Памяти сына

На фото Саше 25 лет

Сегодня 7 декабря Саше исполнилось бы тридцать лет. Светлая ему память!

                Памяти сына.

Саша родился в декабре 1988. На дату его рождения – 7 декабря, возможно повлияло жуткое землетрясение в Спитаке. Он должен был на свет появиться планово через кесарево сечение чуть позже. Он был вторым нашим сыном. Первым был Илья, родившийся 2 августа 1986 года в Ильин день и соответственно получивший свое имя. Свое имя Саша получил в честь Александра Невского, именины которого празднуют накануне 6 декабря.

Дети были совершенно разные. Илья хулиганистый, крупный, непоседливый. На его характере сказалась астма, которой он страдает с 6 месяцев до сегодняшних дней. Сашок мелкий, мягкий послушный – ну просто ангелочек! Первые годы в школе Илья был самым высоким в классе, Сашок же по ранжиру занимал самое предпоследнее место. К счастью, оба в последствии вымахали за 185 см. Способности были разные. Илья сразу оказался лидером. Ему легко удавалось всё и в обычной школе, и музыкальной, и на курсах английского (в конце их Илья сдал экзамен на право работать в англоязычных странах.). Сашка же в школе учился через пень-колоду, а музыкальную освоил через силу. Не было желания заниматься и английским.

 Сашу в школу мы отдали с 6 лет. Жена изо всех сил сопротивлялась, мол, мы лишаем Сашеньку детства. Я настоял. Помня свой армейский опыт, я хотел, чтобы у Сашка был запас для поступления в ВУЗ после школы. Когда дети закончили 4 и 6 классы соответственно, встал вопрос, куда пойти из обычной в специализированные школы. У Ильи был большой выбор, а в пятые классы принимали только в одной Педагогической гимназии. Мы решили, что если оба пройдут испытания, то мы их туда и переведем. Об этой гимназии хорошо отзывалась моя племянница, которая там училась. Но Илья успешно справился с испытанием, а Сашок нет. У Ильи был выбор из нескольких вариантов, но мы остановились на «Лиге школ». Я об Илье более говорить не буду. Всё дальнейшее есть в моих мемуарах.

Теперь только о Саше. В детстве он был исполнительным и аккуратным в отличие от Ильи, который мог на даче в Елатьме оставить на улице велосипед и вовремя не забрать его. В результате велосипед пропал. Он мог оставить на берегу Оки свои кроссовки, майку, чем привести в ужас жену, Сашка и кучу соседей, решивших, что он утонул. Он пропадал вместе с соседским мальчишкой целую ночь, заночевав на рынке поселка под прилавками. Сашок переживал за брата и случалось, защищал его при наших разборках.

Сашок был в детстве физически не крепок. Я помню, когда в Елатьме мы отправлялись в поселок, я по дороге заставлял его вскакивать на бардюры, прыгать на одной ножке, а по дороге пинать камешки и давить (не знаю названия кустов с белыми ягодами, которые при наступлении на них громко чпокали), кто быстрее, эти чпоки раздавит. В 12 лет я купил ему горный велосипед, на котором он  гонял по Измайловскому парку. Но там он однажды проявил доверчивость, а может и слабость.
Они со школьным товарищем Никитой катались в Измайлово и прыгали с небольшого трамплинчика. Дело было к вечеру. Ребята собрались домой, а Сашок решил совершить еще пару  прыжков. Никита поехал к выходу, а тут Сашка окружила куча подростков: -Парень, дай прокатиться! Саша возражал, но тогда один из парней показал Саше складной нож: - А так? Пришлось согласиться. – Через 10 минут вернем. Один из них сел и покатил, другие быстро побежали вслед. Конечно, через 10 минут никого не было. Саша пошел к выходу, где его ожидал Никита. Вместе они обошли парк, но следов похитителей не нашли.

Придя домой, Саша мне всё это рассказал. Мы с ним отправились в парк и разыскали местное отделение милиции. Но они сказали, что уже поздно и на следующий день дали направление к районному следователю. Следователь задавал кучу вопросов: марка велосипеда, есть ли на нем особые отметины, сколько было похитителей, размер ножа, как звучла угроза. А потом сказал, что таких случаев в парке зафиксировано несколько, но они все не раскрыты, парковская милиция на это глаза закрывает, мол, есть дела посерьезней, Закончив, что дело по сути безнадежно, но если..., то нам сообщат. Но, конечно, об этой истории пришлось забыть. Купили новый велик на котором продолжал крутить педали и совершать прыжки с маленьких трамплинчиков.

