Мать-Земля. Часть 2

Дня оказалось мало, чтобы преодолеть сто пятьдесят миль. То, что когда-то звалось федеральной трассой, теперь малопригодно было для перемещения на каком бы то ни было транспорте. Изъеденный ямами асфальт местами просто обрывался. Более всего эти провалы напоминали воронки от взрывов, наполовину заполненные песком, будто водой. И не все эти воронки были необитаемы. В одну любопытная Алиса кинула камень, который песок на дне жадно поглотил, а потом раздражённо выплюнул вместе с фонтанчиком пыли. В другую на глазах спутников, соскользнул крупный жилистый тушканчик. Он, словно по льду, проехал по осыпающемуся скату до дна, и из песка на миг что-то высунулось. Девушке оно напомнило две зазубренные сабли, подобные той, что в качестве трофея хранилась у Найджила. Сабли сомкнулись на зверьке и затянули его за собой в песок. Алиса поморщилась от истошного визга. Тушканчик был размером с крупного спаниеля, и то, что сожрало его, заставляло относиться к себе с уважением.
- Чтоб меня приподняло и перевернуло, это ж муравьиный лев! Только огромный! – не то в ужасе, не то в восхищении проговорил Ричи, на всякий случай делая шаг назад.
- Какой лев? – изогнула бровь девушка.
- Муравьиный. Я о таком в книжке про Мумми-Тролля читал.
- Про кого?
- Забей, - поморщился рыжий. – Просто старайся в эти воронки не соскальзывать. Думается мне, эта мерзость может без ног запросто оставить.
Парень вернулся в машину и осторожно двинулся в объезд, лавируя между ямами и кусками бетона, когда-то бывшими не то столбами, не то опорами трассы.
- Нам к сумеркам надо до точки добраться! – повысил он голос, перекрикивая движок.
- До какой точки?!
- На карте! Нам, кажется, немного до заправки осталось! Если повезёт, доберёмся до не разграбленных запасов!
Путники медленно двигались вперёд. Алое солнце уже тронуло краем горизонт, и теперь рубиновые отсветы растекались по пескам брусничным соусом. Наверное, из-за цвета у Алисы возникла такая ассоциация. Она пробовала брусничный соус однажды, когда вместе с отцом нашла развалины придорожного ресторанчика быстрой еды.
Развалины заправки показались довольно скоро, солнце ещё только до половины утонуло в земле. Растерзанное здание, из которого вытащили всё, что вытаскивалось, развороченные колонки. Стайки тощих гиен, при звуках моторов ринувшиеся прочь. Эти хорошо усвоили, что для людей больше не существует понятия «несъедобное мясо», а громкий кусачий огонь не щадит и целую стаю.
- Не думаю, что здесь что-то могло остаться, - хмуро проговорила Алиса, разглядывая занесённые песком обломки бензопровода.
- Да, тут – точно ничего… - Ричи пнул камень в рваную дыру на месте люка подземного резервуара. – Тогда хоть переночуем в укрытии.
В проём, бывший когда-то дверями в минимаркет, поместился даже Людовик. Само здание оказалось наполовину разрушенным, потолок и стены уцелели только в торговом зале и в какой-то подсобке. Подсобка эта была маленькой и перегороженной покорёженным стеллажом. Ричи с трудом забрался внутрь, обошёл конструкцию, и собирался было вылезти обратно, но вдруг замер. Потом гулко потопал по полу.
- Элис, как думаешь, сможем мы вдвоём выволочь эту железяку?
Девушка отвлеклась от мотоцикла, который старательно очищала от забившегося везде песка, и критически оглядела стеллаж.
- Только если под ним оружейный склад, или что-то не менее ценное.
- Извини, сквозь пол я не вижу.
- Никакого от тебя толка, - хмыкнула Алиса и вслед за рыжим взялась за кривые трубы.
Через полчаса всевозможных усилий и такого мата, что наверняка покраснели от стыда все гиены в округе, конструкция поддалась и с шумом вывалилась в зал. Алиса упала рядом на занесенный песком пол.
- Если там нет ничего ценного, я убью тебя, а эту кривую херню положу на твою могилу, - простонала она, разминая руки.
- Я польщён твоей готовностью к дополнительным страданиям ради увековечивания моего праха, - невозмутимо отозвался Ричи, украдкой растирая ушибленное плечо.
Он топнул посильнее, потом подпрыгнул, и песок, укрывавший пол, просыпался в щели, обозначив квадрат примерно метр на метр. Парень вынул добротный армейский нож и попытался поддеть невидимую крышку. Через пару минут попытка удалась, и деревянная створка отделилась от пола примерно на пару сантиметров. В образовавшуюся щель тут же радостно посыпался песок. Для одного крышка оказалась тяжеловата.
- Алиса, помоги!
- Как ты раньше-то без меня жил? – фыркнула девушка, поднимаясь.
- Спокойно, - ослепительно улыбнулся рыжий.
Вдвоём они подняли и откинули крышку. Солнце уже село, саванна стремительно погружалась во тьму, и разглядеть таинственный подпол было трудно. Сумрак сгущался уже на расстоянии вытянутой руки. Ричи порылся в одном из бесчисленного множества своих карманов и выудил когда-то дешёвый пластиковый демофонарик.
- Только не говори, что он работает, - поразилась Алиса.
- А что ему сделается. Я его всего раз двадцать чинил.
Фонарик тихо застрекотал, сжимаемый ловкими пальцами, и луч тусклого мерцающего света робко прокрался в чернеющий подпол.
- Shit!
- …дь! – в один голос вскрикнули оба, отшатываясь от провала.
- Фу ты ж блин… - Алиса взялась за ушибленный о близкую стену локоть. – Что это там?
Рыжий, приняв такой вид, будто и не думал пугаться, снова посветил в дыру. Ему оттуда благожелательно улыбнулся оскаленный череп.
- Не показалось, - констатировал Ричи.
Подпол был совсем неглубоким, не более двух с половиной метров. К люку вела удобная металлическая лестница. На этой лестнице, будто бельё на верёвке, развесился скелет с остатками иссушенной плоти и какими-то лохмотьями, видимо, остатками одежды. Далеко не сразу молодым людям удалось оторвать от него взгляд и осмотреть остальное помещение. Пара открытых пустых ящиков, небольшая полка с резиновыми запчастями, похоже, слипшимися в монолит, три канистры: две стоят у стены, одна, опрокинутая, лежит у лестницы.
- Канистры, - дошло до рыжего.
Он аккуратно, но быстро спустился по лестнице, умудрившись не потревожить покой усопшего, и одну за другой приподнял канистры.
