом лице.
  Пока Филота смотрел на бритоголового жреца, пытаясь, как следует его запомнить в свете колеблющихся языков пламени факелов, Арисандр тем временем пришел в себя.
 - Хм - покрякал жрец, усиленно прочищая осипшее горло. – Именно это я и собирался сделать, пытаясь облечь свою речь в более достойные эпитеты столь необычного явления божественного провидения.
 - И что же сулит нам затмение - грозно спросил Филота, снова вперив в жреца свой свинцовый взгляд, явно надеясь, что старик не успеет быстро дать нужное Александру толкование. И вновь под воздействием его тяжелого взгляда Арисандр смутился и замолчал.
 - Солнце, символ Эллады закрыло Луну, символ Персии. Этим бессмертные боги извещают нас, что победа будет за нами – вновь пришел на помощь жрецу Нефтех и от его слов Филоту передернуло. Он окатил египтянина новой порции ярости и недовольства, но тот был совершенно невосприимчив к его ментальным пассам.
  - Да, я хотел сказать это, но в более красивой трактовке, – с достоинством произнес верховный жрец – Ты несколько опередил меня, высказав божественную волю в более упрощенном виде, но все, угадано совершенно правильно. Боги Олимпа непременно даруют победу нашему царю.
  Филота, чуть было не застонал от злости и навсегда зачислил, неизвестно откуда взявшего словоохотливого говоруна в его злейшие враги. Уж больно легко и ловко тот отвел от царя серьезные неприятности.
 - Все слышали толкование верховного жреца? – грозно произнес царь. – Идите и наскажите тем, кто не слышал, и больше не занимайте драгоценное время в поисках тайного смысла богов. Пусть отдохнут перед битвой с Дарием.
  Теперь гул одобрения поддерживал царя, столь быстро и правильно успокоивший людей. Но не все испытания судьбы преодолел молодой полководец в эту ночь. Едва Филота покинул царя, как на смену ему явился сам Пармерион.
 - Александр, прикажи атаковать персов сейчас. Я слышу крики ужаса в их лагере и уверен, что если немедленно ударить по ним катафрактами они побегут подобно овцам перед волками. Поверь мне царь, это наш шанс разгромить врага, значительно превосходящего нас своим силам.
  Александр гордо поднял голову и, смотря в глаза стратегу, с расстановкой произнес.
 - Я не вор, который вершит свои дела ночью Пармерион. Я предпочитаю честную битву грязному делу, которого буду впоследствии стыдиться.
 - Но ударь мы сейчас можно полностью рассчитывать на победу государь!
 - Нет Пармерион, я уже принял решение и не хочу его менять.
  Старый воин понуро кивнул и отошел прочь, всем своим видом показывая непонимание логики Александра его предложению.
 - Может ты зря, отказался послушаться его совета, государь - робко спросил царя Эвмен и получил в ответ гневный взгляд.
 - А если мои катафракты не разберутся в этой темноте и угодят на копья и мечи «бессмертных», что тогда? Бежать к морю или просить Дария о заключении мира.
  Возвращаясь к себе, Александр дал тайный приказ страже, привести к нему в палатку бритоголового жреца для особой беседы. Вскоре тот был доставлен к царским очам и Александр смог получше разглядеть своего новоявленного спасителя.
  Жрец был среднего роста, сухощав  и подтянут. В его темных глазах светился явный ум, который его обладатель не спешил выказать его на общее обозрение. О принадлежности Нефтеха к сословию египетских жрецов, говорила его наголо обритая загорелая голова и белое одеяние египетского фасона. Талия была перехвачена простым пояском с серебряным набором и больше из украшений на нем ничего.
 - Тебе так легко удалось истолковать такое сложное божественное послание, что я уже подумал, не назначить ли тебя на место Арисандра – пошутил царь, цепко рассматривая лицо египтянина но, ни единый мускул не дрогнул у Нефтеха.
 - Я думаю, что главный жрец находиться на своем месте государь. Просто некоторые оказывали на него скрытое давление, и Арисандр немного смутился. А толковать божественную волю меня обучили в мемфисской школе жрецов и это моя профессия.
 - А ты еще и ко всему ещё и наблюдательный человек, – констатировал Александр, от которого ментальное давление Филоты тоже не осталось незамеченным. – Я очень рад, за Эвмена который умеет всегда находить толковых людей для нашей нужды.
