Глава 5. Заброшенный дом

Дорога от ворот монастыря привела меня к большому тракту. Несомненно, такая большая дорога должна была вести к Парижу. Вот, только, в какую сторону идти? Во время своего бегства, я не запоминала обратного пути.
Я выехала из города через Сент Антуанские ворота, следовательно, двигалась на восток. Теперь, чтобы вернуться в Париж, мне следует двигаться на запад.
Я поискала на небе полярную звезду. Вот большая медведица. Продолжим стенку ковша вверх, отложим расстояние равное пяти «стенкам ковша», видим яркую звёздочку, которая горит, как алмаз на конце рукоятки малого ковша. Порядок. Север найден. Теперь повернём налево. Столица должна быть где-то там.
И я бодро заковыляла в западном направлении.
Так я прошла около половины лье и вскоре поняла, что моя нога ещё не готова к длительным путешествиям. Я с тоской огляделась по сторонам в поисках ночлега. Больше всего мне хотелось найти стог сена. Ведь ночь была прохладная.  Наконец, я увидела тёмную массу в стороне от дороги, которую в темноте приняла за стог.
Подойдя ближе, я поняла, что ошиблась. Темный предмет оказался заброшенным домом, который смотрел на мир чёрными провалами окон.
Осторожно ощупывая дорогу посохом, я вошла в дверной проём и постояла некоторое время, чтобы дать глазам привыкнуть к полной темноте. Вскоре я стала различать обломки мебели на полу, тёмную пасть камина. Одинокая звезда заглядывала в комнату, через дыру в крыше. Зря я сюда зашла. Мне нужно что-нибудь мягкое и тёплое, чтобы поспать до утра. А здесь вряд ли найдётся забытый плед. Едва я повернулась, чтобы идти обратно, как услышала чьи-то мягкие шаги и тяжёлое дыхание.
Я быстро юркнула в камин и прижалась к стенке в тени. Палку я держала наготове. Если меня заметят, тресну незнакомцу по лбу и буду прорываться.
Шаги всё приближались, и вот чьи-то грубые башмаки застучали по доскам пола. Судя по звуку, в дом вошло несколько человек.
-Капкан, у тебя огниво? – услышала я хрипловатый мужской голос.
-Огниво в дырке над дверью, там же, где и свечи, - отозвался чей-то шипящий шёпот.
Потом раздался стук кремня, и через некоторое время комната озарилась неверным трепетным светом свечи.
Мне захотелось вжаться в стенку камина, но я твёрдо помнила уроки Шарлотты. Шевелиться нельзя ни в коем случае. Ведь движение, даже если оно замечено боковым зрением, сразу привлекает внимание. Тогда, как неподвижный предмет, даже расположенный на самом видном месте, из внимания выпадает. А если кто и увидит меня, всё равно не поверит, что человек способен так хладнокровно сохранять неподвижность. Именно такая неподвижность дона Родриго обманула меня тогда на борту фелюки. Он преподал мне хороший урок.
-Эй, Штырь, давай сюда мешок.
Я услышала, как что-то глухо звякнуло по столу.
-Итак, господа, наступил самый приятный момент в нашей сегодняшней операции, – снова сказал хрипловатый. – Приступим.
-Только без жульства, Красавчик! – прошелестел шепелявый шёпот.
-Какое может быть жульство? Я разделю всё на три кучи, а каждый из вас выберет, себе ту, какую захочет.
Некоторое время я слышала металлическое позвякивание, словно кто-то раскладывал по столу монеты.
-Итак, господа, - сказал хрипловатый, - перед вами лежат три кучки по двадцати одному  ливру в каждой. Тут кое-что ливрами, кое-что экю, кое-что в серебре. Но всё честно. Осталось ещё два пистоля, которые на троих не делятся. Да и в ливры их каждый меняла переводит по-своему. Кто даёт десять, кто девять с четвертью. Чтобы не загружать мозги этой арифметикой, предлагаю бросить жребий. Кто вытянет короткую соломинку, тому придётся уступить. Штырь, готовь соломинки.
-Да где я их возьму? – ответил густой бас.
-Ну, отломи от веника три прутика. Сам-то не соображаешь?
-Ага, сейчас! Один момент. Готово!