- Они тяжёлые!
- Это круче, чем оружейный склад! – отозвалась Алиса, в мотоцикле которой остались последние два литра.
- Если не протухло… - Ричи скинул рюкзак, опустился на корточки и аккуратно отвинтил крышку у ближайшей. В нос ему ударил знакомый резкий запах, такой родной и желанный.
- Отличное состояние! Элис, во всех трёх отличное! Мы с тобой найдём тот городок!
Стоило ему умолкнуть, и тишину вспорол рёв мотора. Алиса настороженно взглянула на спутника, вытянула пистолет и плавно метнулась к окну. Ричи выругался, торопливо выбрался из подпола, прикрыл крышку, в одиночку едва не уронив её себе на пальцы, и с кольтом наперевес прокрался к бывшей двери.
Снаружи, в стремительно сгущающихся сумерках, в нескольких метрах от развалин красовалась странная конструкция. В прошлом небольшой грузовичок неопределимой породы, сейчас этот памятник автомобилестроению оброс решётками, цепями, ржавыми клыками и прочими намёками на активную агрессию. Движок заглох, и стали слышны голоса, в основном, мужские, хриплые и резкие.
- Нету здесь ни хрена! Мы в позапрошлый раз всё вычерпали!
- Глаза разуй! Следы видишь?
- Транспорт!
- А я о чём! Щас отожмём, и можно будет не сидеть тут на головах друг у друга. Тока тихо, не спугните.
Ричи посмотрел на Алису.
- Договориться не выйдет, - прошептала та.
- Постараемся не дать им подойти, - тоже шёпотом отозвался он. – Патроны есть?
- Немного. Но и их там вряд ли сорок человек.
Ждать долго не пришлось. Из кузова грузовика вывалился десяток бойцов. Даже в стремительно густеющей ночи было заметно, что с этими людьми что-то не так. Силуэты их были будто поломаны, испорчены плохим художником. Кто-то был горбат, кто-то как будто имел лишнюю руку, и определённо все были вооружены. Все жались к грузовику и обломкам колонок, не зная, чего ожидать от укрывшихся в здании. Ричи, не стал давать им возможности для сокращения дистанции, выстрелы грянули один за одним, и тут же его поддержала Алиса. Три пули из десятка стали смертельными, угодив в головы, пара застряла в конечностях. Ответный огонь не заставил себя ждать, и молодым людям пришлось спрятаться. А в следующий миг из кузова высыпались ещё пять, или шесть человек. К тому моменту уцелевшие из первого десятка рывком преодолели расстояние до магазина, но вваливаться внутрь не стали. Вместо этого в окно и дверь влетели какие-то жестянки, волоча за собой дымные хвосты.
- Вот чёрт! – Алиса вскинула к носу рукав, лихорадочно ища пути к отступлению. Путей не было. У обоих проломов уже хрустели мусором горбатые тени. Оставалось только выбегать под пули. Рукав не помогал, и девушка попыталась задержать дыхание. Этого надолго тоже не хватило. Сдалась, вдохнула, закашлялась от резанувшего горло едкого вещества, вдохнула ещё раз. Дым уже был настолько густым, что она не видела ничего, кроме своих рук. В голове начал усиливаться тяжёлый гул.
- Элис! Кх… держись! – донёсся до неё голос Ричи, а потом гул заглушил и его.
Пол пополз куда-то вверх, ударив в плечо, и девушка зажмурилась, пытаясь унять резь в глазах. Звуки стали удаляться.
… - всего двое? Я-то думал…

- Элис… Элис, ты как? – шёпот песком просыпался в уши, заставив девушку поморщиться.
- Когда уже ты начнёшь моё имя правильно говорить? – она приоткрыла глаза.
Солнце ещё не успело подняться, но свет всё равно резанул по сознанию, заставив затылок отозваться болью. Сквозь туман проступила картинка – всё то же помещение бывшего магазинчика. Пустое. Алиса села, снова поморщилась – от резкого движения в глазах поплыло, потом витиевато выматерилась.
- Мотоцикл. И… Б…дь! Отцовский пистолет!
- Людовика они тоже забрали, - мрачно проговорил Ричи.
Алисе показалось, что даже рыжие дреды повисли как-то уныло.
- Зае…сь. То есть, мы тут застряли без транспорта, оружия и… еды. – Алиса поняла, что висевший на мотоцикле рюкзак с ним же и уехал.
- Не уверен, что без еды, - Ричи поднялся на ноги и прохромал к люку. Там, в песке, наполовину присыпанный, лежал его нож. – Похоже, вниз они не лазали. Не увидели в темноте. Я там рюкзак оставил.
- Обнадёживает, - мрачно фыркнула Алиса, с трудом поднимаясь.
Вдвоём они откинули крышку. Скелет приветливо улыбнулся. Канистры и рюкзак были на месте.
- И на хрена они теперь… - Алиса села на край люка, свесив ноги.
К раненной спине прибавилась пара ушибов и, кажется, трещина в левом предплечье.
- Они ещё моему Людовику пригодятся. Или ты думаешь, я его оставлю в чужих руках? – Ричи полез вниз за рюкзаком и вместе с ним прихватил одну канистру. – А вот этим мы расплатимся с тем, кто нас подбросит.
Девушка посмотрела на чумазую, уже улыбающуюся жизнерадостно физиономию.
- Ты вообще никогда не унываешь?
- Не вижу смысла, пока я жив. А потом и вообще по фигу будет, - невозмутимо пожал плечами Ричи и, крякнув, выставил канистру в комнату.
Люк был закрыт, и рыжий аккуратно засыпал крышку и щели песком, а сверху ещё кинул какой-то ржавый обломок.
- Ты Людовика собираешься голыми руками отбирать? У нас оружие было, и мы не справились.
- Момент внезапности был на их стороне. Теперь он на нашей. У меня патроны к моему кольту не всегда были, однако я как-то выживал. Я не говорю, что было и будет легко. Но такой у нас мир, легко не будет уже никому. Главное, след не потерять. Хотя таких не потеряешь. Успела разглядеть?
- Не особо. Но вроде странные они какие-то.
- Мутанты. Из радиозоны пришли, наверное. Я таких раньше не видел, хотя помотался порядочно. Так что найдём. Только подготовиться надо, - Ричи уселся прямо на пол, подтянул к себе рюкзак, выудил из его недр маленькую маслёнку и стал развязывать шнурок сапога.
Алиса молча наблюдала за ним, и когда увидела то, что пряталось под голенищем, удивлённо присвистнула. По форме железная конструкция напоминала человеческую ногу. Относительно, конечно. Ибо собрана она была как будто из всего, что попалось под руку. Пару аналогичных деталей девушка точно видела под капотом почившего с миром отцовского бьюика.