Почти всё время Сашок отучился в нашей близлежащей районной школе. Последний год перевелся в технологический колледж. После окончания колледжа Сашок поступил в МАИ на коммерческое отделение, но после третьего курса согласно вузовским правилам как студент, имеющий высокие показатели в учебе, был переведен на бюджетное. отделение. К 18-летию и в связи с поступлением в МАИ я купил  для него новую Волгу. С тех пор авто для него стало жизненной необходимостью. Будучи студентом они с товарищем занялись маленьким бизнесом. Покупали старенькие американские авто, восстанавливали их, делая конфетку и перепродавали. Навар с учетом затрат на запчасти, краску получался не большим, но для студентов и это был праздник. К тому же он стал прекрасно разбираться в автомобильном железе и электронике. Я даже предложил ему (вспомнив «Три товарища» Ремарка) заняться этим всерьез, но практичный Саша отказался, объяснив, что это потребует больших первоначальных вложений и конкуренции, в том числе с криминалом.

Еще в свободное время он дежурил охранником офиса Никиты Михалкова. А во время каникул сопровождал Михалкова на съемки его военной эпопеи. Привозил много фото оттуда.  Тогда же он увлекся американским футболом. К этому времени он вымахал в росте за 185 см и в весе – 120 кг. Команда называлась «Московские танки». Саша еще при этом быстро бегал. Всё это главные требования в этом виде спорта. У них рейтинг команд выводится по общему командному весу. Этот спорт не был официальным в России. Были спонсоры. Один из игроков был американец. Пусть неофициальные, но первенства России проводились. Спонсировалась работа тренера, экипировка команды, аренда площадки, где шли тренировки и встречи с приезжими командами. Но дорога, оплата гостиниц была за счет игроков. «Московские танки» дважды становились серебряными призерами первенства России. У Саши были две медали, которыми он гордился.

 Они выезжали и за границу. Одна такая поездка запомнилась мне по Сашиным рассказам особенно. Это было в 2008 году в дни открытия Олимпиады в Пекине и начала боевых действий в Южной Осетии.  У Сашиной команды была товарищеская встреча с Дюссельдорфскими бульдозерами, которую она выиграла с разгромным счетом 26:0. На следующий день на фоне Осетинских событий местные газеты вышли с громкими полушутливыми заголовками. Московские танки в Германии, они давят наши мирные Бульдозеры в Дюссельдорфе!. После победы команда разбрелась, кто по городу за покупками, кто по пабам. Сашок с группой товарищей отправились на дискотеку в пригороде. Но при входе их сначала не пропустили. Не прошли фейсконтроль, уж больно грозно выглядели здоровые ребята. Охрана испугалась возможных драк с местной публикой. К счастью, один из охраны был украинцем, в команде нашелся тот, кто на украинском, а потом и на русском объяснил, кто они такие. Слух о встрече москвичей с местной командой уже распространился и поэтому группу пропустили на дискотеку. Благодаря футболу Саша познакомился с Ольгой Ибрагимовой, первым его серьезным увлечением. Ольга была в так называемой группе поддержки. Вы знаете, когда с десяток девчонок перед матчами, в перерывах, по окончании выскакивают на поле, отплясывая, совершая акробатические действия  с  булавами, лентами и т.п. Постепенно их романтические отношения стали скорее дружескими.

 Преддипломную практику Саша проходил в фирме Туполева, но эта специальность его не задела, и после диплома он туда работать не пошёл. Некоторое время он работал в фирме, занимающейся оптовыми поставками овощей и фруктов из-за рубежа. Это Ольга рекомендовала Сашу в торговую фирму своего брата. После растаможки он должен был принять груз по количеству и качеству и отгрузить его в розничные сети. Работа ему нравилась, но вторая фирма, которая его переманила к себе неожиданно закрылась, сказался кризис. Обратно в фирму Ольгиного брата его не взяли из принципа: обратной дороги нет. Правда, Ольга давала Саше подработку. Он на компьютере обрабатывал бухгалтерские документы. С Ольгой они продолжали дружить.

