Призвание варяга гл 64 Предопределение

Лучи солнца петляли по лицу Варвары. Поблизости слышались голоса. Она стала постепенно приходить в себя. Сквозь обморок она ощутила, что веревки больше не сдавливают ее запястий.

Варвара с трудом приподняла тяжелые веки, почти не соображая, даже где находится. Перед собой она неожиданно увидела Рёрика. За его спиной топтались Надежа, Прохор и еще несколько гридей, отвозивших ее сюда накануне. Она хотела что-то сказать, но у нее не было сил даже открыть рот. Она не верила, что возможно так обессилить всего за одну ночь. И кажется, прежде она всегда храбрилась, крича во все горло, что, мол, данный лес – пугало для доверчивых слабаков. А сегодня трепетала, как последнее трухало! «Трусливому зайке и пенек – волк», - любил повторять батюшка.

Варвара молчала. Говорить по-прежнему не было сил. Тем более, неясно, что все это значит и что тут можно говорить!

- Дай воды, - обратился Рёрик к Прохору, который тут же протянул ему кожаный мешок.

Князь напоил Варвару, которая оживала с каждым глотком. Впрочем, ей еще много времени понадобится, чтобы оклематься после этого истязания! Ведь несмотря на то, что она уже развязана, в ее голове по-прежнему отсутствуют разумные мысли. Лишь обрывки дум, рожденных этой ночью. Как хорошо быть свободной от пут, стесняющих тело. И как спокойно, когда рядом люди, особенно, вооруженные! Диких зверей можно, точно, не бояться, как волкодлаков с колдунами, впрочем.

- Ты меня поняла? - обратился Рёрик к Варваре строго, но не зло.

- Угу, - кивнула Варвара обессилено.

- Долго еще будешь пакостить?

- Нет, нет, все, - Варвара согласилась бы с чем угодно, лишь бы ее забрали отсюда обратно в терем. А вообще, возмутительно! Он наказал ее словно непослушного ребенка. Да она чуть от страха не умерла сей ночью! И все из-за этого нелепца Амвросия! Боги, и как это она позабыла о том, что с князем шутить не следует, и это может быть действительно опасно. Он все же не просто какой-то мирный боярин, а кровожадный северный воин, такой же лютый и суровый, как ветра на его родине.
 
- Что-то я не верю тебе…- князь недоверчиво оглядел Варвару.

- Я буду послушной. Только не оставляй меня здесь, - вцепившись в Рёрика, Варвара была готова расплакаться. Вдруг он не поверит ей и бросит ее тут навсегда!

Рёрик подал ей руку, помогая подняться. Она медленно поплелась за ним, то и дело спотыкалась. Хватаясь за деревья, она еле держалась на ногах после этой ужасной ночи. Ей казалось, что она даже еще не проснулась до конца. Ей хотелось есть и у нее все болело. И каждый ее шаг грозил окончиться падением в лесной овраг. Предвидев новое недоразумение, князь взял ее на руки. А когда они обошли кругом то ужасное дерево, что мучило ее и где, как она думала, таится чудовищный Вий, то оказалось, что там никого нет. Зато неподалеку, в нескольких десятках шагов, она заметила следы ночной стоянки дружины - затушенные костры и даже какие-то наспех сооруженные шалаши из веток под поваленными деревьями. Взгляд Варвары натолкнулся на фигуру полнотелого пса, который, стоя на задних лапах, добродушно вилял хвостом, выпрашивая у Прохора останки ужина. Как он похож на того волка, что скалился ей в ночи...О боги, это он и есть. Как глупо получилось! А все из-за того, что она раньше никогда не видела настоящего волка. И в темноте ей показалось, что этот пес и есть опасный серый зверь. Ох, как стыдно. Она княгиня, а не пугливый заяц! Батюшка бы не одобрил ее поведения, отнюдь не княжеского! Ее ничто не должно страшить на этом свете. А она тряслась от всяких небылиц про ведьм да гномов, точно неразумная челядинка! Теперь объясняется и гнетущее «шептание заклинаний» и тот зловещий свист - наверное, кто-то звал пса, чтобы он лишний раз не пугал ее. То есть что получается…Дружина все это время была здесь и слышала ее трусливые вопли?! И все вместе они во главе с этим извергом еще и посмеивались над ней!

Неминуемо погружаясь в нездоровую дрему, Варвара прижалась к плечу Рёрика. Как ни странно, но она даже не была в обиде на него за эту проделку с ночным лесом. Ведь он все-таки не собирался скармливать ее волкам. А это был бы для него удобный выход! Выносить ее проказы было под силу лишь батюшке Гостомыслу!

****
Вольна сидела в своей избе и смотрела на улицу через приоткрытые ставни. Стояло раннее утро, но сна в этой горнице не было уже давно.

