Новый Афон, монах и радон

   
     60 годы прошлого столетия.  Мы с приятелем Виктором Яшиным "застряли" в Новом Афоне.
     На второй день, затосковав от безделья, но случайно добыв  карту местных окрестностей, обнаружили на северо-западе от точки нашего приземления равнину и обозначенную на ней церковь.
     В результате опроса местного населения оказалось, что в ней есть молодой монах, который уже несколько лет не выходит за ограду.
     Что же там в ограде ? Ради чего мужика не тянет наружу?  А если в ней ничего нет занимательного, то зачем он там обосновался?  Назадавав друг другу тьму вопросов, мы решили познакомиться с монахом и поговорить "за жизнь".
     Будучи, как нам тогда казалось, людьми интеллигентными, посчитали, что без презента переться к монаху просто позорно, поэтому затеяли дискуссию, чуть не превратившуюся в ссору.   
     Мне на местном рынке приглянулась довольно таки приличная иконка из собрания творений  откуда то взявшегося художника, тем более что её стоимость не превышала цены бутылки грузинского коньяка. Но... !  Но Виктор отмёл моё предложение, как никуда не годное, и предложил "не брать в голову" и обойтись двумя  бутылками водки.
     На вопрос - почему две, я тут же получил ответ:
     - Встреча должна быть дружеской и участвовать в ней должны все, включая тебя и меня!  Не исключено, что к нам может присоединиться поп, мы же не знаем, как у них там принято.  Разговор же за жизнь, а это дело серьёзное!   Может двух и не хватить...
     Зная Витину принципиальность, я прекратил дискуссию и предложил ему прогуляться к рынку. На рынке, пока мой друг обсуждал с продавщицами стоимость их товаров, я направился к художнику. 
     Первое что бросилось в глаза - это кардинальное изменение экспозиции картин и настроения обычно весёлого и разговорчивого творца икон и пейзажей.. Как выяснилось, причиной этому послужила нужная мне икона, которую он умудрился вчера продать, чем напрочь испортил себе настроение и здоровье на сегодня. Ведь спроса на "произведения" нет и опохмелиться не на что.
     Заметив печаль в моих глазах, он выдал:
     - Не расстраивайся! У меня с собой есть всё необходимое, и я прямо сейчас могу уложить Николу чудотворца вот на эту "Варвару великомученицу", которая кроме багета нахрен ни кому не нужна.  А пока я буду готовить холст, ты, не теряя времени, сгоняй за бутылкой, которую мы с тобой и разопьём!
     Николая же в новом багете подарю тебе, как лучшему другу.   Согласен? 
     Меня аж передёрнуло. С далекого детства я впитал особое уважения к образу и понятию -Николай Чудотворец.
     Впервые, как мне рассказывала бабушка Анна Гавриловна (мать отца), я познакомился с ним во время моего тайного крещения в ленинградском Никольском морском соборе (Николо-Богоявленском), куда меня привели или принесли она и моряк - муж моей любимой тёти Фуфки ( Мироненко Александры Александровны). Мне тогда не исполнилось и двух лет.
 
      Самое интересное, что когда я сам в возрасте 9 лет оказался в этом соборе в 1942 году, то у меня возникло твердое ощущение, что я там был "когда-то". Был - и не каких гвоздей!
      Кстати историю моего крещения я впервые услышал от бабушки незадолго до этой поездки.

      Так что предложение художника было решительно отвергнуто, и Варвара осталась нетронутой.
      Прикинув же, что игра Яшину начисто проиграна, я полез в карман, выгреб из него мелочь и со словами " здесь больше рубля - хватит на три стакана "Букета Абхазии" вот из того автомата", высыпал её в незамедлительно подставленные ладони иконописца.

      Не прошло и часа как мы с двумя бутылками подъехали к церкви. 
      Я смиренно отдал бразды правления Виктору, изображая его шофера и носильщика. А он в свойственной ему бесцеремонной манере занялся опросом церковной паствы на предмет поиска монаха. Вскоре была обнаружена эффектная модно одетая дамочка лет 25, которая оказалась матушкой, т.е. женой попа. 

      Она то и разъяснила нам, что без разрешения её мужа наше свидание с монахом невозможно, и предложила помощь в обмен на  доставку её в соседний посёлок на нашей машине.
      Я тут же получил указание от Виктора подготовить для матушки вверенную мне машину и принялся приводить в порядок пространство салона.
      Через час, после того как разрешение было получено и матушка доставлена по адресу, лично батюшка, симпатичный молодой поп, привел нас в келью монаха.
      Он нас представил и попросил его, соблюдая христианскую этику, ответить на некоторые наши вопросы. Нас же тоже попросил по возможности отнестись с пониманием к монашескому сану хозяина кельи и не отнимать у него много времени от служения Господу.
      Получив согласие обеих сторон батюшка извинился и вышел.

