Крестный ход

     На втором курсе была у нас педпрактика при детской комнате милиции. Была она для студентов совершенно не обременительна. Просто раз в неделю патрулировали по городу вместе с мальчиками из ЮДМ (юные друзья милиции). Цель была проста: смотреть, нет ли детей-дошкольников на улице после 9 вечера, если такие найдутся, отправить по домам. По правде сказать, за целый год нашли мы всего лишь одного «нарушителя», мальчика лет трех, забытого мамой в песочнице. Маму быстро нашли, сообщили ей про сына, она, разахавшись, что ведь надо же и верно забыла, забрала ребенка домой.
     А весной в субботу вечером перед пасхальным воскресением преподаватели с кафедры педагогики приказали нам придти к институту, что, дескать, ночью в церкви дежурить надо. Мы пришли. Погрузили нас в автобус и отправили в Мельничное (район г. Шуи, где находилась, единственная в то время, действующая церковь).
     Приехали, вышли из автобуса, заняться было нечем. В церкви до этого никто из нас не бывал, и мы всей толпой туда и рванули было. Пустили, однако, далеко не всех: тех девушек, что были в брюках и без платка на голове, в церковь бдительные старушки не пустили. Большинство девушек и я в том числе, соответствовали этим условиям, поэтому внутрь вошли без проблем. Походили, посмотрели и вышли во двор.
     Заняться по-прежнему было нечем. Между тем около церкви стали собираться милиционеры, да в таком количестве, в каком я их никогда и не видела, и даже не подозревала, что в Шуе их так много. Все они были на мотоциклах с колясками. К нам подошел офицер милиции, не помню уж в каком звании, и приказал ни в коем случае не высовываться за пределы церковной ограды. Мы растерялись. Как же не высовываться? Мы же помогать милиции приехали! Сказали об этом офицеру, он только поморщился и повторил приказ: не высовываться.
     Вскоре мы поняли в чем дело. Как только начался крестный ход, откуда ни возьмись, громадная толпа пьяных парней. Если бы их было даже столько же сколько и нас, нам бы с ними справиться не удалось, но их было во много раз больше. Так что мы только наблюдали, как из церкви вышел священник с крестом, за ним шли с пением человек двадцать старушек, все это под колокольный звон. Со страхом перевели взгляд на толпу парней и на милиционеров. Милиционеры, довольно плотным строем, расположились на мотоциклах вокруг церковной ограды и появлению парней совсем не удивились: по-видимому, и раньше в Пасху такое бывало. Прозвучал приказ, и мотоциклы очень медленно двинулись на толпу, парни отступили. Так и дальше было: священник и старушки под колокольный звон шли вокруг церкви, милиционеры медленно ехали на мотоциклах, парни отступали, а мы только за всем этим наблюдали.
     Крестный ход закончился, все ушли в церковь на службу. Парни разбежались кто куда. Милиционеры уехали, подошел автобус, и нас отвезли к институту, а там мы уже разошлись по домам.
     Больше, однако, ни нас, ни студентов следующих курсов дежурить к церкви во время церковных праздников не отправляли. Видимо милицейское начальство попросило наше начальство студенток на такие мероприятия не отправлять. И без этого милиции работы в такие дни хватало, так еще и зеленых девчонок охранять им не хотелось. Ведь случись чего, хоть с одной из нас, им же пришлось бы с этим разбираться.


Рецензии
Мемуары об "этом" - очень ценны! Благодарю Вас, Светлана Борисовна, и приглашаю:http://proza.ru/2019/04/29/520

Любовь Силантьева   10.08.2019 19:25     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.