- Красота, верно? – гордо улыбнулся Ричи, аккуратно смазывая шарнир голеностопа.
- О… да, это что-то, - с чувством кивнула Алиса, внутренне содрогаясь. Нога рыжего сейчас выглядела так, будто её, изначально отлитую из металла, обглодали до кости какие-то монстры.
- Финч собрал. Так что мы с Людовиком в некотором смысле братья. У нас даже запчасти есть от одного авто.
- Как вообще такое можно было сделать?
- Финч был очень талантливым техником. Они на пару с нашим полевым врачом мне жизнь спасли. Считай вторые родители.
- А как…
- Ноги? О, это весьма забавно. У нас железная вышка стояла, а на ней бак с водой. То ли водонапорный, то ли ещё какой… В любом случае, насосы не работали, но воды там был запас хороший. Нас она спасала, когда озерцо песком затянуло. А потом какой-то дебил-изобретатель врезался в эту конструкцию на самосборном летательном аппарате. Вышка упала на меня. Но это фигня, а вот то, что мы без воды остались… Если б тот летун выжил, наши бы его голыми руками разорвали.
- Жесть какая… - Алиса поёжилась.
- Да, это было начало конца. Ну да ладно, это всё в прошлом. Давай, что ли, позавтракаем. А то сейчас какой спаситель приедет, и не до того станет, - весело улыбнулся Ричи и, вернув протез в сапог, полез в свой бездонный рюкзак.
- Чтоб мне такую веру в хорошее… - удивлённо покачала головой Алиса.
***
Кристиан сидел на вышке в обнимку с Алёнкой и смотрел на дым. Догорали погребальные костры, придавая золотому рассвету оттенок мрачной торжественности. Елена только час назад закончила с последним раненым и сейчас сидела на пороге своего вагончика, безучастно глядя в пустоту. В дрожащих пальцах её чуть тлела сигарета из личных запасов Софи. Спасти удалось всех. Даже Найджила. В сознание он пока не приходил, но состояние было стабильным. Кара уже вовсю материлась и лезла помогать здоровым. Альфред сидел прямо на земле, прислонившись спиной к одному из защитных заграждений. Данас упоённо копался под покорёженным капотом камаза.
Крис задумчиво провёл ветошью по гладкому стволу. В грузовике обнаружилось несколько патронов калибра Алёнки, и она снова стала грозным стражем. Туго перетянутое плечо саднило, но парня больше занимали мысли, чем ощущения. Он и раньше часто дежурил на вышке, но теперь стал замечать, как меняется облик долины. Отсюда это было видно особенно хорошо. Крис помнил эту чашу зелёной до краёв. Сейчас слабо зеленели лишь отдельные пятна. С юго-запада, там, где окоёмные скалы были пониже, расползались жёлтые зоны, пока совсем небольшие, да и росли они так медленно, что раньше Кристиан внимания на них не обращал. Теперь у него сложилось стойкое ощущение неотвратимости надвигающейся катастрофы. У них гораздо меньше года. Софи и Гайрик ошиблись. И как только Крис убедится, что остальные могут себя защищать, он отправится на поиски…
Поцарапанная, изрытая ожогами от окурков панель ластилась к пальцам, будто побитая бродячая собака. Отчего-то у Митрофана, сидевшего в кабине камаза, сложилось именно такое ощущение. Взгляд соскользнул на выцветший рекламный плакат, приклеенный к обшивке двери. На нём угадывалась полуголая девица, а вокруг неё целых несколько фраз полностью на русском. Закрыв глаза, майор откинулся в потрёпанном кресле. Кто бы мог подумать, что он станет с удовольствием вчитываться в тупые рекламные слоганы только потому, что они написаны на родном языке. Выжившие, абсолютно все, кого успел за двадцать семь лет повидать Митрофан, говорили на дикой смеси языков, в основе которой так или иначе лежал английский. В него в силу эмоций или знаний домешивались общеизвестные слова со всех краёв когда-то живого мира. Грамматику каждый строил исходя из логики его родины, но худо-бедно друг друга понимали все.
Майор встряхнулся, мысленно обругав себя за «распускание сантиментов», как когда-то выражался его отец, и продолжил изучение трофея. Состояние у машины было не такое уж и плохое, если выгрести мусор, почистить и кое-что подкрутить. На фоне стремительно дряхлеющей в хлористой атмосфере техники этот камаз вообще мог считаться новым. Его хозяин определённо осознавал, что этот зверь – его единственный способ выжить, а потому ухаживал за ним, как умел.
Оглядевшись, майор увидел на лежанке за сидениями военную куртку. Вытащив, с удивлением обнаружил среди нашивок на плечах имперского двуглавого орла и эмблему морфлота.
- Далеко же тебя занесло, морячок… - любопытство заставило обыскать карманы.
Во внутреннем хранились истрёпанные донельзя, запаянные в полиэтилен картонки – две открытки и фотография. На открытках сиял ночными огнями порт Мурманска, на фото ласково улыбалась ослепительной красоты девушка с младенцем на руках. Митрофан поморщился. Перед тем, как сжигать в общей яме тела, с них сняли броню. На груди командира, того, с рычащим басом, была татуировка. Лицо красавицы художник-самоучка передать не смог, но общий силуэт майор опознал.
- Как пацан зелёный, - сам на себя наворчал майор, решительно упихивая картинки обратно в куртку и выбираясь из кабины.
Костёр, на который были пожертвованы куча мусора и целый литр топлива, ещё горел, и куртка незамедлительно улетела туда.
«Не вздумайте наделять противника личностью! Это мешает и точному прицелу, и крепкому сну!» - прозвучал в голове голос замполита, упокоившегося ещё до Катастрофы.
- Что делать будем, майор? – встретила командира Кара и многозначительно окинула взглядом поселение.
Митрофан только теперь заметил, насколько мёртвым оно выглядит. Деревня-призрак. Пустые хижины, пустые вагончики. Ржавые остовы автомобилей. Изорванные тенты. Вырванные ворота… У печально опустившего нос камаза Данас и Уильям совещались, как лучше вынуть ценную технику из ловушки.
- Такое ощущение, что наша история здесь окончилась, - вслух сказал майор и удивился, как сентиментально это прозвучало.
«Видимо, старею…»
- Тоже увидел, да?
- Раньше не замечал.
- Раньше никто не хотел замечать, один Гайрик со своим шилом в жопе беспокоился. Общине конец, майор.
- Поселению конец, - поправил Митрофан. – Община жива, пока жив хоть кто-то.
