Призвание варяга гл 59 Милости для Любавы

Пройдя несколько дворов, Амвросий с легкостью отыскал жилище Росы, которое ему описала Мирава во всех подробностях. Как есть – за высоким частоколом большая строгая изба, без наличников и петушков. Зато с широкой лестницей и теплыми ставнями.

Просунув руку сквозь жерди в заборе, Амвросий отпер калитку и зашел во двор. И тут же увидел Росу. Она заносила ведро с водой в дом. Амвросий нагнал ее, выхватил из ее рук ношу и занес в сени. А после, поправляя воротники, развернулся, дабы поприветствовать сестру.

- Пчелка моя! Роса! Будь здорова! Как ты? - Амвросий поцеловал Росу в лоб и обнял по-братски крепко.

Они не остались на улице, а сразу прошли в избу, которая, вопреки внешнему виду, внутри оказалась уютной и чистой. В печи бурлило жаркое, распространяя тонкий аромат крольчатины и овощей.

Раздевшись и отужинав, Амвросий похвалил Росу за порядок в доме. Расспросив сестру о ее новой жизни, о муже, о Велемире, он поведал о своих путешествиях, в конце рассказа посетовав на злоключения.

- Вот и сам не знаю, как теперь выкарабкиваться, - развел княжич руками под конец повествования.

- Как же ты так, Фрось? Беда…- Роса покачала головой, сопереживая.

- Сам не знаю, навалилось все…- Амвросий стукнул в отчаянии кулаком по столу. - Если бы токмо предвидел наперед…Росик, выручи! Пропаду ведь! Больше не у кого просить мне поддержки! А-то я к Варьке сунулся, а она в крик! Словно я нарочно хотел, чтоб так все обернулось!

- Ничего не могу ти обещать. У меня таких сумм нет и в помине. Да и вообще у меня своего ничего нет, - тоскливо заключила Роса. - Спрошу Арви, быть может, он что-то придумает…

- Росик, котенок, помоги! Я в долгу не останусь! Упроси его как-нибудь! Мне большой бедой все это грозит! - Амвросий взял ладошки Росы в свои. - Я ведь руки скорее наложу на себя, чем сие претерплю…

- Фрось, не надо так, прошу. Не рви сердце…- сердобольная Роса прослезилась. - Сегодня же с Арви потолкую…- слезы княжны уже капали на браную скатерку. Утерев рукавом грусть, Роса молвила по-сестрински с заботой, - ты на ночлег куда направишься? Здесь оставайся. У нас места много…

- Не радей, Росик. Я пойду в деревни. У меня там подруга есть, я ей и гостиниц приготовил как раз… Так что мне без надобности тута жительствовать, - успокоил княжич.

Когда Амвросий удалился, Роса оглядела горницу. Верно брат подметил: чисто, уютно, душистая трапеза приготовлена. Но не оттого это все проделано, что Роса любящая жена, стремящаяся порадовать своего мужа. А потому, что за работами печальные мысли рассеиваются скорее.

Поздним вечером вернулся тиун. По его лицу было заметно, что он в приподнятом настроении. Но это не радовало Росу. Обычно, когда дела у него шли, он был чересчур внимателен к ней и требовал внимания в ответ. Так что подобные вечера были отвратительны. Княжна с трудом переносила их. Но вспомнив Амвросия, который молил о помощи, и которому грозит растерзание, она вышла встречать мужа, даже пытаясь улыбаться.

- Добро пожаловать...Как прошел день? - Роса помогла Арви снять ферязь и забрала котомку из его рук. Обычно она делала то же самое, но только молча.

- Моя луноликая, - Арви притянул жену к себе и поцеловал ее в губы. Не оставалось сомнений: он точно в расположении. - День превосходный...

Роса едва удержалась, дабы не поморщиться. Но вовремя опомнилась. Улыбнулась, опустив ресницы, чтобы не глядеть на него. Прошло достаточно много времени со дня свадьбы. И ей стоило б привыкнуть к нежностям мужа, научиться переносить их равнодушно. Но все же каждый раз она чувствовала себя словно на заклании. И, конечно, сама не целовала Арви, увиливая под каким-либо предлогом.

- Ужин ждет, - чуть улыбнувшись, нашлась Роса, указав Арви на стол для трапез.

- Никакая стряпня не сравнится с охватывающей меня радостью от твоей улыбки, моя елень, - Арви обнял Росу, принявшись расплетать ее косу. Роса уже знала, чем это грозит.

- Может быть сперва надобно умыться и поесть? - напомнила Роса.

- Верно говоришь, - Арви оставил косу Росы в покое и направился к корытцу.
Согретая вода и белоснежное полотно для лица уже ждали его.

Умывшись, довольный тиун уселся на лавку. Сегодня на столе его встречали жаркое с кореньями, кувшин с хмелем и душистый хлеб, верно, недавно испеченный.

В этой семье был заведен свой порядок. Тиун, как глава семьи, обычно едал за столом один. А княжна присутствовала рядом на случай, если ему что-то потребуется. Иногда, ввиду не ясно чего, Арви мог пригласить жену присоединиться к ужину. Но это было редкостью. В основном они придерживались постоянной традиции. Что до Росы, то ей это нравилось больше, чем если бы пришлось вечерять с супругом вместе за беседой.

Арви отломил ломоть ржаника, еще сохранившего запах печи, и отведал горячее жаркое. На его лице показалась одобрительная улыбка. Ему нравилось, что его княжна не только красива и целомудренна, но к тому же еще и умелая хозяюшка. В отличие от ее бесполезных сестер. Одна горазда лишь безрезультатно клеиться к чужим мужьям, а другая – влипать в скверные истории, грубить и транжирить казну.
 
Бросив взгляд на кувшин с пивом, Арви продолжил вечерю. Роса подлила в его кубок еще напитка, решив, что раз уж он в добром настроении, надо воспользоваться этим моментом на благо Амвросия.