На столе в большом горшке позировала окрошка, приготовленная Радой по излюбленным рецептами новгородским. Помимо овощей, в блюдо были покрошены свинина, курятина и тетерева. Но Вольну не занимало изысканное кушанье. На ее прекрасном лице, словно вспышки молний, застыли недовольство и безнадега. Нечесаные волосы красавицы были собраны в грубый хвост, небрежно стянутый тесьмой. Такой неопрятной Вольну видели немногие. Кажется, подобное она позволила себе всего несколько раз в жизни.

- Пасмурно сегодня. Как-то темно и тоскливо…Осень совсем близко…- заговорила Вольна с Радой, протирающей закопченную сажей печь. Отношения между ними с каждым днем становились все более доверительными. - Нега всю ночь не было…Представляешь?
 
- Да поняла уже, - отозвалась Рада, полоская тряпку в деревянном ушате.

- Я думала, эту вертлячку бросят в лесу и забудут, как о дурном сне. А вместо этого ничего непонятно: Нега нет, Прохора нет, никого нет, я не знаю, что и думать…Знаешь, я сначала обрадовалась, егда вчера завидела, как ее в лес увозят…Но теперь уже не знаю, так уж ли то хорошо…- Вольна казалась огорченной. На ее лице разлилась бледность, которая образуется лишь от бессонной ночи, проведенной в тревогах.

- Ну, так, может быть, князь отправился возвращать золото? - предположила Рада.

- Бросили ее в лесу и уехали за золотом? Хм, хорошо бы, вздохнула расстроенная Вольна. - Но нет, не думаю. Я так поняла, что эти разбойники ждут золота не сегодня, а через несколько дней…Могу ошибаться, но…- Вольна не успела договорить, как вдруг запнулась и уставилась в окно.

Рада даже обернулась, дабы выяснить, что заставило красавицу замолчать на полуслове. А Вольна тем временем привстала со скамьи и подалась на подоконник, изумленно раскрыв синие глаза. Рада тоже перевела взгляд на улицу. Открывшаяся картина была такова: вдалеке князь нес на руках Варвару к ее терему. Она обнимала его за шею, уложив голову ему на плечо. Казалось, она дремлет, а может, просто отдыхает.

- Ты видела?! - в гневе заорала Вольна, когда Рёрик скрылся из виду.

Рада видела, но не была удивлена. Она с самого начала не верила, что Варвару бросят на растерзание волкам. Во-первых, близких этому слухов не ходило. Во-вторых, Рада не понимала, за что можно карать безобидную княгиню. Никаких сплетен о том, что князь недоволен супругой, не блуждало, лишь только то, что выведала Вольна у Арви про какое-то святилище, средства на которое княгиня вроде протратила. Заумь несусветная! Коли б так, все давно бы знали об том! Про храм, положим, она, Рада, слышала. Но так ведь та же самая Вольна утверждала, что почтенные Аскриний и Бойко помогали княгине в этом начинании. Ну а с ними все в порядке. Так за что тогда наказывать Варвару? Да и внешне все было, как обычно. Ендвинду из терема княгини унесла вчера вечером кормилица, сие правда. Но в этом ничего особенного нет. Мать уезжает. Что же, малышке одной всю ночь голодной быть? А когда накануне Рада украдкой спросила у Миравы, где княгиня, та сказала, что она уехала с князем. Может, на прогулку, может, еще куда; разберешь их разве, князей-то…Рассказы Вольны пугали, но ни одного подтверждения ее словам не было, поэтому Рада не порола горячку раньше времени.

- Что же это?! – взвилась Вольна в гневе. - Сей подонок Арви заверил меня, что с этой щукой покончено! Он сказал, что ее бросят в лесу на съедение диким зверям! Что ее кабаны раздерут! А тут…На руках…Да как он может! - Вольна задрожала от ревности, на сей раз вспоминая Рёрика.

- Надо было сразу у князя справиться, а не у Арви, - отозвалась Рада, улыбающаяся себе под нос.

- Я спрашивала, а он только осклабился. Я и решила, что это значит «ДА»! - Вольна была уже очень зла.

- Ох, вон и сам тиун, - Рада указала в окно. Вдалеке, и правда, в направлении княжеских гридниц шел Арви. – Надо поговорить с ним, пусть объяснится.

- Сейчас он мне все растолкует! - Вольна вскочила с лавки, наспех укуталась в платок и выбежала на улицу, прыгнув в лапти, поскольку обуваться в кожаные черевички у нее времени не было.

Сырой воздух обволакивал кожу, заставляя глаза слезиться на холодном ветру. Вольна быстро нагнала сонного тиуна. Он обернулся на ее окрики и остановился, дожидаясь, когда она добежит до него.

- Что все это значит?! - зашипела Вольна, указывая на терем Варвары.