Окутанная сигаретным дымом, подошла Софи. Митрофану она показалась какой-то хрупкой и прозрачной, но вероятно, дело было в бессонной ночи.
- Что будем делать, майор? – повторила она вопрос Кары, но в её голосе звучало не требование, а бесконечная усталость.
- Бой закончился, командование за тобой, - спокойно отозвался Митрофан, зная, что сейчас услышит.
- Наш бой начинается, майор. Бой за жизнь. С этим миром, с чужими, с дорогой. Нам нужен военный лидер, - Софи затянулась слишком глубоко, закашлялась. Курить в общине почти отвыкли, весь небольшой запас табака хранился «на крайний случай». Такой, как сейчас.
- Твоё слово – закон, - всё так же спокойно ответил Калинин. – Я обрисую тебе то, что считаю правильным. Первоочередная задача – восстановить укрепления. Сейчас Данас изобретёт подъёмный кран из говна и палок, мы уберём грузовик и завалим нахрен ворота. Потом все отоспятся, потому что всем нужен отдых. Естественно, с часовым на вышке. После этого мы отправляем Криса на север. Мы ограничиваем его в сроках. Семь дней. Пусть не дольше трёх дней едет в одну сторону, потом обратно. Через семь дней мы снимаемся с места. К этому моменту нужно запастись водой и провизией.
- А Гайрик, Алиса? – спросила Софи и чертыхнулась. Её сигарета дотлела до пальцев, и она судорожно тряхнула рукой, рассыпая искры и пепел.
- Надеюсь, они к этому времени вернутся. Если нет, оставим знак, чтобы знали, в каком направлении нас искать.
- А в каком направлении нас искать? – Кара потянула сигарету у Софи из кармана, но на полпути передумала и досадливо поморщилась.
- Это будет зависеть от разведчиков. Если вернутся с новостями. Если нет, будем нырять наудачу. Здесь оставаться больше нельзя. Мы не выдержим следующей атаки, а рано или поздно она будет. А если нет, мы тихо сдохнем сами.
- Я знаю, как его вытащить! – донёсся до них голос Данаса. – Мне нужны два бампера и четыре домкрата!
- Куда! – Митрофан поймал за руку рванувшую на помощь Кару. – Пусть пацаны бегают. Лечись, боец, ты мне с целой шкурой нужна.
- Есть, командир, - хмыкнула сержант.
Спустя час трофейный камаз уже стоял среди ржавых укреплений. Уилл, Данас и Митрофан, покрикивая друг на друга, восстанавливали ворота. Кристиан комментировал их с вышки, чтобы не заснуть, за что, само собой, отхватывал добра и ласки от всех троих. Остальных Калинин прогнал отсыпаться.
- Командир, на юго-юго-западе парус! – донеслось сверху.
- Вилли, смени парня, он, кажется, перегрелся, - фыркнул Митрофан и повысил голос. – А пиратский флаг при нём есть, сказочник?!
- Майор, я серьёзно! Парус! Треугольный, серый!
- …ть твою через коленвал… - проворчал Калинин, откладывая инструмент. – Если паруса я не увижу, будешь учиться летать!
Лестница тоскливо проскрипела рассохшимся деревом под резкими движениями командира, и Митрофан оказался на вышке.
- …ный котопёс, - озадаченно ругнулся он, посмотрев в прицел протянутой Крисом Алёнки. – Правда, парус.
Прицел позволил разглядеть довольно странную конструкцию, напомнившую Митрофану паука-водомера, каких в детстве он ловил в заводи на родной речушке. Только вместо лап здесь были тонкие размашистые колёса. А сверху к пауку был пришпандорен треугольный парус. Ветер незнакомому чудаку был попутным (если, конечно, он именно в эту сторону хотел ехать), и конструкция катилась прямой наводкой в сторону общины. Парусом управлял один человек, но разглядеть его под обмотками и лохмотьями было трудно.
- Один гость в нашу сторону! - сообщил майор вниз и повернулся к Кристиану. – В состоянии ещё немного бдительно покараулить?
- Так точно, товарищ комендант порта, - Кристиан браво вытянулся по стойке и тут же пожалел об этом. Отозвалось изрешеченное плечо.
- Довыпендривался? – добродушно хмыкнул майор, глядя на стиснувшего зубы и побледневшего парня. – Не геройствуй. Заляг и держи на прицеле, будешь страховать нас. Я дам команду, когда станет можно считать гостя гостем.
- Понял, командир.
- Вот и молодец, не усни только. А мы попробуем ворота к его приезду доделать. А то неаккуратно как-то, - Митрофан с сомнением посмотрел на лестницу и с грацией матёрого леопарда соскользнул по ней вниз.
Мужчины успели закрепить последнюю петлю, когда сухопутный парусник подкатил к воротам. Парус, громко хлопнув на сухом горячем ветру, как-то очень быстро сложился. Судя по витиеватому арабскому ругательству, куда быстрее, чем хотелось его хозяину. Митрофан сквозь небольшое рваное окошко внимательно вгляделся в чужака, но сейчас тот представлял собой свёрток разномастных тканей, в основном, грязно-песочного и болотного цветов, со сварочными очками там, где обычно у человеческой фигуры имеются глаза.
- Эй, дообрые незнакомцы! – громко и чуть протяжно заговорил пустынеплаватель, когда ему удалось свернуть парус так, как он того хотел. Голос у него был высоким и чуть дребезжащим.
- Уверен, что мы добрые? – отозвался из бойницы майор.
- Ещё ни разу нее выстрелили, конечно, добрые! Дайте глоток воды, паатронами плачу!
- У тебя их так много?
- Эй, у кого их сейчас много? Но без паатронов прожить можно, а без воды нельзя, совсеем нельзя, - развёл руками путник.
- Звать тебя как, чудной ты человек?
- Аали меня звать. Тоолько не зовут. Некому, - чужак взмахнул руками, будто крыльями. Взметнулись оборванные концы обмоток.
Митрофан цепким взглядом окинул комичную фигуру. Под тряпками пряталось долговязое худое тело, а вот оружию особо места не было.
- На мумию похож, - хмыкнул Данас. – Может, из Египта приехал?
- Приплыл, - со смешком поправил Уилл.
- Ну что ж, Али, - Митрофан приоткрыл плечом створку, в одной руке держа пистолет, в другой – счётчик Гейгера, - меня Митрофан зовут. Майор Митрофан Калинин. Заходи, будешь гостем. Если добрым гостем окажешься, если оружия из рукавов доставать не станешь, и напоим и с собой воды дадим.