- Я хотела перемолвиться кое о чем, - начала Роса, не зная, как подступиться к делу. Даже ей было ясно, что Амвросий мот и простофиля. Его следовало бы высечь и отправить валить лес, а не выплачивать за него долги. Однако по доброте душевной и от страха, что он готов покончить с собой, Роса желала помочь ему. Он все-таки ее брат. Такой, какой есть, и что тут его корить. Амвросий, по сути, очень даже хороший. Добрый, щедрый, но непутевый. Роса любила его с самого детства.

- Молви, - Арви кивнул в знак позволения отвлечь его от трапезы разговором.

Несмотря на присущую ей замкнутость, Роса обстоятельно поведала о злополучиях сына Гостомысла. Правда, она не знала про бандитов: Амвросий не успел поведать ей об этом опасном моменте. Он лишь сказал, что должен вернуть долг.

- И я боюсь, что его жизнь под угрозой, - заключила Роса расстроенно.

- Несомненно, под угрозой, - согласился Арви. - Но ты сама как думаешь: не следовало ли ему прежде, чем сорить сбережениями, обдумать свои расходы? Сверх того, я так понял, сокровища вообще были не его, а младшей сестры. Это безответственно и небрежно. Он же не юная княгиня, - последние слова Арви выделил особенно. - Он все-таки мужчина. И должен наперед предугадывать последствия своих затей, - Арви говорил просто и без злости. Его не волновала судьба Амвросия. Нечего и горячиться, тратя силы попусту. Особенно в такой приятный день: назавтра князь отпустил тиуна от себя, позволив отдохнуть денек и не участвовать в делах государства.

- Но он молод и не искушен…Он…- запищала Роса. Но Арви подал ей знак молчать, потому что знал наперед, какие доводы она станет приводить в оправдание брата.

- Луна моя, он не просто молод и не искушен. Он - таков. Он был таким в тот миг, егда ваша матушка произвела его на свет. И он останется таковым до тех пор, пока глаза его не сомкнутся вечным сном, - взяв жену за свободную руку, он притянул ее к себе. Забрав из другой ее руки кувшин и поставив его на стол, Арви усадил Росу себе на колено. - Если помочь ему единожды, то он до конца отмеренного ему небесами срока будет попадать в подобные истории. Твоя сестра отдала ему ларец, на сокровища которого он мог бы отстроить целую деревню и завести обширное хозяйство, - рассуждал Арви справедливо. - Начнем с того, что правильный брат не принял бы приданного сестры, тем паче, самой находящейся в плачевном положении. А он в итоге на ее вено накупил перстней, мехов, заморских скакунов и забавлялся с блудницами в питейных домах Царьграда. Не думаю, что ему следует оказывать помощь, поскольку в следующий раз его долг будет уже государственного масштаба...- Арви покачал головой. А Роса уже чуть не плакала: она понимала, что он прав, и доводы его разумны. Но в то же время она любила брата, который всегда был добр с ней. Однажды в детстве он даже проучил какого-то задиру, обижавшего княжну, окунув того носом в сугроб.

- Он сглупил. Но, может быть, мой муж поможет ему хотя бы ради меня? - Роса заглянула в глаза Арви с просьбой в собственных. Обычно она избегала встречаться с ним взглядом. Но сейчас, видя, что он отказывается выручить ее Амвросия из беды, уже забыла о своей неприязни и смотрела на мужа, как на всесильного бога. А на кого ей еще остается надеяться? Кроме него ей не к кому обращаться.

- Ради тебя, моя луна, я бы отдал целое княжество, - Арви был рад сменить тему и принялся целовать шею Росы, отодвинув в итоге полупустую миску с остатками жаркого.

- Значит, ему будет оказана помощь? - Роса поняла его высказывание именно так.

- Как же ты себе это зришь? - Арви отвлекся от лобзаний и оглядел Росу серьезно. - И что предлагаешь? Распродать имеющееся у нас добро, вытрясти сундуки, и все вырученное – отдать твоему брату в уплату займов? Хотя, судя по твоим словам, этого всего не хватит…Не пойму, он, что, решил нанять целую армию на эти деньги, что ли? Это еще надо суметь так скоро спустить столько средств! Впрочем, это у него семейное! - ухмыльнулся Арви, предполагая тут Варвару, а конечно, не Росу. - Что ж…допустим. Допустим все это на миг в нашем воображении. А дальше что? Нам с тобой отправляться нищенствовать? Или с ним и его купцом странствовать за море? Мир глядеть? - улыбка Арви была задорной. Ему и вправду было смешно. Разве не забавна вся эта история?! Только вот он не замечал, что его жене невесело. Он любил Росу, но своей особой любовью, в которой не было переживаний за ее тревоги, не было стремления унять ее печали. Он заботился о том, чтобы она не нуждалась. Он не позволял ей расточать, но и не заставлял надевать прошлогодние сарафаны. Она не голодала и не мерзла. Он считал такую любовь справедливой и честной.

- По правде говоря, я подумала о другом…- замялась Роса, неуверенно теребя кончик косицы.

- О чем же? Поведай скорей. Мне самому очень интересно знать, где можно взять такие немыслимые средства, - усмехнулся Арви. Он пребывал уже под легким действием хмеля. Настроение его было благодушным и расположенным ко всему, в том числе, к беседам. Но и не только к ним. Его горячая ладонь ласково прошлась по плечу Росы, оставив последнее свободным от сорочки.

Для Росы все это было гадко. Ей захотелось тотчас убраться в светелку под предлогом рукоделия. А не сидеть здесь на его обозрении в таком виде. Да еще и терпеть все эти тошнотворные ласки с покорной улыбкой! Но Амвросий…

- Я подумала, быть может, почерпнуть немного средств из казны? - предложила Роса просто.

Безмолвствовала тишина. Потом губы Арви поползли к ушам. А позже он расхохотался, даже прослезившись.

- На миг представим себе, что я так и поступлю: присвою из казны целое состояние, - ответил Арви уже после того, как успокоился и перестал смеяться. - Моя прелестница, ты же не Амвросий. И должна понимать, что за этим последует. Князь спросит с меня об том. И что же я ему в таком случае отвечу? - Арви любовался Росой, как родители умиляются своим малышам, задающим забавные вопросы.