-Капкан, тяни первым.
-Есть! - воскликнул шепелявый, довольно рассмеявшись.
-Теперь моя очередь, - сказал хрипловатый. – Вот чёрт! Короткая.
-Извини, Красавчик, монета моя, - ответил густой бас.
-Э, нет, Штырь, сперва покажи третий прутик.
-Да вот он! Видишь, длинный. Всё по-честному!
-Твоя удача, - сказал хрипловатый. - Теперь шмотки. Какие будут идеи?
-Толкнуть их старьёвщику, и баста! - ответил бас.
-Ты, Штырь, не обижайся, но роста у тебя больше чем ума – сказал шепелявый. Все старьёвщики капают фараонам. Лавки старьёвщиков, это первое место, где сыщики станут искать приметные вещи.
-Если ты такой умный, тогда предлагай сам, - обиделся бас.
-У меня нет предложений, но и твоё никуда не годится, - огрызнулся шепелявый.
-Вот, видишь, твой мелкий рост ещё не признак ума, - хмыкнул бас.
-Не ссорьтесь, парни, - прервал их хрипловатый. – Ваш друг Красавчик с вами. Он всегда знает, куда сбыть товар без риска и по хорошей цене. Что бы вы без меня делали, олухи? Считайте, что дело в шляпе. А теперь быстро разбежались. Встречаемся, как обычно, в нашем кабачке.
-Э, нет! – запротестовал шепелявый, - ты кое-что забыл!
-Разве?
-Да, да, Красавчик, - подтвердил бас. – Там было ещё колечко с камушком. Как такое можно забыть?
-Ах, колечко… - протянул хрипловатый, - но колечко это ещё не деньги. Его сначала надо продать! А после того, как повесили Жмота, нести такой товар стало решительно некому. Тут ведь неизвестно что получишь – золото, или пеньковый галстук на шею.
Я бы мог взять это дело на себя, но за дополнительный риск нужна дополнительная плата. Я требую двойную долю.
-Ах, двойную долю? – возмутился шепелявый. – Продашь колечко за тысячу ливров, нам скажешь, что продал за четыреста, и дашь нам со Штырём по сотне? Знаем твои фортели!
-Не кипятись, Капкан, может, ты сам толкнёшь колечко, раз ты такой справедливый?
-Лично я не вижу разницы, - вмешался бас. – Кто бы из нас ни взял на себя реализацию кольца, он имеет возможность обмануть других.
-Тогда метнём кости, - невозмутимо предложил хрипловатый. – У кого больше очков выпадет, тому и колечко. А уж чем оно обернётся, тысячей монет, или петлей, это будет его личное дело.
-Не пойдёт, - сказал шепелявый. – Кольцо будет подороже всей остальной добычи. Почему всё одному? Мы ведь договаривались делить поровну.
-Ну, вот! Тебе, Капкан, не угодишь. Продать нельзя, разыграть нельзя! Чего ты хочешь? Разрубить кольцо на части?
-Не знаю, но я ставить на кон свою долю не собираюсь.
-Тогда вот вам последнее предложение, - сказал хрипловатый. – Я могу выкупить ваши доли за сто пятьдесят ливров каждую. Потом реализую кольцо, и остаток будет моим.
-Полтораста мало! – сказал шепелявый. – Двести.
-Но у меня сейчас и денег-то таких нет!
-Тогда половину сейчас, остальное после реализации.
-Согласен, - сказал хрипловатый. – Только не двести, а сто семьдесят, и все деньги после реализации. А то нашли дурака. Я, может, месяц выжидать буду. Что мне всё это время без денег сидеть?
-А я согласен, - сказал бас. – Сто семьдесят это нормально. Не жмись, Капкан, соглашайся.
-Ладно, чёрт с вами, - согласился шепелявый. – Путь будет по сто семьдесят.
-Разбойники! Пользуетесь моей мягкостью? Ладно, замётано. Пусть будет по сто семьдесят, - резюмировал хрипловатый. – А теперь разбежались.
Кто-то задул свечу, Скрипнула дверь, и тихие крадущиеся шаги постепенно затихли где-то вдалеке. Через некоторое время мой обострённый слух уловил стук копыт и скрип колеса. Толи кто-то проехал по дороге, толи бандиты воспользовались повозкой.