- Нет оружия, маиор Митрофаан, два ножа есть, автомат в лодке, в рукавах – нет, - видимо, в подтверждение своих слов он обратил к Калинину ладони.
Остальные меж тем с любопытством разглядывали «лодку», которую конструкция и впрямь напоминала. Каркас как у байдарки без шкуры, только крупнее, человек на восемь. Деревянное дно, простые оси и большие лёгкие колёса на спицах с широкими, как у горного велосипеда, шинами. И мачта с парусом, возвышавшаяся метров на шесть.
- А не переворачивается? – вслух удивился Уильям.
- Эй, неет! Дно тяжёлое, - в голосе «лодочника» определённо послышалась гордость. Он снял очки и, щурясь на солнце, посмотрел майору в глаза. – Вы можете дать воды? Просто дать?
- Вилли, принеси кружку. Наш пират не верит нам, - бросил Митрофан, не сводя взгляда с гостя. В руке нервно попискивал счётчик. – А фонишь ты знатно, Али. Не смертельно, но солидно. Где нахватался?
- Там, - крыло с лохмотьями-перьями указало почти на юг, лишь чуть отклонясь к западу. – Там песка много, и он веесь фонит.
- А за песком что?
- А заа песком смерть.
- Ты живой.
- Я как ветеер, меня смерть не догоняет.
В этот момент вернулся Уилл с жестяной кружкой в руках, до краёв полной воды. Из обмотанной тряпками груди вырвался не то вздох, не то стон. Али стянул с лица платок, открывая смуглую восточную физиономию неопределимого возраста «между тридцатью и пятьюдесятью». Кружку он взял с таким трепетом, словно это была некая святыня. Видно было, что ему хотелось выпить воду жадно, залпом, но он заставил себя цедить по чуть-чуть, чтобы не вызвать в обезвоженном организме ещё больший стресс.
- Чистая… - прошептал он, с трудом отрываясь от ополовиненной кружки.
Митрофан и Данас мрачно переглянулись. Они всегда понимали, какую ценность представляет их скважина, но сейчас ощутили это особенно остро. Когда настала пора выбирать.
- Садись, Али. В ногах правды нет. Так у меня на родине говорили, - майор указал на одно из старых автомобильных кресел в неком подобии привратной сторожки.
- Во всём мире правды нет, откууда она в ногах? Прав твой народ, - Али с наслаждением вытянул упомянутые конечности, угнездившись на пружинистом сидении.
Митрофан махнул отбой Крису и опустился рядом с гостем.
- Я дам тебе воды столько, сколько увезти сможешь. Патронов твоих мне не нужно, жизнь сейчас такая, что разницы нет – воды не дать или патроны отобрать. Всё одно, убийство выходит. Я у тебя взамен другое попрошу. Расскажи, что видел-слышал, где был.
- Эй, слова – не ценаа за жизнь, - привыкший к свету Али стал меньше щуриться, и майор смог, наконец, определить его возраст. Не больше тридцати пяти, выжженный солнцем, высушенный ветром, что твоя вобла. Глаза чёрные, но кровей намешано разных. В Империи бы за цыгана приняли, но скорее за компанию.
- Совсем не цена, - продолжал гость, пока майор его разглядывал. – Должен тебе буду, проси что хочешь. Воевать за тебя могу.
- Воевать мне, дай бог, не скоро придётся, а вот слова твои, может, и мне жизнь спасут, и моим людям. Так что верная цена, - Митрофан откинулся в кресле, излучая силу и безмятежность.
Уилл только удивлённо глянул на командира, поймав себя на желании сесть у его ног и внимать каждому слову.
Со стороны вышки донёсся стук и тихое чертыхание.
- Вилли, поменяй-ка нашего подранка. А то уснёт на посту ненароком, придётся наказывать.
Уильяма как ветром сдуло, а Митрофан потянулся к железному ящику за спинкой кресла и вынул жестяную тарелку с тонкими полосками вяленого мяса.
- Чтобы ты не торопился никуда, - ответил он на удивлённый взгляд «лодочника». – А за корабликом твоим присмотрят.
- Верно говорят, когда надеежда уходит, случается чудо, - благоговейно произнёс Али и начал рассказывать.
***
Гайрик был в пути уже семь часов, когда тяжёлое, будто окатывающее расплавленным металлом, солнце таки заставило его искать укрытие. За это время он миновал несколько деревень-призраков, мёртвую фруктовую рощу и пару заводских комплексов. Один из них облюбовала какая-то банда, по Тому даже пытались стрелять из окон, но не попали.
- Так себе местечко, - Гайрик окинул взглядом длинные полуразрушенные строения бывшей фермы. – Ну, хоть от солнца спрячусь.
Тень от пробитой крыши прохлады не давала, но хоть защищала от испепеляющих лучей. Длинное помещение было завалено балками, обломками стен и прочим мусором. Все запахи жара отсюда давно выжгла, а у ближней стены обнаружился вполне уютный уголок, засыпанный песком. Том закатил внутрь мотоцикл, подтащил к выбранному углу одну из балок, чтобы удобно было сидеть, и собрался, было, перекусить, как вдруг услышал странный звук. Едва различимый ухом не то стон, не то писк донёсся из самого дальнего конца здания. Гайрик поднялся и присмотрелся. До завала, из-за которого ему послышался звук, было метров двадцать. Сняв с предохранителя пистолет, Том направился туда, не забывая оглядываться на широкий вход и прислушиваться к шумам снаружи. Меньше всего хотелось быть застигнутым врасплох.
Звук больше не повторялся, и Гайрик, подойдя вплотную к завалу, замер и прислушался. После пары минут тишины по ту сторону что-то заскреблось, и вновь послышался тихий скулёж, такой жалобный, что Том невольно поморщился. Судя по всему, угрозы неизвестное существо не представляло, но лучше быть настороже. А ну как ловушка?
Том пошёл вдоль завала и обнаружил проход между ввалившейся внутрь стеной и кусками крыши. А сделав ещё шаг, невольно отпрянул. Существо, которое издавало столь жалобный звук, оказалось размером чуть не с самого Гайрика. Однако в атаку оно не переходило, а наоборот, затихло, словно боялось чужака. Том решился ещё раз заглянуть в некое подобие берлоги. Зверь подобрался и зарычал, оскалив внушительные клыки, но Гайрик понял, что сейчас его здесь боятся куда сильнее, чем боится он сам. Теперь он внимательно разглядел жутковатое существо. Скорее всего, оно было потомком бродячих собак, гиен и радиации. Вытянутая морда явно собачьих кровей, круглые уши, серая пятнистая шкура и размеры, достойные горного льва. И торчащий над лопаткой ржавый обломок. Серая шкура, как и сама берлога, залита кровью.
