А. Гайдар. Кто он? Герой или садист и психопат

     Наверное, не найдется ни одного человека нашего поколения, кто не зачитывался бы книжками Гайдара. Упивались его наивным реализмом и отождествляли себя с его героями:  умными, честными и отважными. Мы не замечали стилевого инфантилизма и двойных моральных стандартов. К примеру, жалко девочку, у которой убили отца- красного командира. А, что, не жалко, других, у которых отцы были белогвардейцами или кулаками? Мы не знали истинной биографии писателя. Даже этого фрагмента достаточно, чтобы мои внуки никогда не читали Гайдара. "НАЧАЛЬНИК ОТРЯДА ПО БОРЬБЕ С БАНДИТИЗМОМ АРКАДИЙ ГАЙДАР СОГНАЛ ОДНАЖДЫ БОЛЬШЕ СТА МИРНЫХ КРЕСТЬЯН, В ТОМ ЧИСЛЕ ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ, К ОБРЫВУ РЕКИ И РАССТРЕЛЯЛ".

    Известный детский писатель был, по словам его коллег красных комиссаров, не героем, а психически больным человеком с маниакальной страстью к убийствам.  Его юные герои в «Школе» и «Судьбе барабанщика» начинают свою взрослую жизнь с выстрела в противника. И воспринимают это как дело должное, справедливое и необходимое. Судя по дневникам, детского писателя мучило нечто, что он обозначал словами «тревога», «совесть», «вина», «болезнь». В этих дневниках можно прочесть: «Снятся мне убитые мною в юности на войне люди». Журналист Борис Закс, близко знавший Гайдара, сообщает в своих «Заметках очевидца»: «Гайдар резался. Лезвием безопасной бритвы. У него отнимали одно лезвие, но стоило отвернуться, и он уже резался другим. Попросился в уборную, заперся, не отвечает. Взломали дверь, а он опять режется, где только раздобыл лезвие. Увезли его в бессознательном состоянии, все полы в квартире были залиты свернувшейся в крупные сгустки кровью... Я думал, он не выживет.

    Писатель Владимир Солоухин приводил рассказ хакаса Михаила Кильчакова о том, как Гайдар посадил в баню заложников и поставил им условие, что если они к утру не скажут ему, где скрываются бандиты, расстрел. А те просто не знали. И вот утром юный Аркадий Петрович стал выпускать их из бани по одному и лично стрелял каждому в затылок.

    Известен случай, когда, несмотря на приказ доставить пленных в штаб для допроса, Аркадий Петрович расстрелял их, потому что не хотел давать людей для конвоя.
    За невыполнение этого приказа его наказали и завели уголовное дело. Даже командующий частью особого назначения губернии был вынужден признать: «Голиков неуравновешенный мальчишка, совершивший, пользуясь служебным положением, целый ряд преступлений». Но суд так и не состоялся. Обезумевшего офицера сняли с должности, исключили из партии и отправили на свидетельствование к психиатрам.
Существует версия, согласно которой о деле Гайдара знал Сталин. На просьбу о восстановлении в партии кремлёвский хозяин лаконично отрезал: «Мы-то его, может быть, и простили бы. Но простят ли хакасы?..»

    «Мальчиш – Кибальчиш» родом из психушки
    «Голиков был просто комиссован из армии с диагнозом «травматический невроз».
Судя по дневникам, детского писателя мучило нечто, что он обозначал словами «тревога», «совесть», «вина», «болезнь». В этих дневниках можно прочесть: «Снятся мне убитые мною в юности на войне люди».
Журналист Борис Закс, близко знавший Гайдара, сообщает в своих «Заметках очевидца»: «Гайдар резался. Лезвием безопасной бритвы. У него отнимали одно лезвие, но стоило отвернуться, и он уже резался другим. Попросился в уборную, заперся, не отвечает. Взломали дверь, а он опять режется, где только раздобыл лезвие. Увезли его в бессознательном состоянии, все полы в квартире были залиты свернувшейся в крупные сгустки кровью... Я думал, он не выживет...
При этом не похоже было, что он стремится покончить с собой, он не пытался нанести себе смертельную рану, просто устраивал своего рода "шахсей-вахсей". Позже, уже в Москве, мне случалось видеть его в трусах. Вся грудь и руки ниже плеч были сплошь - один к одному - покрыты огромными шрамами. Ясно было, он резался не один раз…»

    Это сочеталось с тяжёлыми запоями. Возможно, Аркадий Петрович водкой пытался лечиться от одолевавшей его внутренней тревоги. Но водка не помогала. Не раз попадал в психбольницы, иногда надолго.
Когда началась Великая Отечественная война, Аркадий Гайдар попросился на фронт. Но ему отказали по болезни. Тогда он пошёл на хитрость: взял командировку в «Комсомольской правде» и уже 20 июля, меньше чем через месяц после начала войны, уехал в Киев фронтовым корреспондентом». А. Алексеев

  Погиб А. Гайдар в начале войны.

"Достаточно мгновения, чтобы стать героем, но необходима целая жизнь, чтобы стать достойным человеком".


Рецензии