- А что такое? - удивился Арви на показуху. На самом деле он отлично понимал, что она имеет в виду. Но только теперь обстоятельства изменились. Если вчера он забавлялся, обнадеживая ее пустыми надеждами, что, мол, Варваре последний день остался среди живых, то теперь стоило, напротив, напугать ее тем, что Рёрик с Варварой - пара хоть куда, и князь очарован женой. Надо подвигнуть Вольну на грубый ревнивый выпад. Нет, Арви не на стороне Варвары. Его задача – выжидать удобного часа, чтобы избавиться от них обеих. А пока пусть грызутся. Умиле это нравится.

- Она жива! Они вернулись вдвоем! Ты сказал, что он бросит ее в лесу! - Вольна чуть толкнула Арви в плечо своей маленькой изящной ручкой, но не для того, чтоб затеять драку, а, так выразиться, для усиления наглядности своих переживаний. Было видно, что ей плохо и душевно от неопределенности, и телесно от бессонной ночи. - Ты сказал, ее сожрут волки!

- Да как можно поверить в подобное? - нарочито удивился тиун.

- Ты что же, обманул меня?! - Вольна взбесилась. Он, что, издевается над ней?!

- Я не обманул. Я лишь думал, что в своей проницательности любимая женщина князя сумеет отличить невинную шутку от правды…Как можно уверовать в то, что правитель расстанется со своей супругой…- загадочно бросил Арви.

- Что?! - Вольне показалось, что у нее испортился слух. Совсем недавно этот же Арви утверждал, что Варвара пустое место. Для князя, мол, главное, чтобы она хлопот не доставляла.

- Я говорю, что князь с самого начала не собирался оставлять ее в лесу ни в коем разе, - тиун ощерился плутоватой кошачьей улыбкой.

- Тогда зачем ее вообще туда потащили?! - лицо Вольны выражало растерянность.

- Вероятно, наш князь хотел проучить ее отныне и навсегда. Ибо это уже не первая ее выходка. И с каждым разом княгиня превосходит саму себя, чем, кстати, невзирая на побочные трудности, дивит правителя, - подчеркнул Арви с восторженной улыбкой, будто он сам является первым почитателем Варвары.

- Проучить?! - Вольна начала понимать, что, действительно, это был лишь урок.

- Ну да, ясное дело, что никаким волкам он не бросил бы ее на съедение. В это могли поверить только два человека…- Арви усмехнулся, намекая на саму Вольну и, естественно, Варвару.

- Да что же тут такого удивительного: Нег не святой, а душегуб и деспот! Так что следовало ожидать от него именно этого! Сколько еще и главное - зачем - терпеть ему эту девку?! - Вольна была на грани срыва.

- Ответ на этот вопрос, боюсь, уже нам очевиден…Новые обстоятельства…- загадочно констатировал Арви.

- Что еще за обстоятельства?! - Вольна даже напугалась. Ее точеные плечи опустились.

- Ну, во-первых, она мать его возлюбленного дитя, - загнул Арви мизинец, перечисляя обстоятельства.

- И что с того?! Теперь из-за этого ей нужно все прощать?!

- А во-вторых, - загибая безыменный палец, продолжил Арви, не обращая внимания на ее комментарии. - Видимо, не только родство удерживает князя от того, чтоб отправить ее к Велесу. Есть, значит, еще что-то…

- И что же это? - Вольна уже догадывалась, каков будет ответ, хотя Арви еще ничего не сказал.

- Порассуждаем. Князь бросает все дела. Берет с собой лучшую часть дружины, самых надежных людей, и отправляется с ней в лес…Что ж, у владыки забот других нет? - Арви умолчал о том, что наряду с тем, чтоб сторожить Варвару, дружина разведывала окрестности, осматривая, нет ли где следов тех Изборских разбойников. - Если б так она была ему безразлична, как предполагаемо, ну отправил бы Прохора да Надежу. Пусть бы присмотрели за княгиней от его лица…А он, ан нет! Сам пошел! Дабы в случае чего лично ее защитить и вообще рядом быть! Не доверил ее никому! Даже верному Прохору, который ему, почитай, сейчас заместо Трувора…Ни малейшему риску не хотел ее подвергнуть! Ночь не спал, глаз не смыкал…- сгущал Арви. - Да и вот, еще обстоятельство - он не придал это ее жульничество с храмом огласке. Молодцев взял неговорливых. Так что они лишь помогли своему князю разобраться в его затруднении, молча и без вопросов, а сегодня уже забудут об этом навсегда и словом нигде не обмолвятся. Ее честь не пострадает. А если б она прям так безразлична ему была, то на что ему прикрывать все ее гадкие увертки? Пусть бы все знали, какая она скверная! Никто бы не пожалел ее, даже если б он решил ей шею собственной секирой перерубить. Ведь женщине предписано быть смиренной! Так что никто бы его не осудил, если б он наказал непокорную жену, чинящую своему супругу одни неприятности…

- Башмак Локи! Ты прав! - за то время, что Арви говорил, Вольна серела, глаза ее затухали. - Но ты же говорил, что она ничего для него не значит!