- Может быть, можно сказать ему, что эти средства выделены на отстройку города? - робко предложила Роса, дивясь своим смелым идеям, которые рождались у нее в этот вечер.

Арви снова рассмеялся, да так, что аж показался его подбородок, когда он запрокинул голову.

- Я погляжу, это у вас общее, моя кудесница, - от этого наблюдения Арви стало еще веселее. - Вот и твоя сестрица что-то похожее в прошлый раз заявляла в ответ на вопрос, где же все-таки средства, - насмеявшись вдоволь, Арви продолжил. - Ну, добро, пойдем дальше. А что же я скажу князю, когда он выявит расхождение? А это, можешь не сомневаться, обязательно произойдет рано или поздно. Поскольку у него повсюду соглядатаи, о которых даже я могу не знать. Смертельно опасная ошибка - держать его за такого же ротозея, как и Амвросий…

- Если это произойдет…- задумалась Роса, которой, как назло, ничего не приходило на ум. - Если это вдруг свершится, то мой муж, как тиун княжеский, что-нибудь придумает на месте…- наконец придумала княжна.

- Ты считаешь меня столь хитроумным? - Арви улыбнулся, мечтательно прижав жену к себе. - Боюсь, что даже я не осмелюсь ввести князя в заблуждение. Он правитель резкий. Его гнев может быть последним событием в жизни любого глупца. Да ты и сама это понимаешь, что говорить… Не ты ли, когда он спросил тебя, согласна ли ты принять мое предложение – со страху даже убежала прочь? - Арви был доволен, что привел такой наглядный пример, понятный Росе.

- Да, - согласилась Роса с тем, что убежала прочь, но не с тем, что причина в тот день была в грозности владыки. И воспоминания вдруг накатили на нее волной. Она здесь, а Трувор где-то там…И больше нет для них единого «мы», теперь каждый сам по себе. Кажется, эта печаль никогда не пройдет.

Росе стало нестерпимо грустно. Единственное, что он сейчас хотела – это расплакаться, уткнувшись носом в подушку. Ее голову охватили отчаянные думы. Из которых ее выдернул голос мужа.

- Кстати говоря, а князь знает, что твоя сестра отдала Амвросию столь внушительную сумму? - Арви эта мысль показалась интересной. А на Росу нашел ступор. Она как-то заранее не подумала о том, что он может задать такой коварный вопрос. Хотя следовало ожидать: с его умом он не будет простодушно слушать об Амвросии и его напастях. Он обязательно вывернет все наизнанку, докопавшись до самой сути.

- Ннннет, он, вероятнее всего, не знает, - вынуждена была согласиться Роса. Однако поспешила сразу добавить, - но так ведь это было вено Варвары, которое…

- Которое ей следовало передать князю, как и свое сердце, - сурово произнес Арви. Он даже перестал улыбаться. – Что же это получается…Правитель вынужден прибегать к тому, чтобы отстраивать сей град за счет средств своего собственного народа, или, что еще хуже, из личных сбережений…В то время пока твоя сестра самовольно распоряжается громадными суммами. Да еще и без пользы…

По спине Росы прошел холодок. Она хотела помочь Амвросию, а теперь еще и Варвара может пострадать. О, Сварог, что же это за пагуба?!

Припертая к стенке, Роса теперь была вынуждена хлопотать уже за обоих. Но как защитить Варвару, которую тиун ненавидит больше других? Как это она сама, Роса, не подумала об этом заранее?!

- Прошу не рассказывать князю о нашем разговоре…- Роса смотрела таким испуганным взглядом, что Арви даже становилось жаль ее. Но с другой стороны, ее сведения – мощнейшее оружие. И весомый довод в пользу того, что княгиня Варвара – самая бестолковая баба на свете, а также кутила. Все это можно было бы применить в заключительной битве с ней. Пора уже поквитаться с этой выскочкой.

- Не могу тебе такого обещать, мой садовый цветок, - Арви больше не улыбался.
 
Княжна растерялась. Ее глаза выражали смятение. Руки беспомощно похолодели. Откровенно говоря, она ожидала услышать что-то вроде: «Мой садовый цветок, ради тебя я ничего ему не расскажу!».

- Но как же так? - полученный ответ поразил Росу. Ее голос дрогнул. Она была честной девушкой, и то, что по ее неосмотрительности грозило Варваре, не дало бы ей спокойно спать до конца дней.
 
- К сожалению, это так. Эти средства…Нет, это не просто средства. Это огромные средства… И они не ее личное достояние. Это собственность, принадлежащая князю и всему княжеству, которое рассчитывало на них в борьбе с разрухой, царящей здесь долгие годы, - подчеркнул Арви, как и делал каждый раз при случае. Хотя на самом деле никакой разрухи при Гостомысле не было. Напротив, город отстроили, и он стал самым красивым поселением от северных и до южных морей. - С моей стороны было бы предательством умолчать об этаком умышленном злодействе, - дабы избежать обид, Арви мог бы озвучить вслух, что он ничего не расскажет князю. Но ему не хотелось обманывать Росу. Он желал, чтобы в их семье преобладали понимание и искренность. Чтоб приходя в свой дом, он отдыхал от склок, окутывающих его ежедневно. Он мог без зазрения совести водить за нос хитрых бояр, ушлых купцов и грубых гридей. А с ней, простой и доверчивой, додумавшейся рассказать ему, злейшему врагу сестры, о таком опасном обстоятельстве, желал быть честен. Даже если придется сообщить ей что-то пренеприятное!

Тут неожиданно для Арви губы Росы дрогнули. И через миг по ее лицу уже бежали ручьи слез. Тихий всхлип перерос в настоящий рев. Роса заплакала навзрыд, содрогаясь с каждым вздохом.

Арви опешил. Он никак не предвидел такого внезапного поворота сюжета. Ведь никогда не видел Росу плачущей. Он не знал, что она убегает каждый раз, чтобы рыдать в уединении. И он даже не подозревал, что сегодня ее глаза на мокром месте после напоминания о Труворе. А теперь выходит - это он такой жестокий муж, что довел безмятежную Росу!