Несколько лет  Сашок работал водителем в Центре экстренной медицинской помощи. Для этого ему пришлось пройти специальное обучение и получить соответствующие права. Работа посменная, иногда сутками, но свободного времени получалось достаточно много. Ему нравилась эта работа. Были довольны и мы с Леной. Он возил нас в Елатьму, потом на ближнюю дачу на Пахру. Когда у меня стало плохо со здоровьем, то в поликлинику и больницу. Машину он водил с 18 лет и делал это классно. Неплохо разбирался и в железе. Мог из старья сделать конфетку. В этом мы неоднократно убеждались. После Волги он сменил несколько машин. Всё американцы. И во все он вложил свой труд. Но было жалко по елатомским канавам на спуске к нашей улице и по ней гонять эти красавцы. Тогда мы специально для елатомского бездорожья купили Ниву. Так Саша и ее приспособил для экстремальных поездок, Он поднял кузов, заменил колеса. И началось, с несколькими приятелями они стали выезжать в область для экстремальной езды.

Я видел ролики, как машины практически на двух колесах преодолевали бугры и канавы. Как переправлялись в брод через реку, а машину сносило течением и т.п. К счастью, ребят было несколько. Наготове тросы, лебедки, поэтому всё обходилось без жертв и травм. Часто после таких поездок Саша привозил рыбу и грибы. Он и с детства увлекался рыбалкой и вместе с нами ходил за грибами. Рыболов он был похуже, чем Илья, но грибник был классный. Особенно, когда встал на свои колеса. И в Елатьме, и на ближней даче на Пахре давал нам с матерью фору.

После того, как была освоена ближняя дача на Пахре, подолгу мы  в Елатьме не задерживались, поэтому в грибной сезон несколько лет подряд не попадали. Удавалось понемногу набирать лисичек, подберезовиков, подосиновиков. Изредка попадались белые. Но всё это сердце не забирало. Но вот наконец сентябрь 2012 года. Вырвались на 2 дня. Вначале занимались оформлением подведения газа и полдня провели в Касимове. По дороге в Елатьму в 17-30 вошли в лес, в 18-45 вышли. Результат на троих  - без одной или двух штук 300 белых, не считая подберезовиков, подосиновиков и немного моховиков. Последние мы практически не брали. Их было слишком много, чтобы всё это переработать.  До утра успели закатать 15 литров белых, остальное в вареном виде загрузили в бак.

 На следующий день после всяческих организационных дел в Елатьме и в том же Касимове заскочили еще на два часа за грибами. Результат ужасен. В Москве за ночь и следующий день мы не смогли перебрать и обработать порядка 40 кг (в этот раз не считали, а взвесили) грибов и  пришлось выбрасывать остатки не перебранных, а  сын с обеда  нарядился уже с подружкой обратно в Елатьму за новыми грибами. (В приложении http://www.proza.ru/2017/08/01/1039 на фото урожай первого дня последнего сбора грибов в Елатьме. Фотограф – Саша).       

Ближняя дача на Пахре тоже оказалась грибным местом. Но здесь основной добычей были опята.
 Как- то осенью мы экспромтом  в воскресенье собрались на ближнюю. Там давно никто не появлялся. Выехали только днем. По дороге я настоял, чтобы заехать в лес. Перед этим прошел дождь. Жена верещала, что промокнем, сын грозился, что останется сторожить авто. Дело в том, что в тот год ввели запрет на тонированные  стекла. Но он боковые  снимать не стал, пока было тепло, просто ездил с опущенными окнами. Как стало холодать, он приспособился дополнительно вставлять вручную стекла прозрачные. Но они легко вынимались снаружи. В конце концов после недолгих препираний все дружно полезли в мокрый лес. Собирали грибы всего часа полтора, но остались вполне довольны результатом: два ведра молоденьких опят, несколько белых, с десяток подберезовиков и еще что-то для соления -  грузди, чернушки.