- Не значила тогда. Я «тогда» это и говорил. А нонеча, похоже, все изменилось, - Арви пожал плечами. - За такой наглый гнусный вероломный ход даже я бросил бы в лесу свою Росу, - пошутил тиун. - Ее деяние не имеет названия. А он что? Ну, поучил, ну, попугал. Но в итоге простил же. Не бросил с волками! Да еще и на руках в терем отнес, аки хрупкую снежинку. Ну оставил бы Прохору заботы о ней, чтоб тот помог княгине добраться до покоев! А сам бы сюда, к самой красивой из женщин, сил набираться, - Арви сделал Вольне комплимент только с тем, чтобы потом расстроить ее еще сильнее. – Но он - нет, жена, как-никак. Да, именно жена. Не дело, чтоб какой-то Прохор ей помощь оказывал! - Арви нагнетал так, что даже если бы Вольна знала истинные обстоятельства, то все равно бы ему поверила, поскольку было невозможно его не послушать, так он все убедительно обосновывал. - А сейчас еще и расхлебывать за ней будет эту кашицу, что она замешала. Вот тот же храм, к примеру…«Несравненная Перынь», как князь сам выразиться изволил. Он ведь распорядился все достроить. Да еще и при всех боярах расхвалил княгиню, что, мол, какая молодец его супруга, всем на благо старается, не щадя себя, – тут Арви сказал правду. Собрание действительно было. И Рёрик заочно похвалил Варвару. Но не потому, что был доволен ее самодеятельностью, а для того, чтоб вконец не выглядеть полнейшим растяпой, за спиной которого баба провернула столь ловкий трюк. Это все могло пошатнуть его авторитет, дав почву для чего-то более серьезного. Потому он и признал, что идея хороша, и он якобы ее заранее одобрил. А что до средств - пусть, мол, все они не беспокоятся. Он, истинно, обещал все расходы княгини взять на себя. Но Вольна обо всем этом знать не могла, поэтому в ужасе слушала рассуждения Арви. - И я уверен, что братца ее в итоге отобьет, - продолжал тиун. - Что никчемный Амвросий? Его надо на кол посадить за сношения с этими разбойниками! А вот увидим же - простит бездельника и живым приведет ей, если только, конечно, окаянники того вперед не порешат. А как же иначе? Не пожелает супругу огорчить…Брат все-таки…Она за него заступилась, как могла. А князь ейный защитник! И ведь будет защищать! Никому не позволит обидеть свою избранницу! Вот, как!

- О, боги, - Вольна схватилась за живот. - Ты прав, Велес тебя укради! Но как такое возможно? Неужели он ее простил? Или это все для вида только? А на самом деле зол на нее? А может, и вовсе прибьет, если золото не вернет…

- Я бы на то не рассчитывал, - Арви понимающе кивнул. - Как говорится, баба слезами беде помогает. Ничего он ей не сделает и никогда не делал. А если даже после такого он простил ее, то тогда уже не знаю…Что еще она должна натворить, чтоб разозлить его до той крайности, чтоб он укокошил ее в итоге...Он ее-то и в лесу одну-одинешеньку не бросил, хотя там ничего опасного то и не было. Все звери разбежались в ужасе кто куда, завидев дым костра. Куда уж, казнить! Ишь ты! - усмехнулся Арви.

- Что это еще за глупости?! Одну-одинешеньку! Он и так ее бросил! Как только я вернулась!

- Ну, это не совсем так. Они вообще на тот момент малознакомые люди были…- объяснил Арви. – Порассуждаем…Ну какое может быть любие после того, как княгиня оказалась сиротой при появлении нашего князя в ее жизни? Оно уже позже проявилось, когда он сделался во истину новым защитником ее и благодетелем…До последней поры меж ними дружбы никакой-такой особенной не было, все это нарисовалось после…

- Это что же, при мне и из-за меня, по-твоему?! - Вольна приложила ладонь к бледному лбу.

- Я не говорил такого…Рассказываю по существу. Да и потом, знамо ведь, как в жизни этой случается: сначала что-то раздражает, а потом и заставляет восторгаться! Князь ведь наш поистине восхитился ее непоколебимой решительностью, беспредельной смелостью и необыкновенной самоотверженностью! Далеко не каждая баба пошла бы на такое, лишь бы спасти неразумного брата. Верно?

- Верно! О чем она только думала?! - удивлялась Вольна.