- Моя звездочка поднебесная, отчего ты льешь слезы? - не зная, что и делать, тиун ласково обнял жену и принялся утешать ее доводами разума. - Разве это ты обманывала князя или разве ты легкомысленно промотала состояние? Ты верно поступила, что раскрыла мне о злодействе. Это моя обязанность: быть в курсе происходящего! - заверил Арви. Однако его слова что-то не очень помогали.
 
- Теперь из-за меня…Варвара…- Роса не могла говорить. Слезы сдавили ее горло, прерывая речь.

- Почему из-за тебя? По собственному ее неразумию, - растолковывал Арви, который был уже не рад, что раскрыл рот. - Она б еще распорядилась нагрузить Амвросию повозку с сокровищами из казны самого князя! Ей следовало думать прежде, чем выкидывать такое. Тем паче, не посоветовавшись с Рёриком. Учитывая то, что он милостивый государь, то, вероятнее всего, дал бы свое согласие на сие...Но уже теперича эта картина предстает совсем иначе, нежели б тогда. Сейчас это уже преступное самоволие…И обман! - Арви преувеличивал, говоря о том, что князь настолько милостив и великодушен, что отдал бы болвану Амвросию целое состояние, если б Варвара попросила о таком. К тому же не следует забывать о той враждебности, в которой поначалу находилась княжеская чета. В то время Варваре и самой каждодневно грозила беда, проходящая мимо, надо полагать, лишь благодаря Сварогу и молитвам волхвов. Правитель не то что, не стал бы слушать ее просьб. Удачно, что он вообще еще в самом начале не прикончил с досады дерзкую княжну, портившую все княжение.

- Не надо рассказывать ему, прошу, - Роса взяла мужа за руку и крепко сжала его ладонь. Подобных жестов она обычно не делала. Впрочем, она обычно, вообще, ничего не делала, а лишь просто была и все. Как бывают красивые сосуды, сундуки и ковры. Немые и бездушные. - Умоляю…- упрашивала Роса, орошая руку тиуна слезинками, капающими одна за другой. Дальнейшие рыдания заглушили все просьбы.

Арви уже вконец протрезвел от выпитого. И понадобилось же ей спрашивать о том, не расскажет ли он все князю! Или даже не так! И вздумалось же ему спрашивать, а знает ли о произошедшем князь! Молчал бы себе в рукав, а назавтра выяснил бы ответ у владыки лично. Вот что теперь делать с этими слезами?

- Ты просишь меня рисковать ради ветреного Амвросия и твоей злокозненной сестры. Она не могла не знать, что совершает недопустимое. Если я умолчу об ее выходке, то стану соучастником! - раздувал Арви. На самом деле ему очень хотелось сообщить обо всем Рёрику не из чувства долга, а чтоб поглядеть на потеху, которая будет разворачиваться после. Князь, скорее всего, прибьет свою «княжну», как он ее называет. Ну или, по меньшей мере, устрашит так, что после она уже не полезет ни в законы, ни в герба, ни в судьбы крестьян.

- Но ведь он ни о чем не знает, - еле дыша, умоляла Роса. - Пусть все так и остается…

- Сегодня он ни о чем не знает, а завтра…Завтра я окажусь изменником из-за двух неразумцев! И что тогда будет с нами? Князь вышвырнет нас из княжества! И ты больше не увидишь ни одного, ни другого, - Арви уже не знал, какие доводы приводить, лишь бы они подействовали, а Роса перестала клянчить от него молчание.

- Пусть лучше так, чем…- рыдания вновь поглотили слова княжны, и тиун их не разобрал.

Арви вздохнул. Что за пытка! И откуда эти горькие слезы? В крайнем случае могла бы опечалиться, но чтоб так убиваться…Вот она, его елень, такая чувствительная и честная девушка! Это так низко с его стороны воспользоваться откровенностью этого беззащитного цветка…Цветка, который всецело доверился ему, своему покровителю, впервые прося о чем-либо! И вот сейчас, когда, действительно, подло выдавать сей секрет, и хочется это сделать, чтобы прищучить эту дуру Варвару…Но стоит ли оно того? Придет ли Роса к нему за помощью в следующий раз? Ведь получается, что он не только не помог растяпе Амвросию, за которого она просит, но еще и гнусно воспользовался доверенной ему тайной! Он так делал в жизни сто раз, но это же случай особенный...Он не перенесет, если его луна после этого навсегда запрет свое сердце от него на замок. А он ведь так хотел добрую семью, чтоб она любила его, чувствуя себя рядом с ним, словно за высокой стеной!

- Будь по-твоему. Слышишь? - Арви развернул к себе заплаканное личико Росы с уже раскрасневшимися глазами. - В этот раз я ничего не расскажу князю. Хотя следовало бы!

Еще минуту назад погруженная в пучину отчаяния Роса будто снова завидела солнечный свет сквозь толщи темных вод. Словно камень с души спал. Она принялась утирать мокрое лицо рукавом.

- Благодарю, Арви, - Роса и в самом деле испытывала благодарность. Поскольку зная тиуна, было бы оправдано ожидать, что он все-таки раскроет все князю в своих личных интересах, и ничьи слезы тут не помогут. Он слишком расчетлив и коварен, чтоб отступить из-за подобной ерунды.

Арви просиял: он уж думал, что его никогда не назовут по имени, и до самой смерти будет только «да» и «нет» на все его вопросы. К Велесу эту безмозглую Варвару с ее ковчегом! Учитывая способность младшей дочери Гостомысла вляпываться в неприятности, на нее вскоре вновь сыщутся какие-нибудь сведения, способные вызвать недоверие князя и порочащие ее имя.

Свеча затрещала, словно невидимая рука дотронулась до фитилька. Арви нежно поцеловал переставшую рыдать Росу, которая смирно сидела у него на коленях. Но минута умиления оказалась кратка.