- Так ты ранен, - сочувственно произнёс Гайрик, возвращая на место предохранитель.
Зверь снова предупреждающе зарычал, но рык сам перешёл в почти человеческий стон. Гайрик понял, что гиенопёс почти не может двигаться.
- И что мне с тобой делать? – Гайрик медленно сделал шаг вперёд, и зверь жалобно заскулил, вжавшись в стену, словно упрашивал не добивать его.
- Вот надо оно мне… - проворчал охотник и стал обходить зверя слева, по бетонному завалу. Как он и ожидал, тот не смог повернуться следом и только пытался придать своему подвыванию угрожающие нотки. Получалось плохо.
Том выбрал удобную позицию и поставил ногу вплотную к мохнатому боку. Зверь зарычал, попытался резко извернуться и, видимо, поплатился за это жуткой болью, перейдя на визг.
- Да не дёргайся ты, серый, я ж тебе помочь хочу, - Том поставил устойчиво вторую ногу и ухватился сильной рукой за мохнатую холку. Сработало, зверь рефлекторно поджал задние лапы и замер. Хорошо, хоть этих рефлексов не выбила из зверья Катастрофа. Хватка на холке воспринималась как зубы матери, и зверь становился беспомощным щенком.
Гайрик аккуратно взялся за кусок арматуры, которым, по всей видимости, зверя пытались убить, и рывком выдернул. Визг резанул по ушам, зверь дёрнулся и бессильно обмяк, тихо поскуливая. Том отбросил железку и осторожно разжал пальцы на холке. Зверь опустил голову на передние лапы и тихо, едва слышно завыл. Охотник снял с пояса флягу и плеснул на рану воды, смывая песок. Зверь дёрнулся, но как-то неохотно, словно кончились силы сопротивляться. Том огляделся, нашёл кусок жести вогнутой формы, налил немного воды туда и положил перед серой мордой. Подумав, добавил к угощению пару кусков вяленого мяса, которым всегда запасался в дорогу. Зверь шевельнул носом и недоверчиво глянул на Гайрика, но двигаться не стал, только тяжело вздохнул.
- Немного оклемаешься, съешь, - сказал ему Том и направился к своему импровизированному лагерю. Мозг уже подобрал зверю кличку – Грей, Серый. Зачем? Мало того, что дикий и опасный, так ещё и не жилец с большой вероятностью. Железка глубоко вошла.
- Пока я тут, можно считать, что мы соседи. Надо же мне знать соседа по имени, - сам для себя оправдался Том и сказал чуть громче: - Привет, Грей. А меня зовут Том Гайрик.
Само собой, Серый не ответил ничего в духе «и вам доброго дня, сосед Гайрик», и охотник почувствовал себя законченным идиотом.
Перекусив и подождав, пока солнце чуть склонит голову, Том засобирался двигаться дальше. Перед уходом он, ступая как можно тише, заглянул за завал. Грей спал, уткнувшись носом в лапы и подёргивая во сне круглым ухом. Еда осталась не тронутой, но воду зверь вылакал. Том, поворчав на себя мысленно за расточительность, подлил ещё, удержался от желания погладить мохнатую голову – жаль было будить – и тихо ушёл.
Дорога местами была вполне сносной, топлива в баке ещё немного оставалось, и охотник ударил по газам.
Бензин кончился за каких-нибудь двести метров от огромной, частично разрушенной развязки. Руины скоростного шоссе предлагали четыре направления: дальше на север, к видневшимся вдалеке сизым горам, на восток, в изгибающуюся холмами даль, на запад, в ровную пустошь с призрачной громадой какого-то мёртвого завода, и назад. Назад было рано. На запад – не нужно. На остатках дорожных знаков, указывающих в ту сторону, кто-то криво намалевал знаки радиации. Но и без этих предупреждений Том знал, что там смерть. Не потому, что об этом ходили слухи, не потому, что видневшееся в той стороне, метрах в пятистах, дерево было очень неестественных размеров и формы. Он просто знал. Стоило ему посмотреть туда, и все его инстинкты начинали хором взывать к разуму. Оставалось выбрать, север или восток. По картам на севере, в предгорье, был городок. Там же должны были быть и водопады, и горные родники. На востоке был огромный город. Больше, чем оставленный позади Нью Вентурас. Намного больше. Едва ли такой мегаполис Катастрофа могла оставить без внимания. Стало быть, на север, в горы. Не так уж они и далеко, за пару дней можно дойти.
Гайрик снова взялся за руль и уверенно покатил мотоцикл вперёд.
***
От пока далёкого стрекотания мотора первым проснулся Ричи. Они с Алисой беспечно заснули, сидя спиной к спине на пороге разрушенной заправки. Кажется, их разговор закончился на вялом споре, кто будет дежурить первым. Рыжий пошевелился так осторожно, как мог, но девушка всё же проснулась.
- К нам гости едут, - сообщил парень и стал вглядываться в предзакатное марево.
Автомобиль не заставил себя ждать. Он оказался военным внедорожником, ржавым и мятым. Однако ход у него был ровным, а звук мотора – приятным.
- Ухоженный, - одобрил Ричи, оттесняя девушку за стену. – Присмотримся пока. Наперерез первому встречному бежать не стоит.
- Ясное дело, - обиделась Алиса.
Автомобиль мягко подкатился к заправке и затих. Водитель выходить не спешил, видимо, оценивал обстановку. Наконец, дверь открылась, и на свет показалась седая голова, коротко стриженная, но всё равно курчавая. Пожилой негр был худощав, подтянут и двигался, как хищник на охоте. В руке у него был пистолет. Выцветший песчаный камуфляж и выгоревший истерзанный бронежилет превращали его в какого-то военного призрака. Двоим наблюдателям он показался лишь на миг. Увидев следы, он тут же шагнул под прикрытие внедорожника, оставив на виду только оружие.
Ричи осторожно выглянул из-за косяка. Старик определённо был один.
- Сэр! Не стреляйте, нас всего двое и мы безоружны! – крикнул рыжий и, для убедительности подняв руки, шагнул на свет.
- Где второй? – хрипло, но властно спросил старик. – И что вы делаете здесь без оружия?
- Нас ограбили, - Ричи настойчиво кивнул Алисе, и та неохотно встала рядом с ним. Руки она поднимать не стала.
- Кто? – старик всё ещё держал их на мушке, внимательно вглядываясь то в лица, то в помещение за их спинами. Видимо, предполагал ловушку.
- Какие-то мутанты, - рыжему надоело держать руки, и он их опустил. – У нас к вам деловое предложение.