- О брате, конечно. И князя это поразило, что не отмахнулась она от непутевого глупца Амвросия. А сама все устроила. Пусть по-бабски нелепо и непродуманно. Но у нее и возможности ограниченны, она все-таки не князь…Так вот ведь самое главное - не оставила она в беде братца своего! Это благородно, это смело! Наш князь любит безрассудную отвагу и знает ей цену…Так что вроде бы из-за этого ее проступка весь гнев его на нее и пал, и наказать ее решил он за эти мутные делишки. А тем временем и это на пользу обернулось ей, - придумывал Арви, который на самом деле уже не знал, чем еще напугать Вольну. И потому плел про то, что якобы ценил князь, будто он, Арви, имеет об этом представление. - Теперь правитель восхищен…

- Хельмова яма! Ты дело говоришь! – расстроилась Вольна в конец. - Правда ведь, погляди-ка, она теперича уже и мне кажется героем, а ему-то и подавно. Вот вертлячка поганая…Сам Велес ее хранит!

- Князь вот еще, что сказал: «Искреннее раскаяние – половина исправления». Ведь понятно, что это значит? Оправдывает ее! Если так и дальше будет продолжаться, то…- Арви безнадежно покачал головой. - Ну ладно, мне пора. Меня уже ждут писари да гонцы. Прошу заходить в гридницу по-приятельски, если что потребуется…- Арви потопал в сторону изб, оставив Вольну посреди двора, промокшей от моросившего дождя. На душе ей было тяжело. И больно от того, что время идет, а Рёрик все еще в тереме Варвары.

****
Варвара лежала в постели и, кажется, спала, а может, просто отдыхала. Она так намучилась и устала, что ей даже не хотелось смотреть на мир вокруг себя. Да и сил на это не было. 

- Укрой ее и оставь воды, - приказал Рёрик Мираве, после того, как уложил погруженную в полузабытье Варвару в постель. Служанка тут же поспешила расправить покрывала да подушки, попутно поглядывая на Варвару с беспокойством.

- Князь, что же это такое с нашей княгиней? Может, лекаря надобно призвать? - тревожилась Мирава.

- Само пройдет, - князь отрицательно качнул головой.

- Я воды принесу, - Мирава поторопилась из горницы.

Рёрик еще раз оглядел спящую Варвару и двинулся к выходу.

- Нег, ты здесь? – спросила Варвара сквозь сон. По крайней мере, глаза ее были закрыты.

- Да…- подтвердил Рёрик. 

- А если бы меня укусила та змея? Что бы ты делал? – неожиданно спросила Варвара.
 
- Какая змея? – Рёрик даже не понял, о чем это она. В той своей части лес сох, трава не росла, и змей можно было не опасаться.

 - Та. Холодная. И склизкая, - вспоминала Варвара сквозь дрему, как кто-то скользкий уткнулся ей в руку.

- А змеи разве холодные и склизкие? – улыбнулся Рёрик.

- Но кто же тогда это был…- Варвара никогда не держала в руках змей, поэтому не могла знать, что они не холодны и не мокры, а сухи и теплы, и любят греться на солнышке.

- Наверное, пес, - предположил Рёрик.

Варвара вспомнила еще раз эпизод. Ну да, теперь уже понятно, что и это был пес. Уткнувшись мокрым носом ей в ладонь, он после ее визгов лег под куст.

Получив ответы на мучавшие ее вопросы, Варвара, больше не говоря ни слова, повернула голову в сторону стены и заснула.

Она проспала весь день. До самого вечера ей виделись лесные кошмары. А когда она проснулась, то на дворе было уже снова темно: вечер и ненастье окутали землю. Она еле поднялась. Перед глазами было мутно. Веки отяжелели. Обуревало отупение со сна, хотя и стало уже намного легче, чем накануне.

Послышались шаги. В горницу вошла Мирава. Она пела тихую песенку, укачивая на руках Ендвинду. Увидев ребенка, Варвара вмиг вспомнила все.

- Дочка моя, - Варвара протянула руки к Мираве. - Дай ее мне скорей. Она здесь. Она со мной!

- Княгиня очнулась…- улыбнувшись, обернулась Мирава. - Я места себе не находила…Вопрошала у каждого. Никто ничего не ведал…Где княгиня была? Куда ее увез князь?

- Потом, потом, - Варвара отрицательно замотала головой. Сейчас ей не хотелось ничего обсуждать, а только прижать малышку к своему сердцу. Душу ее переполняли чувства: там, в лесу, она уж думала, что больше не увидит этих маленьких ясных глазок, этого пухленького ротика и крохотного носика.

Варвара постепенно возвращалась в свое обычное состояние духа. Лишь только день с ночью перепутался у нее. И одна мысль не давала покоя: как Рёрик обо всем узнал?! Кто тот неведомый злодей, что чуть было не стал ее палачом?

- Мирава, сколько раз тебе говорила: не вешай ничего на очеп – ребенок спать не будет…- Варвара убрала с шеста, на котором под потолком крепилась колыбель, веники калины, привешенные трудолюбивой рукой служанки.