      Я, чувствуя себя в совершенно безобразной ситуации, решил соблюдать, принятый мною  "сан" безропотного слуги Виктора Ивановича и приютился в уголочке на табуретке, рядом с которой на полочке лежали какие-то журналы и книги.
      Честно говоря, мне было абсолютно безразлично как и о чём будет происходить разговор моего "начальника" с "его святейшеством", или как там у них.
      Так что , попросив разрешения посмотреть кое-что из лежащей на полочке литературы и, получив согласие, занялся полочкой.  Увиденное меня изумило. Среди нескольких религиозных книг и брошюр, я обнаружил учебник по строительной технике, книги по истории и несколько довольно свежих журналов "Техника молодёжи" и "Наука и жизнь".
      Это заставило прислушаться к разговору Виктора с монахом по имени Николай.
      Кстати в этот момент я горько пожалел, что отказался на рынке от предложения художника нарисовать образ Николая Угодника на холсте Варвары великомученицы - это был бы великолепный презент -  Николай  - Николаю.
      Но, как говорится... - "проехали".

      А теперь о  монахе.  Это был очень симпатичный молодой человек лет тридцати, спортивного телосложения и умными серыми глазами.
     Монашеский "прикид" придавал его фигуре образ голливудского артиста.     И всё же с первого взгляда у меня появилась стойкая уверенность, что мы знакомы. По его выражению лица мне показалось, что и у него возникло то же чувство.

      Я уже было решился задать  соответствующий вопрос, но Яшин меня опередил
своим вопросом о том, как он оказался при бороде и упакованным в сутану.
      Николай кратко, но ёмко поведал свою грустную историю.
      Отечественная война застала его на оккупированной территории  в районе Орла. Родители погибли, бабушка умерла, а он попал в детский дом. 
      В начале 50-ых поступил и благополучно окончил  Ленинградскую Лесотехническую академию. По распределению был направлен в архангельский лесхоз, где проработав около года в должности и.о. главного инженера, так и не поняв за что, был арестован и судим в составе группы расхитителей госсобственности, действовавшей там долгое время.
      Результат - пять лет лагерей и разжалование в рядового лесоповальщика. 
      Через три года - досрочное освобождение, но впечатлений от пребывания в зоне - на "всю оставшуюся"! 
     Освобождения ждал с ужасом:  куда освобождаться?  Ни кола, ни двора, ни родных....
     Решил остаться работать при лагере, но коллега по зоне - бывший священник, посоветовал поехать в Новый Афон и написал сопроводительное письмецо на имя "батюшки", с которым мы сегодня познакомились...
     Ведь с судимостью появляться  и тем более жить и работать в крупных городах запрещено, а в божьем храме ему будет и стол и дом.
     Он постучал рукой по стене своей кельи:
     - Это дом", и кивнул в сторону тумбочки - "это стол".... То что надо...
     И тут возник Витя Яшин:
     - Есть дом, есть стол, а у нас есть то, чем можно заполнить его пустое пространство!
 Михалыч, доставай скорее лекарство от тяжких воспоминаний и соответствующую закусь!

     Не буду описывать дискуссию Виктора и Николая по поводу "принять по стаканУ для просветления наших душ и обретения Николаем светлого будущего.     Но сторонам так и не пришлось достичь понимания и консенсуса.
      Я готов был провалиться, лишь бы не участвовать в сцене совращения.  Пытался перевернуть пластинку вопросами, связанными с конкретными местами его "отсидки", фамилиями начальников лагерей и прочим. Сообщил ему о своём знании "вологодско-архангельского хозяйства М.В. Коробицына"  ( http://www.proza.ru/2016/01/15/2425 ),  но Витя стоял на своём и в зародыше душил мой "троцкизм".
        Наконец Николай додумался и  сам перевернул пластинку, предложив нам выпить без его участия. Мне ничего не оставалось, как поддержать идею " выпить за здоровье
и будущее Николая", но, подумав опять окунулся в троцкизм, т.е. напомнил Виктору о своей должности шофера, несовместимой с принятием алкоголя.
     Виктору пришлось сдаться - счёт стал 2 : 1 в нашу с Николаем пользу.
     А вскоре разговор из жёсткого Яшинского допроса превратился в "вечер воспоминаний" из жизни бывших студентов ленинградских вузов, где уже "рулил" я, как коренной ленинградец. Договорились до того, что я рассказал, как мне пришлось уносить ноги со
стадиона Лесотехнической академии, когда её болельщики ломали двери и окна в здании своей раздевалки, чтобы  меня "уничтожить". 
     - Так это был ты? А я смотрю и вспоминаю - где же мы с тобой встречались!
     - Это был я. А ты был в числе убийц?
     - Но ты же откровенно сломал ногу нашему "правому"!
     - У меня вариантов не было. Ваши болельщики в упор расстреливали меня и наших из рогаток, а ваш "правый" под номером  11 вместо 7 со злобы, что я его "выключил", умышленно распорол мне левую ногу выше колена гвоздём, оставшимся вместо шипа на бутсе. Шрамище у меня до сих пор торчит. 
      Я приподнял штанину и продемонстрировал шрам.
      - У меня аналогичное чувство - знаю тебя...