  Кардиец, присутствующий при беседе лишь скромно опустил голову, выказывая свою готовность служить Александру.
 - Нефтех, государь, кроме всего умеет лечить, прекрасно знает географию и иногда предсказывает судьбу с помощью древнего артефакта прозванного весами судьбы.
 - Да ты поистине кладезь знаний – усмехнулся Александр, внимательно оглядывая жреца.  - Расскажи-ка мне поподробнее о своем артефакте.
 - Видишь ли, повелитель, - начал рассказывать Нефтех, - весы судьбы случайно попали мне в руки от одного восточных волхвов, которые известны во всем мире своим искусством гадания и предсказанием будущего. Странствуя по всей Азии, гадатель знакомился с обычаями той или иной страны, тщательно записывая все в свою потаенную книгу, которую он всегда носил с собой. Как попал в его руки артефакт весы судьбы навсегда сокрыто тайной, ибо он никогда не рассказывал мне об этом. Основной его целью было познание мира, а гадание давало ему средства к существованию, ведь кроме артефакта, как истинный волхв, он знал множество других способов познания будущего. Это мудрец появился в Мемфисе около двух лет назад и попытался начать сотрудничество с нашим жречеством, но безуспешно.   
  Они видели в нем только конкурента в своей профессии и постарались выжить волхва из Египта. Я дал приют этому страннику и помогал на первых порах. За это он посвятил меня в тайну артефакта и научил им пользоваться. Узнав об этом, жреческая верхушка Мемфиса выгнала меня из своих рядов и расправилась с магом.
  Однажды он получил приглашение погадать от одного богатого человека и отправился к нему под покровом ночи. Возле дома на него напали и проломили голову ударом дубины. Скорее всего, это был чей-то заказ, ибо нападавшие люди не забрали у убитого ими волхва ничего из вещей. Пропала только рукопись. Убийц естественно не нашли, а мне пришлось бежать в Газу, захватив с собой артефакт волхва. Когда к городу подошли твои войска, где я поспешил покинуть его. На выезде меня задержал македонский патруль, который доставил меня в твой лагерь. На мое счастье, здесь я  встретился с твоим секретарем, который любезно взял меня к себе в услужение.
 - Что ж занятная история – промолвил царь, обдумывая что-то свое, задумчиво глядя на пламя светильника. Проницательный Эвмен быстро понял тайное желание царя и поспешил его выполнить.
 - Не желаешь ли государь сам увидеть мастерство Нефтеха? – произнес он. Опытный царедворец мгновенно уловил неуверенность бурной натуры Александра, которую произвело лунное затмение.
  Хоть царь македонцев и был практичным человеком, но он оставался при этом простым смертным сыном своего времени. Подобно своим солдатам, он желал иметь поддержку всесильных богов перед решающей битвой. Филота, сам того не зная задел очень чувствительную струну в его душе, потребовав объяснить затмение как волю всевышних богов.
 - С радостью посмотрю на тайное мастерство человека, оказавшего мне нужную услугу – сдержанно произнес Александр и Нефтех мгновенно покинул царский шатер, что бы появиться вновь с таинственным предметом.
  По его просьбе были зажжены два светильника и расстелен ковер. Усевшись на него, египтянин аккуратно извлек из белого свертка свой артефакт. Весы были диковинной работы со съемной головой. Мудрец, странствуя по свету, явно с большим уважением относился к местной религии, и теперь весы украшала голова чибиса, бога Тота с изумрудными глазами.
  Вслед за весами, египтянин достал  маленькую табакерку из слоновой кости с различными благовониями. Они помогали гадателю быстро войти в транс, чтобы правильнее предсказать желающему его будущее. 
  Бросив в огонь щепотку порошка, египтянин закрыл глаза и стал планомерно дышать, вдыхая пары сгоревшего. Вот он откинулся назад и закрыл глаза. Александр явственно увидел изменение лица жреца, которое стало более монументальным и величественным.
 - Что желает узнать у великих Мойр, царь македонский Александр? – гулко и зловеще произнес Нефтех говоривший до этого обычным голосом. От такой неожиданности, царь оторопел и промедлил с ответом.