- Так княгиня же сама велела…Калину возле люльки примостить…- прошептала Мирава.

Варвара внимательно оглядела служанку. Будто думала уже о другом, а не о калине.

- Ступай пока…

Варвара размышляла, укачивая ребенка. После того, как дитя уснуло, уложила его в люльку и спустилась в клеть, где Мирава протирала сундуки.

- Это ты ему все рассказала? - без предисловий обратилась Варвара к помощнице.

- То есть что рассказала? – недоумевала Мирава. – Я сейчас заварю княгине огненной травы…

- О золоте, разбойниках, Амвросии! Ты рассказала Негу? - Варвара внимательно оглядела помощницу, надеясь увидеть ответ в ее глазах.

- Да как бы я посмела! - от удивления Мирава широко раскрыла искренние вежды. - Я бы скорее утопилась в трясине, чем предала б мою княгиню! Умоляю верить мне! Я ничего никому не говорила, - на щеках верной Миравы заблестели слезы. – Пусть княгиня прогонит меня, если больше доверия мне нет! Что ж я? Не понимаю что ли, чем правда сия грозит моей княгине?..- девушка уже была готова разрыдаться.

- Я верю тебе, - вздохнула Варвара. -  Я спросила, понеже не знаю, на кого мне думать. Кто-то же заложил меня…Кто это мог быть, а? Как думаешь? Откель он узнал?

- Не ведаю. Да ведь знали только мы. Да те разбойники, что удерживают Амвросия…Да тот возница, что сундук отвозил…Да тот старик, что послание передавал…Да тот мальчишка, что…

- Получается, что много людей…- нахмурилась Варвара. - Теперь я уже и не выясню, кто меня сдал…

- Что же было этой ночью темной? - Мирава укрыла плечи Варвары платком и присела с ней рядом. - Куда княгиню отводили? Обижал князь?

- Не знаю, что тебе ответить…Эта ночь была ужасна, - Варвара безразлично смотрела в окно, за которым гудел дождик. - Он сказал: «Знай край да не падай». Знаешь, что это означает? Это предупреждение. Последнее самое. И если я еще раз ошибусь…Да я теперь всего бояться буду! - расстроенно выдохнула Варвара. - А у меня столько врагов! Меня любой может с легкостью оклеветать! Мне даже из терема выходить отныне страшно! А, кстати, где Любава? - вдруг вспомнила Варвара.

- Она захворала. И сегодня не приходила…Я одна тут поспеваю за всем…

- Может быть, это она слила все ему, а? Что скажешь, Мирося? - нахмурилась Варвара.

- Я так не думаю. Она ни о чем не могла знать, как мне кажется, - пожала плечами Мирава.

- Не могла. Но вдруг…Вдруг украдкой слышала, как мы с тобой переговариваемся?

- Это мог быть, кто угодно. Что это теперь меняет? Главное, все позади…

- Ничего уже не меняет. Но если это был какой-то празднословный балбес – то сие не столь страшно, как если предатель в этих стенах. И если это Любава…Коли так, то я собственными руками привела в свой дом зло…

- Я не думаю на нее, - Мирава поправила съехавший с плеча Варвары платок. – И княгиня пусть не думает.

****
Ночь спустилась на землю под руку с холодным дождем. Несмотря на непогоду, в гриднице полным ходом шло обсуждение плана действий по возвращению средств и поимке бандитов. Сегодня здесь были только самые близкие князю люди. Дело серьезное, и, невзирая на то, что придется привлечь изрядное количество человек, до поры до времени ему до;лжно оставаться в тайне.

- Князь, хвала богам, что мы узнали обо всем именно сейчас, когда еще можно что-то предпринять, - подчеркнул Арви. - Ведь если бы княгиня успела отправить разбойникам и вторую часть злата, о которой они уговорились, нынче у нас бы не было никакой возможности их изловить.

- У нее нет второй части золота, которую она бы могла отправить, - констатировал Рёрик.

- В прошлый раз у нее тоже ничего не было, но потом откуда-то взялось, - Арви очень хотел найти способ опять как-нибудь натравить Рёрика на Варвару. То, что ей вновь все сошло с рук, крайне удручило тиуна. – Думаю, княгиня бы вновь измыслила что-нибудь эдакое…

- Честно говоря, мне даже немного жаль…Ведь я не узнаю, что именно, - усмехнулся Рёрик, гнев которого на жену давно прошел. И кто бы что ни говорил, ее безумная задумка оказалась не такой уж бестолковой. Деньги она все-таки добыла. 

- Мне кажется, казной должна заведовать наша княгиня, а не тиун, - пошутил Ньер. – Она бы скорее нашла способ наполнить казну, чем Арви…

- Ахаха, действительно, - рассмеялся Рёрик, которому Арви в последнее время много жаловался на то, что средств в казне не хватает и повсюду одни лишь расходы.