      - Я играл правого инсайда под  № 8. Мы с тобой здорово головами столкнулись тогда и у тебя ещё из уха кровь текла.
      - Точно!  Надо же такое!  Мир тесен, как  большая деревня! 
      Итак, всё хорошо, что хорошо кончается.
 
       Моё "братание" с Николаем так расчувствовало Виктора, что он чуть было не уговорил всю бутылку, а два с гаком часа пронеслись как несколько минут.
       Наши попытки оставить на память о нас вторую бутылку и остатки первой были решительно отвергнуты монахом. Единственное, что он попросил нас - это по возможности найти время для общения с ним, "хотя бы на минуточку", если нас в будущем занесёт когда-нибудь в эти края.
       Мы, конечно, пообещали. Но...
       Жизнь сложилась так, что впоследствии Яшину удалось побывать на Кавказе только один раз.
       Случилось это в 1973 году, когда мы посещали его родину - Кисловодск ( это
мною изложено в  http://www.proza.ru/2016/05/20/1015), туда мы добирались через Пятигорск, минуя побережье Черного моря и соответственно Новый Афон.
       Я же бывал на побережье многократно, но... не сложилось. Однажды проскочил мимо - очень торопился в Кутаиси,  и о монахе даже не вспомнил (скотина!).

       Итак, познакомившись с монахом и переговорив с ним за жизнь возвращаемся в Афон.
       Подъезжая к мосту через речку обращаем внимание на два голых торса, торчащих из  земли слева метрах в ста от нас. .
       У меня возникает мысль помыть машину, а у Яшина вопрос - зачем они торчат.
       Поворачиваю к ним, подъезжаю, останавливаюсь. Оказывается, что они не торчат из земли, а погружены в яму с грязной водой.
       Расспрашиваем и выясняется, что это не яма, а лечебная ванна с радоном. По крайней мере так им объяснили местные мужики неделю тому назад и они каждый день приезжают сюда и лечатся от всяких неприятных ощущений.
       Виктор тут же засомневался в радоне.
       Оказывается он имел опыт посещения радоновых процедур во время спорт сборов в Сочи. Там он неудачно приложился к дороге во время съезда с горы Ахун и его отправили в Хосту, где он и осваивал радон.
       Процедуры ему помогли и он стал уговаривать мужиков, чтобы они уступили яму нам.
       Мужики заартачились,  а я, воспользовавшись этим занялся мойкой машины, краем уха прислушиваясь к разговору:
       - Слушайте, братцы, вы хоть знаете, как пользоваться радоном?
       - А чего тут знать, лежи себе и выздоравливай!
       - Лежи! Он же радиоактивный!  Надо знать сколько его в воде, сколько минут принимать, на сколько в него макаться - до пупа, до груди или еще до чего!
       - А мы всё лечим!  Мы с Севера! У нас везде всякие неприятности.
       - Судя по тому, что вам уже наверняка за 50, да ещё с Севера, у вас и мотор небось
хандрит временами. А раз так, то чего вы по горло влезли в радон! У вас на шеях глина аж присохла. Семь дней барахтаетесь! Небось нажили себе хрен знает что.
Ночью не обращали внимание - может быть у вас придатки уже светятся в темноте?