В последнее время в Сашкиной компании кроме ребят были три Ольги. Ибрагимова, Алыбина и Андреева. Алыбина была старостой в Сашиной группе в МАИ, Андреева – жена товарища по новому увлечению Саши – сноуборду. Но тут из небытия возникла Сашенька, подружка Саши еще по колледжу. Она мне нравилась изначально. Как-то Саша привез в Елатьму несколько своих студенток. Из них Сашенька мне сразу понравилась открытым характером, веселостью, простотой. В ней не было чопорности других студенток. Но она одна из первых вышла замуж и успела развестись с мужем. Наш Сашок рассказал о проблемах Ольги. Ей надо было какое-то время перекантоваться. От мужа она ушла, а мама жила в Подмосковье. До этого Саша занимался ремонтом пустовавшей моей родительской квартиры и предложил дать там пожить Сашеньке. Лена спросила мое мнение, я, конечно, согласился. С той поры наш Сашок стал жить фактически на два дома.

Я как-то робко спросил о серьезности намерений пары, сын уклончиво ответил: «Поживем-увидим». Я потом пошутил, что раньше сына окружали три ООО. А теперь одна три ААА. Дело в том, что Сашенька была Александрой Алексеевной Александровой. Сашенька по жизни изготовляла собачьи ошейники, поводки и прочую собачью утварь. Они пользовались большим успехом. Она делала их по заказу членов клуба собаководов, а иногда возила для продажи на собачьи выставки. Сашок несколько раз сопровождал Сашеньку в этих поездках.

За несколько лет до этого Саша занялся еще одним экстремальным спортом - сноубордом. Через интернет он экипировался, а потом еще долгое время периодически обновлял одежду, ботинки, лыжу и что-то еще. За эти годы он успел побывать в Андорре (с неё он начал). Дважды в Италии, в Чехии, обновил новый комплекс в Сочи (кстати, последний ему не понравился – всё дорого и не очень комфортно). Каждый раз из поездок привозил местные деликатесы и вина. Вот тогда мы и узнали, что такое настоящий хамон. Из первой поездки (через Барселону) он привез целую ногу. Катался он аккуратно. Я видел ролики. И все его приятели по сноуборду говорили об этом. Последний раз в Италии он был в Новогодние каникулы этого года). Отвез нас на Пахру, а забирать приехал с травмированным товарищем (перелом руки).

В феврале я попал в больницу. 22-го он забрал меня из неё и в тот же день улетел. Их группа с Сашенькой отправилась в Приэльбрусье – Чегет. Мои укатили на ближнюю дачу. Я оставался дома, что называется на хозяйстве.
 Еще в январе Саша зимой спас кошку от лютой холодной и голодной смерти. Кошка засунула голову в консервную банку и не могла ее вытащить. Саша сказал, что бедолага, видимо, лежала давно: вокруг снег, а под ней всё растаяло. Он привез ее домой, я сопротивлялся, после смерти наших котов, с которыми мы жили 12-14 лет, я зарекся больше живность в доме не заводить. Первый Белка  пропал в Елатьме, но оставалась надежда, что он жив. Второй умер на моих глазах. Накануне ему стало плохо и мы с Сашком отнесли его в ветлечебницу. Она была в соседнем доме, кота осмотрели, сделали анализ крови. Диагноз – диабет (!!!) сделали укол и сказали, что дела плохи, но приходите завтра, поставим коту капельницу. Но ночью наш Черны жалобно промяукав выполз из-под кровати, куда он забрался после ветлечебницы, и тихо-тихо отошел. Я несколько раз проверял его тело, но оно начало уже остывать. Утром со смены пришел Сашок и рыдал как маленький ребенок. Лена отпросилась с работы и мы отвезли, и похоронили Черны на участке дачи на Пахре.

Спасенную Сашей кошку они с Леной всячески ласкали. Сашок клал кошку как воротник себе на шею, Лена больше прижимала на коленях и груди. Кошка была явно домашняя. Вела в доме по-хозяйски. Была разборчива в еде. С удовольствием ела Шебу, сухие корма ела с разбором. Одни с удовольствием, другие через силу, если есть было нечего. Вертелась вокруг стола, выпрашивая кусочки курочки, колбаски, сыра. Не ела сырого мяса и не пила молоко. Зато кусочки шашлыка и сметану уплетала с удовольствием. В мае ее несколько раз брали с собой на Пахру, но следили, чтобы она не сбежала из дома. Но однажды не уследили.  Через несколько дней ее разыскала Лена и вот спустя два месяца  у нее 4 маленьких котят.
 