Не всем шутка огнищанина пришлась по вкусу. Тиун недовольно поджал губы, подняв вверх левую бровь. Этот наглый Ньер совсем уж лишнего хватил. Проезжаться по имени тиуна княжеского!

- Арви, что ты там насупился? – Рёрик выдернул тиуна из дум. - Изложи уже наконец наш замысел…

- Прошу внимания…- начал Арви, разворачивая карту местности. Они с Рёриком полдня продумывали план действий, и теперь требовалось лишь обсудить его с остальными.

Во время рассказа Арви, все слушали внимательно. Перебивал лишь беспардонный Надежа, который никак не мог совладать с собой и дослушать до конца каждое отдельное предложение, забегая вперед.

- Ага, поддерживаю, - отозвался Прохор, когда увлекательный сказ тиуна был наконец закончен.

Этот человек был воином из той части дружины, которая образовалась из новгородских храбрецов. Молодцем он был заметным и за сравнительно короткий срок успел заслужить доверие князя. Арви весь вечер косился на этого гридя с неприязнью: сей удалец тиуну не нравился – уж больно смышлен. Да и вообще, сам весь хоть куда: умеет к месту пошутить, развеселить князя, когда это требуется; достать свой меч из ножен, когда больше вариантов не остается. Но главное достоинство Прохора заключается в том, что он крайне беспринципный тип. Выполнит любой, даже самый зверский приказ. Без лишних слов и неуместных колебаний. При Рёрике он фактически заменил Трувора, и князь поручал ему многие личные дела. В то время когда самому Арви понадобилось столько времени, чтобы заслужить доверие князя!

- Зачем все эти сложности? – опять заголосил нетерпеливый Надежда, которому мудреный план не понравился.

Арви перевел свой недовольный взгляд теперь на этого молодца. Еще один новый гридь. Тоже новгородец. Но от Прохора заметно отличается болтливостью и сердечностью. Несмотря на то, что эти двое – соотечественники, дружбы между ними, по всей видимости, не имеется. Можно сказать, даже наоборот: они вечно ссорятся, как бабки на рынке из-за последнего мешка с мукой. - Почему нельзя попросту проследить за повозкой с сундуком? А потом наброситься на тех, кто придет за нашим ларцом?!

- Емельян может выставить дозорных, - предупредил Рёрик.

- И исли эти дозорные заметят погоню, то разбойники даже не приблизятся к месту, - неохотно пояснил Прохор своему земляку. - У них уже итак достаточно добра на всю жизнь вперед. Лучше синица в руках, чем журавль в небе.

- Шапка Ярилы, о дозорных я не подумал! - выругался Надежа.

- Для тех, кто еще не понял – весь замысел основан на том, что Емельян считает, будто мы не знаем, кто он такой! Ведь он полагает, будто княжеский шурин и под пыткой не сознается в своих связях с разбойниками, - подчеркнул Арви, про себя мечтая о том, как хорошо было б сначала Амвросия спасти, а потом казнить. – Ведь после подобных сношений сыну Гостомысла и самому грозит суровое наказание…Иметь дело с лихими людьми - порядочному человеку не пристало…

- Ахаха, ну ты, как всегда, загнул Арви, - ухмыльнулся Ньер, в судьбе которого было немало моментов, когда приходилось добывать на пропитание не трудом в полях.
 
- В любом случае, накрыть их у самой повозки – это сомнительно, - еще раз подчеркнул Прохор, словно попрекнув этим замечанием Надежу. - Они либо заранее нас заметят, либо потом разбегутся в разные стороны. Так что мы за ними и не поспеем...

- А если кого-то и поймаем, то не сможем доказать, что это человек Емельяна, - обозначил Арви.

- Зачем доказывать кому-то что-то?! - не понял Надежа.

- Я, вероятно, неверно выразился, - поправился тиун. - Правильнее сказать, мы не сможем признать в пойманном - человека Емельяна наверняка. Доказательства нужны не кому-то, а нам самим.

- Ах ты! Точняга...- постиг Надежа.

- Поэтому в ларце и должно быть настоящее золото! - перебил Прохор Арви, который уже снова собирался вещать.

- Но я все равно не пойму! Зачем так рисковать и закладывать в сундук настоящее золото? - возразил Надежа, редко разделяющий точку зрения своего земляка. - Давайте навалим туда булыжников! По весу будет то же самое! И замок привесим, чтоб не сразу до них дошло...

- Причем здесь вес, остолбень ты королобая?! – уже начал горячиться Прохор. - Когда они разбегутся, мы не сможем опознать их, если при них не будет золота! А если мы не заполучим хотя бы одного разбойника, то потеряем всякую возможность узнать об их расположении и в итоге утратим первый сундук, который составляет бо;льшую часть того, что можно потерять! Поймаем мы одного, а он, без опознавательных монет, скажется простым сельчанином, собирающим грибы!
 