Тиун был старше и опытнее. Он не был бы собой, если б не нашел общего языка с девицей после вечера переговоров, когда легко окручивал за тот же срок пронырливых послов, умудренных пробами жизни. Он знал, что подобные беседы склонны легко менять направление. И тот, кто только что уговаривал и жалел, вскоре сам будет принимать утешения.

- Но знай и никогда не забывай: я сделаю это только ради тебя, - начал Арви. - Дабы ты знала, что я не причиню тебе вреда, и ты под моей защитой. Я хочу, чтоб между нами не было тайн и в дальнейшем. Поэтому я сохраню в секрете то, что ты мне поведала. Когда я сказал тебе, что буду вынужден оповестить обо всем князя – я хотел быть с тобой честным. Я не желал твоих слез и мольбы, понимаешь? - вопросил тиун на сей раз серьезно. - Я хочу, чтобы ты доверяла мне, как и положено жене верить своему мужу. И все это тебе говорю, понеже вижу только одно. Невзирая на мою заботу, ты все равно ведешь себя отстраненно, словно чужая. Ты и сама, наверное, за собой это заприметила, ведь так? - после слов Арви установилась пауза.

- Это не умышленно…- наконец проблеяла княжна, утирая нос. – Я не хотела обидеть или оскорбить…

- Я не Варвара. И потому – не обижен и не оскорблен. Я говорю это лишь с тем, чтобы ты обратила свой взор на это наше с тобой затруднение. Тебя не упрекнешь в отношении твоих обязанностей по дому - ты умница. Да, признаться, ты во всем умница. Поэтому я на тебе и женился. Ты честная девушка. Я ценю в тебе все достоинства. Но мне не хватает твоего тепла, - Арви каждый день старался не думать о том, что все совсем не так в этом браке, как он желал и как воображал до женитьбы. Впрочем, у него обычно столько работы, что размышлять о пустяках и времени особо нет. И все же сегодня, этим странным вечером, он хочет выяснить, что происходит в его семье.

- Я стараюсь, как можется… Готовлюсь к вечеру уже с утра…Убираю избу, готовлю трапезу, стираю рубахи…Я не гуляю без дела…И…- обычно молчаливая Роса теперь сама уже начала рассуждать, ощутив справедливый укор в свою сторону. Ведь несмотря ни на что, перед ней-то Арви ни в чем не виноват.

- Тссс, - Арви прислонил указательный палец к губам Росы. - Ты же понимаешь, что я имею в виду нечто совсем иное, а вовсе не рубахи, - покачал головой тиун. - Ты не говоришь со мной. Не смотришь мне в глаза. Убегаешь каждый раз от меня прочь, изыскивая предлоги. Я замечаю все это, хоть и молчу. Ответь, я чем-то обидел тебя? Скажи, если так…

Слушая мужа, княжна опускала ресницы, не решаясь смотреть в глаза, в которых скрывался упрек. После его искренней речи она будто потерялась в своих собственных чувствах. С одной стороны - любовь к Трувору. С другой – Арви, который действительно ничего дурного лично ей не сделал. Вся его вина в том, что он не Трувор.

- Разве я груб с тобой? - продолжал Арви. На что в ответ Роса отрицательно покачала головой. - Разве я тебя обижаю? - Арви снова развернул Росу к себе. На этот раз зеницы, смотрящие на него, были сухи и растерянны. Роса пребывала в явном замешательстве. - Тогда в чем причина?

- Не знаю, - солгала княжна. Ну не рассказывать же ему, в чем до сих пор было дело!

- Я надеюсь, что никакой такой особенной причины нет, как ты и говоришь, - вздохнул Арви, которому ответ жены показался не очень правдивым. - По крайней мере, я за собой не замечал ничего такого, что могло бы тебя ранить. Ты единственная моя жена. Я не ограничиваю и не притесняю тебя. Не поднимаю руки и не обижаю иным образом, - разбирал Арви все обстоятельства. - Да, у тебя нет помощниц. Но, поверь мне, для женщины труд лучше безделья. Со временем, когда ты будешь занята воспитанием наших детей, я найду тебе служанок. А пока заботы по дому пойдут на пользу тебе самой, понимаешь? - объяснял Арви, а Роса все только кивала в ответ. - Все это время я не подгонял тебя и не торопил. И сейчас этого не делаю. Но мне кажется странным, что в моем доме живет молчаливая грустная тень. А не юная веселая девушка, понимаешь? Не будь такой ледяной и черствой. Я думаю, что заслуживаю от тебя большего.

Роса вновь потупила усовещенные вежды. Она и сама уже запуталась. Его разымчивые речи одурманивали, укачивая ее сонный разум.

****
Час был поздний. На улице давно стемнело. Варвара обычно ложилась рано. Но сегодня все пошло не так. Из-за Амвросия! Она никак не могла успокоиться и уснуть. Ее голову заполонили страхи. Что будет, если он не вернет долг? Разбойники, действительно, убьют его? Или не убьют, но о связях ее брата с лихими людьми станет известно всему Новгороду! Как бы там ни было, доброго конца у этой истории нет.

Сквозь однообразный гул дождя Варвара вдруг различила голос Рёрика возле ее теремка. Кажется, он на крыльце разговаривает с кем-то. Вообще-то они сегодня уже виделись: он приходил навестить Ендвинду. Во время подобных встреч они не обсуждали ничего такого, что бы омрачило его настроения. Только то, что могло развлечь и позабавить. Сегодня, к примеру, она представила ему наброски возможных гербов в соответствии с поправками Арви. На этот раз никаких берез и лошадей. Только соколы и двузубцы в различных видах. Потом осторожно поведала о своем разговоре с Ягилой и Умёном: о великой книге Всесильного Велеса, испросив разрешения принять их в гриднице. Рёрик слушал вполуха, и она так и не поняла его ответ. Она могла бы настоять на своем, но не стала. Если он не желает обсуждать чего-либо, она не будет приставать с расспросами. В этом тереме его должны ждать мир и покой. Тут всегда тепло, чисто и пахнет пирогами. Здесь никто не упрекнет и не разбередит. Уютнейшее место. До сих пор оно всегда было таким. Хотя ей самой все это дается и непросто.