  Пауза стала нарастать с катастрофической скоростью, но македонец так и не мог определиться с вопросом. Ему хотелось спросить о многом, но интуитивно он понимал, что в этом случаи вопрос задают единожды. Покрывшись красными пятнами, он, наконец, справился с сомнениями и быстро произнес. –  Будет ли Дарий уничтожен мною?
  Теперь молчал Нефтех, мастерски выдерживая паузу, и доведя ее до нужной точки, произнес - Да будет так! О великие богини судьбы Мойры. В ваших руках вьются все нити судеб, даже великих богов. Дайте ответ о судьбе александрового похода на Персию.   
  Мягко щелкнула резная гирька причудливой формы, упав в одну из чаш весов.
 - Нарекаю тебя царем македонским Александром – громко возвестил новоявленный оракул. Вслед за этим на весы легла вторая гирька - Нарекаю тебя царем персидским Дарием.
  Рука жреца медленно коснулась золотого стопора и отпустила его со словами – Да будет так! 
  После этого чаши с гирьками проворно заходили вверх и вниз, но затем быстро вознесли вверх жребий Александра.
 - Слава твоего оружия будет безмерна. Сама богиня победы Ника возложит на твою голову венок победы над твоими врагами. Вся  некогда гордая Персия склонит голову в страхе и боязни перед тобой и будет полностью послушна твоей воли. Но бойся проливать царскую кровь для укрепления собственной власти, ибо падет она страшной карой на тебя самого. В завтрашней битве бойся за свой левый фланг, ибо доставит тебе он много хлопот и страданий. Да будет так!
  Жрец замолчал, и взгляд его быстро угас, тело обмякло, и перед царем вновь был простой человек. С испугом и любопытством смотрел на него Александр, не понимая, что он видел перед собой. Откровение богов или дешевый спектакль в расчете на щедрую сиюминутную награду от царя.
 - И что все это значит? – грозно спросил он, надеясь, что такой тон поможет ему правильно решить эту задачу. Но египтянин не испугался, ни голоса, ни взгляда царя. Усталой рукой он вытер со лба выступивший пот и неторопливо уселся на небольшую табуретку.
 - Мойры возвестили тебе свое решение царь, на твою просьбу о дальнейшей судьбе похода. Но одновременно запретили проливать кровь царя Дария, иначе твое новое царство будет неустойчиво. Я вижу, что червь сомнения гложет твое сознание в правоте моего гадания. Что ж подожди немного и все проверь. Время все расставит по своим местам.
 - Совет хорош, я так, пожалуй, и поступлю. Тем более ждать осталось совсем ничего. Леонат! – позвал он начальника стражи – Господин гадальщик остается твоим гостем до конца битвы. Я хочу, что бы о нем хорошенько позаботились.
  И вновь ничего не изменилось в лице Нефтеха. Осторожно  собрав свой артефакт, он с достоинством поклонился и ушел вслед за стражником. В животе у Эвмена неприятно екнуло, ведь именно он организовал это гадание, дав Нефтеху ему свои инструкции.   
  Подобного царского хода он не предвидел, полагая, что монарх сразу поверит гадателю после столь удачного случая с затмением. Хитрый грек просто хотел усилить свое влияние на царя с помощью послушного ему прорицателя. Теперь оставалось только ждать, что принесет завтра или уже сегодня.
  Александр между тем, уже совершенно позабыл о египтянине, полностью погрузившись в расчеты предстоявшего сражения. Персы в несколько раз превосходили своего противника  общим числом. Победить в этой ситуации можно было, только предприняв нестандартный ход, который сведет, на нет численное превосходство противника. В который раз, проигрывая  в голове будущее сражение, Александр натыкался на слабость своего левого фланга, который должен был сдерживать всю персидскую громаду.
  - А ведь Нефтех был прав в отношении левого фланга – подумал про себя Александр. - Интересно кто ему об этом рассказал. Ведь Эвмен не был на военном совете, когда обсуждался этот вопрос.
  На левом фланге располагался Пармерион и именно за него в предстоящей битве и опасался Александр. После недолгого раздумья, он решил подкрепить его молодым Кратером, успевшего показать себя с лучшей стороны.
  Решив для себя эту проблему, Александр лег спать, дабы завтра, твердо вершить судьбу половины мира. 


Рецензии