Возвращаюсь к последней поездке на Чегет. 24-го с дачи прикатили Лена и Илья и что-то искали в Сашиной комнате и укатили, мне сказав, что искали инструменты. На даче перекосились ворота и их надо поправлять. Я поверил, но какая-то тревога зародилась. Второй день Сашин телефон был не доступен. Но я полагал, что связь в горах неустойчивая и не придал значения. 25-го вечером появились Илья с Леной. По их скорбным лицам было видно, что случилось что-то нехорошее.

- Мы из Нальчика
- Что-то с Сашей? Разбился? Молчание – Жив?
-Погиб, мы тело доставили в Москву. Завтра в Елоховской отпевание, а похороны в Долгопрудном рядом с дедушкой Костей. Оказывается, они уже знали о гибели Саши и приезжали, чтобы собрать его  вещи для похорон. Меня же побоялись оставить один на один с этой скорбной вестью.
Мы с Сашей там на кладбище бывали. Он возил меня в физтех по каким-то делам и обязательно завозил к могиле дедушки.

 В церкви на следующий день отпевание было по полной. Саша лежал в гробу умиротворенный и красивый. Меня подвезли вплотную к гробу, чтобы я мог дотронуться до его лба, а при окончательном прощании привстать и поцеловать. Сейчас спустя много дней вспоминаю это и слезы непроизвольно полились из глаз. Столько народу, который пришёл прощаться с сыном, я никогда раньше не видел. Были несколько его бывших коллег по  ЦЭМП, я их различил по форме. Родственники со стороны Лены, ее сестры, племянницы; мои Ляля, племянница Вера, Беняши (сестра Наташа с сыном Женей), Борис Панин (крестный Саши); конечно, Сашенька, Ольги, друзья Саши еще со школьных и институтских времен и много-много совершенно незнакомых мне лиц.

На кладбище тоже отправилось не менее тридцати человек. Еще раз открыли крышку гроба, чтобы  в  последний раз попрощаться с Сашей. Заморосил дождь и несколько женщин развернули зонты над гробом, чтобы Саше было хорошо. Могила уже была выкопана и заколоченный гроб понесли к могиле. Проход между двумя рядами был узкий и провожающие стали продвигаться к могиле, чтобы по традиции кинуть горсть земли на крышку гроба. Распорядитель велел, чтобы не мешать другим, выходить по другой дорожке. Дошла очередь до меня, но коляска буксовала на снежной хляби. И тогда Илья и кто-то еще из мужчин подняли меня вместе с коляской и донесли до могилы. Так там осталась и моя горсть земли.
 
Дальше были поминки в кафе «Старый город». Это место знал и любил Саша. Они там бывали с приятелями. Там он организовал празднование моего юбилея. Он был отложен на год. В самый юбилей я был в больнице. Тогда Саша много фотографировал, потом вдруг сказал, что он на пару часов отъедет. Оказывается, он торопился на свадьбу Ольги Ибрагимовой, чтобы поздравить ее и вручить цветы и подарок. Букеты у него были всегда потрясающие. На вопрос, откуда, отвечал с юмором: «места знать надо». К концу торжества он явился и продолжил съемки.

 Он много снимал, даже выиграл какой-то конкурс в интернете. Снимал и по моей просьбе для Союза потребителей во время конференций и после на банкетах. Также для Союза он выполнял мелкие поручения. Например, отвозил анкеты ежегодных опросов потребителей тех организаций, которые не имели возможность представить их в электронном виде, нашей обработчице. Сашу многие наши из областных организаций хорошо знали и любили. Я обычно пересылал им Сашины фотосессии. Поэтому, когда весть о гибели сына дошла до них, мне посыпались соболезнования со всей страны.

На поминках было много молодежи. Друзья делились забавными историями, которые были при участии Саши. Все в один голос отмечали его доброту, ответственность, готовность прийти на помощь. Ольга, сестра Лены и крестная Саши, как и Панин, рассказала, что переманила к себе в Алросу Сашу сначала на два  месяца с испытательным сроком рядовым сортировщиком алмазов, но с перспективой инженерной должности для наладки и обслуживания машин по сортировке алмазов. Но уже через месяц ему повысили квалификацию, что было неслыханным делом. А еще через месяц его вызвал начальник отдела кадров. Он узнал, что Саша окончил МАИ, в котором кадровик тоже отучился. После беседы, узнав что Саша еще владеет программой архикад (он его освоил иногда помогая Лене), кадровик  ему сразу предложил должность инженера в техническом отделе. По новой работе он занялся проектированием размещения линий механической сортировки алмазов в московской Алросе и ее филиалов в других городах. Он увлекся этой уже по-настоящему творческой работой.