Вот и сегодня они обедали вместе, шутя и умиляясь дочуркой. А как тут не умилиться, если почти каждый день в малютке происходили перемены. Что-то новое, чем она удивляла не только мать, но и отца. То впервые осознанно улыбнулась ему, то впервые схватила за палец, то впервые смогла удержать в маленькой ручке деревянную игрушку…

Да, день выдался приятным. Однако сейчас, слыша на улице резкий глас князя, Варвара явно разобрала, что он зол.

Торопливо распушив волосы, Варвара приземлилась на лавочку. Поправила ворот сорочки, приоткрыв шею. Что бы там ни было, нужно выглядеть как можно милее.

Раздались шаги на лестнице. Варвара резво пододвинула к себе светильник и корзинку с рукоделием. В плетенке как раз была скомканная рубаха Рёрика, на которой вырисовывался замысловатый узор. Схватив иголку, Варвара дрожащей рукой принялась за вышивку. И в этот же миг в горницу ворвался разгневанный князь, который сравнительно недавно ушел отсюда в самом благодушном расположении.

- Доброго вечера…- прошептала Варвара, приподнявшись одновременно с вошедшим. На ее лице отдыхала безмятежная улыбка, красноречиво свидетельствующая о том, что ее хозяйка не ведает о надвигающейся на этот терем буре.

- Любава! – прогремел Рёрик, сообщив о причине своего визита. Он выглядел разозленным и нетерпеливым.

- Мой князь…- Варвара прислонила палец к губам, кивнув в уголок, где спала Ендвинда. Отставив в сторону вышитую рубаху, протянула руку и тихонько качнула колыбель, привешенную на очепе.

Но все эти хитрости не спасли ее от неминуемого. Рёрик ухватил ее за локоть и потащил из горенки.

- Ну? - поторопил князь, когда они оказались за дверью.

- Любава…- Варвара неопределенно кивнула в ответ. Пусть будет сразу неясно, понимает она его или нет.

Значит, все-таки, Любава. Приглашая сюда изгнанницу, она уже загодя предвидела эту сцену, где в ее терем вторгается взбешенный князь, требующий объяснений. И кажется, она много раз обдумывала сей час. Но почему же тогда теперь она трепещет. Все из-за поганца Амвросия! Это он выбил ее из колеи!

- Это ты ее сюда приволокла?! - Рёрик был резок и зол.

- У нее есть муж, который распоряжается ею, - расплывчато ответила Варвара.

- Лютвич…- Рёрик нахмурился. - Значит, ты здесь не причем?

- Мой князь, я вижу огорчение. Но не могу понять, что не так…- Варвара решила подольше изображать недоумение. И главное, нагнать на себя побольше невинности.

- Не увиливай. И не смей обманывать… - Рёрик в упор подошел к Варваре, которая чуть отступила. Смотря на него с почтением, она старалась выглядеть кроткой и послушной. Но самое главное – оставаться безмятежной. Разве она в чем-то виновата, чтобы  трепетать? О да, внешне она вполне спокойна. Хотя в ее душе уже все переворачивается. Никогда нельзя знать наверняка, чем все закончится, когда этот бандит рядом. - Так что? Это была твоя затея с Любавой? – Рёрик устал от разговоров и обсуждений за этой день. И сейчас хотел поскорее получить ответ. – Ну?!

- Да как…- на секунду Варваре в ужасе померещилось, что он обо всем догадался. Но она взяла себя в руки. Он может разломить этот терем на две части, ей самой отрубить голову, но читать мысли он не способен. - Она понадобилась из-за трав…- кашлянула Варвара для непринужденности. - Трав…Мурав…

- Чего? - Рёрику показалось, что все в этом княжестве издеваются над ним.

- Травы, мой князь, травы…- Варвара устремила на Рёрика спокойный уверенный взор. Она не позволяла страху сбить себя с мысли. У нее есть план и она будет его придерживаться. Сперва нужно размазать весь разговор, словно кашу по миске, чтобы было ничего не ясно. Приплести сюда травы, богов, осенние дожди - все, что угодно, лишь бы не дать ему сразу же докопаться до истинной причины. - Я лишь заботилась о Ендвинде…Она порой плачет. Говорят, это желудочные колики…Да и мне нездоровится после родов…А Любава, по словам Лютвича, знает редкие травы и умеет обращаться с ними…Вот я и решила, что…

- Травы…- повторил Рёрик медленно. А Варвара сглотнула, понимая, что объяснение с травами его не устроило. Хотя она с самого начала особо и не надеялась на эти травы.

- Да да…- сложив руки за спиной, Варвара опиралась на подоконник, будто ища в нем поддержки. Рёрик выглядел теперь угрожающе. Его глаза сверкали недобрым огоньком. Под этим еле переносимым взглядом ей хотелось только одного. Оттолкнуть князя с дороги и убежать из терема, оставив эту беседу незаконченной. Но это невозможно, и тому есть веская причина. Если он выдворит Любаву из Новгорода, то в таком случае получится даже хуже, чем если б та вовсе здесь не появлялась. – Именно так, мой князь…Травы…

- Какие, в болота, травы?! - перебил Рёрик.

- Князь…Я только…- Варвара уже чувствовала, как начинает сбиваться с мысли под сим натиском.

- Как ты вообще посмела что-либо предпринимать без моего ведома? Разве я не предупреждал тебя? Не приказал быть тише воды? Сколько еще неприятностей меня ждет по твоей вине?! – разорался Рёрик.

- Прошу меня простить…Князь, возможно, прав…- уверенность неотвратимо покидала Варвару.

- «Возможно», я прав?! - возмутился Рёрик. - Я предупреждал тебя уже не раз. Мало хлопот у меня было из-за тебя? Почему ты не можешь сидеть спокойно? Тебе предписано быть смирной и не лезть в дела, не касающиеся твоего подворья!

- Я не думала огорчить этим. Но в первую очередь я – мать, - продолжала твердить  Варвара. - И потому заботилась о нашей дочери…

- Да что ты плетешь?! Какая из Любавы травница?! Ты будто не могла найти других знахарок! Тебе непременно понадобилась она?! Эта женщина - убийца! Ей здесь не место!

