Письмо сухомлинскому тесты интеллекта

Письмо В.А.Сухомлинскому (пятое)
"Тесты интеллекта, или горечь разочарования"

Василий Александрович!

         Вновь появилось желание обратиться к человеку, который услышит.
 В одной из своих книг вы утверждаете: «Чтобы нравственный идеал стал реальностью, надо учить человека правильно жить, правильно поступать, правильно относиться к людям и к самому себе». Согласна.  Воспитаннику надо понять и осознать слово «должен», «долженствование». Слова «вы должны…», «ты должен…» и сегодня  каждый день миллионы раз повторяются в школах. Понимание и чувствование «долженствования» — краеугольный камень образованности. Во внутренней убежденности «я должен» заключается тесная связь  теории морали и этической практики. Тогда в идеале стилем мышления человеческих отношений  станет стиль служения обществу и Отечеству. Воспитанник по окончании школы получал в Ваше время Аттестат зрелости. Сегодня выпускнику вручается Аттестат о среднем образовании. Вдумайтесь, какая пропасть между этими документами?! И дело не только в их названии.

          Автором идеи Единого государственного экзамена (ЕГЭ) в России стал Владимир Филиппoв,  министр образoвания (1998-2004). С него началась масштабная реформа отечественного образования, а именно присоединение России к Болонскому процессу и создание новых образовательных стандартов (впоследствии - ФГОС). Стандартная пятибалльная система проверки знаний учащихся «ушла в прошлое», чиновниками от образования  была выбрана «форма в виде тестов, с которой работает беспристрастная машина».

      Жесткая форма ЕГЭ не соответствует природе педагогических отношений, главным субъектом которых является обучающийся. «Каждый человек слишком уникален для оценивания уровня результатов его обучения, развития и воспитания исключительно в стандартизированной форме». Быть может,   в понятие ЕГЭ,  кроме тестирования по учебным предметам, можно/нужно включить  тесты на креативность и систему портфолио, включающую в себя нестандартные формы оценивания умений, знаний и компетенций?

       Почему меня сегодня волнует этот вопрос? Наверное, потому, что я стала свидетелем подростковой психологической травмы и по-человечески не могу оставаться равнодушной. 
      Российские учёные, рассуждая о психологическом влиянии тестирования,  опираются до сих пор  на «выкладки» американских исследователей, несмотря  на уже «постоянную прописку ЕГЭ» в России. Роберт Стернберг  утверждает, что практический интеллект «не только психологически отличается от научного интеллекта, а также от склада личности и мыслительных навыков». Одновременно автор призывает рассматривать тесты интеллекта не только как измерительный инструмент, но и как средство влияния психолога на тестируемого.  (Книга «Практический интеллект»).

      Российский учёный Д.В. Ушаков в статье "Тесты интеллекта, или горечь самопознания"  заключает следующее: «…причина споров о психологических тестах не в их слабостях, а в их силе. Чем более сильными и надежными становятся тесты, тем большее сопротивление они вызывают». Если тесты вызывают «психологическое сопротивление» учащегося и его родителей, зачем тогда настаивать именно на этой форме проверки знаний личности?! Далее он приводит факты, опирается на цифры. Однако за  сухими цифрами стоит драматическая реальность.

        Об этой «реальности» мне и хочется рассказать.  Приведу пример владения этим «мощным инструментом» специалистами - психологами от высшего образования. В этом году мой выпускник класса казачьей направленности  подал документы в военный институт войск национальной гвардии РФ. Юноша награждён  Золотым значком ГТО, имеет отличные способности к учёбе (одна четвёрка по химии, прошёл все проф тестирования райвоенкомата).
     Вот выдержка из  школьной характеристики:  «…Является участником трёх Всекубанских Слётов Православной Молодёжи края.  В военно-прикладных, военно-патриотических и  историко-литературных  конкурсах и предметных олимпиадах  занимает призовые  командные и личные места.  Принимает активное участие в военно-полевых сборах Таманского казачьего отдела, Кубанского казачьего войска в составе дивизиона казаков от … РКО. За достигнутые успехи имеет поощрения от атаманов города и района.
      Член школьной команды КВН, призёр муниципального и краевого творческих Конкурсов,  победитель муниципального этапа краевого  конкурса «Моя православная вера». По характеру спокойный, уравновешенный, дисциплинированный. На критику реагирует адекватно.  Со старшими тактичен, вежлив». Этому юноше  в приёмной комиссии сказали, что он не принят в высшее учебное заведение по «профнепригодности». Так показало тестирование. Вот вам и результат «научного проамериканского подхода» - тестирования!
 
     Что «измеряют» тесты интеллекта?! Юноши-выпускники рассказывают, что тесты неравнозначные. У одного спрашивают название планеты, на которой мы живём, а  второго  просят  охарактеризовать  седьмую  планету солнечной системы. А время засекают у обоих.
     Хочется спросить  такую приёмную комиссию и разработчиков тестов: «Скажите, а кто тогда профпригоден, если не этот юноша, с детства мечтавший  о военной службе и готовивший себя к ней? Можем ли мы говорить об эффективности и справедливости  тестов? Чему и кому служит их применение?  Кто и почему хочет или не хочет их (тесты) допустить в армии, в образовании?!» Мысли позаимствованы  мною из книги Р.Стернберга.
 
      На одном из сайтов военного вуза я прочла: «Профотбор в военный институт как мероприятие включает в себя многое. Это и проверка общеобразовательного уровня (вступительные испытания) и проверка физической подготовленности, и медицинская комиссия и, конечно же, социально-психологическое изучение кандидатов, психофизиологическое и психологическое обследование кандидатов на обучение». И вот ответ-комментарий: «По образованию военный психолог. Прошел тест очень плохо. Вероятно,  был обманут. Хочу попробовать проверить себя снова».

    Многие родители выпускников считают, что профпригодными институтская комиссия посчитала тех абитуриентов, кто сумел заплатить за поступление. К сожалению, данный случай типичен в нашем сегодняшнем обществе, несмотря на все уверения в реформировании образования министра  Ольги Васильевой. Скажите, пожалуйста, а кто будет защищать границы РФ?! С какой целью в нашей стране используется американская методология тестирования, если менталитет русского человека прямо противоположен западному учению?

        Если бы уважаемые российские  учёные  анализировали бы  не только результаты американских исследователей, но и  факты того, ЧТО  могут и ЧТО не могут предсказать тесты  российского интеллекта?! И вообще,  готово ли наше общество  на практике принять  истину, «порой горькую», о которой мы узнаем в результате применения тестов?!

Василий Александрович, спасибо, что выслушали. Возможно, кто-то из читателей предложит обсудить этот вопрос на Педсовете.
С уважением, классный руководитель выпускного класса 2017 года

P.S. Просьба не отождествлять автора Проза.ру с автором письма.


Рецензии
Здравствуйте, Татьяна! Спасибо за актуальную и острую статью. Положение в российском современном образовании действительно катастрофическое. Согласна, что тестирование выхолащивает остатки менталитета и губит лучшее. Была надежда на нового министра образования Ольгу Васильеву, но с каждым днём надежда тает! Наши педвузы... Эх, да что там говорить! Больно говорить. С уважением,

Элла Лякишева   29.05.2018 02:35     Заявить о нарушении
Элла, спасибо за прочтение и добрый отзыв, за понимание.
Думаю, горечью разочарования в системе образования
"переболели" все учителя советской школы.
С признательностью,

Котенко Татьяна   29.05.2018 19:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.