Единственный (для меня) недостаток был в строгом режиме новой Сашиной службы. Мне надо было подстраиваться под его режим при посещении поликлиники, выписки из больницы. При посещении меня в больнице Лена с Сашей меня развлекали, отвлекали от обыденной больничной жизни. Я в это время уже практически не ходил самостоятельно, поэтому Саша находил свободное инвалидное кресло и спускал на первый этаж, где мы занимали столик и раскладывали настольную игру «Колонизаторы». Конечно, оба они были после работы и с удовольствием обедали. Я тоже был не против заказать себе что-то, отличное от обычной больничной еды.

На поминках более полно была представлена картина трагедии. В первый день их группа совершала по нескольку спусков на сноубордах. Наверх поднялась и Сашенька, но она не была сноубордисткой и только наблюдала за спусками ребят. На второй день она не стала подниматься, а ребята поднялись. Один из товарищей, который уже бывал на Чегете предложил отправиться на другую его сторону, где не бывает такой толпы лыжников и сноубордистов. Согласился только Саша и они вдвоем отправились в путь, но как сказал товарищ, сбились с трассы и заблудились. Тогда Саша вызвался пройти вперед и посмотреть, что там за поворотом. Лыжу он снял, а накануне он по своей доброте отдал свой шлем одному  из участников их группы. Тот разбил свой и Саша считал, что он уже достаточно опытен, чтобы обойтись без шлема. Пошел и пропал. Как объясняет товарищ, последний кто видел Сашу, прождав несколько минут, он двинулся в том же направлении, но Саши не было видно и вдруг он сорвался вниз. Но ему повезло. Товарищ вызвал спасателей, они помогли выбраться ему, а потом спустя несколько часов нашли в глубокой восьмидесятиметровой расселине Сашу. Его вытаскивали на веревках. Как сказал паталогоанатом, смерть была мгновенной, Саша не мучился. Остается вопрос, если бы на нем был шлем, остался бы он жив? Может сильно бы покалечился, но жив. Как потом пояснили следователи, Саша шел по краю горы, видимо, снежный наст подтаял и он обрушившись увлек за собой Сашу.

9 дней я предложил отметить в родительской квартире, где последнее время жила Сашенька и часто там оставался наш сын. Неожиданно народу в мою маленькую квартирку набилось не меньше, чем на первых поминках. Опять же преобладала молодежь. На 40-й день сбор был в уже знакомом «Старом городе». В это время я лежал в больнице, но получил разрешение ее покинуть на два дня. Опять же, удивительно, что народу оказалось и в этот раз не меньше. Добавилась и молодежь, приехала из Питера моя сестра Марина, а к Наташе присоединился ее муж.  Кто-то из ребят рассказал, что готовит книгу, где в том числе расскажет о Саше. Наверное, это и подтолкнуло меня написать более подробно о сыне, чем у меня в своей книге «Я был рожден».

Когда в Чегете Сашеньку спросили, кто она погибшему, та сказала коротко: «Невеста». Вспомнил старую детскую дразнилку: Тили-тили тесто – жених и невеста! Хотелось бы когда-нибудь тоже прокричать: Александр и Александра, тили-тили тесто – жених и невеста, но судьба-злодейка распорядилась иначе. Саше не было еще 28 лет.


Рецензии
Евгений Борисович!
Мне, как матери сыновей, тяжко читать Ваш отчет о жизни дорогого мальчика. Сдержанно, по-мужски, но так по-настоящему горько написано.
Был и нет.
Ох, уж эти горы...
Тянет наших детей в неизведанное, а хотелось бы почаще видеть их рядом. Но это невозможно, они покинули гнезда, и мы часто можем лишь помахать им вослед.
Царствия небесного Вашему сыну, а Вам - сил пережить тяжкое испытание.
С уважением - Я.

Наталья Малиновская   17.04.2019 11:22     Заявить о нарушении
Наталья, спасибо за добрые слова и пожелания мне и моему Саше. Он бып хорошим сыном. Е.М.

Евгений Борисович Мясин   17.04.2019 14:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 67 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.