- Вот как…- Варвара выдохнула, готовясь к самому трудному шагу. Как бы ей не хотелось того избежать, придется возразить князю в открытую. - И кого же она убила?

- Что?! - Рёрик оглядел Варвару каким-то странным, не совсем понятным ей взглядом. - Она преступница. Тут нечего обсуждать.

- Моему князю лучше знать…Однако если все-таки посмотреть на положение вещей здраво, то выходит, что она никого не убивала. И уж тем более лично…- Варваре показалось, что Рёрик после этих слов теперь точно отправит ее вслед за батюшкой, как и грозил все это время. 

- Ты еще осмеливаешься спорить со мной?! Женщина, опомнись, наконец!

- Я ни в коем случае не смею спорить, - Варвара прошла в горенку и присела на лавочку возле печки, аккуратно расправив подол юбки.

Рёрик все это время молча наблюдал за ней в каком-то внезапном ступоре. Потом опомнился и направился за ней следом.

- Встань, когда я с тобой говорю! - князь навис на Варварой. Она не стала возражать и поднялась с места, стиснув ладошки за спиной. - Завтра же ее здесь не должно быть. Ясно?

- Конечно…- Варвара обошла разгневанного князя, продолжая держать речь уже с другой стороны, дабы не раздражать его еще сильней своим нахальным видом. - Я лишь говорю, что это дело не такое простое, как кажется. Ибо не одна Любава считается ответственной за произошедшее, - Варвара выдохнула, готовясь прибегнуть к главному доводу. - Наша матушка…Всегда опекала эту девушку. И, насколько я знаю, не только Любава подверглась этим несправедливым обвинениям. Они ведь не могли быть обоснованы…Княгиня-мать выше всех нареканий…Или могли?! Если князь счел их достоверными…- Варвара сделала многозначительную паузу. - Но если прощение даровано одной, то должно помиловать и другую… Иначе нет тогда никакой справедливости, которую князь олицетворяет на всех своих землях…

- Разве я просил от тебя заключений по данному вопросу?! – Рёрик не собирался ничего обсуждать. Он лишь хотел, чтоб Любава исчезла, и Вольна перестала донимать его упреками.

- Я переживаю только за моего князя, - расстроенно призналась Варвара. - Если выслать Любаву, то это бросит тень в первую очередь на правосудие княжеское. И не только тем, что заставить девушку одну отвечать за то, в чем обвинялась не она единственная. Но и наша любимая матушка…Кроме того, есть еще одно обстоятельство…- Варвара таинственно опустила взор.

- Что ты меня все заулками водишь?! Говори, какое! Если таковое вообще имеется…

- Ведь когда-то давно батюшка моего князя пообещал отцу Любавы - и своему преданному другу  Дражко - позаботиться о его дочерях. Из которых осталась одна лишь Любава. Дражко в свою очередь дал слово Годславу позаботиться о его детях. И он сдержал его. Однако пал Годслав, а за ним и храбрый Дражко. И мой князь как старший теперь должен присмотреть за дочерьми последнего…Тем паче, что именно воевода Дражко встал на защиту Рарога, когда Годслава не стало. Его заслуги велики…Что скажут люди, если вместо благодарности и заслуженной опеки над Любавой учинить расправу? Меньшее, что возможно сделать в память об отважном отце - это распространить княжескую милость на его дочь…Не знаю, желал ли покойный батюшка Любавы такого супруга для своей дочери, как Лютвич, или он имел в виду нечто совсем иное…- Варвара сделала краткую паузу, чтоб Рёрику вспомнились обещания Годслава о женитьбе. - Любава сполна заплатила за все прегрешения, которые у нее когда-либо имелись…Конечно, решать не мне…Но молю лишь об одном - о милосердии…Ведь в своем всепоглощающем великодушии мой князь мог бы…

- Откуда тебе все это известно? - князь не выглядел довольным, но ярость его поутихла.

- О, боги…Да ведь об этом знает каждый! - соврала Варвара. На самом деле все подробности она выяснила с большими усилиями. И собственно, только после того решила вызвать Любаву в Новгород. - О том только и разговоров…

- Что это еще значит?! - Рёрик уже предвкушал новые помехи на своем пути.

- Это значит, что то, о чем говорим мы сейчас, может обсуждать любой…- Варвара уже напрямую намекала, что под ударом Умила. Да и для самого князя здесь мало доблести: Годслав обещал своему другу, что его сыны позаботятся о Любаве. А вместо этого Рёрик чуть не убил ее, да еще и насильно выдал замуж за чудовищного Лютвича. Все это неприглядно.

Казалось, Рёрик теперь тоже понимает обо всех опасностях. Так как явно переменился. Он уже не бушевал. Однако было необходимо все-таки довести начатое до конца, а не отпускать его в раздумьях.

- Мой князь разумней всех людей, мудрее всех правителей, - продолжала Варвара. - И он сам понимает, что Любава, откровенно говоря, не в состоянии состряпать хоть какой-то заговор. Все эти обвинения против нее и нашей матушки также нелепы, сколько и неоправданны. На тот момент, когда произошли все эти несчастья, князь был поглощен горем, и горемычная Любава попросту попалась ему под горячую руку…Но уже сегодня очевидно, что она настолько же беспомощна, насколько и глупа. Будь она иной, приехала ли бы сюда, где ее ждет расправа? - у Варвары немного отлегло от сердца: Рёрик молча слушал. Значит, она на верном пути. – Я вижу, что мой князь в сомнениях. Но в память об ее отце…Даже если и была за ней вина, не достаточно ли она наказана? А по сути, вся ее вина лишь в том, что она полюбила того, кого знала лучше всех. Но разве можно ее осуждать за это? - Варвара подняла на Рёрика глаза, полные восхищения. Всем видом давая понять, что он столь славный, и перед ним невозможно устоять. А очарованная Любава тут выходит даже жертвой! – Мой князь справедлив и милостив, - продолжала нахваливать Варвара. – И в своем великодушии разве он не позволит настрадавшейся девушке остаться здесь, среди людей и рядом с мужем. Тем паче, ее приезд ни на чем не отразится, настолько она незначительна. За все то время, что она тут, князь даже ни разу не повстречал ее. Она никому не помешает. И польза от нее велика. Очень прошу за нее. Эта девушка такая же сирота, как и я, - отвернувшись, всхлипнула Варвара. Это была завершающая хитрость. И уж если все вместе не поможет, то Вольна победила и каюк всем задумкам.