Выждав с минуту, я осторожно покинула своё укрытие, села на колченогий табурет. Однако везёт мне на чужие тайны! Значит, я присутствовала на дележе добычи. Воров было трое: хрипловатого звали Красавчик, он производит впечатление самого умного, шепелявый – Капкан, баса зовут Штырь. Судя по замечаниям Капкана, Штырь обладает высоким ростом. Здесь у них одно место встречи, другое в каком-то кабачке. Красавчик у них за вожака. Он знает, куда пристроить ворованные вещи, да и реализацию кольца взял на себя. Значит, он лучше всех владеет ситуацией, а потому, его голос в банде будет самым влиятельным.  Но главарём он пока не признан, его приказы пока имеют форму просьб и предложений, ему возражают, его мнение оспаривают.
Что мне делать с этой информацией, пока не ясно. Но, если мне в моих планах потребуются бандюги, по крайней мере, я буду знать, где их найти.
Потом, я ощупала стену над притолокой входной двери. Там, и в самом деле, оказалось углубление, в котором я нашла две целых свечи, одну свечу – наполовину сгоревшую, огниво и большой комок трута.
Я отщипнула от трута приличный кусок и вырубила огонь. Когда свечной огарок разгорелся, я осмотрела помещенье.
С первого взгляда, дом, как дом. Ничего особенного. Обломки мебели, осколки стекла в клетках оконной рамы, старый прогрызенный мышами ларь в углу, стол с застывшими каплями воска. Как там учила Шарлотта? Надо искать и анализировать детали.
Ага! Вот оно! Вдоль стенки ларя тонкая полоска чистого пола, свободная от пыли! Это значит, что ларь недавно сдвигали с места.
Я поднатужилась и отодвинула ларь, ощупала пол под ним. Одна доска шатается. Поддев ногтем доску, я вынула её.  Под доской оказалась дыра в полу. Я поднесла свечу ближе. Так и есть, тайник! Не пещера Али Бабы, конечно, но всё же!
В тайнике нашлось несколько пар почти не поношенной дорогой обуви, мужской и женской, женское платье синего бархата, два комплекта мужской одежды, тоже вполне приличных и почти не ношеных. Кроме того, там нашлось три глухих капюшона с прорезями для глаз, пара злодейского вида кинжалов, кистень на тонком двойном ремешке, верёвка с тройным крюком на конце, связка отмычек, шпага с эфесом изящной работы и маленький кинжальчик.
Я залюбовалась этой вещицей. Удобная рукоятка приятно легла в руку. Клинок острый, как бритва, без единой царапинки. Какие гармоничные пропорции! Гарды нет – удобно прятать. Ножны, выложенные красивыми латунными накладками, идеально притёрты. Оружие легко входит и выходит из ножен, крепко сидит в них – не выпадет. На клинке гравировка: «Помни о чести» и затейливый вензель. Такая элегантная вещь, несомненно, раньше принадлежала женщине.
Мне бы не помешало обзавестись таким оружием, ведь я в бегах, люди герцогини, должно быть, ищут меня. Да и бархатное платье должно было мне подойти.
Поколебавшись немного, я всё же подавила соблазн. Кинжал и вещи неспроста лежали в тайнике. Всё это были приметные вещи ограбленных людей. Они просто должны были вылежать свой срок. Продавать сейчас их было бы опасно. Если бы я надела это платье, меня могли бы схватить по подозрению в разбое.
Оружие тоже было приметное, именное и взято, надо полагать, преступным путём. Может быть, даже с трупа. Попадись я с таким оружием, без долгих разбирательств отправят на виселицу. Я вложила оружие в ножны и аккуратно сложила все вещи обратно в тайник, стараясь сохранить тот же порядок, который был до моего вторжения, вернула на место дощечку и ларь.
Вот так. Бандиты не должны знать, что кто-то был здесь. Свечи, огниво и трут я сложила обратно в выемку стены. Вроде бы ничего не забыла, следов не оставила. Ладно, спасибо этому дому.
Проковыляв ещё половину лье, я, наконец, нашла вожделенный стог и зарылась в него.


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.