       Не знаю, подействовала ли лекция на мужиков, или те располовиненные 100г водяры, которые остались недопитыми Витей у монаха, но мужики нехотя вылезли, ополоснулись в речушке и укатили в Афон.
       Честно говоря, у меня не было желания лезть в яму. И я под разными предлогами оттягивал общение с ней.
       Короче, домыл машину, коврики и прочее. А самое главное засёк время, когда Витя начал "процедуру".
       Попачкаться в "радоне" всё же пришлось, но не больше 5 - 10 минут, т.к. вовремя вспомнил, что "профессор" Яшин мокнет уже больше получаса и пора ему вылезать, чтобы не светится по ночам своими придатками,освящёнными альфа частицами
       На него это мгновенно подействовало и минут через 20 мы уже открывали вторую бутылку в своём гостиничном номере.

     Проснулся я среди ночи от скрипа соседней кровати и яшинских проклятий по поводу церквей, монахов и радоновых ям.
       Стал прислушиваться к его выступлению и понял, что мы , как два дурака пересидели в той мерзкой яме...
     Его настроение передалось мне. Я начал ощущать какую то тряску и вибрацию внутри организма, помутнение сознания, короче почувствовал себя отвратительно. Постарался заснуть, но не получалось. Откуда то появился озноб и комары.

     С восходом солнца стало чуть-чуть лучше и я, достав кипятильник, заварил крепкого чая. Чай мне помог избавиться от тряски. Мозги и зрение пришли почти в нормальное состояние.
     Однако Виктору чай не помог, поэтому пришлось одеться, взять графин и двинуть к парку, где стояли два автомата по наполнению стаканов "Букетом Абхазии". У нас в машине находилась специальная копилка в виде небольшого пивного бочонка, в  который я периодически вытряхивал из карманов мелочь. За довольно длительный период вытряхивания в бочонке накопилось много монет.

     Мне повезло - автоматы оказались заправлены вином, так что графин был заполнен по горлышко и Яшин тоже. Мой моцион к парку и обратно с графином и нейтрализация радона Букетом Абхазии успокоили Виктора Ивановича и мы как два младенца проспали часов до 10.
     Разбудил меня довольно бесцеремонно Яшин:
     - Вставай, Михалыч, и давай отсюда уносить ноги как можно скорее. Меня от твоего "букета" уже который раз тянет на природу. Поехали. А?
     - А ты давно встал?
     - Уже больше часа страдаю. Кстати тех двух мужиков из ямы ночью увезли в больницу и с концами...   Осталась машина... Стоит она не далеко от нашей. Там сейчас толпа собралась. Обсуждают...
     Я тут же вскочил и через час мы уже были в Пицунде.
     На этот раз разбудил его я и первое, что услышал от Виктора было:
     - Гений ты Михалыч! Твоё открытие надо запатентовать и на случай ядерной войны рекомендовать нашему Руководству набивать бомбоубежища запасами Букета Абхазии.
     Уникальная вещь - вкусная, дешевая, противорадиационная и жизнеутверждающая. Мало того, опохмеляющая и калорийная. Уже почти середина дня, а жрать не хочется!
     - Витя, это ты вчера нажрался на пару дней вперёд, а "букет" сладковатый, значит добавил в тебя углеводов в размере графина, а их выгнать можно только физической нагрузкой, так что возьми в Сочи у ребят на сборах велосипед и фигачь на нём в Москву, иначе этот графин жиром у тебя отложится на брюхе. А брюхо никакой "Абхазией" не сгонишь...

     Прошло много лет. Был Семипалатинск,  Шиханы, Отар, Чернобыль. Чего только не было! А память ни разу не намекнула на применение "букета Абхазии", хотя бы в размере стакана, не говоря о графине. 
     Виктора Ивановича Яшина уже 12 лет как нет...

     Тут на днях поинтересовался в винном отделе нашего "супермаркета" наличием узбекского вина - нет, только всякая зарубежная хрень и наши столовые вина подвального изготовления. Спросил про Букет Абхазии - на меня вытаращили глаза - у нас букеты у перехода через шоссе бабки продают...

     Выходит, что Правительство прознало о моём открытии и, изъяв из розничной торговли Букет Абхазии, заполняет этим вином противоатомные убежища.
     А может быть борясь с пьянством М.Горбачев, сдуру приказал вырубить виноградники...

     Неисповедимы мысли, пути и деяния приходящих к Власти, а как говорится в Отечнике - однажды авва Антоний услышал Глас - "Внимай себе и не подвергай твоему исследованию судеб Божиих, потому что это душевредно”....

     А раз душевредно - то и фиг с ним, - с Букетом!!!
    


Рецензии
С удовольствием погрузился в 60-е годы прошлого столетия. Здоровья Вам, Юрий Михайлович, и успехов в творчестве.

Ник Литвинов   27.10.2017 11:31     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.