Варвара замолчала, и в горнице сделалось тихо. Только свечи шипели время от времени. Рёрик поймал себя на мысли, что не сводит глаз с ее пушистых ресниц.

За окном один раз гавкнула собака. Вероятно, обозналась спросонья. Рёрик развернулся и пошел к выходу.

- Князь уже уходит? – Варвара так и не поняла, что он решил по поводу Любавы.

- А ты хочешь, чтобы я остался? – Рёрик приостановился и оглядел Варвару в полный рост.

- Эм, нет, - растерялась Варвара, которая поначалу даже не сразу поняла, о чем он спрашивает. Ну и вопрос. Ее язык отвалился бы в тот же миг, как она ответила б «да». Неужели ему это не ясно?!

- Ну вот я и ухожу, - кивнул князь.

- А что же…Как быть с…- неожиданная ветвь, в которую отошел разговор, сбила Варвару с мысли. И теперь она уже даже забыла, зачем Рёрик пришел.

- Пусть живет в Новгороде, - вздохнул князь. И добавил уже более сурово, - но чтоб не попадалась мне на глаза! А ты…- Рёрик оглядел Варвару строго. И в этом взгляде было последнее предупреждение. - Еще одно ухищрение - и берегись меня тогда. 

Дверь за Рёриком затворилась. Варвара плюхнулась на лавку. Ну почему она всегда говорит «нет», когда хочет сказать «да»?! Что это…Гордость, робость?..Зачем он вообще задал ей такой вопрос! По большому счету, разве важен ее ответ? Если б он захотел, то остался б и так, надо полагать.

****
За окном лил по-осеннему холодный дождь, хотя на дворе стоял только зарев месяц. А в избе было тихо и тепло. Даже жарко. Роса сбросила покрывала, раскрывшись почти полностью. Из-за пасмурной погоды было темно, несмотря на ранний час. Рассветные лучи почти не проникали через пузырчатое окно, и в горнице царил таинственный полумрак. Арви был здесь же. Он спал. Одна его рука служила Росе подушкой, другой он ласково обнял ее.

Умаянно зевнув, Роса постаралась снова уснуть. Но сон больше не шел к ней. Она молча разглядывала кисть руки тиуна. Небольшая аккуратная ладонь с узкими длинными пальцами. Тут же ей вспомнились руки Трувора, крепкие, сильные, но одновременно нежные и заботливые. В этот раз воспоминание принесло не тоску.

Роса вздохнула. Вот, как мало времени прошло, а она уже перестала томиться по любимому и отвлеклась! То ли Арви околдовал ее своими запутанными рассуждениями, то ли она сама поддалась, пожелав всего этого...Но ночью о Труворе ей не думалось. Вчера она пообещала Арви отныне не огорчать его и, кажется, у нее стало это получаться. Хотя возможность отвертеться была, поскольку тогда он обратился к ней прямо.

- Ты съеживаешься, стоит мне только прикоснуться к тебе. Думаешь, я не замечаю этого? Может быть, дело в том, что я неприятен тебе? Скажи, как есть, - на этих словах Арви даже огорченно выпустил Росу из рук.

- Нет, - ответила Роса смущенно. И ей вдруг показалась, что сейчас она сказала правду. Как бы она не относилась к этому человеку, ей льстили его чувства.

- Тогда что же? - Арви ждал ответ, а Роса никак не могла подобрать слова.

- Мне нужно было привыкнуть…Все так неожиданно...- пропищала Роса. – Прошу меня простить, если потребовалось слишком много времени…

- Значит, ты не испытываешь ко мне отвращения? - спросил Арви напрямую, в последнее время уже подозревая именно эту причину. Хотя он вовсе не считал себя противным, а наоборот - очень даже приятным.

- Нет, - Роса снова стушевалась. Тиун так добр и терпелив! Когда он снова поцелует ее, она больше не станет отворачиваться и искать предлогов, чтобы отвлечь его разговорами о мисках и умываниях.

Вспоминая прошедший вечер и признаваясь себе в том, что это было не слишком-то стойко с ее стороны, Роса загрустила. Как же так, она клялась Трувору в вечной любви до конца жизни, а вчера!.. А вчера она не только приняла ласку мужа, но и проявила некую находчивость со своей стороны. Ох, как стыдно. Хотя, ему вроде пришлась по вкусу ее деятельность. И все же стыдно, очень стыдно. Но хуже всего то, что теперь, наутро, у нее вдруг появилось еще одно чувство – боязнь. Что станется, если Арви вдруг узнает о Труворе?! Это сейчас уже вообще некстати. Он боготворит ее образ, непорочный и чистый. И теперь не хотелось бы его разочаровывать. Это испортило бы все.

Роса вздохнула, недовольная собой. Как совестно. Хотя с другой стороны, что еще оставалось делать!

Гл. 60 Перынь http://www.proza.ru/2017/08/02/75


Рецензии
Интересная глава! Роса начинает привыкать к Арви, а этот сухарь может и нежность проявить - как всё меняется быстро! Варваре трудновато изворачиваться! Но она находчива, как истинная женщина. Анна, только одно замечание: мне не понравилось предложение "Роса ПРОБЛЕЯЛА", уж очень некрасиво звучит. Ну, "пропищала" - ещё куда ни шло, хотя тоже странновато о хорошем человеке, потому что в этих глаголах чувствуется негатив. С уважением,

Элла Лякишева   01.11.2017 16:15     Заявить о нарушении
Ох уж эта Роса...Не рыба, не мясо, как говорится ))

Лакманова Анна   01.11.2017 20:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.