- Деловое? Вас же ограбили.
- Они были не слишком внимательны. У нас есть двадцать литров топлива. Сможете ли вы за эту цену подбросить нас до какого-нибудь умеренно враждебного поселения?
- И где ты спрятал двадцать литров? В желудке? – недоверчиво хмыкнул старик. Он вышел из-за автомобиля, видимо, уже сделав определённые выводы, но всё ещё держал молодых людей на мушке.
- Это не важно. Когда я вам их отдам, в моём тайнике их уже не будет.
- Покажи.
- А как я пойму, что вы их у нас просто не отберёте?
- Придётся поверить на слово.
- Ага, и подарить первому встречному… эй! – Алиса хотела возмутиться, но обнаружила, что Ричи уже выволакивает канистру.
- Доверься мне. Я людей побольше твоего насмотрелся, - рыжий поставил канистру перед собой и указал на неё.
- Вот моя оплата.
- Как я проверю, что у тебя за спиной не прячется кто-то ещё? Наследили тут явно не вы одни, - старик совсем немного, но расслабился.
- Придётся поверить на слово, - ухмыльнулся Ричи.
Негр усмехнулся и опустил оружие.
- И кто вы такие? Почему дети одни и без присмотра?
- Кто тут дети? – в один голос возмутились «дети».
- Ладно, представлюсь первым. Майор Бенджамин Барклин, охранительная гвардия штата, ныне не существующая.
- Алиса Калинина, военного звания не имею, - рефлекторно подтянулась девушка.
- Просто Ричи, - развёл руками рыжий.
- Отец военный? Или мать? – уже вполне добродушно улыбнулся Алисе майор.
- Отец, - чуть дружелюбнее отозвалась та, разглядывая его.
Бенджамину было за шестьдесят, но сохранился он неплохо, хотя худощавое в крупных складках лицо и седая щетина должны были бы его старить. Тёмные глаза сейчас смеялись, но чувствовалось, что они могут и испепелять.
- И как вас сюда занесло, откуда?
- Я с севера. От моего поселения я один остался, новый дом ищу уже лет семь.
- С севера откуда?
- Охотничий клуб для особых охотников, - поморщился Ричи.
- Который лорду Эрнесту принадлежал до Катастрофы?
- Э… да, точно, - удивился рыжий. – Бывали у нас?
- Нет. Если бы я там побывал, этого места ещё до Катастрофы бы не стало. А девушка твоя?
- Я не его девушка, - вспыхнула Алиса. – Я из общины на юго-западе. Недалеко… пока ещё.
- Это там, где доктор Лоран главная? Так ты Митрофана дочь?
- А вы всех, что ли, на планете знаете? – растерялась Алиса.
- На планете – точно нет. А вот у вас бывал. Ваши бойцы мне как-то жизнь спасли. Лет двадцать назад. Я в те времена ещё наивно думал, что моё звание не перестало быть пустым звуком. Рад познакомиться. Отцу от меня привет передавай. Ты, стало быть, в разведке?
- Точно… только сейчас я без оружия и мотоцикла из-за каких-то мудил.
- Мутанты, говорите? Да, стали они тут появляться. Вместе с песком идут. Им же без фона никак, а песок как раз фонит.
- Так они… оттуда?  - изумился Ричи. – А говорили, что там не выжил никто.
- Мало кто выжил. Да и жизнью это особо не назовёшь. Радиация их исказила, и они к тому же от неё зависимы теперь. Ладно, чего мы на пороге-то говорим? Я так понимаю, тут кроме стен нет ничего?
- Мы есть. И три канистры бензина.
- Три? – удивился майор, а рыжий получил тычок от Алисы.
- Да, мы их как раз до прихода мутантов нашли. Элис, хватит меня пихать. Вот куда мы их сейчас денем? А майору точно пригодятся. Если мы Людовика и твоего коня назад отожмём, то топливом сверху точно разживёмся.
- Юноша, вы так неумело пытаетесь меня купить, что мне даже смешно, - проговорил Бенджамин, заходя в помещение и оглядываясь. – Не обольщайтесь, я не буду помогать вам отбирать у мутантов вашу технику. Насколько я понял, Людовик – это какая-то машина? И остальные две канистры я могу вместе с вами подвезти, но не возьму, договаривались на одну. Вот на оружие их обменять могу. Но для этого надо будет заехать кое-куда вместе.
- Тоже отличный вариант, - чуть разочарованно вздохнул Ричи, а вот Алиса, напротив, восхитилась.
- Вы – человек чести, майор Барклин, - уважительно сказала она.
- Честь – это то немногое, что у меня ещё осталось, - усмехнулся старик. – Тащите ваши канистры и погружайтесь. Я бы предпочёл дотемна попасть в Айронвиль.
- Куда?
- Увидите.
Вскоре внедорожник уже бодро катился по саванне. Сначала Барклин вёл вдоль дороги на север, не выезжая на само полотно – вне его трясло меньше, а затем, ориентируясь по каким-то одному ему известным меткам, круто забрал вправо.
- Откуда вы столько знаете про мутантов? – спросил Ричи, чтобы как-то завести беседу.
- Мы поймали одного и допросили, - спокойно пояснил Бенджамин, круто объезжая узкий, но глубокий разлом. – Правда, пока мы думали, что с ним дальше делать, он помер у нас в карцере. Без радиации-то. Поэтому, сдаётся мне, они набегами пока что накатывают и потом обратно в пески возвращаются.
- То есть, я сейчас в противоположную от Людовика сторону еду? – переполошился рыжий.
- Вероятно. Могу тебя высадить, и ты попробуешь догнать их пешком, по звёздам и с голыми руками. Высаживать?
- Пожалуй, пока нет… - надулся Ричи.
- И потом, я могу ошибаться. Или они ещё набег не закончили. Узнавать надо.
Ехали довольно долго, ночь таки успела вступить в свои права. Скорость Барклин с темнотой сбавил совсем. То ли у него тоже не осталось работающих фар, как у Людовика, то ли внимание привлекать не хотел. Ночь, впрочем, предстояла ясная, да и сейчас, в тяжёлых сумерках, серая саванна была видна достаточно хорошо.
- Это что, огни? - спросил Ричи, ехавший рядом с майором.
- Огни, - кивнул тот. - Почти приехали.
Вскоре внедорожник подкатил к мощным железным воротам. Забор, в котором они находились, внушал невольное уважение. Это был даже не забор, а стена из металла. Кое-где были приспособлены остатки стен какого-то здания, кое-где даже была свежая каменная кладка. Высотой стена была не меньше десяти метров и окружала солидную площадь.