- Сам ты бревно неразумное! – Надежа тоже уже вышел из себя. - Хуже будет, если они смоются и с этой долей наших сокровищ!

- Все одинаково скверно, - зевнул Арви, наслаждаясь спором между молодцами.

- Нет, не все! На кону наша честь, а не просто монеты! - гаркнул Прохор на Арви.

- А кто даст заруки, что они не смоются вместе со вторым сундуком?! Ты хоть думай, чего городишь, пустомеля! - разорался Надежа. - Наша честь уж точно окажется в седалище, если мы, как слабоумные, лишимся обоих ларцов вместо одного!

- Расшумелись-то, - посмеивался Хельми. – Давно б уже подрались да помирились.

- Действительно. Если пасть не закроешь, то вломлю, некумека, - погрозил Прохор Надеже. Последний возмутился такому заявлению и уже сам собирался первым вмазать обидчику, не откладывая в долгий ящик.

До глубокой ночи в гриднице горели свечи и шли споры. Лишь когда луна потускнела в рассветных лучах проснувшегося солнца, участники схода стали разбредаться. Прохор, который немало умаялся за последние два дня, задержался по настоянию князя в дверях.

- Завтра ответственный день. Тебе предстоит действовать за меня, - Рёрик похлопал гридя по плечу. Дело вроде пустяк. Да беда в том, что ему самому, как князю, никак нельзя ввязываться в столь сомнительную историю, лично пускаясь в преследование этих бродяг. Это может пошатнуть его могущество в глазах простого люда и правителей соседних княжеств. Потеха – князя обчистили собственные подданные, а он еще и погнался за ними из-за сундука монет! По большому счету, эти ничтожные разбойники должны быть недостойны его внимания. И, уж точно, не ему за ними мчаться по лесам да долам. Поэтому с ними и должна разобраться верная дружина. Хотя, как известно, если хочешь, дабы что-то было сделано на совесть, сделай сам! С другой стороны, отпустить бандитов с золотом на все четыре стороны было бы еще хуже, чем погнаться следом, поскольку тогда любой возомнит, что может подниматься на владыку. – Смотри не зевай мне там.

- Не тревожься, князь. Все сделаем, как если бы ты сам участвовал…- заверил Прохор. - Мы обойдем их, даже если придется заставить самого Перуна помогать нам.
 
- Я на тебя рассчитываю…

- Для меня честь быть достойным твоего доверия…

На этом они и расстались уже в глубокой ночи. Рёрик валился от усталости, так как спал очень давно. Однако тут же к нему подступил Арви, терпеливо дожидавшийся ухода Прохора.

- Князь просил меня задержаться…- напомнил тиун, сдерживая зевоту. Арви не  предполагал, что заседание затянется до рассвета и теперь уже очень хотел спать.

- Вот, что Арви…Раз уж у нас произошла такая история, то на будущее мы должны обезопаситься. Созови вече. Вы должны придумать и утвердить следующее. Если люди станут укрывать тех, кто мне нужен, то будут считаться соучастниками и понесут наказание купно с преступниками. Первый раз об этом следует объявить при казни Емельяна. Если мы, конечно, его поймаем.

- Может быть, следует предупредить людей немедленно? Дабы сие способствовало поимке этого дерзновенного Емельяна…- предложил Арви.

- Я не хочу спугнуть этих проходимцев. Они не должны догадаться, что мы знаем о них...Делай все в том порядке, в котором я обозначил.

- Я все устрою, князь, - Арви поклонился.

- Постой-ка…Это не все…- остановил Рёрик тиуна, который уже двинулся к выходу, попутно зевая. – Я хочу, чтобы ты написал и отправил Годфреду письмо.

- Я к услугам князя, - Арви поклонился. Кто бы и что ни говорил, он, тиун, важнее всех этих головорезов, которые только и могут, что махать своими железяками, пугая баб да стариков. Вон их сколько, этих разносил, сегодня в гриднице толклось! А столь важные деяния, как государственные законы и переписка, князь может доверить лишь одному человеку, своему тиуну!

Гл. 65 Последняя жатва http://www.proza.ru/2017/08/23/77


Рецензии
Без преувеличения скажу, Анюта, что глава очень понравилась, держала в напряжении всё время! И ужасная ночь в лесу, и неожиданное спасение Варвары, и буйство Вольны, и совет при Рёрике. Особенно понравилось, как Рёрик лично нёс Варвару на руках! С одобрительной улыбкой и восхищением,

Элла Лякишева   07.11.2017 11:04     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Элла! Я рада , что развязка ситуации с лесом Вам понравилась :)

Лакманова Анна   08.11.2017 00:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.