«Целый гектар, не иначе», - подумала выглянувшая в окно Алиса.
- Первыми не высовывайтесь, а то пристрелят и не спросят, - Бенджамин вылез из машины и махнул куда-то вверх.
Ричи разглядел подобие надвратных башен, в окнах которых и горели видимые издалека огни. Похоже было на факелы где-то внутри помещений.
- Это старый Бен! - донеслось сверху, - Открывай!
Майор вернулся за руль. Створки тяжело поползли в стороны, и внедорожник вкатился на территорию. Позади створки глухо сомкнулись, и пугающе лязгнул суровый засов из куска рельсы. Бенджамин выглушил мотор и, указав спутникам на двери, выбрался на улицу.
- Кто это с тобой? - спросил от ворот мрачный суровый голос, когда Ричи и Алиса оказались снаружи.
- Дети. На заброшенной заправке подобрал. Их мутанты потрепали, - старик пожал руку подошедшему мужчине, крупному, как вожак стада бизонов. Небритое лицо его пересекал ровный, как по линейке, шрам. «Бизону» было лет пятьдесят, и видимо, он был здесь за главного.
- И что нам делать с ними? - хмуро спросил вожак.
- На сегодня — накормить и приютить. Потом отпустить на все четыре стороны. Я им оружие обещал в обмен на бензин. Три канистры.
- Неплохо, - кивнул человек со шрамом и повернулся к гостям. - У вас имена-то есть?
- Алиса.
- Ричи. А это что, бывшая военная база? - рыжий с упоением оглядывался. На территории было несколько казарм и пара ровных круглых холмиков с характерными каменными арками — входы в подземные бункеры.
- Типа того. Официально заброшенная. Видимо, поэтому сюда почти не прилетело. Но в хранилищах тут осталось не мало интересного. Думается мне, у хозяина на это место были серьёзные планы, - пояснил Бенджамин и покосился на посуровевшего вожака. - Этим можно, они не разболтают. Кстати, командор всей этой красоты, Грем Лойд. Мы его называем Тигром. В честь танка.
- Вы будете называть меня командором, - отрезал Грем. - Бен, отвечаешь головой и за них, и за последствия.
- Так точно, - невозмутимо кивнул майор и повёл гостей к длинной казарме, сохранившейся почти идеально.
Внутри здание оказалось вполне уютным и обжитым. В одном из помещений была оборудована кухня, из которой доносился аппетитный запах жаренного мяса.
- Ты припозднился, - встретил его голос из недр ароматной комнаты.
- Но ты же рассчитывал, что я сегодня вернусь? - Барклин подошёл к стойке, отделявшей кухню от столовой.
- Рассчитывал, а как ещё, - из-под столешницы вынырнул полноватый и улыбчивый латиноамериканец в халате, состоявшем из одних заплат. Ему было лет пятьдесят, но выглядел он моложе из-за жизнерадостного нрава. - На вас не рассчитай, вы же меня потом и зажарите. Не ты один задерживаешься, к слову, ещё тройку Джексона ждём. Они поехали мутантов вынюхивать. О, а это кто?
- Гости. На них найдётся порция?
- На этих-то? Конечно. Чего там они съесть-то могут, одни кости. Садитесь, давайте, постоять в дозоре успеете.
Алиса и Ричи вслед за Беном уселись на железные стулья у стойки. Ножки раздражающе скрипнули о бетонный пол.
- Джексон, стало быть, решил поохотиться? - спросил майор, пока повар споро наполнял тарелки кашей и мясом.
- Ему надоело, что эти уродцы нашу территорию обгладывают. Ты в курсе, что они ферму Тома почти вынесли?
- Не в курсе, - лицо Бенджамина стало жёстким и угловатым. - Когда?
- Этой ночью. Точно, тебя же два дня не было. Так вот ребята утром вернулись с объезда и привели Тома с семейством и пяток его антилоп с парой кабанов. Так что северный угол у нас теперь — ферма. Остальное мутанты порезали и попортили. Дом Тома сожгли.
- А наша охрана? - майор не притронулся к поставленной под нос оловянной миске.
- Двое в лазарете, - улыбка с полного смуглого лица сползла окончательно. - Троих можешь у западной стены проведать. Ребята говорят, в этих тварей по десять пуль всаживаешь, а им хоть бы что. То ли у них органы посместились, то ли живучесть повысилась.
- Но головы-то у них там же, где у всех! - майор сжал кулаки.
- В головы поди попади ещё, и шлемов себе они где-то раздобыли.
- F...! - Бенджамин вонзил вилку в стейк. - А фермы Мабунды и Йорика?
- Командор туда усиленную охрану выслал. Мутанты, вроде как, в другую сторону свалили, но так оно спокойнее. Жрать-то нам надо что-то.
- А командор не думает, что надо эту дрянь совсем вычистить?
- Пока что он считает, что нет повода, - повар постарался сказать это равнодушно, но голос выдал. - Джексон тут с ним поцапался, чуть до трибунала не дошло. Я так думаю, Джексон хочет всё разведать и командора перед фактом поставить. Потому как Том и наши парни описывают мутантов как-то иначе, нежели твои дозорные.
- То есть, их ещё и не одна группировка, - Бен согнул в пальцах вилку, спохватился и выпрямил обратно.
- Похоже на то. Джексон считает, что они не просто могут наши владения разорить. Он уверен, что они могут стать угрозой самому Айронвилю, если способны объединяться. С оружием у них, как я понял, особых проблем нет.
- Там, откуда они пришли, его может быть вдоволь. Джексон сегодня обещал вернуться?
- Да, обещал к ночи, либо к рассвету.
- Придёт жрать, скажи ему, что я с ним поговорить хочу.
- Да без проблем, - повар пожал плечами.
Ричи, тоже не притронувшийся к еде, переглянулся с Алисой. Оба слушали разговор во все уши.
- Майор Барклин, - рыжий по молчаливому согласию заговорил первым, - мне кажется, вы думаете о том же, о чём и я. Мутантам нужно дать отпор. Я хотел бы сказать, что вы можете на нас рассчитывать. Мы хоть и молоды, но боеспособны. Я семь лет один выживал. Алиса у целой банды мотоцикл отжала. Вам пригодятся меткие стрелки, согласные с вашим командованием.
- Ты, парень, потише. Командование у нас тут одно, и против него я пока не собираюсь идти. Но я тебя услышал. Обсудим, когда вернётся Джексон. А сейчас быстро пожрали и по койкам. Если решили стать боевыми единицами Айронвиля, чего я вам пока, заметьте, не обещаю, я подниму вас очень рано.
***


Рецензии